Дарья Калинина.

101 способ попасть в рай

(страница 6 из 27)

скачать книгу бесплатно

– Так вы говорите, что за рулем моей машины сидел мужчина? – этим вопросом Кораблев встретил подруг прямо у порога. – Вы не ошибаетесь?

– Нет, точно мужчина, – заверила его Мариша и на всякий случай добавила: – Молодой.

Кораблев явственно заскрипел своими превосходными зубами и сжал кулаки.

– Вот дрянь! – прохрипел он, а на его лбу вздулась жила. – Потаскуха!

– Что? – слегка оторопели подруги, отступив от покрасневшего от злости мужика. – Кто?

– Анна! – взревел художник. – Это я ей сегодня машину дал! Как она меня умоляла! Клялась, что будет с ней обращаться бережней, чем с собственным младенцем, если бы он у нее был. Что за дрянь! Хахаля своего за руль пустила. В мою машину чужого мужика!

И художник заметался по квартире. Перегородок в мансарде по каким-то причинам не было, поэтому простора у Кораблева для выхода его злости оказалось предостаточно. Пробежавшись пару раз взад и вперед, Кораблев слегка запыхался и успокоился. Он плеснул себе «Кисловодской» воды из бутылки и жадно отхлебнул. Водичка окончательно остудила его пыл. И подруги с облегчением заметили, что краснота, покрывающая лицо и шею художника, пошла на убыль.

– Может быть, расскажете все по порядку? – предложила ему Юля. – Судя по всему, вы не знаете мужчину, который врезался сегодня в машину моей подруги?

– Откуда мне знать всех хахалей этой путаны? – раздраженно произнес Кораблев. – Я за ней не слежу!

И, плюхнувшись на диван, он принялся говорить. Ему уже немало лет. И в своей жизни он достиг вершин материального благополучия, во всяком случае, насколько это возможно для человека его творческой профессии у нас в стране. Художник считал, что своему успеху он был обязан, помимо таланта, еще и удачей. После того как он по совету своего друга имиджмейкера отрастил роскошные волосы и бороду, его внешность стала привлекать к нему скучающих богатеньких дамочек, которые охотно выкладывали за портреты, написанные «самим Кораблевым», крупные суммы. Мода на него росла как снежный ком. Таким образом Кораблев, не прикладывая особых усилий, что называется, «попал в струю». Теперь от него ничего уже и не требовалось, кроме как заламывать бешеные суммы за свою работу, соответствовать своему образу и писать женщин, их дочек, тетушек и домашних любимцев. А животные выходили у Кораблева просто великолепно, становясь неуловимо чем-то похожими на своих хозяев.

Но вот в личной жизни Кораблеву по какой-то таинственной причине не везло. То есть женщины были, и очень даже много. Но ни одна из них не пожелала стать его постоянной спутницей. Они приходили и уходили. Потом снова приходили, чтобы в очередной раз уйти. Ни одна не задерживалась в его доме дольше суток. При этом женщины испытывали к Кораблеву искреннюю симпатию, и он платил им тем же. Даже охотно остановился бы в своем выборе на любой из своих подруг. Но чем упорней он им предлагал руку и сердце, тем активней они сопротивлялись.

И вот парадокс! Многие мужчины мечтали бы о такой ситуации, когда толпа женщин наперебой предлагает необременительные отношения, даже не заикаясь о загсе.

Но Кораблев-то мечтал о другом. О тихих семейных вечерах и, как ни странно, о собственных детях. Но, по иронии судьбы, ему попадались лишь самые ярые противницы официальных уз. Помучившись до сорока лет, но так и не создав семьи, Кораблев смирился. И стал принимать своих женщин такими, какие они есть.

– Анна – одна из моих студенток, – сказал он. – Способная девочка. Но малость без царя в голове. И как ей удалось меня убедить дать ей мой «Мерседес», уму непостижимо! Хотя я не предполагал, что она пустит за руль какого-то типа. И что, вы говорите, он был симпатичный?

Ничего такого подруги не говорили, но все же кивнули.

– Ужасно! – схватился за голову художник. – Может быть, она за него еще и замуж собралась?

И он в отчаянии посмотрел на подруг. В его темных глазах стояли слезы.

– Ну зачем вы так! – постарались утешить его подруги.

– Может быть, это был ее брат, – наивно предположила Юля.

– Или племянник! – добавила Мариша.

– Не смешите меня! – грустно вздохнул Кораблев. – Все меня обманывают! Увы, я проклят! Обречен быть одиноким!

И он зарыдал самыми натуральными слезами, то колотя кулаками по диванным подушкам, то простирая руки к подругам, призывая их разделить его отчаяние. Подруги переглянулись. Они пробыли в обществе Кораблева всего полчаса, но уже чувствовали некоторый эмоциональный дискомфорт. Художник был из тех людей, которые умеют держать собеседника в напряжении. Если и его подругам приходилось наблюдать попеременно то вспышки его ярости, то самого жалкого отчаяния, неудивительно, что долго рядом с Кораблевым они не выдерживали. Бедняжкам просто требовалось передохнуть от своего привлекательного, явно эмоционально неуравновешенного и утомительного любовника.

Наконец художник несколько успокоился и затих на диване.

– Вы не хотите позвонить этой своей Ане и все выяснить? – робко предложила Юлька.

Эффект был ошеломительный. Кораблева словно подбросило мощной пружиной.

– О да! – возопил он, подскакивая в воздух на добрые полметра от испуганно шарахнувшихся от него в стороны подруг. – Немедленно! Где моя записная книжка? Где телефон?

И он заметался по мансарде, заражая своим нервным возбуждением и подруг. Они тоже кинулись искать телефон и записную книжку. Наконец и то и другое было найдено, и художник принялся звонить Ане.

– Ты где, солнышко? – неожиданно ласковым голосом произнес он. – Котенок, ты что, спишь?

Судя по всему, Аня действительно спала.

– А где моя машина? – еще ласковей поинтересовался у нее художник.

Аня что-то ответила. Кораблева ее ответ явно ошеломил.

– А почему же не зашла тогда? – пробормотал он. – Ну, ясно. А потом почему не вернулась? Не хотела мешать? Знала, что я буду работать? Деточка моя! Любимая! Ты же знаешь, я рад тебя видеть в любую минуту. Ты должна пообещать мне, что никогда больше не будешь говорить, что ты мне мешаешь. Нет, пообещай!

В конце концов невидимая Аня пообещала, и Кораблев от нее отстал.

– В общем, так, – произнес он, поворачиваясь к подругам. – Моя Анечка говорит, что поставила мой «Мерседес» на стоянку еще в одиннадцать часов вечера, как мы с ней и договаривались.

– Да? – разочарованно переглянулись подруги. – А она не врет?

– Сейчас спустимся и проверим. Как говорится, доверяй, но проверяй. Стоянка всего в трех шагах от моего дома, – заявил Кораблев.

И в самом деле, крохотная стоянка на пару десятков машин обнаружилась во дворе соседнего дома. В будочке скучал крепкий детина с овчаркой на поводке. Собака начала радостно вилять хвостом, увидев Кораблева. Да и сам охранник расплылся в приветливой улыбке.

– Геннадий Петрович, вы куда в такую рань? – спросил он у художника.

– Я еще и не ложился, – буркнул в ответ тот, обшаривая глазами стоянку. – Толя, а когда вчера вернули мою машину?

– Точно не помню, но сейчас посмотрю, – откликнулся охранник, ныряя в будку.

Через минуту он выскользнул обратно, держа в руках ящик, откуда извлек какую-то карточку с выбитыми на ней числами.

– У нас же строго, вы сами знаете, – начал он, – нам каждый раз велено регистрировать все машины. Вот у вас, Геннадий Петрович, к примеру, оплачено круглогодичное обслуживание, а хозяин все равно твердит, чтобы я все машины без различия регистрировал. Так что тут все записано. А вот и карточка вашей машины. Хотя я и так помню, машину-то с вечера не вы ставили. А ваша подруга. Так все равно время зафиксировано. Двадцать два часа сорок шесть минут. Ровнехонько в это самое время ваша подруга проехала через ворота на стоянку.

– Она была одна? – строго обратился к охраннику художник.

– Кто?

– Не притворяйся! Анька одна была?

– Конечно, – вздохнул охранник. – Поставила «Мерседес» и ушла. А я думал, к вам она пошла. Что, нет? Не дошла?

И на его лице отразилась искренняя тревога.

– Не волнуйся, все в порядке, – Геннадий Петрович махнул рукой и, не попрощавшись, пошел прочь.

Подруги побежали за ним следом.

– Может быть, все же помочь чем? – крикнул вслед охранник, но так и не дождавшись ответа, пожал плечами, поманил собаку и с ней вернулся в свою будку.

Подруги едва догнали быстро шагающего художника. Он скорбно воззрился на них и произнес неожиданно плачущим голосом:

– Как вы могли так меня растревожить? Смутили мой душевный покой! Заставили меня подозревать невинного ребенка! А она только час всего и пользовалась машиной. Доехала до своей школы, где у них проходил вечер, посвященный сорокалетию. Пофорсила перед одноклассниками тачкой. А потом вернула ее на место. Как мы и договаривались. Не могла она успеть за это время посадить за руль никакого мужчину.

– Что это за встреча такая, где одним часом все заканчивается? – с подозрением прищурилась Мариша.

– Она и не закончилась, но вы понимаете, там же выпить обязательно предложат, – пожал плечами художник. – Что же за встреча, если не выпить при этом? Ну, вот Аня и собиралась сказать, что пить она, не поставив свою дорогую машину на стоянку, не будет.

– И как же…

– Поэтому она собиралась отогнать машину на место, а потом вернуться на такси и спокойно продолжить вечер встречи с одноклассниками. Дело-то было уже сделано. Все видели, что она прикатила на дорогой машине. А что уж потом она с этой машиной собиралась делать – это никого не касается. Всего на час ей машина и нужна была. Говорю же, пофорсить захотелось. Девочка моя любимая! Котеночек! Я должен к ней немедленно поехать и просить у нее прощения! Да! Да! Немедленно!

И художник кинулся обратно на стоянку. А еще через три минуты мимо подруг пролетел темно-вишневый «Мерседес», обдав их теплым порывом нагретого воздуха.

– Приходится признать, что с первой машиной у нас полный облом получился, – вздохнула Мариша, когда они забрались в ее «Форд», оставленный чуть дальше по улице.

– Да, Галочка уехала со своим Сеней из кафе уже после одиннадцати, – кивнула Юля. – А «Мерседес» Кораблева в это время уже стоял на стоянке возле его дома. И никакого Сенечки художник знать не знает.

– Это как раз не самое важное, – пробормотала Мариша. – А вот с показаниями охранника не поспоришь. Даже и не с ним, а с той системой, которая заведена на той стоянке. Покидает машина стоянку или, наоборот, приезжает, все фиксируется. С человеком эта Аня еще могла бы договориться, подкупить наконец, а с автоматикой такой номер не пройдет. Выходит, машину художника смело сбрасываем со счетов. Звони по следующему телефону.

– Ой, рано, – покачала головой Юлька.

– Утро уже почти. Авось там проснулись.

Но, увы, по второму телефону никто трубку не снял. Пришлось подругам ехать по адресу, указанному Леопольдом в числе других координат владельцев вишневых «Мерседесов». К счастью, это было недалеко. Через десять минут подруги оказались на станции метро «Приморская». Владелец второго темно-вишневого «Мерседеса» жил в новом доме, стоящем почти на берегу залива. Двор был огорожен аккуратной металлической решеткой, и за ней стояли машины. Но охранника тут не было. Его роль выполнял современный замок, намертво приваренный к металлическим воротам. Открыть его можно было только с помощью специального ключа, какового у подруг, разумеется, не было. Подруги потыкались в закрытые ворота и задрали головы. Забор был мало того что высокий, так еще и сконструирован из чего-то, здорово напоминающего остро заточенные пики в два с половиной метра высотой.

– Ни за что не поверю, чтобы припозднившиеся гости жильцов проникали за ограду через забор, – сказала Мариша.

– Конечно, нет, – фыркнула Юля. – Тут должна быть калитка или какое-то переговорное устройство.

– Но его нет, – возразила Мариша. – Только замок на воротах. Ты же видишь.

– Вижу, вижу, – пробормотала Юлька. – А вот и переговорное устройство собственной персоной.

И действительно, к ним, мелко семеня, приближалась сухонькая бабка, угрожающе хмурясь при этом.

– Ну, чаво вам ни свет ни заря надоть? – ворчливо поинтересовалась она у подруг.

Каким-то шестым чувством подруги поняли, что бабка их интереса к темно-вишневому «Мерседесу» не поймет.

– Вход ищем, – лишь частично ответила правду Мариша.

– А зачем он вам? – неприветливо отозвалась бабка.

– Жилец нам нужен, – ответила Мариша. – Хомченко Иван. Из семьдесят третьей квартиры.

– Иван Федорович еще спят, – поджав губы, ответила бабка. – Они никогда раньше одиннадцати утра не поднимаются.

– Это с кем же он живет? – спросила Юлька.

Бабка просверлила ее взглядом и неожиданно мягко ответила:

– Одни они живут. Вдовеют уж второй месяц. Несчастье у них. Жена второй месяц как убилась.

– Да вы что? – ахнула Юлька.

– Да и то, – тряхнув головой, ответила бабка. – Молодая была. Глупая. Иван Федорович по доброте своей машину ей купили. А она, дура эта… Прости, господи, что о покойнице плохо отзываюсь! – И бабка несколько раз перекрестилась. – Да только так оно и есть, что глупо получилось, – продолжила она. – Иришку от машины оторвать нельзя было. Целыми днями на этой машине гоняла. Да и то сказать, Иван Федорович не поскупились. Красивую машину ей купили. Этот, как его… «Мерседес». Вот! Уж я на что в машинах не разбираюсь, а и то поняла, что дорогая машина. Блестела вся. Вишневая такая. Загляденье. Только позавидовал, должно быть, кто-то. Вот и не поездила Иришка на ней и недели. Разбилась. Сама насмерть и еще людей покалечила.

– О! – переглянулись подруги. – Какой ужас! Мы и не знали, что у Ивана Федоровича такое горе.

– Мы его поздней навестим, – произнесла Юлька. – Днем. Пусть спит. Сил набирается. Какое горе! Потерять жену. И вы говорите, машину не восстановить?

– Какое там! – махнула рукой бабка. – Автогеном металл резали, чтобы Ирку и пассажиров достать. Она еще и подружек с собой кататься позвала. Хорошо, те сзади сидели, так живы остались. И то спасатели сказали, что чудо это настоящее. Машину так покорежило, что сразу на свалку свезли. И хваленые подушки эти надувные не спасли. Так и понятно, когда машина всмятку, какие там подушки помогут.

– Ужас! – повторили подруги, поспешно отступая. – Передавайте привет Ивану Федоровичу. И соболезнования.

И подруги пустились бежать, прежде чем бабка догадается спросить, а от кого, собственно, привет-то передавать.

– Что же, – сказала Мариша, когда они отъехали от дома с бдительной консьержкой. – Две машины мы можем смело сбросить со счета. Остается последняя. Считай, что Сенечка у нас в кармане. Владелица женщина, наверное, отдала свою машину любовнику или мужу. Или муж на жену оформил, чтобы от налогов уйти.

– А почему ты не думаешь, что она ее просто продала по доверенности? – спросила Юлька.

– Потому что такие дорогие машины по доверенности обычно люди не продают, – сказала Мариша. – Доверенность – вещь ненадежная. Сегодня человек тебе доверяет, а завтра он сам передумает или помрет, а его наследники возьмут и отзовут доверенность. Да и вообще, мало ли что может произойти. А новый «Мерседес» – это же целое состояние. Кому охота, чтобы это самое состояние у него взяли и отсудили? Нет уж, такие дорогие машины записывают либо на себя любимого, либо на очень близкого и надежного человека.

К тому времени, когда подруги добрались до владелицы третьего и последнего «Мерседеса» из их списка, уже совсем рассвело. Для визита, конечно, все равно было еще рановато. Но подруги уже едва стояли на ногах от усталости и выжидать более приличное время никак не могли. Дверь им открыла восточного типа, но хорошенькая и уже бодрая девушка в передничке. В квартире вкусно пахло кофе и чем-то душистым.

– Хозяйка еще не встала, – сообщила девушка подругам, пытаясь захлопнуть у них перед носом дверь.

– Нам, собственно говоря, нужна не она сама, а ее машина, – сказала Юлька.

– «Мерседес» темно-вишневого цвета, – добавила Мариша и выдала историю о водителе, врезавшемся в ее собственную машину.

– Вы ошибаетесь, – покачала головой девушка. – Рената Ибрагимовна ту машину уже две недели как поставила в салон на продажу, и, конечно, она на ней никуда не ездит.

– Новую машину на продажу? Но зачем?

– Ей этот «Мерседес» при разделе имуществе на разводе достался, – ответила девушка. – А он ей не нужен. У Ренаты Ибрагимовны и своя машина есть.

Подруги переглянулись.

– И машина стоит в салоне? – спросила они у девушки.

– Ясное дело, – пожала плечами та. – Можете проверить, если мне не верите. Только сдается мне, что вы либо номера перепутали впопыхах, либо еще что-то.

– Адрес салона, где машина вашей хозяйки стоит, знаете? – мрачно спросила Мариша, чувствуя, что их поиски Сенечки на темно-вишневом «Мерседесе» еще очень и очень далеки от благополучного завершения.

– «Авто-Мерс», – без запинки отрапортовала горничная. – Вообще-то там только свежие машины из Германии стоят. Со стороны машины не берут. Но владелец этого салона друг отца Ренаты Ибрагимовны. Машину бывшему мужу Ренаты Ибрагимовны через него покупали. Поэтому он и согласился выставить ее в своем салоне.

– Но пока ее еще не купили?

– Насколько я знаю, нет, – покачала головой девушка. – Поезжайте убедитесь. Только не упоминайте, что вы от меня узнали про «Мерседес».

Подруги пообещали девушке выполнить ее просьбу и с благодарностью ушли.

– Что делать будем? – вздохнула Юлька. – Салон раньше десяти-одиннадцати утра не откроется. А сейчас еще восьми нет. Может быть, передохнем у меня часочек?

Мариша предложение поддержала с воодушевлением. Оказавшись у Юльки дома, подруги едва добрели до кровати.

– Только спать не будем, – предупредила Юлька Маришу, уже проваливаясь в сон.

Ответа она не дождалась. Мариша крепко спала. А через секунду заснула и сама Юля.

Глава пятая

Проснулись подруги от резкой телефонной трели. Аппарат стоял со стороны Мариши, поэтому она и схватила трубку.

– Алло! – хриплым со сна голосом произнесла она, не открывая глаз и еще не вполне осознавая, где она, кто она и что делает.

– Это Васятин, – сообщил ей свежий мужской голос. – Вы можете явиться через час к следователю?

– Конечно, нет, – пробормотала в ответ Мариша. – Я сплю!

– Не заставляйте меня высылать за вами группу задержания, – посоветовал ей тот же голос. – Приезжайте сами. И мой вам совет… – Тут голос понизился до конфиденциального шепота: – Сразу же заявите, что вы явились с повинной.

От этих слов Марише стало нехорошо. Она открыла глаза, увидела рядом с собой Юльку и поняла, что слова собеседника относятся к ее бедной подруге.

– Что вы имеете в виду? – тем не менее пискнула она.

– Давайте не будем играть с вами в слова, – сказал Васятин. – Мы оба взрослые люди и понимаем, что за свои ошибки нужно платить. Кстати, если у вас есть адвокат, можете захватить его с собой.

После этого Васятин продиктовал адрес, куда следовало Юльке явиться вместе с адвокатом ровно через час.

– Нам не успеть! – в отчаянии воскликнула Мариша.

– Хорошо, через два часа. Но приходите обязательно и помните, что раскаяние смягчает вину, – закончил Васятин и повесил трубку.

– Кто там звонил? – спросонок пробормотала Юлька.

Мариша продрала наконец глаза. Если честно, то короткий разговор с опером подействовал на нее как ледяной душ. Сон словно рукой сняло. Часы показывали двенадцать. В голове гудело, перед глазами маячила Ника с поводком в зубах и укоризной на морде, а в ушах Мариши звенел страшный голос Васятина. Мариша покосилась на Юльку, которая все еще безмятежно улыбалась чему-то во сне, и порадовалась, что сама сняла трубку. Однако хочешь не хочешь, а пришлось сказать Юле, что ее ждут через два часа у следователя. К удивлению Мариши, Юлька отреагировала спокойней, чем она ожидала.

– Ну да, – кивнула она, – Васятин предупреждал, что меня еще вызовут.

– Может быть, захватить с собой адвоката? – тактично предложила Мариша. – Следователь будет не против.

Но Юлька подняла ее на смех.

– Во-первых, это нелепо, тащить из-за простого разговора со следователем с собой адвоката, – сказала она. – А во-вторых, у меня нет никакого знакомого адвоката. И конечно, за эти два жалких часа я никого стоящего не найду. Мне же еще нужно погулять с Никой, привести себя в порядок и добраться до следователя. Адрес они тебе хоть сказали?

Мариша назвала его.

– Так это же минут сорок ехать! – ахнула Юлька. – А то и больше. В разгар рабочего дня, на дорогах всюду пробки.

И она быстро выскочила из постели и помчалась в душ. Мариша посмотрела ей вслед и вздохнула. Конечно, Юлька не разговаривала лично с Васятиным, поэтому и не чует опасности, над ней нависшей. А вот она, Мариша, с ним беседовала. И ей очень не понравился покровительственно-сочувственный тон, которым он с ней разговаривал, приняв ее за Юльку. Пока Юлька плескалась в ванной, Мариша раскрыла справочник и нашла в нем телефон и адрес салона «Авто-Мерс». Он находился на улице Маршала Блюхера. Насколько помнила Мариша, там по большей части имелись просторные пустыри, гаражи, воинская часть и линия высоковольтных проводов, под которыми ничего не росло, кроме этих самых автосалонов, моек, авторемонтных мастерских и магазинов запчастей для иномарок и отечественных машин.

– Ты разве не со мной? – спросила Юлька, выйдя из душа и увидев Маришу, уже готовую к выходу.

– Нет, я подъеду поздней, – сказала Мариша. – С Никой я уже погуляла. Ты езжай к следователю, а я смотаюсь пока в этот автосалон. Поговорю с Сенечкой. Если повезет, то доставлю Галочку к следователю и отвлеку тем самым его внимание от твоей скромной персоны.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Поделиться ссылкой на выделенное