Дарья Калинина.

Шустрое ребро Адама

(страница 4 из 26)

скачать книгу бесплатно

– Вам чего? – весьма нелюбезно осведомилась врач, обнаружив, что ей не удается стряхнуть с рукава повисшую на нем Маришу.

– Я насчет Кругловой, – пробормотала Мариша.

– Кругловы, Треугольниковы, Прямоугольниковы, – раздраженно бросила Галина Антоновна. – Вы думаете, я всех в голове держу? Кто хоть она? Что у нее там? Вы поймите, я сутки на ногах, у меня перед глазами все плывет. Вот и вашего лица я толком не вижу, одно цветное пятно.

– Та Круглова, которая с сотрясением, которую вы на ступенях нашли, – сказала Мариша и для верности добавила: – Вчера вечером.

– А! – мигом вспомнила доктор. – Так вы из милиции?

– Я бы хотела уточнить, не видели ли вы машину, которая ее доставила, – проигнорировала вопрос собеседницы Мариша.

– С Анной Сергеевной уже успели побеседовать, – заключила Галина Антоновна. – Тогда мне нечего вам сказать. Она первая выскочила из больницы, она у нас боевая.

– Боевая, но на зрение жалуется, – сказала Мариша. – Может быть, вы видели? Понятно, что номер вы не разглядели, но хотя бы цвет или марку?

– В машинах я не разбираюсь, а видела красную машину, которая выезжала из ворот. Только поймите, не могу я ручаться, что это была именно та самая машина.

– У вас тут на территории больницы к вечеру оживленное движение? – спросила Мариша.

– С какой стати! – возмутилась Галина Антоновна. – Только машины врачей и кареты «Скорой помощи».

– Тогда попрошу я вас пройти со мной к выходу, вы ведь все равно собирались уходить, и попросить вахтера, чтобы он постарался вспомнить, что за красная машина тут сигналила.

– Ладно, – вдруг сразу согласилась Галина Антоновна, которая оказалась не таким крокодилом, как казалось по первому впечатлению. – Только хочу вас сразу же предупредить, что сторож у нас пьяница. Так что толку от него вы вряд ли добьетесь.

– А зачем же вы его держите?

– А кто вам за такие гроши работать станет? – пожала плечами врач. – А этот хоть видимость порядка создает. И потом, иногда он все-таки бывает трезв. Пойдемте, вдруг вам повезет.

Но Марише не повезло, это стало ясно сразу же, как только Михалыч вышел из своей сторожки. От него за версту разило перегаром, к вечернему он, видать, с самого утра свежака добавил. На старые дрожжи хватило даже капельки, и теперь Михалыч никак не мог сообразить, что от него хотят.

– Кр-кр-красная машина была, – наконец выговорил он, уяснив суть дела. – Такой симпатичный еще водила.

– А машина какая? – допытывалась у него Галина Антоновна. – Номер записал?

– Хорошего человека машина, – продолжал твердить свое старик, пьяно покачиваясь на летнем ветерке. – Хорошего человека видать по полету. Он мне, можно сказать, после вчерашнего друг.

– Ты откуда водку взял? – строго спросила у него Галина Антоновна.

– Нигде, – глупо ухмыльнулся Михалыч. – Вот вам крест, Галина Антоновна, не покупал я ее.

– Значит, хороший человек принес? – спросила Мариша.

– Во! – обрадовался Михалыч. – Молодец, девка! Соображает.

А ты, Галина Антоновна, хоть женщина и авторитетная, но никак не можешь понять, что русскому человеку без друга, то есть одному, выпивать никак нельзя. Никакой душевности не получится.

Из дальнейшего разговора выяснилось, что красная машина проехала мимо Михалыча в первый раз совершенным нахапом. Михалыч не успел остановить ее и остался караулить, чтобы высказать нарушителю все прямо в лицо. Но тот опередил его, выскочил из машины, оставив ее за оградой, а в руках у него – бутылка.

– Подумал я, что человек он неплохой, а как послушал его, так понял, что не ошибся, – рассказывал Михалыч. – Прости меня, дед, говорил человек, что не остановился, но женщина у меня в машине была, сильно плохая. Даже и не знаю, выживет ли. Давай за ее здоровье выпьем и за врачей, что ее латать будут.

– И выпили? – строго спросила Галина Антоновна.

– Так и за вас же пили! – воскликнул Михалыч. – Да рази ж я стал бы, кабы за какого другого доктора. Я же знал, что вы ночью дежурить будете. Я так сразу Севке и сказал, мол, не боись за свою знакомую, выживет. Сегодня такой врач дежурит – фея, а не врач.

– Так его Севой звали? – уточнила Мариша.

– Ага, – очень довольный таким вниманием слушателей, кивнул Михалыч.

Но дальше ему пришлось беседовать с самим собой, потому что Мариша уже узнала все, что собиралась узнать.

– Ясно, что тетку до больницы довез ее новый странный знакомый, – бормотала себе под нос Мариша, возвращаясь в палату с докладом. – Не пойму только, зачем ему понадобилось тащить мою тетку с Обводного канала сюда, в Кировский район. По пути ему должно было попасться с десяток больниц. Почему сюда? И куда он делся потом? Может быть, он что-то видел? Например, куда бравые ребята, стукнувшие мою тетю по голове, потащили ее мужа и его любовницу? Надо бы его расспросить.

Тетя лежала в кровати, внимая сестре, которая не уставала повторять, что все будет просто отлично, гораздо лучше, чем было до сих пор. По лицу Серафимы Ильиничны было видно, что она ни на грош своей сестре не верит.

– Ну что? – спросила она у Мариши. – Нашла Валериана?

От такой наглости у Мариши просто челюсть отвисла.

– Где я могла так сразу его найти? Здесь – в больнице? – возмутилась она.

– Но если меня сюда привезли, то могли же привезти в больницу и его, – резонно ответила тетя.

– На ступенях ты лежала одна, – разбила ее надежды Мариша. – А привез тебя сюда твой подозрительный шофер Сева. Так что у него надо расспрашивать. Если он притащил тебя в больницу, то наверняка может рассказать, что происходило в доме на Обводном после того, как тебя вырубили. Как нам его найти?

– Не знаю, – растерялась Серафима Ильинична. – Я не спросила у него паспорта.

– Как же так, – укорила ее Мариша. – Берешь человека на работу, а сама даже паспорта не проверила. А вдруг он какой-нибудь псих или уголовник?

– Ну, это она по паспорту бы не выяснила, – заступилась за сестру Тамара Ильинична. – Это только при личном знакомстве рассмотришь.

– Но хоть что-то ты про него знаешь? – в отчаянии спросила Мариша у тетки.

– Машина у него красная, по-моему, «пятерка», – напрягшись, выдала тетя.

– А отличительные приметы есть?

– У кого? У него или у нее?

– У обоих, – разозлилась Мариша. – Все что угодно. Думаешь, в городе всего одна старая красная «пятерка»?

– У него было очень приятное лицо, и вообще он ничего, если бы все время не ворчал, то был бы просто отличной кандидатурой тебе в мужья. Как раз твоего возраста.

– Спасибо, – с горечью сказала Мариша. – Только безработного, который пьет со сторожами по ночам, мне и не хватало. Ладно, но хоть адрес дома на Обводном канале, где ты последний раз видела своего мужа, ты помнишь?

Это тетка, как ни странно, помнила и охотно сообщила племяннице.

– Тогда я сейчас еду туда, а как только что-то узнаю, сразу сообщу, – сказала Мариша. – Либо сама приеду, либо оставлю сообщение тебе на твоем домашнем автоответчике, а ты потом позвонишь из больницы, и телефон тебе все передаст.

– Ладно, – кивнула Серафима Ильинична. – Мариша, ты постарайся, чтобы Валериан оказался жив. Мне без него не жить. – И тетя залилась слезами.

Чтобы не видеть душераздирающей картины, Мариша выскочила из палаты пулей. Добежав до телефона-автомата, она притормозила, ей пришла в голову мысль: а вдруг Валериан тоже звонил домой и оставил сообщение на автоответчике. Тогда и искать больше никого не нужно.

Покопавшись в памяти, Мариша вспомнила код, который следовало набрать, чтобы автоответчик воспроизвел сообщение позвонившему. Мариша сняла трубку больничного телефона-автомата. И тут же поняла, что он не работает. В растерянности Мариша посмотрела по сторонам. И тут же последовала подсказка:

– Девушка, – услышала Мариша мужской голос у себя над ухом, – идите к сестре. Суньте ей денежку, и она разрешит вам позвонить с ее телефона.

Второй мужчина в больничном халате, заговорщически подмигивая, указывал тонкой рукой на кабинет, куда Марише следовало постучаться. Поблагодарив их, Мариша робко приоткрыла дверь кабинета, но он оказался пуст. Тем лучше, подумала Мариша и бросилась к вожделенному аппарату.

– Вы позвонили по номеру… – сообщил ей голос тетки.

– Не то, – буркнула Мариша. И повесила трубку.

Не то… Со второй попытки ей удалось ввести код, и она услышала недовольный мужской голос, который требовал от Валериана немедленно перестать валять дурака и взять трубку.

«Это я, Мишка, – говорил голос, – у нас тут третий час фирмачи из Хельсинки тебя дожидаются. Ты что, совсем сдурел, ты же сам их пригласил! – возмущался неизвестный Миша. – Ты же знаешь, что нам кровь из носу нужно заполучить этот контракт. А они желают иметь дело только с тобой. К тебе привыкли, тебе доверяют. Послушай, даже если ты совершенно болен, вызови такси и приезжай. Пойми, эти чудаки решили, что мы задумали какую-то низость, а ты не желаешь в ней участвовать. Лично я понял их так. Валериан, ты меня слышишь? Немедленно приезжай!»

– Все ясно, Валериана дома нет, – сказала самой себе Мариша. – Иначе не стал бы так долго мучить своего коллегу молчанием. Значит, с ним что-то и в самом деле случилось.

Вообще-то Мариша была не слишком высокого мнения о мужской половине человечества, их уме и чувстве долга – очень легко они теряют то и другое при виде какой-нибудь соблазнительной птички. Невольно на ум приходила аналогия с повадками братьев наших меньших. Мариша, выгуливая маминых любимцев, немало натерпелась от собачьих свадеб, когда дрессированная овчарка Аркан теряла всякую выдержку и мчалась следом за какой-нибудь безродной дворняжкой, совершенно позабыв о своих предках и тонне медалей с различных выставок. Так что Мариша считала, что Валериан вполне мог податься куда-нибудь на денек-другой со своей девицей, послав к черту все важные совещания. Только вот в его кобеляж не вписывались боевые бритоголовые молодцы, которые ломились в квартиру на Обводном.

– Придется туда ехать, – пробормотала Мариша.

Нужный дом на набережной Обводного канала Мариша нашла быстро. Адрес тетка запомнила четко. Дверь в парадное тоже совпадала с описанием тетки, хотя она была обшарпана ничуть не меньше, чем соседние двери. Но ее заметно отличало изображение пестрой буквы «икс», выполненное сразу пятью красками с помощью пульверизатора. Полюбовавшись произведением настенного, а точнее надверного, искусства, Мариша вошла в подъезд.

Кроме перечисленных примет, во дворе стояла еще дядина темно-синяя «Ауди», которую никто так и не потрудился угнать. Поднявшись на лифте наверх, Мариша с трудом вылезла из узкой кабинки, явно рассчитанной на дистрофика, – и обомлела. Прямо перед ней находилась нужная ей дверь. Но ее состояние! Даже не поцарапанная, а вся искромсанная и посеченная, вокруг валялись щепки.

Тем не менее дверь эта была заперта, в этом Мариша убедилась, потолкав ее немного ногой. Впрочем, Мариша и не собиралась входить внутрь. Она и без того знала, что в квартире уже никого нет, а стало быть, нужно прямиком идти к соседям и постараться вызвать их на откровенный разговор. Хорошо бы найти какую-нибудь пенсионерку. Именно пенсионерку, а не пенсионера. Мужчины начнут тянуть и прикидывать, что можно сказать, а о чем можно умолчать, а женщины все выбалтывают сразу, украшая свой рассказ подробностями – к делу и без дела.

Марише повезло, по лестнице как раз поднималась пожилая тетка. В руках у нее была лишь одна полупустая сумка, поэтому Мариша спокойно завела с ней разговор.

– Вы не знаете, что тут случилось? – спросила она, кивая на дверь опечатанной квартиры.

– А вы кто? – тут же включилась старуха. – Вы кем Ленке приходитесь?

– Я ее сестра, из Рязани, – соврала Мариша. – Она меня давно в гости звала. Но жить мне у нее как-то не хотелось, вечно какие-то звонки, движение. А тут мне как раз туристическую путевку на работе дали. Вчера у меня весь день по экскурсиям был расписан, а сегодня дай, думаю, зайду к сестре. А тут и нет ее. Я еще с утра звонила, но никто трубку не снял. Думала, что просто телефон отключен.

– Ой, милая! – жалостливо простонала старуха. – Что бы тебе вчера да с утра пораньше в гости-то приехать. Глядишь, еще и застала бы сестру живой-то.

– Господи! – вполне натурально побледнела Мариша. – Ее что, убили?

И она начала тихо сползать по стене.

– Да ты зайди ко мне, посиди, – сказала бабка, которой явно не терпелось выложить все заинтересованному слушателю. – На тебе, милая, лица нет.

Мариша и в самом деле перепугалась, но не из-за судьбы неизвестной ей Лены, а из-за Валериана. А что, если и его прикончили? Тогда тетка вообще с ума сойдет. Одно дело просто потерять мужа, другое – потерять его, зная, что умирал он рядом с соперницей, и последнее, что он видел, была эта мерзавка.

– Так что же случилось? – повторила Мариша, когда расположилась в просторной кухне явно коммунальной квартиры, если судить по многочисленным разнокалиберным и снабженным замками дверям комнат в длинном и темном коридоре.

Но сейчас дома, кроме них с бабкой, никого не было. Все прочие жильцы находились либо на даче, либо на работе.

– А все началось не сегодня и не вчера, – начала рассказывать бабка, наливая Марише в стакан заварки цвета, ну, в общем, нехорошего какого-то цвета. – Ты ведь если уже приезжала к Ленке, то знаешь, что она постоянно водила к себе разных хахалей. Можно сказать, что они у нее каждый день менялись. Конечно, рано или поздно они должны были столкнуться. Вот вчерась Ленка и допрыгалась.

– А что случилось-то? – в третий раз спросила Мариша.

– Сначала Ленка заявилась с каким-то хахалем, на вид приличный и немолодой, – сказала бабка. – Дверь нашей квартиры напротив Ленкиной, поэтому мне было хорошо слышно, что на площадке кто-то есть. Я ждала в гости внучку, решила, что это она, и выглянула в глазок.

Мариша подумала, что бабка и без внучки выглянула бы в глазок, не могла она остаться в стороне от событий.

– Так вот, не успели они войти к себе, как появилась еще одна светловолосая женщина. Одета шибко хорошо, но вся очень взволнованная. Не успела она даже в дверь постучаться, как примчался Гарик и начал со своими ребятами ломиться к Ленке.

– Гарик! – воскликнула Мариша.

– А тебе Лена про него тоже рассказывала, – хмыкнула бабка. – Да, примчался Гарик со своими ребятами. Я сразу поняла, что он приехал не просто так, потому что он завсегда приезжает один или в крайнем случае с телохранителем, а тут от его бандитов прямо темно стало.

– И они принялись ломать дверь?

– Да, – кивнула бабка. – Гарик даже не стал звонить, но все равно Ленка бы ему не открыла, она ведь там была не одна.

– А потом?

– Потом ребята Гарика вытащили обоих любовников из квартиры, Ленка явно была без сознания, а мужик сопротивлялся, но где ж ему было справиться сразу с двумя. А потом они все сразу ушли.

– А Гарик у Лены уже давно? Когда они познакомились? Верней, когда вы его первый раз видели?

– По ее понятиям, так он у нее, почитай, всю жизнь, – сказала бабка. – Значит, с месяц уже тут бывает.

– А другие мужчины у Лены при этом были?

– А как же? – удивилась бабка. – Все время, только с Гариком они до сей поры не сталкивались.

– А этот мужчина, которого вчера унесли вместе с Леной, он тут уже бывал?

– Бывал, – кивнула бабка. – Лично я его видела не меньше пяти раз. То есть вроде бы он у Ленки тоже постоянным становился. Только приходил он всегда по выходным и часто с удочками. Я так про себя его и прозвала – Рыбак. Женат, конечно. Жене говорил, что на рыбалку, а сам к любовнице. Я даже вчера подумала, уж не его ли супругу я видела возле Ленкиной квартиры перед тем, как появились ребята Гарика.

Мариша подивилась про себя бабкиной смекалке и догадливости, но вслух ничего не сказала.

– И вы рассказали в милиции, что это Гарик похитил Лену?

– Ты что! – испугалась бабка. – Нечто мне жить неохота? Он ведь сразу поймет, кто на него навел.

– Ну хорошо, а та тетка, которая приходила к Лене и про которую вы подумали, что она жена Ленкиного хахаля, она куда делась?

– Не знаю, – пожала плечами бабка. – Должно быть, ушла, раз ее не было на площадке, когда я решилась выглянуть.

– А этот Ленкин хахаль, значит, был уже немолодой?

– Да уж лет ему сорок пять, а то и все пятьдесят стукнуло.

– Слушайте, но как же мне теперь найти Лену? – спросила Мариша. – Я же не могу уехать, не узнав, что с ней все в порядке. Вдруг этот Гарик ее убил из ревности.

– Тогда уж он скорей убил бы своего соперника, – сказала бабка. – А с Ленки что взять? Хоть она тебе и сестра, но так и скажу: гулящая она, одно слово – шалава.

– Но все-таки ведь сестра, и сердце за нее болит, – пожаловалась Мариша.

– Ты тогда вот что, – наклонилась к ней бабка, – если пообещаешь, что не побежишь в милицию, я тебе кое-что про этого Гарика скажу. Только чтобы между нами осталось, а то мне врагов наживать не с руки.

– Ладно, – кивнула Мариша. – Договорились.

– Ну тогда слушай, Ленка хвасталась, что у Гарика есть своя фирма. Что вроде бы они занимаются охраной других фирм. Только как уж им людей охранять, если они сами бандиты. Ну, должно, от других бандитов и охраняли. Но фирма у него оформлена законным порядком, находится где-то в центре на улице какого-то профессора.

– Какого профессора?

– Не помню я, что ты хочешь, старость не радость. Но больше я ничего про Гарика не знаю.

– А как он выглядит?

– Выглядит он знатно. Хорош собой. Высокий, справный, волос аккуратно подстрижен. Лицо ничего особенного, но для мужика главное – представительность. А Гарик малый видный, ростом и фигурой. В общем, хорош парень, и все тут. Я даже голову ломала, и чего он с такой мочалкой, как Ленка, связался.

– Ясно, – сказала Мариша. – А вчера вы не видели во дворе красную машину? «Жигули» «пятерку». Старую такую и довольно грязную.

– Нет, – покачала головой бабка. – Даже не представляю, чья это может быть. Но точно не из нашего дома. А Гарик ездит на красивой светлой машине. Ленка говорила, что «Мерседес» вроде. А цвет у машины особенный, прямо тебе топленое молоко, да еще отливает перламутром.

– Лена где-нибудь работала? Мне она говорила, что в салоне причесок.

– Боже сохрани! – рассмеялась бабка. – Разве на честные деньги купишь такую квартиру? Я вот всю жизнь проработала, а имею комнату в коммуналке, где еще шесть таких же горемык теснятся. Нет, ни на какой работе Ленке на квартиру не скопить. У нее хоть только три комнаты, но зато свои собственные.

– Она сюда ведь недавно переехала? Нам с мамой Лена звонит нечасто, так что я почти не в курсе, что у нее в последнее время за жизнь была.

– Я бы не сказала, что недавно. Год уж точно живет. А купила квартиру она еще раньше. Здесь почти год ремонт шел. Стены ломали, перекрытия там всякие, а уж мусора выносили, прям страх! Грузовиками со двора увозили. Ленка говорила, что ей любовник квартиру подарил, отремонтировал за свой счет и умер. Не успел, бедняга, насладиться.

– Щедрый, должно быть, любовник-то, – заметила Мариша.

– Ну дак! – откликнулась бабка. – У Ленки других и не водится. Она себе цену знала.

– А вроде бы и некрасивая, – заметила Мариша, не имея ни малейшего представления, как выглядит эта Ленка.

– Кто? Ленка? А вот этого и не поймешь. Краски на морде завсегда столько, что, какая она настоящая, и не скажешь. Но одевалась красиво. И ноги у нее от ушей начинаются, мужики нынче это обожают. И фигура в порядке. Сиськи обтянет, а юбка едва срам прикрывает. Но все равно, как увидишь, что она навстречу идет, так рот откроешь и глаз оторвать не можешь. Чисто леденец на палочке.

– А того, кто подарил ей квартиру, вы видели?

– Нет, говорю же, он у нее как только оформил дарственную на квартиру, еще ремонт шел, как помер, – сказала соседка, отхлебывая остывший чай.

– Ясно, – сказала Мариша. – Спасибо. У вас не найдется «Желтых страниц»?

– В туалет, что ли, тебе понадобилось? – удивилась бабка. – Так ты не стесняйся, у нас там туалетная бумага есть. Сходи себе на здоровье.

Больше Мариша настаивать не решилась. Заглянув на минутку в туалет, она отправилась домой. В дверях ее нагнала старуха и что-то шепнула на ухо. Повеселевшая Мариша наконец отправилась домой.

Дома она первым делом позвонила маме, но там никто не подошел, должно быть, Тамара Ильинична все еще находилась у своей сестры в больнице. Потом Мариша принялась искать справочник. После не очень долгих поисков Мариша поняла, что она здорово сэкономит время, если не будет справочник искать дома, а прямо пойдет и одолжит его у кого-нибудь. Например, у Даши – то есть у меня.

Не знаю почему, но, когда что-то случалось, мое имя Марише приходило в голову в первую очередь. Я этому вовсе не радовалась, так как ни разу, клянусь, ни разу Мариша не явилась ко мне просто так, не принеся с собой сложнейших проблем и кучу хлопот. Вот и теперь. Едва я собралась вымыть голову, налила в таз теплой воды и смочила волосы, как раздался звонок в дверь. Чертыхнувшись, я замотала голову полотенцем и пошла открывать.

– Голову моешь? – удивилась Мариша. – А у нас горячую воду отключили. А у вас нет?

– А ты моешься только, когда вода в доме есть? – ехидно спросила я. – А я вот, представь себе, такая чистюля, что воду грею на плите, а сейчас она ждет меня и остывает.

– Так я некстати? – проявила потрясающую догадливость Мариша. – Но ты мне, собственно, и не нужна. Иди мойся, только дай мне какой-нибудь справочник.

Я сунула ей растрепанный и пухлый том «Весь Петербург» за 1998 год, который лежал в прихожей вместе с другой макулатурой, приготовленной для помойки, и ушла домывать голову. Времени у меня на это много не ушло, чего там, короткая стрижка, что ни говори, огромный шаг на пути женской независимости от мужской деспотии. Волосы им, мерзавцам, длинные нравятся, ха! А попробовали бы они эти волосы вымыть, а потом расчесать, а потом уложить. Вот и носили бы сами лохмы, а то вечно на нас самое трудное перекладывают.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное