Дарья Калинина.

Дама со злой собачкой

(страница 4 из 26)

скачать книгу бесплатно

– Ей, наверное, теперь приходится всю школьную программу вместе с сыном проходить, – задумчиво произнесла Инна, с ужасом думая о том времени, когда ее собственный сын пойдет в школу и ей тоже, страшно подумать, придется вместе с ним решать задачки по физике и химии. А ведь в школе самая простенькая задача по физике неизбежно вызывала у нее полный паралич мозга.

За воспоминаниями подруги не заметили, как оказались у Инниного дома.

– Зайдешь ко мне? – предложила Инна. – Меня-то все покинули. А Бритый, как водится, пропадает в своем офисе.

Первое, что они услышали, входя в квартиру, была сентиментально-трогательная мелодия из «Крестного отца».

– Ой, это же мой сотовый! – воскликнула Инна. – Выходит, я его сегодня дома забыла?

Так оно и оказалось.

– То-то я думаю, чего это мне никто не звонит! Нужно почаще практиковать такое, – догадалась Инна.

Телефон ненадолго замолчал, а потом заиграл снова.

– Бритый неделю назад в подарок эту мелодию прислал! – смущенно пояснила Инна подруге выбор мелодии.

Она взяла телефон и посмотрела на определившийся номер.

– Странно, кто-то незнакомый, – сказала она. – Слушай, Мариша, это же твой Кирилл звонит. Его номер?

Сверив номер, подруги пришли к выводу, что сейчас Инне звонит тот же человек, который звонил Марише получасом раньше.

– Вот гад! – восхитилась Инна. – Это, выходит, он у Артема уже и мой телефон узнал! Ловкий, пройдоха!

И она потянула палец, чтобы нажать на кнопку отбоя.

– Подожди! – воскликнула Мариша. – Дай-ка мне!

Инна недоуменно пожала плечами, но трубку протянула.

– Алло! – произнесла Мариша. – Марк Семенович! А мы и не надеялись услышать вас так быстро. Что делаем? Только что домой вернулись. То есть я еще не вернулась. К Инне заехали. Встретиться? Сегодня? Прямо сейчас? Ну, хорошо. А где?

И выслушав ответ ювелира, она положила трубку.

– Представляешь, это, оказывается, вовсе не Кирилл мне звонил, когда мы из «Макдоналдса» сбежали. Это был Марк Семенович. Он имеет для нас какую-то информацию. И предлагает встретиться.

– Так что? Снова едем к нему?

– Нет, почему-то он хочет, чтобы на этот раз мы все встретились в сквере напротив его дома.

– Надо же! – расстроилась Инна. – Это все равно назад на «Черную речку» тащиться придется. Лишние движения. А все ты, Мариша.

– А что я?

– Если бы ты так поспешно не сбежала от этого Кирилла, мы бы до сих пор сидели в кафе. А оттуда до дома Марка Семеновича десять минут ходьбы.

– Да я столько времени с ним даже в юности не проводила! – воскликнула Мариша. – Я бы просто не выдержала!

– В юности мы все слишком нетерпимы к недостаткам своих близких, – философски произнесла Инна. – Со временем это проходит.

– Должно быть, я еще недостаточно состарилась, чтобы общаться с Кириллом! – огрызнулась Мариша. – Во всяком случае, могу тебе сказать, что меня как раньше при одном взгляде на Кирилла тошнило, так и сейчас тошнит.

И нечего мне тут политику терпимости проводить! Сама-то с Бритым ссоришься как и раньше.

– Уже нет! – грустно призналась Инна. – Он слишком редко появляется дома. И слишком быстро убегает. Мы последнее время даже словом едва успеваем перекинуться. Где уж тут ссориться!

– Да ты что? – подняла бровь Мариша. – Ой, подруга! Ну ты даешь!

– А что?

– Если ты так редко видишь своего мужика, что даже скандал ему закатить не успеваешь, жди беды!

– На что ты намекаешь? – ужаснулась Инна.

– Ты давно последний раз за Бритым следила?

Инна прикинула, и получилось, что давно.

– Ты просто преступно пренебрегаешь обязанностями жены! – провозгласила Мариша. – Я как твоя подруга просто не могу смотреть на это равнодушно. Завтра же, нет, сегодня, если у нас не будет других дел, займемся твоим Бритым.

Инна немного подумала и послушно кивнула в знак согласия. Слова подруги упали на благодатную почву. У Инны и у самой крутились в голове подобные мыслишки. А теперь, оформленные в слова, они приняли вид четкой идеи. Но сначала нужно было сбагрить кольцо, найдя эту таинственную Лику и сообщив ей о смерти ее друга.


Через дорогу от дома Марка Семеновича был разбит небольшой, но симпатичный скверик. То есть в весенне-летне-осенний период он должен был быть симпатичным. Сейчас же его покрывал слой февральского и уже довольно грязного снега. Пронизывающий ветер гулял между высокими старыми липами. Скамейки тут отсутствовали. Да и в такую холодрыгу у кого возникнет охота посидеть? И они, чтобы согреться, принялись ходить взад-вперед.

– Марк Семенович явно опрометчиво выбрал место для нашей встречи, – пробормотала Мариша, подпрыгивая то на одной ноге, то на другой. – Холодно же! Вон и снег пошел.

– И темно! – тоскливо добавила Инна. – Он что, с ума сошел? Уже одиннадцатый час. Кто в такую пору устраивает встречи под открытым небом?

Подруги приехали немного раньше назначенного времени и вот уже почти полчаса дожидались ювелира.

– Это безобразие! – возмущалась Мариша. – Он что, издевается над нами? Мы уставшие, замерзшие, а ему всего-то дорогу перейти.

– Он же инвалид, – напомнила ей Инна.

– Но это еще не повод, чтобы опаздывать на пятнадцать… О нет! Уже на двадцать минут. Инна, уже двадцать минут одиннадцатого. Ты как хочешь, а я ему звоню!

Увы, Марк Семенович не поднял трубку ни после первого, ни после десятого звонка.

– Нет, ну что он себе позволяет! Мы тут совсем окоченеем! Пошли к нему домой!

– Он же не велел! – встревожилась Инна.

– Мало ли что не велел! А морозить нас на ветру, это можно?

Инна подумала, прислушалась к своим ножкам, которых она уже почти не чувствовала в тонких итальянских сапожках, покашляла и согласилась.

– Действительно, может быть, ему по дороге плохо стало, – сказала она и двинулась следом за Маришей, уже мчавшейся через сквер в направлении дома Марка Семеновича.

Но перед ним подруги увидели толпу. Для такого холодного неуютного и к тому же позднего вечера людей столпилось просто нереально много. И все они выглядели очень встревоженными.

– У них тут что – митинг? – удивилась Мариша.

– Слишком поздно для митинга, – покачала головой Инна. – Боюсь, тут что-то более серьезное.

И словно в подтверждение ее слов возле толпы затормозила подкатившая машина «Скорой помощи». Выключив мигалки и сирену, машина развернулась, и из нее выскочили санитар и врач.

– Где пострадавший? – воскликнул врач.

Толпа расступилась. И подруги увидели лежащее прямо на снегу мужское тело. Возле него стояло современное инвалидное кресло на колесах с многочисленными приспособлениями, позволяющими больному подниматься на своем кресле даже по лестнице, не оборудованной специальными рельсами. Именно такое кресло подруги видели в квартире Марка Семеновича.

– Ой! – прошептала Инна, зажав рукой рот. – Это что? Мариша? Ты видишь? Это что с ним такое?

Но Мариша и сама пребывала в неменьшей растерянности. Врачи уже хлопотали возле Марка Семеновича. А тот самый охранник, который несколькими часами раньше пропустил подруг к ювелиру, рассказывал, как он нашел лежащего на земле Марка Семеновича и как вызвал «Скорую».

– И ведь главное, что меня сразу же насторожило, – Марк Семенович из дома очень неохотно выходит. С собакой у него домработница гуляет. А сам он если и выйдет на улицу, то в хорошую погоду. Чтобы воздухом подышать, на солнышке побыть. Или если ему в банк нужно, или по каким-то другим делам. Но это всегда днем. Вечером или ночью он за все время моей работы ни разу никуда не выходил. А работаю я тут уже больше двух лет.

Поэтому, когда сегодня вечером охранник увидел, что Марк Семенович изменил своим обычным привычкам и собирается в холодный вьюжный вечер на улицу, он изрядно удивился. Вида не подал – правилами строго-настрого запрещалось приставать с разговорами к жильцам, если того не требует крайний случай. Поэтому охранник ограничился простым приветствием и поинтересовался, не вызвать ли Марку Семеновичу такси. Но ювелир отказался, заявив, что проедет до ближайшего магазинчика.

– Так что, Аркаша, такси мне не понадобится.

И это были последние слова, которые услышал охранник от ювелира. Он остался на своем посту. Но тревога никак не отпускала его. Минуты через три охранник смекнул, что ближайший круглосуточный магазин находится только у станции метро. Еще через две он понял, что не может придумать такой срочной покупки, за которой бы ювелиру могло приспичить отправиться в такую плохую погоду. Тем более что гостей он не ожидал. В противном случае предупредил бы Аркадия заранее, как делал всегда. Поэтому через пять с половиной минут Аркадий выглянул за дверь и увидел пустую коляску, стоящую неподалеку от подъезда. Самого Марка Семеновича охранник сначала не заметил. И лишь подбежав поближе, он увидел лежащего на снегу мужчину.

Тем временем врач закончил осмотр. И велел осторожно перенести носилки в машину.

– Огнестрельное ранение. По всей видимости, задето левое легкое. Если бы пуля прошла чуть выше, то ранение повлекло бы за собой немедленную смерть. А так… Есть еще шанс, что он выздоровеет.

Это врач сообщил охраннику. После этого врачи уехали. Охранник закатил коляску ювелира обратно в дом, а соседи постепенно разошлись по своим квартирам.

– Не нравится мне все это, – произнесла Мариша.

– Чего уж хорошего, когда человека застрелили, – кивнула Инна.

– Это тоже плохо, но больше всего мне не нравится, что застрелили его, когда он шел на встречу с нами. Охранник ведь сказал, что Марк Семенович по вечерам никогда из дома не уходил. Значит, убийца знал, что сегодня он изменит своим привычкам, чтобы пойти на встречу с нами.

– Но мы никому не говорили об этом! – воскликнула Инна.

– Мы – нет, но кто знает, вдруг сам Марк Семенович проболтался.

– И что? – спросила Инна и тут же схватилась за голову. – Ой! Мариша! А кольцо-то как же? Если Марк Семенович умрет, кто вернет нам кольцо? Оно же не наше. Мы ведь его законному владельцу вернуть должны. Этой Лике.

Некоторое время Мариша молчала.

– Надо бы проникнуть в его квартиру, – сказала она наконец. – Расписка у нас есть. Кольцо нам должны вернуть.

– Это невозможно! – воскликнула Инна. – То есть я хочу сказать, что проникнуть в квартиру ювелира просто так невозможно. Ты же помнишь, что он рассказывал про свои охранные устройства.

– Но у этого Аркадия должен быть ключ от квартиры Марка Семеновича. Мы могли бы вместе с ним…

– Хм, – пробормотала Инна. – Что же, с другой стороны, попытка не пытка.

И подруги вошли в дом.

– Вы к кому? – поднялся навстречу им охранник, но тут же узнал подруг и помрачнел. – Если вы к Марку Семеновичу, то его нет, – сказал он. – На него напали.

– Мы видели, как его увозили в больницу, – кивнули подруги.

– Менты сейчас будут, – сообщил им охранник. – Я их почти час назад вызвал. Не пойму, почему их до сих пор нет. Но, должно быть, сейчас приедут.

Он словно в воду глядел. В ту же минуту во входную дверь раздался требовательный звонок. Охранник нажал на кнопку, и в парадное сразу ввалились трое мужчин, одетых в дешевые джинсы, явно купленные на городской вещевой ярмарке, такими же недорогими у них были куртки и свитера. Один из приехавших был плотным и маленьким, другой высоким и худым, а третий среднего роста и средней упитанности. Но при этом на лицах всех троих было какое-то неуловимое выражение, делавшее их похожими друг на друга. Подозревать всех и каждого в совершении различных по степени тяжести преступлений было привычкой, укоренявшейся в стражах порядка все сильней по мере роста срока службы. Она-то и отражалась на их лицах.

– Вот и милиция пожаловала! – прошептала Мариша на ухо Инне.

– Что случилось? – поинтересовался тем временем низкорослый у охранника.

Тот четко, по-военному, отрапортовал и проводил затем милицию на место происшествия.

– Выстрел был сделан профессионалом, – сказал высокий. – С большого расстояния преступник угодил пострадавшему в область сердца.

Двое ментов остались, чтобы внимательно осмотреть место преступления. А третий вернулся к дому. Выяснив, что Марк Семенович отличался постоянством в своих привычках, но сегодня неожиданно и с такими роковыми для самого себя последствиями им изменил, он нахмурился.

– Придется вскрывать квартиру, – вздохнул он. – Пострадавший без сознания. Переговорить с ним удастся не раньше завтрашнего дня. А возможно, в его квартире найдется зацепка, в каком направлении искать преступника.

– Кем, вы говорите, был пострадавший? – спросил плотненький мент, тоже подошедший к этому времени. – Ювелиром? Что скажешь, Сеня?

– Час от часу не легче, – буркнул третий, к которому обращался плотненький. – Там же небось полно ценностей. Без понятых тут никак не обойтись.

И тут его взгляд упал на подруг, стоящих рядом.

– Девушки, понятыми будете? – спросил он у них.

– Если это не больно, – игриво отозвалась Мариша.

Менты хмыкнули, и вопрос о том, как подругам, не нарушая закона, проникнуть в квартиру ювелира, был решен. Если охраннику эта идея и не понравилась, то открыто возражать стражам порядка он не посмел. Поэтому он молча протянул им запасной комплект ключей от квартиры Марка Семеновича и ограничился тем, что произнес:

– Я отлучиться со своего поста не имею права. Но девушки помогут вам попасть в его квартиру, тем более что они были лично знакомы с Марком Семеновичем.

– Вот как? – оживился худенький мент, повернувшись к подругам. – Вы живете в этом доме?

Подруги вынуждены были покачать головами.

– Мы заходили к нему сегодня по поводу одного кольца, – сказала Мариша. – Хотели отдать его в переделку. Марк Семенович сказал, что осмотрит кольцо и перезвонит нам позже и скажет, возьмется он за эту работу или нет. А также, сколько это будет стоить.

– И перезвонил?

– Ну да, – кивнула Мариша. – Пригласил приехать. Мы приехали, а он… А его уже застрелили.

– Мы как раз подошли к дому, когда «Скорая» приехала! – поспешно добавила Инна, предвосхитив готовый вырваться у ментов вопрос. – При нас Марка Семеновича увезли в больницу.

– Понятно, – кивнул плотненький мент. – А свидетели, подтверждающие ваши слова, у вас есть?

– Нет, Марк Семенович позвонил нам по сотовому телефону.

– Надеюсь, звонок вы не стерли?

Вместо ответа Инна протянула ему свою трубку.

– Это номер Марка Семеновича, – сверившись со своим списком, кивнул охранник.

После этого менты несколько умерили свою подозрительность. И все же взяли подруг с собой.

– У Марка Семеновича собака, – предупредил ментов охранник. – Боюсь, что пес будет агрессивно настроен. Я точно знаю, его натаскивали как сторожа. И чужих он в квартиру не пустит.

– Я как чувствовал! – разозлился средний мент. – Как у жены день рождения, так обязательно какое-то сложное дело подваливает. Как же нам попасть в квартиру, если там пес?

– Меня собака знает, – ехидно произнес охранник. – Я уже сообщил в свое агентство, они выслали мне замену. Подождите несколько минут, и я пойду с вами.

Ментам не оставалось ничего другого, как только покориться и ждать. Однако они потратили время не без пользы. Пока ждали сменщика Аркадия, менты обошли соседей и расспросили их о Марке Семеновиче. Увы, дом был очень респектабельный. И соседи общались друг с другом только на уровне приветствий. Все знали, что у Марка Семеновича живет собака – огромный черный дог. Все знали, что он инвалид и почти не покидает свою квартиру. Высокая молодящаяся дамочка из квартиры напротив сообщила, что к Марку Семеновичу часто приходили на дом клиенты – все очень солидные люди, с другими ювелир дела не имел. Соседка снизу сообщила, что сегодня гости у него были только один раз, между двумя и тремя часами дня. Именно в это время собака ювелира подала голос, чего с ней никогда не случалось, когда они с хозяином были дома одни.

– Это были мы! – кивнули Инна с Маришей. – Мы переговорили с ним и оставили ему кольцо.

И она помахала в качестве подтверждения своих слов распиской, полученной от ювелира. Расписка на ментов произвела благоприятное впечатление. Они внимательно изучили ее. И клятвенно пообещали Марише, что если во время осмотра квартиры подобное кольцо найдется, то будет ей торжественно возвращено.

Больше сегодня, после ухода подруг, клиентов Марк Семенович у себя не принимал. Но сосед сверху столкнулся с Марком Семеновичем в лифте, когда тот поздним вечером отправлялся на улицу. И так удивился, что против обыкновения заговорил, сообщив, что на улице зверский холод, вьюга и вообще отвратительная погода. Марк Семенович поблагодарил его, но в это время у него зазвонил телефон. Сосед сел в лифт, который покинул ювелир, и краем уха услышал, как Марк Семенович произнес:

– Да, все хорошо. Я тебя понял. Все остается в силе. Я уже выхожу.

– Он разговаривал не с нами! – поспешно заявила Инна. – Можете проверить наши телефоны еще раз!

– Мы бы предпочли проверить телефон пострадавшего, – пробормотал средний мент и посмотрел на охранника.

Тот почему-то смутился.

– Мне и в голову не пришло обратить внимание на телефон, – пробормотал он. – Вероятно, если он был с Марком Семеновичем, то сейчас едет с ним в больницу.

– Позвоните туда и предупредите, что телефон может являться для следствия важной уликой, – велел охраннику плотненький. – Пусть только попробуют его себе присвоить! А то знаю я их. Не санитар, так нянька позарится. Сцапают, а потом будут делать глаза как блюдца. Да еще друг на друга кивать станут. Вовек концов не найдешь!

Вопрос с телефоном уладился сам собой. Охранник Аркадий позвонил на номер пострадавшего и предупредил врача, что тот лично отвечает за сохранность аппарата Марка Семеновича перед следствием.

– Что вы за люди! Тут непонятно, выживет человек или нет, а вы за телефон волнуетесь! – раздраженно ответил врач.

– Так если пациент помрет, тогда телефон вдвойне ценен будет, дурья твоя башка! – заорал в трубку плотненький мент. – Ты сам на минуту от клизм своих оторвись и покумекай!

Подруги только переглянулись. И где только таких хамов отыскивают? Спору нет, работа у них нервная, но все равно – это ведь не повод, чтобы срываться на ни в чем не повинных свидетелях. Но свои соображения подруги благоразумно оставили при себе, решив, что перевоспитывать ментов поздновато.

Глава четвертая

Возле квартиры Марка Семеновича возникла небольшая заминка.

– У него сигнализация на квартире стоит! – признался Аркадий. – Шифра я, само собой разумеется, не знаю.

– Эту проблему мы берем на себя! – великодушно разрешил его сомнения худенький мент. – Твое дело – с собакой договориться.

Но Малина против ожидания вовсе не проявил признаков дружелюбия, когда Аркадий осторожно просочился в квартиру. Дог рычал весьма грозно.

– Малинка, мальчик! Это же я – Аркаша! – приторно-сладким голосом увещевал его охранник. – Ну что ты, собачка? Ты же меня знаешь!

Дог дал понять, что в отсутствие хозяина он решительно настроен против любых дружеских визитов в охраняемую им квартиру.

– Малина, не рычи! – неожиданно выступила вперед Мариша. – Марк Семенович тяжело ранен. Его увезли в больницу. А ты должен помочь нам.

Малина внимательно посмотрел на девушку. Пока она говорила, он не рычал. Но стоило Аркадию сделать один шаг вперед, как пес ощетинился снова. Кучу времени менты, подруги и соседи потратили на то, чтобы втолковать псу, что ему лучше уступить. И что сейчас его служебное рвение просто неуместно. Малина не желал ничего слушать.

– Поганый пес! – разозлился плотненький опер. – Усыпить его надо!

– А ну-ка, пропустите! – раздался решительный женский голос.

В дверях появилась дородная женщина средних лет.

– Ты что это, Малина, людям работать не даешь?! – сурово прикрикнула она на собаку. – Ну-ка, тихо!

И, пройдя в квартиру, схватила дога за украшенный серебряными бляшками красивый ошейник, сплетенный из серебряной же проволоки. На нее Малина не посмел зарычать. И даже напротив, на его морде отчетливо читалось облегчение. Он явно радовался, что тетка позволила ему без ущерба для собачьего достоинства выйти из затруднительного положения. Хотя и радости от ее появления тоже не выказал.

– Заходите! – пригласила ментов женщина. – Он вас не тронет.

– А вы кто такая? – спросил худенький мент, опасливо протиснувшись бочком мимо дога, внимательно следящего за ним темными глазами.

– Экономка я – Марья Ивановна. Что тут происходит?

Экономке объяснили, что ее хозяин ранен.

– Ой, горе-то какое! – ахнула она. – У кого же это рука на калеку поднялась?

– А это нам как раз и предстоит выяснить, – объяснил ей средний мент.

– Я у Марка Семеновича почти пять лет служу, – помедлив, сказала Марья Ивановна. – И могу сказать, что работать он предпочитал с солидными людьми. Во всяком случае, с откровенным криминалом никогда не связывался. И мне неоднократно говорил, что всех денег в жизни не заработаешь. А ему одному много не надо.

– А кроме вас у него никого из близких или родни нет?

– С той злосчастной аварии, когда он заболел, он один живет, – сказала Марья Ивановна. – Жена от него ушла. Сказала, что не хочет свою жизнь с калекой гробить. Да и то сказать, детей у них не было. А у нее свой бизнес. Да и моложе она Марка Семеновича. Вскоре за другого мужчину замуж вышла. А я за ним ухаживать стала. Марк Семенович ко мне привык. Он даже, когда сюда переехал, специально квартиру для меня в этом же доме купил. Чтобы я, значит, рядом с ним жила.

Менты переглянулись. Экономка, которой покупают квартиру, показалась им весьма перспективной для дальнейшей работы. Однако пока они держали свои подозрения при себе. Как ни крути, а Малина слушался только ее. А ментам еще нужно было осмотреть квартиру.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное