Дарья Калинина.

Избушка на козьих ножках

(страница 3 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Ага, – кивнула Мариша. – Может быть, и так.

– Должен тебе сказать, – наставительным тоном произнес Смайл, – что людей убивают гораздо реже, чем ты себе воображаешь.

– Ну, конечно, – пробормотала Мариша. – Крайне редко.

– Мы с Жаном завтра наведаемся в фирму этого предпринимателя, – сказал Смайл. – Думаю, там нам объяснят, где он.

– Обязательно объяснят, – согласилась с мужем Мариша.

И отправилась на кухню, чтобы спокойно продумать их с Инной завтрашний маршрут. И схему вопросов, которые они будут задавать в тату-салонах. Попутно Мариша решила вспомнить, как выглядела татуировка, которая была изображена на предплечье и лопатке у мертвого мужчины. Поняв, что на словах рисунок будет объяснить трудно, она попыталась изобразить его на бумаге. С третьего раза у нее получилось почти похоже. Довольная своей деятельностью Мариша спрятала рисунок в сумочку и отправилась спать.

ГЛАВА 2

На следующее утро подруги встретились возле дома Мариши. Сегодня настроение у них обеих радикально отличалось от вчерашнего. Никакой эйфории от предстоящей прогулки по салонам, где желающим делали татуировки, они не испытывали. А Инна вдобавок еще и грустила из-за ухода Бритого.

– Как подумаю, что всего этого мы с тобой могли избежать, если бы не поперлись вчера купаться, такое зло берет! – поделилась с Маришей Инна. – Из-за какого-то татуированного трупа и решившего проявить служебное рвение мента я потеряла мужа.

– Перестань так убиваться! – сказала Мариша. – Бритый никуда от тебя не денется.

– Почему? – спросила Инна.

– Ну, вот он ушел… А где он собирается жить?

– У друзей, – ответила Инна. – Или, может быть, у любовницы. Хотя нет, любовницы у Бритого нет. Ведь все свое свободное время он вынужден посвящать тому, чтобы вытаскивать меня из разных передряг. Верней, был вынужден. Раньше. Теперь-то он, наверное, и пальцем не пошевелит, чтобы нам помочь.

– Ну, поживет он у друзей один день, поживет другой, а потом он там всем надоест, – сказала Мариша.

– Квартиру снимет, – предположила Инна.

– Нет, думаю, что он вернется домой, – сказала Мариша. – А там ты и Степа, которого твой Бритый обожает. Ну и помиритесь. Не совсем же Бритый дурак.

– Но он меня предупреждал! – заплакала Инна. – Сказал, что шутить не будет.

– О чем? О чем он не будет шутить? – спросила у нее Мариша.

– Ну, что если я снова влипну в криминальную историю, то он меня бросит на произвол судьбы. Что у него нервы не выдерживают все время за меня бояться. Что если я не исправлюсь, то нам придется расстаться.

– Глупости! – возмутилась Мариша. – Когда он тебя полюбил, ты вела себя точно так же, как сейчас. Ничего с тех пор не изменилось. Так что если Бритый тебя любит, то подуется немножко и вернется.

– А если нет? – с ужасом спросила Инна. – Если он меня больше не любит?

– Если нет, то уж тут ничего не поделаешь, – вздохнула Мариша. – Но ты не волнуйся, Бритый тебя любит.

Так что вернется. И потом у вас ребенок.

Кое-как Марише удалось успокоить Инну, и подруги двинулись по салонам тату. Инна, несмотря на рушащееся личное счастье, сдержала свое слово и выписала из справочника все салоны, которые в нем нашлись.

– Что-то очень уж их много, – усомнилась Мариша. – Нам их все и за два дня не объехать. А что это за галочки?

– Галочками я пометила салоны, которые открылись совсем недавно, – сказала Инна. – Понимаешь, мне показалось, что татуировка на нашем трупе была сделана по крайней мере год назад или даже больше.

– В самом деле? – спросила Мариша.

– Не факт, конечно, труп ведь долгое время пробыл в воде, – пожав плечами, сказала Инна. – Но мне показалось, что линии на рисунке уже слегка утратили четкость, начали едва заметно, самую малость, но все же расплываться.

– Ладно, – сказала Мариша. – Посмотри, что у меня есть. Я вчера весь вечер рисовала.

И она показала Инне рисунок татуировки, сделанный ею по памяти.

– Похоже? – спросила она у подруги.

– Мариша, это же гениально! – воскликнула Инна. – У того парня была именно такая татуировка. Или во всяком случае очень похожая. Слушай, у тебя же талант!

– Жить на воле захочешь, и не такое нарисуешь, – пробормотала Мариша. – Ну, поехали?

Инна молча кивнула, и подруги тронулись в путь.


Тем временем Смайл тоже отправился в город. Ему предстояло встретиться с его другом Жаном. Смайл не обманывал свою жену, сказав, что у его французского друга собственные виноградники. Но он не сказал ей и всей правды. Виноградники не были главной статьей доходов Жана. Виноделие являлось скорее его увлечением. Главным принципом жизни Жана было не дать себе заскучать. И с этой целью он пускался в многочисленные авантюры, которые могли внести разнообразие в его жизнь. А если они при этом еще и приносили Жану доход, то было совсем прекрасно.

И в Россию Жан приехал именно по одному такому делу. В чем именно оно заключалось, Смайл еще толком не разобрался, потому что рассказывал Жан о своем деле не очень внятно. Но, зная своего друга, Смайл догадывался, что это наверняка что-то не вполне законное. Впрочем, на откровенный криминал Жан никогда не шел. Во всяком случае, никогда раньше. И Смайл от всей души надеялся, что так будет и сейчас.

– Ты пойми, я теперь женатый человек, – сказал Смайл Жану, встретившись с ним возле гостиницы «Астория», где поселился Жан на время своего пребывания в Питере. – Прошлое осталось в прошлом.

– Понятно, – кивнул в знак согласия Жан. – Но надеюсь, что ты мне все же поможешь. Мы же друзья?

– Конечно, – кивнул Смайл. – Но ты должен мне рассказать в подробностях, что за дело у тебя с тем русским парнем, которого ты разыскиваешь уже третий день.

Жан задумчиво посмотрел на небо, и глаза его приобрели совсем ангельскую чистоту. Смайл насторожился. Обычно такой взгляд его друга свидетельствовал о том, что он замыслил какую-то каверзу.

– Ну, говори, – вздохнул Смайл.

И Жан пустился в путаные объяснения. Из них Смайл мало что понял кроме того, что пропавший парень был должен Жану изрядную сумму денег за партию вина, которое оказалось в России не вполне легально. При этом обращаться в суд, чтобы потребовать с должника деньги, Жан отказывался наотрез, что еще больше заставило Смайла насторожиться.

– Суд – это очень долго, – говорил Жан, – а мне нужно вернуть мои деньги быстро. Я изъял их из оборота, а сейчас я узнал, что они могут мне понадобиться, причем в ближайшее время. А вторая причина, по которой я не хочу обращаться в суд, такая: я не верю, что мой партнер меня кинул. Я его достаточно знаю, чтобы понять, что это не в его духе.

– Но тем не менее денег нет. И того парня тоже нет, – сказал Смайл.

– Да, – кивнул Жан. – К тому же его партнер тоже не показывается в фирме.

– У твоего должника есть партнер? – уточнил у Жана Смайл.

– Есть, – кивнул Жан. – Но в данном случае его присутствие большой роли не играет. Контракт мы заключали без его участия.

– Ясно, – кивнул Смайл.

– Итак, мой должник куда-то исчез, его партнер о нашей сделке не имеет понятия, и в результате я попал в очень неприятное положение, – закончил Жан и спросил: – Ты мне поможешь?

Смайл подумал и согласился. В конце концов они с Жаном не один пуд соли вместе съели. Их связывали воспоминания о бурно проведенной молодости и многочисленных авантюрах, в которых они участвовали на равных. И к тому же Жан не раз выручал Смайла. Так что сейчас Смайл не мог отказать другу в помощи, в которой тот нуждался.


В отделении милиции, где служил лейтенант Спицын, утро началось рано. Как только лейтенант явился на работу, он первым делом отправился к экспертам, которым вчера было доставлено тело неизвестного утопленника и которые работали на месте его обнаружения. Лейтенанта томили тягостные предчувствия, что ничего хорошего эксперты ему не скажут. И как он и предполагал, эксперты ничем его не порадовали.

– Никаких предметов, которые бы могли помочь опознать убитого, возле тела нам обнаружить не удалось.

Это Спицын знал еще вчера.

– Но что-нибудь вам удалось узнать? – спросил он.

– Убийство произошло примерно двадцать четыре – двадцать шесть часов назад, если считать с момента обнаружения трупа, – сказал ему врач, производивший вскрытие. – Скорей всего дело было ночью или под утро. Покойный перед смертью съел дюжину устриц, почти полкило грецких орехов и принял какой-то половой стимулятор. Его состав мы сейчас анализируем.

– Видимо, он ждал в гости женщину, – догадался Спицын.

– И женщину, на которую он хотел произвести благоприятное впечатление, – подтвердил его догадку врач. – Но вместо любовных утех мужчина получил по голове каким-то тупым предметом. А потом его тело было сброшено в воду с привязанным к ноге грузом. Но веревка не выдержала, груз оторвался, и тело не осталось на дне, как рассчитывал убийца или убийцы, а его прибило к берегу.

– Без документов, без одежды и вообще без чего-либо, – вздохнул Спицын.

У него в перспективе намечался потенциальный висяк. Это никак не могло порадовать лейтенанта, потому что висяков у него и без татуированного трупа было предостаточно. Впрочем, установить личность убитого еще было не поздно. На спине у покойного имелась отличная примета – татуировка, по которой его могли бы опознать родные или друзья.

– А подходящую фотографию, которую можно было бы показывать людям, чтобы они опознали покойника, можно получить? – спросил Спицын.

– Сейчас, – кивнул эксперт, доставая несколько фотографий.

– Не очень он тут хорошо вышел, – с сожалением сказал лейтенант, перебирая фотографии.

– Какая уж тут красота, – пожал плечами врач, – после суток-то пребывания в воде. Вот разве что дать тебе фотографию татуировки? Она вышла хорошо.

Спицын был согласен и на фотографию татуировки. Тем более что фотография лица утопленника действительно больше годилась для съемки фильма ужасов, но никак не для показа близким погибшего.

– Так как тело было обнаружено вблизи дачного поселка, то и начать следует с опроса проживающих в нем людей, – подсказал самому себе лейтенант. – Может быть, этого парня уже ищут.

И лейтенант, выпросив ключи от служебного «Форда», подаренного отделению местной администрацией, сел в машину и двинулся в дачный поселок. Там простиралась тишина и благодать. Дачный сезон был в разгаре, но народу в поселке было немного. Оно и понятно, несмотря на обширную площадь, которую он занимал, домов тут было всего ничего. Зато каждый дом стоял на участке, на котором вполне можно было бы заблудиться, если бы не дорожки, проложенные по нему.

Свой обход лейтенант начал с крайнего дома, ближайшего к дороге. Но там его ничем не порадовали. Дома была лишь молодая женщина с ребенком и двое охранников, которые хотя и рассмотрели внимательно предъявленную им фотографию, но помочь ничем не смогли.

– А почему вы вообще думаете, что этот человек жил тут? – спросил у Спицына один из охранников. – Он мог приехать в гости к кому-нибудь из обитателей поселка.

Эта мысль до сих пор не посещала голову лейтенанта. Теперь же он всерьез загрустил. Если убитый действительно приезжал в гости к кому-то и его тут кокнули, то вряд ли убийца возьмет и сразу же сознается в содеянном. Это было бы чудом. А в чудеса материалист Спицын упорно не верил. К тому же через минуту он подумал, что если даже убитый и приезжал в поселок только в гости, то все равно мог попасться на глаза кому-нибудь из обитателей поселка. Настроение у лейтенанта снова поднялось, и он продолжил обход домов.


Подруги за последние три часа посетили уже пять салонов, где делались татуировки, переговорили с кучей народа, но пока им не везло. Нужного мастера, который бы признался, что делал подобную татуировку, не находилось.

– Дрянь была идея, – сказала Инна.

Заскучавшие подруги решили немного передохнуть в маленьком кафе. А заодно и перекусить.

– Не знаю, как ты, а я сегодня с утра не позавтракала, – сказала Инне Мариша.

– Я тоже, – вздохнула та. – Кусок в горло не лез. Как вспомню вчерашний скандал, который мне устроил Бритый, весь аппетит пропадает.

– А ты ему уже звонила? – поинтересовалась Мариша.

– Конечно, нет! – возмущенно воскликнула Инна. – Еще чего не хватало! Не стану я унижаться! Что ты выдумала?

От возмущения у Инны даже прорезался аппетит. И девушки заказали себе по чашке крепкого кофе, по куску шоколадного торта и по фруктовому десерту в виде залитых разноцветным желе фруктов, украшенных взбитыми сливками.

– Ну, я не поела с утра, это понятно, – снимая ложечкой сливки со своей порции, сказала Инна. – Меня муж бросил. Кто же в таких условиях завтракает? А ты чего не позавтракала?

– Я удрала, когда Смайл еще спал, – сказала Мариша. – Боялась его разбудить, если начну готовить завтрак.

– Ясно, – кивнула Инна. – Слушай, а куда вы с ним вчера ушли? Я тебе весь вечер звонила, хотела поговорить.

– У нас телефон не работает, – пробормотала Мариша, ковыряясь в своей тарелке.

Инна кинула на нее внимательный взгляд.

– Ну да, – немного смутившись, сказала Мариша. – Я перерезала провод. Прости, что забыла тебя предупредить.

– Ничего, – ответила Инна и вздохнула. – Жаль, что я тоже не догадалась испортить свой телефон. Тогда бы Бритый не поговорил с тем ментом и мы бы с ним не поссорились.

И Инна снова тяжело вздохнула. Видя, что подруге не помогает даже десерт со взбитыми сливками и ее любимый торт, Мариша встревожилась.

– Инна, ты сейчас думай не о том, какой дурак Бритый, что разругался с тобой, а о том, что нас с тобой могут засадить за решетку, – сказала она подруге.

– Ты это всерьез? – испугалась Инна.

– А что тут такого невозможного? – пожала плечами Мариша. – Вот лично у тебя есть алиби на время убийства?

– Ну, откуда мне знать? – недоуменно посмотрела на нее Инна. – Ни ты, ни я не знаем, когда произошло убийство.

– Я подслушала, как менты между собой разговаривали, – призналась ей Мариша. – Предварительное время смерти – сутки с момента обнаружения тела.

– Сутки? – задумалась Инна. – Ну, ночью я была с Бритым. Надеюсь, он это подтвердит.

– Он спал? – спросила Мариша.

– Спал, – кивнула Инна.

– Вот и Смайл тоже дрых без задних ног, – посетовала Мариша. – А потому их слова ничего не будут значить в суде.

– В каком суде? – перепугалась Инна. – Ты уже нас с тобой и под суд отправила? Не рано ли?

– Я просто хочу подготовить тебя к самому худшему, – пояснила ей Мариша. – Наши мужья в качестве свидетелей нашей невиновности не годятся. Они спали. Любой следователь может вполне подумать, что мы подмешали им в еду снотворное. И пока они храпели, смотались и прикончили того парня.

– Не верю, – сказала Инна. – Так можно сказать абсолютно про любого человека. Что же, всех в тюрьму сажать?

– Но именно нас с тобой, а не кого-то другого застали возле трупа, – сказала Мариша. – А значит, под нас с тобой менты и будут копать.

– Ты меня совсем добить хочешь? – расстроилась Инна. – Мало мне того, что Бритый выкрутасы устраивает, так еще и ты меня расстраиваешь своими идиотскими домыслами. Не верю я, что по одному только подозрению милиции можно засудить человека.

– Вероятно, нас потом и выпустят, но репутация наша все равно к тому времени погибнет, – сказала Мариша. – Так что лучше бы нам с тобой самим найти настоящего убийцу.

В результате Мариша добилась желаемой цели. Инна и думать забыла о Бритом. Вместо этого она всецело погрузилась в мысли о том, как было бы хорошо им с Маришей побыстрей найти неизвестного убийцу и избежать тюрьмы.

– Ты допила свой кофе? – нетерпеливо спросила она у Мариши. – Если допила, то нечего рассиживаться.

И подруги поехали дальше. В шестом салоне у них снова ничего не выгорело. Зато в седьмом по счету салоне, находящемся на Литейном проспекте, им наконец улыбнулась удача. Парень в кожаной жилетке и с украшенными татуировками голыми руками внимательно присмотрелся к рисунку, сделанному Маришей, и кивнул.

– Что? – затаив дыхание, спросили у него подруги. – Ты делал эту татуировку?

– Не я, – покачал головой парень. – Но я знаю человека, который ее делал. Или во всяком случае похожую.

– Точно? – не поверили своему счастью девушки.

– Да, – кивнул парень. – Такую татуировку за один сеанс не сделаешь. Тот парень, который ее себе заказал, делал ее больше месяца. Так что у меня было время ее и его хорошо запомнить.

– А как он выглядел? – спросила у мастера Мариша.

– Кто?

– Тот парень, который делал себе эту татуировку?

– Понятия не имею, – ответил мастер. – Я смотрел не на парня, а на работу моего учителя. Это было год назад. Я тогда был еще стажером. Должно быть, поэтому татуировка так и врезалась мне в память. Первая татуировка и такая огромная. В конце процесса она заняла предплечье и всю правую лопатку.

– Да, правильно! – воскликнула Мариша. – А у кого бы мы могли узнать побольше про человека, который ее себе сделал?

– У Стаса, – ответил парень. – У того мастера, который ее делал. Он сейчас работает в другом месте. Открыл собственный салон. Могу дать вам его адрес.

– Давай! – воскликнула Мариша.

Парень черкнул несколько строк и протянул записку подругам.

– А зачем вам нужен тот клиент с татуировкой? – спросил он у девушек.

– Хотим узнать, как он себя чувствовал, когда ему ее делали, – сказала Мариша. – Мой муж хочет себе такую же, но я его отговариваю.

– А, – ничуть не удивился парень. – Думаю, Стас вам все объяснит. Но точно такую же он никому больше не сделает.

– Почему? – удивилась Инна.

– Потому что Стас – настоящий мастер, – с уважением в голосе произнес парень. – Он двух одинаковых татуировок никогда не делает. Каждая – эксклюзив. Но он сделает вашему мужу татуировку ничуть не хуже той, которую вы видели. Можете мне поверить.

На этом подруги распрощались с парнем в жилетке. И поехали в салон Стаса.

Им повезло – сам Стас был на месте. Он оказался мужчиной лет за тридцать, с длинными прямыми волосами, стянутыми на затылке в хвост. Подругам пришлось подождать, пока он закончит работать с клиентом. И лишь через сорок минут сгорающие от нетерпения девушки смогли переговорить со Стасом.

– Конечно, я помню эту татуировку, – сказал Стас. – Некоторые линии на вашем листке нарисованы не вполне верно. Но в целом рисунок похож.

– А вы помните имя человека, который у вас ее заказал? – спросила Инна.

– Его звали Борис, – наморщив лоб, ответил Стас. – А что вам от него нужно?

– От него нам уже ничего не получить, – пробурчала Инна.

– Дело в том, что этот человек погиб, – пояснила Мариша. – Никаких документов при нем не было. И вообще он был голый, когда его нашли. Только ваша татуировка и является особой приметой.

– Не знаю, чем вам и помочь, – сказал Стас. – Я обычно адреса и фамилии клиентов не записываю. Зачем? А про того парня, который делал у меня эту татуировку, могу вот что сказать: у него была машина – красный «Ягуар».

– «Ягуар»! Ого! – воскликнули подруги хором. – Старый?

– Почему старый? – удивился Стас. – Напротив, год назад, когда Борис делал свою татуировку, он хвастался, что только что купил машину. Специально заказ делал.

– Заказ? – задумалась Мариша. – Кому?

– В салоне, – ответил Стас. – Кстати, название его почему-то в памяти отложилось – «Нелли».

– Автомобильный салон «Нелли»? – переспросила у него Инна.

– Да, – кивнул Стас. – Там Борис свою машину и приобрел. Это я точно помню, потому что потом сам обращался в тот салон. Купить ничего не купил, но название запало.

– А что еще вы знаете про Бориса?

– К сожалению, больше я вам ничего про него сказать не могу, – развел руками Стас. – Была у Бориса своя фирма, но чем она занималась, я так и не понял. Борис как-то смазанно говорил о своей работе, а я не настаивал. Мне, честно сказать, было все равно, чем он занимается.

– А как он выглядел? Я имею в виду, как он выглядел при жизни? – спросила Инна.

– Волосы у него были каштановые, а сам он был всегда очень ухоженный. Как я уже говорил вам, Борис тщательно следил за своей внешностью. Он обожал хорошо выглядеть. Это, пожалуй, было его единственным желанием в жизни. Никогда не встречал такого помешанного на своей внешности мужика.

– А что вообще Борис был за человек? – спросила Мариша. – Может быть, он был гей?

– Нет, – решительно покачал головой Стас.

– Почему?

– Женщинам он очень нравился, – ответил Стас. – И они ему тоже. Это я могу совершенно точно сказать. Все девчонки у нас в салоне, когда Борис приходил, просто замирали от восторга и от какого-то магнетизма, который исходил от Бориса. И потом еще долго после его ухода работы в салоне никакой не было. Вся женская часть коллектива утопала в мечтах о Борисе. А так… Не знаю. Фигура у него была потрясающая. Конечно, он много времени проводил в фитнесс-залах, но и от природы у него были хорошие данные. А как человек он мне не очень нравился. Какая-то грязь из него порой лезла. Честно говоря, я был рад, когда закончил свою работу и Борис наконец перестал появляться у нас в салоне. По крайней мере девчонки малость успокоились. А то прямо смех – не могли поделить такое сокровище, чуть не передрались один раз.

– Вы его явно недолюбливаете, – заметила Инна.

– Он вам чем-то насолил? Он что, увел у вас девушку? – проницательно поинтересовалась Мариша, и неожиданно ее догадка подтвердилась.

– Не увел, но мог бы, – хмуро ответил Стас. – Вообще говоря, эта девчонка, как я теперь понимаю, была обыкновенной дурочкой. Но тогда я был в нее влюблен и она мне казалась воплощением всех добродетелей. А стоило Борису на нее разок глянуть и перекинуться с ней парой слов, как Олька напрочь выпала из реальности. Влюбилась в него до потери памяти.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное