Дарья Калинина.

Из мухи получится слон

(страница 4 из 31)

скачать книгу бесплатно

Потом появился муж, и общение с милицией пришлось окончательно прекратить, но Наташка была человеком оптимистичным и надежды распутать преступление не теряла.

Итак, Наташа – оптимист в квадрате – сидела дома. И именно сегодня ей было особенно грустно, так как давно уже ничего не случалось. Был только страшный грохот у нее над головой. А прямо над ее квартирой располагалась моя квартира.

– Интересно, какую перестановку она затеяла, – размышляла вслух Наташа, – вчера вся мебель у нее была сдвинута в прихожую. Может, ремонт?

В этот момент течение ее мысли было прервано жутким скрежетом, донесшимся сверху.

– Она так надорваться может, – решила Наташа. – Не пойти ли помочь?

Это Наташа советовалась с мужем, имея в виду, что помогать пойдет именно он, а она будет осуществлять общее руководство. Муж проигнорировал ее намек и продолжал слушать президента, который вещал что-то с голубого экрана. Раздосадованная таким наплевательским отношением супруга к ее словам, Наташа толкнула Руслана в бок и сказала уже погромче:

– Слышишь, Дашка мебель двигает. Она так до вечера грохотать будет. Давай сходим к ней и поможем. Сил нет терпеть, как этот скрип по нервам бьет.

– Я сейчас занят, а ты иди. Я дослушаю и тоже поднимусь, – ответил муж.

Наташа промучилась минут 15 и предприняла еще одну попытку поднять мужа с дивана. Попытка закончилась полным фиаско. Наташа приняла решение идти одной. Она поднялась на один этаж вверх и изобразила на лице горячую готовность помочь соседке. Потом она позвонила в мою дверь и стала ждать. Никто ей не отворил и не ответил. Она позвонила второй раз, и с тем же успехом. Донельзя удивленная и раздосадованная странным поведением соседки, она спустилась к себе и занялась хлопотами по хозяйству. Следующие 20 минут были относительно тихими. Только наверху раздавались тяжелые шаги, от которых дрожали тонкие стеклянные подвески на люстре и вздрагивала сама Наташа.

– Она там у себя явно не одна. Потому что так грохотать Дашка не сможет при всем желании. Если она поправится килограммов на 50, то и тогда так тяжело шагать не будет. Странно они там развлекаются, двигать мебель – удовольствие небольшое. Но кому что нравится.

Наверху с полок посыпались на пол кастрюли. Шум, который они производили при этом, болезненно задел любопытство Наташи и подстегнул ее к новой вылазке. Внимательно осмотрев дверь, она не заметила ничего нового или необычного. Звонить в дверь она не стала. Оказавшись дома, Наташа кинулась к телефону и позвонила мне. К телефону никто не подошел. Было слышно, как он надрывался в промежутках между громыханием кастрюль и звуком бьющейся посуды. Наташа окончательно перестала понимать, в чем дело.

– Она либо сдурела окончательно и не подходит к телефону, либо не подходит просто потому, что ее нет в квартире. Если ее нет в квартире, то шумит кто-то другой, и этот другой не церемонится и его не волнует сохранность чашек и прочего стекла. Я же отчетливо слышу, как он ходит по черепкам.

Скрип разбитого стекла невозможно спутать с чем-то другим. Там ВОРЫ!!!

Внезапность и точность, с какими Наташу осенила эта мысль, поразили ее саму. Дыхание замедлилось, а сердце, наоборот, застучало быстрее, стремясь совсем выскочить из груди. И самое главное – Наташа ни на долю секунды не усомнилась в правильности своей догадки о причинах загадочного шума наверху. О, великий момент! Единственный в жизни, незабываемый и неповторимый. Возьмите «Полароиды» и увековечьте его для потомков.

– Как поступить? – лихорадочно соображала Наташа, меряя шагами кухню. – Милиция? Ни в коем случае!

Делиться с милицией приключением, так неожиданно свалившимся ей на голову, Наташа не собиралась. Это был ее шанс добыть для себя славу проницательного детектива, утвердиться в самомнении, выяснив все самолично. Такой шанс выпадает раз в жизни, и упускать его Наташа не собиралась ни за что. Она не должна была посрамить своих любимых книжных героев. Они бы не простили ей трусости и слабости. Позвони она сейчас в милицию, и уже никогда не сможет взять в руки рассказы про Шерлока Холмса, опасаясь горького раскаяния.

Пока никакой милиции. Вдвоем с Русланом они отлично справятся. Кинувшись в комнату, она с удивлением увидела пустой диван. Муж исчез. Испарился в самый ответственный момент. Выбрал время пойти прогуляться. Почему мужчин никогда нет рядом, когда они нужны больше всего? Но отвечать на риторические вопросы не было времени. Надо было приступать к осуществлению своей добровольной миссии, не перекладывая ее на других.

Решительно направившись к входной двери, Наташа машинально надела на себя свою шубу. Шуба была роскошная и почти до пят. Она была сшита из какого-то на редкость лохматого зверя, чью породу затруднялся определить и сам продавец. Под зеркалом висела маска, купленная Наташей для любимого племянника к Новому году. Маска была из легкого материала, поражавшего своей удивительной пластичностью, изображала обезьяну и была розовато-кирпичного цвета. Изо рта чудовищного зверя вылезали огромные окровавленные клыки. По всей поверхности змеились уродливые морщины и складки. Жуткое впечатление смягчал кокетливый синий бант, приделанный сбоку на лбу маски.

«Неплохо было бы вооружиться чем-нибудь», – такой была первая здравая мысль, пришедшая в Наташину голову. Но чем? Нож отпадал сразу же. Рукопашная схватка с кровавым исходом не входила в планы Наташи. Дубина была значительно лучше. Подкараулить и оглушить из-за угла. Это было бы здорово.

К огромному разочарованию Наташи, в доме не нашлось ни одной дубины. Единственным, что хоть как-то могло заменить ее, был чугунный бабушкин утюг. Утюг был невелик собой, но увесист. Сохранился он еще с поры, когда электрический утюг был предметом газетных сенсаций.

Вооружившись таким образом, Наташа отважилась выйти на лестницу. На улице к тому времени еще не смеркалось, но так как в стенах, которые выходили на улицу, архитектором окна не были предусмотрены, а электрическая лампочка выкручивалась после двух часов своей работы предприимчивыми жильцами, то на лестничной клетке был полумрак. Светлей на площадке уже не станет до завтрашнего утра. Это вполне устраивало Наташу. Дело, на которое она отважилась, света не терпело.

Спрятав утюг в складках шубы, она заняла удобный наблюдательный пост и приготовилась ждать неприятеля, который рано или поздно должен был появиться сверху. Через несколько минут ее ожидание уже принесло плоды, но не совсем те, на которые она рассчитывала. Заскрипела дверь, расположенная напротив той, за которой бушевал грабитель, и из нее вышел Руслан собственной персоной. Не догадываясь о присутствии своей жены, притаившейся внизу, как на охоте, он произнес в открытую дверь:

– Целую ручки. Зайду еще, позднее.

Руслан встал на верхнюю ступеньку, намереваясь спускаться, и вдруг его взгляд упал на окаменевшую от возмущения жену.

– Почему ты здесь торчишь? Что случилось? Ты шпионишь за мной? – предположил он.

– Не ори ты, олух. Иди сюда, быстро. А кому ты там ручки целуешь, мы дома разберемся. Шевелись побыстрее.

– Как мне надоели твои фокусы, – печально простонал Руслан, но к жене подошел.

– Некогда жаловаться. У Даши в квартире воры, я должна их обезвредить с помощью этого, – сообщила мужу Наташа на одном дыхании. Одновременно она продемонстрировала ему свое оружие.

Услышав, что его жена собирается в одиночку с помощью утюга бороться с противником, превосходящим ее числом и массой, Руслан слегка оторопел. И полувопросительно прошептал:

– Ты ведь вызвала милицию, она скоро приедет.

– С чего ты взял, что я ее вызвала? Мы и вдвоем справимся. Ты ведь не оставишь меня здесь одну? Хоть ты и ходишь в гости и целуешь ручки, но муж-то ты только мне. Поэтому иди быстро домой и прихвати какое-нибудь оружие.

Руслан побледнел:

– Наташа, я умоляю тебя, не шути так. И почему ты решила сидеть здесь? Это же глупо. Пойми, если в квартире действительно воры, то они увидят тебя сразу, как только выйдут.

– Я не шучу, а ты хочешь испортить мне весь триумф. Никакой милиции. Запомнил? И я отсюда не уйду. Самое большее, что я могу для тебя сделать, – спрятаться вот за этот угол.

Убедившись, что она не шутит, Руслан пришел в ужас. Он решил, что жена неожиданно сошла с ума. Сомнений не было. Как поступают в подобных ситуациях, он не знал. Утащить ее силой? Не удастся без борьбы. А драться с женщиной он не мог. Как же заманить ее домой?

Такие мысли мельтешили в голове Руслана. И пока он мчался домой за оружием, пока вызывал милицию, давая чудовищно сумбурные показания в трубку, путая в спешке номер своей квартиры с номерами домов, где когда-либо раньше жил, на лестнице разворачивались следующие события.

Дверь моей квартиры распахнулась, как от удара ноги. Из нее вывалился высоченный детина. Шапка съехала на затылок, и лицо его можно было разглядеть прекрасно, несмотря на полумрак. Этим Наташа и занялась в первую очередь. Она прекрасно знала, как важен словесный портрет преступника. Она внимательно изучила карие, слегка навыкате глаза, породистый нос, светлые брови и, скажите на милость, чисто выбритые щеки. Затем она перешла к осмотру всей его тощей, но длинной фигуры. Фигура была вполне ничего. Это взбесило Наташу в преступнике больше всего. Какого черта этот негодяй такой симпатичный! Ворам полагается ходить в грязной одежде и быть уродами или иметь на лице печать внутреннего криминального мира. В руках у негодяя ничего не было, кроме маленького кожаного портмоне. Но Наташа уже привыкла считать его вором, поэтому отсутствие похищенных вещей в его руках не могло ее заставить передумать. В охватившем ее боевом задоре Наташа не могла думать ни о чем, кроме того, как она его обезвредит.

Между тем негодяй, и не подозревающий о том, что стал предметом пристального наблюдения, не торопясь, подходил к месту, где укрылась в засаде Наташа, опасная сейчас, как гремучая змея. Вжавшись в стену, Наташа мужественно сдерживала дрожь в руках, ногах и всех прочих частях тела. Она старательно шарила глазами по лестнице, пытаясь понять, в каком месте ей удобнее напасть на ворюгу. И вот их разделяет всего четыре метра, три метра, два метра. Пора!!! Наташа распрямилась как пружина и бросилась вперед, размахивая утюгом из стороны в сторону, с волосами, встопорщенными от волнения, и лицом, прикрытым ужасной маской. Она покрыла расстояние до неприятеля огромными прыжками. При каждом прыжке она ухала как сова, полы шубы хлопали ее по ногам и создавали дополнительный эффект. Порой для большего устрашения врага Наташа издавала хриплые вопли, похожие на карканье тяжело заболевшей ангиной вороны.

Парень обалдело уставился на несущееся на него чудовище. Главный свой козырь – фактор внезапности – Наталья использовала как нельзя лучше. Бандюга явно не рассчитывал на встречу на самой обычной лестнице, в самом заурядном блочном доме (находящемся в редкой близости от метро, то есть в месте цивилизованном) с существом из фильмов ужасов. А существо было настроено, судя по всему, агрессивно и к тому же заслоняло собой единственный путь к отступлению. Парень оказался не робкого десятка и решился вступить в схватку с неведомым созданием и подороже продать свою жизнь.

С криком: «Ну, тварь, убью!» – он попытался нанести удар, но был сам оглушен чем-то тяжелым. На его счастье, на голове была меховая шапка, и удар утюга оказался не смертельным. Странная тварь оказалась на ощупь довольно мягкой, пушистой, и мех ее отвращения не вызывал. Но вдруг она перешла на нестерпимо оглушительный визг:

– А-а-а-а!

От этого визга трещало в ушах и лопались барабанные перепонки. Чтобы заткнуть этому созданию рот, бандит попытался достать его кулаком. Чудное создание оказалось проворнее и шмякнуло его чем-то увесистым по кулаку, рассадив кулак в кровь.

«Хоть бы кто-нибудь вышел узнать, в чем дело, – одновременно подумали Наташа и бандит. – Долго я не продержусь».

Как на заказ, из двери выскочил Руслан. Бандит, увидев внешне нормального человека, возликовал в душе. Но тот почему-то вместо того, чтобы наброситься на неведомое и опасное существо, набросился с кулаками на него самого. При этом он нес, на взгляд бандита, полную ахинею. Он кричал:

– Я тебе покажу, как обижать мою девочку. Ну, держись! Сейчас тебе мало не покажется! Негодяй! Драться с женщиной!

При этом он убедительно доказывал кулаками, что не шутит. Совсем потерявшийся бандит с ушибленной головой и вышедшей из строя рукой думал только об одном – как бы унести отсюда ноги. Бежать, немедленно спасаться из этого сумасшедшего дома. Мобилизовав все оставшиеся силы, он вложил их в невиданно мощный скачок, во время которого умудрился стряхнуть с себя повисшее на нем существо, которое этот псих из квартиры напротив называл дорогой девочкой. Оставив в лапах «дорогой девочки» часть своего гардероба, он ловкой подсечкой сшиб враждебного мужика и опрометью кинулся прочь.

Оставшись без помощи мужа, Наташа предприняла было попытку преследовать вора, но окончательно запуталась в полах своей шубы и грохнулась рядом с прикорнувшим у стены мужем. В момент падения ее рука очень неловко подогнулась, и Наташина скула со всего маха припечаталась к утюгу. Это был единственный урон, который она понесла в сражении. Невзирая на нарастающую пульсацию в поврежденной скуле, первым делом она позаботилась о своем поверженном супруге, который продолжал инфантильно лежать на полу возле стены, прислонившись головой к холодным перилам. Она предприняла ряд энергичных мер по извлечению его из этого покойного состояния. Наташа пыталась привести его в себя, когда внизу раздался подозрительный шум. Кто-то топал по лестнице вверх.

«Возвращается сам и привел подмогу», – в панике подумала Наташа. Она подхватила своего все еще вялого супруга под мышки и потащила его к дверям квартиры. Ее боевой пыл совершенно угас и вступать в новую схватку ей не хотелось. Но добраться до дверей она так и не успела.

– Стой, где стоишь! – раздался властный голос, принадлежавший, как выяснилось при ближайшем рассмотрении, капитану милиции в полной форме.

Наташа послушно выпрямилась, муж, оставшись без поддержки, тут же опустился на пол у ее ног, и Наташа опять поспешно наклонилась к нему.

– О-ой, – выдохнул из себя капитан, увидев огромные зубы и красную рожу, склонившуюся над бездыханным человеческим телом. Маску Наташа снять не успела. И только сейчас она заметила, что судорожно сжимает кожаный бумажник вора, который теперь вроде является уликой.

Улики всегда живо интересуют милицию. Это Наташа помнила точно и, невзирая на некоторый разброд в мыслях, сообразила о последствиях, которые ее ждут, расскажи она про улику. Стоит милиции узнать про этот трофей, и они тут же отнимут его. И, ясное дело, не расскажут ей, что в нем было. Наташа решила не говорить о своей находке и сдернула с себя маску.

– А, это ты, Наталья, – с облегчением узнал знакомое лицо капитан, – давно не виделись.

Облегчение, которое он испытал в первый момент, поняв, что это за личность, быстро улетучилось, когда он вспомнил, сколько неприятностей у него было в разное время по вине этой личности.

– В этот раз убийство или ограбление? – спросил он.

– Напрасно издеваетесь, – с искренней досадой отозвалась Наташа. – Между прочим, мы с мужем пытались задержать грабителя.

Раньше муж не фигурировал в Наташиных делах в качестве свидетеля, и капитан насторожился.

– Какого грабителя? – спросил он.

– Я услышала подозрительные звуки в квартире прямо надо мной и предприняла необходимые меры к задержанию преступника, – с достоинством ответила Наташа.

– Какие еще меры? Могу себе представить, – простонал капитан. – Свежи еще воспоминания о перестрелке, которую ты учинила в участке, но не будем об этом, – быстро сказал он, заметив, что Наташа готовилась протестовать. – Окажи помощь, вызови «Скорую» и, прошу тебя, не суйся больше.

Но сейчас Наташу меньше всего волновало состояние мужа. Милиция была отличным прикрытием. Теперь бандиты были совершенно ей не страшны, а наверху в квартире могла быть масса интересного. Она уже рванула было вверх по лестнице, чтобы попасть на место преступления первой, но капитан был начеку и успел перехватить ее.

– Будь здесь и делай, что я тебе велел, – строго приказал он ей, а сам со своей группой поспешил наверх, разобравшись, что именно там произошло преступление, если, конечно, оно произошло.


Выйдя из уютной и теплой, но чуточку душной квартиры на улицу, я попала в дивный зимний вечер. Сегодня зима оправдала свое название в лучшем виде. Снег падал большими пушистыми хлопьями и мягким покрывалом прикрывал обычную городскую грязь. Липы на аллее оделись в белые, прямо подвенечные наряды и стали напоминать шеренгу невест на выданье. Я оставила на нетронутом снежном покрове прихотливую цепочку своих следов и пробралась к остановке автобуса. Снег немедленно принялся залеплять мне глаза, рот и нос. Забился в рукава, заботливо прикрыл плотной вуалью волосы. Буквально через несколько минут я уже не отличалась цветом от царящей на улице белизны. Я очень напоминала снеговика или, скорее, снежную бабу, которая перед сном решила прогуляться по улице.

Возвращаясь, уже возле самого своего дома я столкнулась с еще одним снежным человеком. При более детальном осмотре выяснилось, что я даже знакома с ним. Это была Наташка. Я с трудом узнала ее. Один глаз распух и закрылся, лицо было белее снега, обильно всю ее покрывавшего. Волосы разметались, и в них запутались снежинки и какие-то кусочки неизвестного происхождения. Но здоровый глаз светился задором, и сама она энергично приплясывала под падавшим на нее снегом. Увидев меня, она прокричала довольно бодро для начинающего снеговика:

– Что здесь было! И между прочим, тебя касается. Ты мне теперь должна быть по гроб жизни благодарна. Ведь это из-за тебя мне так здорово досталось.

– Объясни подробно, что случилось-то. Не ори только, а то я с ума сойду с тобой. Встречаю тут полудевочку-полуснеговика с разбитой рожей, которая обвиняет меня непонятно в чем. Почему ты здесь, а не дома? Снег же идет.

– Я тебя поджидаю. У тебя дома полно ментов. Они сразу вцепятся в тебя с вопросами. Ничего толком не расскажут, напугают до полусмерти. Потому я и жду тебя, чтобы предупредить и, так сказать, ввести в курс дела.

Услышав про ментов, ждущих меня дома, я стала домысливать, конечно же, самое ужасное и выпалила первое, что пришло в голову:

– Сколько же трупов они нашли?

Наташа глянула на меня с испугом и спросила:

– С чего это ты заговорила про трупы? Ты в чем-то замешана? – Не дождавшись от меня ответа, она объяснила: – Нет никаких трупов. Просто в твоей квартире побывали гости, которые не слишком церемонились с обстановкой. И как ты думаешь, кто же их вывел на чистую воду, кто, рискуя собой, пытался задержать их, кто не побоялся схватиться с взломщиком?

Затаив дыхание, я спросила:

– Ты?

– Только благодаря моей бдительности не случилось кое-чего пострашнее, – гордо кивнула в ответ Наташа.

Она прямо раздувалась от гордости, и в другой раз я разделила бы ее чувства, но сейчас мне было не до этого, и я только сообразила, что на время мне не угрожает встреча с покойником. Хотя по опыту знаю – как только на горизонте появляются сотрудники милиции, мертвецы тоже не заставляют себя ждать.

– Ты, может быть, объяснишь мне по порядку, а? – просительно протянула я.

– С радостью, – ответила Наташа и действительно с нескрываемым торжеством поведала о бурных событиях, которые произошли в доме, пока я успокаивалась у Юльки.

– И ты хочешь сказать, что вызвала участкового?

Вспомнив об утреннем визите, я почувствовала легкий приступ злорадства. Интересно, чем он сможет отмазаться теперь, когда налицо вещественные доказательства в виде перевернутой вверх дном квартиры и живой свидетельницы, горящей желанием сотрудничать с органами. Имеются описания громилы, данные этой самой свидетельницей. Я не сомневалась, что теперь милиции придется взяться за мое дело.

– Наташенька, вперед, за дело! – с этим возгласом я устремилась к лестнице и взлетела по ней в считанные секунды (а живу я на восьмом этаже).

Наверху, возле самой квартиры, меня тоже поджидали. Две бабушки из соседней квартиры, сгорая от любопытства, выглядывали из своих дверей. Заметив меня, они засеменили навстречу, возбужденно восклицая:

– Что же это делается на свете белом, миленькая ты моя! Что творится-то!

Следующую фразу они произнесли уже хором:

– Ограбили, ограбили! И нас могли.

Потом опять по очереди:

– Милиция у тебя засела. Уже второй час сидят!

– Ограбили…

– Страшные, чуть концы не отдала, как увидела.

– Ограбили и нас…

– Да замолчи ты, заладила одно и то же, – набросилась первая бабуля на вторую. Та испуганно заткнулась, и первая уже собралась продолжить свои сетования, но открылась дверь моей квартиры, и оттуда высунулась голова в форменной фуражке. Из получившейся щели голова оглядела нас всех по очереди: меня, Наташу, двух бабушек и вновь остановилась тяжелым взглядом на мне. Потом голова спросила:

– Ты, что ли, хозяйка?

– Она, она! – лишив меня слова, хором закричали остальные.

– Заходи, – распорядилась голова.

Я послушно зашла. Зрелище, представшее моему взору, удручило бы любую женщину, старающуюся поддерживать некоторое подобие порядка в доме. В углу лежал мой перевернутый диван, вещи в беспорядке валялись на полу. На люстре висели футболка и шерстяной шарф. Телевизор стоял боком и почему-то на платяном шкафу, чьи дверцы были распахнуты, а все содержимое живописно расположилось по всему полу. Ковер, висевший раньше на стене, лежал поверх дивана, а тот, который прежде прикрывал середину комнаты, сейчас комком свернулся в углу. На кухне черепки фарфора перемешались с выпавшими кастрюлями и некоторыми продуктами. И весь этот винегрет покрывали несколько слоев из муки, разных видов круп, соли и сахара. На всех гладких поверхностях красовались черные жирные отпечатки пальцев, оставленные, впрочем, уже сотрудниками милиции. На единственном целом стуле сидел мой знакомый лейтенант. Он поднял голову и замер, словно увидел змею.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Поделиться ссылкой на выделенное