Дарья Калинина.

Фанат Казановы

(страница 3 из 20)

скачать книгу бесплатно

Но Миша не унимался. Потерпев неудачу с Марой, он подвалил к Синтии.

– Вот гордячка! – кивая на Мару в бассейне, произнес он. – Я ей здрасьте, а она ноль внимания, фунт презрения. Вот ведь фифа!

Синтия пожала плечами. Обсуждать одного пациента с другим? Нет уж, увольте! Так недолго и работу потерять. А терять свою работу Синтия не собиралась. Где еще она найдет такое место, чтобы ей позволялось жить в «пяти звездах», роскошно питаться, спать на шелке и при этом еще и получать неплохие деньги? То есть они будут неплохими, если клиенты сбросят хотя бы по парочке килограммов.

Так что она только неопределенно потрясла головой и произнесла:

– Внимание! Дорогие мои, займите все свои места! Занятие начинается!

Синтия первой прыгнула в бассейн. Мысленно она увидела себя, свое смуглое маленькое, но сильно тело, входящее в воду по безупречно ровной дуге. Ни брызг, ни шлепков. Рассекая воду, Синтия подплыла к своему кругу и принялась ждать остальных.

Боже! Кошкина попыталась последовать ее примеру и сиганула в бассейн с берега. В результате в Пиратском бассейне поднялся шторм, по поверхности прошли настоящие волны, а часть воды выплеснулась на берег. Синтию обдало волной с ног до головы, но она лишь простонала и нашла в себе силы ободряюще улыбнуться смущенной Колоде.

– Все в порядке! Так держать!

Миша сполз очень аккуратно, придерживая одной рукой свое огромное пузо. Клим Петрович спустился по каменным глыбам базальта, которые вели в бассейн как природная лестница. Ниточка прыгнула солдатиком и получилось у нее это премило. Остальные тоже потихоньку забрались в бассейн.

Последними присоединились к ним девочки – Тата и Рита. Они единственные из всей группы немножко дружили с зазнайкой Марой. И сейчас, ничуть не обескураженные ее молчанием, поплыли к ее кругу.

– Мара! Мара! Очнись! Посмотри на нас! Что мы тебе сейчас скажем!

Но Мара и тут не пожелала откликнуться. Первой до ее круга доплыла Тата. Девушка дотронулась до руки приятельницы и воскликнула:

– Попалась! Мара, ау!

– Мара, ну, что с тобой?

Это подплыла Рита. Она, в отличие от полненькой, но миловидной и гибкой Таты, была тяжеловесной и плавала неуклюже, словно большой розовый бегемот. Сходство с этим зверем дополнял кричаще розовый купальник. Он обтягивал полное тело девушки, заставляя улыбаться всех, кто ее видел.

– Мара, это уже некрасиво! – обиженно произнесла Рита, облокотившись на надувной круг. – Скажи хоть словечко!

Синтия дунула в свисток.

– Девочки и вы, Мара, займите свои места!

– Слышишь!

Пугливая Рита дернула приятельницу за руку. При этом она то ли не рассчитала свои силы, то ли еще что, но Мара не удержалась на своем круге. И шлепнулась в воду.

– Ай! Марочка! Куда ты?

Мара все так же невозмутимо опускалась на дно. Ее руки и ноги раскинулись словно у морской звезды. И она не сделала ни малейшей попытки, чтобы выбраться на поверхность. Это уже слишком!

– Ой! Синтия, Клим! Она тонет! Тонет!

Синтия и сама видела, что упрямая Мара скорей захлебнется, чем шевельнет хоть пальцем, чтобы выплыть на берег.

Вот стерва! Сама утонет, а им отвечать!

– Клим?! – она вопросительно посмотрела на напарника.

Тот не стал тратить времени зря. И сиганул в воду. Ну, Клим он на то и Клим. Всегда на него можно положиться. Молодчага, Клим! В прошлом настоящий спортсмен! Мастер спорта по плаванию на спине.

Вот и сейчас Климу удалось ухватить Мару и за волосы вытащить из воды. Как ни странно, Мара и тут не стала капризничать и возмущаться. Она невозмутимо бороздила воду, следуя за рукой инструктора, вцепившегося в ее густые темные волосы.

Клим дотащил Мару до суши, вытащил на ровную каменную площадку и наклонился, чтобы сделать утопленнице искусственное дыхание. Мужчина уже откинул густые мокрые пряди волос Мары, которые облепили ее лицо, шею и даже плечи, наклонился над ней и… Внезапно Клим отпрянул в сторону, словно испугавшись чего-то.

– Что случилось?

– Она… Она не дышит!

– Естественно! – возмутилась Синтия. – Она же тонула! Вода попала в легкие! Делай ей искусственное дыхание! Чего ты ждешь?

– Да! Да! Именно! Искусственное дыхание! Рот в рот! – в полном восторге закричал Миша.

Синтия недовольно покосилась на идиота и снова обратилась к Климу:

– Чего ты ждешь?

– Тут кровь…

– Что? Кровь? Подожди, какая кровь? Откуда там взялась кровь?

– Не знаю, – растерянно произнес Клим. – У меня рука в крови.

Кира с Лесей тоже подошли ближе. Клим откинул волосы с лица Мары, но одна прядь все равно прилипла к ее шее. Из-под нее и просочились капли крови. Почему-то эта прядь нервировала Киру. И протянув руку, она попыталась отодвинуть то, что считала мокрыми волосами. Ничего не получилось. А ее пальцы тоже окрасились.

– Черт! – выругался Клим и наклонился еще ближе к Маре. – Черт! Черт! Черт! Что это такое?

Клим пощупал пульс Мары. Потом снова прикоснулся к шее женщины.

– Кровь.

– Но это же… – прошептала Кира, чувствуя, как стремительно холодеет у нее в животе и начинают дрожать коленки. – Клим… Синтия… Ведь это же… Мара! Она мертвая!

– Что ты выдумываешь?! – взвизгнула Рита. – Кто это мертвая?

Остальные взволнованно зашептались, стараясь подойти поближе.

– Отойдите! – закричала Синтия. – Не трогайте ее! Клим, ты уверен?

– Именно, – кивнул головой Клим. – Мара – мертва. И это не несчастный случай.

– А что же?

– Похоже на убийство.

– Ох!

– Посмотри сама, – предложил Клим. – Ее задушили. И у нее на шее не волосы. Это след от удавки!

Синтия и подруги замерли, не в силах шелохнуться. И вдруг вздрогнули от пронзительного женского визга, раздавшегося у них за спиной. Это визжала Ниточка, бившаяся в истерике в руках своего любовника и не сводившая глаз с распростертого на камне тела Мары в ярко-красном купальнике.

Глава третья

Следующие часы показались для Синтии настоящим кошмаром. Она и понятия не имела, какой это ужас, когда рядом происходит убийство и тебя вдруг начинают подозревать во всех смертных грехах. Что знала и не предотвратила, что не уследила, не углядела, а может быть, даже и потворствовала убийце.

– Так вы говорите, что у вас с покойной были сложные отношения? – глядя на девушку пронзительными черными глазками, допытывался у нее следователь, прибывший из Шарма.

До этого Синтию и остальных допрашивал начальник службы безопасности отеля. Но так как дело было слишком серьезным, он принял решение просить о подмоге. И она, эта подмога, пребыла незамедлительно и начала задавать неудобные вопросы, на которые ни у Синтии, ни у Клима, ни у остальных не было достойных ответов.

Да, у покойницы был нелегкий характер. Да, она была сварлива и своенравна. Нет, они не знают, чем она занималась в своей обычной жизни. Кажется, у нее имелся супруг. Но кто он и где его искать, никто не знал. Немного больше знала про покойную девушка Рита. Но все равно это были жалкие крохи, никак не удовлетворяющие местного следователя.

– Мы с Марой летели вместе из Питера, – объясняла Рита. – У нас места в самолете оказались рядом. Так что мы немного с ней подружились. Она все время рассказывала про своего мужа. Но я не слушала.

– Почему?

– Надоело. Мара им так хвасталась!

– А было чем похвастаться?

– Он у нее какая-то важная шишка в каком-то министерстве. Но в каком именно министерстве, Мара не сказала или я не запомнила. Мне так жаль! Если бы я знала, что это пригодится, то слушала бы ее куда внимательней.

– Ничего страшного, мы найдем этого человека, – успокоил ее следователь. – Фамилия нам его известна, так что найдем. Но думаю, раз уж находится на таком отдаленном расстоянии, то его подозревать глупо.

– А кого вы подозреваете?

– В первую очередь вас всех!

– Нас? Почему нас?

– Потому что вы единственные соотечественники покойницы, проживающие на территории отеля. Остальные прибыли из других стран. В частности, из Италии.

– Вот видите! Итальянцы – темпераментные люди. Может быть, Мара допекла кого-то из итальяшек. Крыша у него поехала и он прикончил девицу. Характер-то у нее был того… не сахар.

– Маловероятно, чтобы не знающая итальянского женщина сумела бы так насолить кому-то из них, что человеку захотелось придушить ее.

Да, несмотря на кровь на трупе, Мару именно задушили. Оставленный на ее шее след был от какой-то металлической лески или струны. Именно она прорезала нежную кожу на шее покойной, оставив кровавую полосу.

– Вначале крови было гораздо больше. Но вода в бассейне и без того окрашена в багровые тона, так что это осталось незаметным. Да и красный купальник не позволил разглядеть с берега, что тело Мары в крови. А потом вода, в которую упало тело, и вовсе смыла все следы.

Именно так и не иначе. Вода смыла даже те следы, которые мог оставить убийца.

Идеальное убийство!

Именно так и выразился прибывший по вызову местной охраны следователь по имени Хусейн и по фамилии Аль-Асер. Был он маленьким, пожилым и кривоногим. Подобно многим египтянам, он придерживался в одежде европейского стиля. Хотя в такую жару куда уместней был бы бурнус, чем темный костюм и темная же рубашка с темным галстуком, которые нацепил на себя этот человечек.

Разумеется, при температуре воздуха, которая и сейчас, вечером, не опускалась ниже двадцати семи градусов по Цельсию, следователь быстро запарился, вспотел и начал раздражаться. Ему не нравилось в этом деле ничего! И в общем-то, его можно было понять. Обычно он занимался куда менее сложными делами. Прислали его в отель потому, что он долгое время жил в России и хорошо знал язык подозреваемых.

– Поезжай и разберись, – велел начальник следователю.

Ему легко говорить – разберись! А с чем тут разбираться? Убийство Мары не оставило для следователя никаких зацепок. Никто не видел, как, с кем и когда женщина пришла к Пиратскому бассейну. Никто не видел, чтобы возле бассейна крутились подозрительные посторонние граждане, годящиеся на роль убийцы. И главное, никто не мог сказать следователю, чем же так не угодила Мара человечеству, если один конкретный его представитель решил от нее избавиться.

– Близких друзей Мара не имела. С ее характером это было бы затруднительно. Но приятельниц у нее водилось множество. Только все они не были достаточно близкими, чтобы настолько возненавидеть Мару. Работать Мара, не работала. Сидела дома на шее у мужа.

При слове «муж» следователь слегка оживился. Но и тут его ждало разочарование. Даже муж у Мары, судя по ее рассказам, был нежным, заботливым и любящим.

– И где он сейчас?

Узнав от Риты, что муж покойной остался в Питере, ему не позволили лететь в Египет неотложные дела, следователь скис окончательно.

– Раз мужа в отеле не было, значит, и убить свою жену он тоже не мог!

В этом следователь был прав. И всем очень понравилось, как он это сказал. Не понравилось подозреваемым другое. Следователь принялся допрашивать их, буквально пропуская через «соковыжималку». При этом он ничуть не скрывал того, что подозревает их всех вместе и каждого в отдельности. Вопросы так и сыпались из этого человечка. И всем подозреваемым он задавал их по одному раз и навсегда заведенному порядку.

– Вы были знакомы с покойной до ее приезда в Египет? Где и при каких обстоятельствах познакомились? Вам не показалось, что покойная чего-то опасалась? Она не высказывала странных мыслей, наблюдений, не жаловалась на преследование со стороны любовника, маньяка, просто незнакомого мужчины?

Нет, нет и нет. Никто из подозреваемых так и не сумел помочь следователю. Выяснять их алиби было бесполезно. Они все находились на территории отеля. И чисто теоретически каждый из них мог стать убийцей. Вопрос был в другом: зачем кому-то из девяти человек, желающих похудеть, и двух инструкторов, помогающих им в этом нелегком деле, было убивать Мару?

– Спору нет, покойная была малоприятной личностью, – сказала Леся, когда следователь наконец отвалил от них, переключившись на несчастных египтян – служащих отеля, которых он также заподозрил в причастности к смерти постоялицы. – Меня она несколько раз изрядно допекла. Но вот чтобы так взять и убить…

Леся сидела с Кирой в главном зале их ресторана. Сегодня девушки, не сговариваясь, решили наплевать на диету, которой мужественно придерживались вот уже целых четыре дня. Но какая уж тут диета, когда жизнь – это один сплошной стресс. Сначала непосредственно труп Мары, в слабом растворе крови которой они всей группой сегодня дружно побултыхались и поплавали. Потом появление полицейских – допрос, нервотрепка. И в довершение, так сказать, кульминация этого вечера – подозрение в убийстве Мары.

– Нам-то что, мы с ней в одном номере не жили, – фыркнула Кира.

– А кто жил?

– Рита жила.

– Не повезло бедняжке.

– И не говори.

– И следователь не арестовал Риту?

– Нет. С чего бы это?

– Ну, Мара могла допечь Ритку. И она…

– Рита сказала следователю, что с ней Мара вела себя совершенно нормально.

– С трудом верится в подобное.

– Рита так сказала.

– А что еще она сказала?

– Не знаю.

– А вон она сама пришла. Давай у нее все и спросим.

Рита охотно подсела за столик к подругам.

– Просто не верится, что все это происходит на самом деле, – произнесла она. – А что вы тут едите?

– Я молодого барашка с зеленой фасолью и чесночной подливкой.

– А я какую-то птичку. То ли индейку, то ли уточку. Не знаю. Но на вкус – божественно!

Некоторое время Рита с завистью таращилась на тарелки подруг. Желание быть умницей и продолжать соблюдать диету боролось в ней со стремление набить желудок и хоть немного утешиться после всего пережитого сегодня. Итог этой борьбы был подругам хорошо известен, но они молчали, давая Рите самостоятельно сделать выбор. Борьба что-то затягивалась. Рита оказалась куда более стойкой, чем казалась на первый взгляд. Но и она была всего лишь человеком, женщиной, любящей вкусно покушать. Так что в конце концов она все же произнесла заветные слова:

– Тогда и я немного перекушу. С вами за компанию.

– Конечно!

– Правильное решение!

– Присаживайся!

Рита так обрадовалась этому приглашению, словно только оно и давало ей индульгенцию на проглоченные калории. Она положила себе на большую тарелку внушительный шмат жареной ветчины, несколько видов сыра, гроздь винограда и груду истекающего жиром жареного картофеля.

– Уф! – удовлетворенно выдохнула она, поставив тарелку перед собой и принимаясь за еду.

– Уф!!! – выдохнула она семь минут спустя, когда на тарелке осталась лишь гроздь винограда да и то изрядно пощипанная.

Рита откинулась на спинку стула и принялась обмахиваться салфеткой. В ресторане вовсю работали кондиционеры. Но от проглоченной жирной пищи или от мысли о том, сколько калорий она только что запихнула в себя с таким аппетитом, Риту кинуло в жар.

– Ритуля, а о чем тебя спрашивал следователь?

– То же самое, что и вас всех. Про нее, про всех нас, про мужа Мары.

– И что у нее там с мужем?

– Ничего интересного. Я так следователю и сказала, муж у Мары лапочка. Каждый день звонил жене, беспокоился, не обгорела ли она, не отравилась ли. Заботился о ней, одним словом. Хороший человек. И Мару он очень любил.

– А Мара что?

– Ворковала с ним.

Подругам почудилось или в голосе Риты промелькнуло что-то схожее с сомнением.

– Рита?

– Что?

– Ты ничего не скрываешь?

– О чем?

– Ты сама знаешь, о чем. Ты уверена, что у Мары с ее мужем были такие идеальные отношения, как ты наплела следователю?

– И ничего я не наплела. Он ее любил! – горячо воскликнула Рита.

– ОН? А она его?

Рита молчала, задумчиво сворачивая и вновь разворачивая полотняную салфетку, которая лежала перед ней на столе.

– Рита! У Мары был другой мужчина?

– Я не знаю!

Рита ответила слишком быстро. Словно знала, что рано или поздно ей зададут этот вопрос и заранее приготовила на него ответ.

– Рита!

– Честное слово, я не знаю! А наговаривать на покойницу не буду! В конце концов, может быть, с тем человеком у нее ничего и не было.

– С каким человеком?

– Ну, с тем, что ей звонил.

– Когда? Зачем? – всполошилась Леся. – Кто звонил?

А Кира просто потребовала:

– Рассказывай!

Рита тяжело вздохнула и начала рассказывать. Впрочем, начала она совсем издалека, предупредив подруг:

– Заранее говорю, может быть, это ничего и не значит. Не нужно думать о людях хуже, чем они есть на самом деле. Мара была совсем неплохой женщиной. И конечно, по-своему, она тоже любила своего мужа. Хочу верить, что тот мужчина ничего не значил для нее. Ведь могло же так быть, верно?

– Ага! – кивнула Кира. – А еще китайцы первыми полетели на Луну. И жабы стали какать розами. Рассказывай, как было дело. И кончай тут размазывать кашу по тарелке.

– Какая каша? У меня только виноград остался.

– Кончай тянуть резину! – разозлилась на нее Кира. – Что там у Мары за посторонний мужик объявился?

Рита еще раз жалобно вздохнула и начала рассказывать по делу. Оказывается, заселиться в один номер им с Ритой выпало по жребию. Узнав, что у нее будет не люкс и даже не «сингл», а обычный двухместный номер, Мара страшно обозлилась.

– Так я и знала, что не нужно было клевать на эту халяву! Да в комнате с посторонними бабами я не жила уже лет десять. С тех пор, как последний раз ездила в скаутский лагерь.

На взгляд Риты, это было бессовестной ложью. Когда Мара по возрасту могла оказаться в скаутском лагере, никаких скаутов в стране еще и в помине не было. А были одни лишь пионеры и пионерские лагеря. Скауты появились гораздо позднее. Но Кира тактично промолчала. А Мара продолжала злиться.

– И оно мне надо, жить в номере с посторонней бабой! Нет, Рита, ты меня пойми, пожалуйста, правильно. Лично против тебя я ничего не имею. Ты славная девка. Но я привыкла к определенному уровню комфорта!

Лично сама Рита ничего ужасного в том, чтобы поселиться в номере еще с одним человеком, не видела. Номер их состоял из двух спален с одной общей гостиной. Ну и что ужасного, если вечером они вместе посмотрят телевизор? Честное слово, это же пустяки. Если не понравится программа, всегда можно уйти в свою спальню. И говорить тут не о чем!

Но кажется, сама Мара так вовсе не думала. Продолжая кипеть от негодования, она набрала телефонный номер и заканючила:

– Пупсик, у меня проблемка! Помнишь, я не хотела ехать, а ты сказал, что глупо отказываться от того, что само приплыло в руки? Помнишь? Вот и ехал бы сам! Почему? Да тут такая петрушка! Меня заставляют жить в номере с еще одной бабой! Нет, не противная. Рита зовут. Но разве в этом дело? Я им что, школьница? Я взрослая женщина! Я хочу жить в номере одна! Что я хочу от тебя? Ну, пупсик! Можно я доплачу и куплю себе «сингл»?

Пупсик свое согласие дал. Но это ни к чему не привело. Свободных одноместных номеров в отеле не было. Маре так и сказали. Да еще добавили, что видно она перегрелась на солнце или от природы слаба рассудком, если думает, что в разгар туристического сезона у них будут пустовать номера.

– Впрочем, есть один номер, его окна выходят на хозяйственный двор. И сам он располагается вплотную к шахте лифта. Ни балкона, ни террасы там не предусмотрено. Он тоже двухместный. Но в том номере вы будете жить гарантированно одна. Других желающих туда заселиться не найдется. Заплатите как за «сингл» и кайфуйте в одиночестве на здоровье.

Разумеется, это предложение Мару никак не устроило. И она попыталась зайти с другого боку.

– А почему бы Рите не заселиться в тот номер? Или кому-нибудь другому? А я заселюсь в освободившийся двухместный номер одна.

Но и этот фокус у Мары не прошел. Дурачков не нашлось. И пыхтя от злости, Мара поволоклась следом за Ритой в их общий отныне номер. Рита на редкость незлобивый человек. Она сразу же спряталась в своей спаленке. И до самого вечера умудрялась не сталкиваться с Марой. Так что на следующее утро Мара, настроение которой заметно улучшилось, сама подошла к ней и спросила:

– Ты меня что, избегаешь?

– Мне показалось, что тебя раздражает мое общество.

– Вовсе нет. Я тут подумала и решила, что это даже лучше, что мы станем жить вдвоем. А то мой Пупсик жутко ревнует меня в последнее время. И поселись я в «сингле», у него зародились бы лишние подозрения.

Очень скоро Рита поняла, что подозрения «пупсика» совсем даже не беспочвенны. Помимо мужа Маре звонил еще один мужчина. И с тем мужчиной молодая женщина ворковала еще более нежно и ласково, нежели с родным мужем. Мара ничуть не стеснялась Риты. И даже специально подстраивала так, чтобы последняя слышала ее разговоры с любовником.

Самой Рите кроме ее мамы никто не звонил. Так что Мара, очевидно полагала, что Рита страшно ей завидует. А для таких людей, как Мара – это было самым лучшим на свете удовольствием. Но в случае с Ритой она просчиталась. Да, у Риточки сейчас нету ни мужа, ни любовника. Но она свято верит, что рано или поздно они появятся. И если уж найдется мужчина, который возьмет ее в жены, она никогда не будет обманывать его, как Мара своего «пупсика»! Это будет великая любовь! Любовь с самой большой буквы. И у него, и у нее.

Рита слушала, как Мара заливается соловьем со своим любовником, и вместо зависти чувствовала нарастающее в груди возмущение. Ни за что! Ни за что она не поступит с любимым человеком так гнусно, так мерзко, так цинично!

– А Мара называла своего кавалера по имени?

– Нет. Только котик, котя, котеночек.

– Муж – пупсик. Любовник – котик. Какая пошлость!

Рита пожала плечами и подвела итог:

– Но так как муж явно о любовнике ничего не знал, то я и следователю о нем ничего не сказала. А то прицепился бы ко мне. Стал бы задавать вопросы, как вы сейчас. Кто он такой? Да где живет? Да где работает? А что бы я сказала? То же самое, что и вам сейчас говорю.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Поделиться ссылкой на выделенное