Дарья Донцова.

Ромео с большой дороги

(страница 3 из 24)

скачать книгу бесплатно

– Одна – да.

– Не занимай, – заплакала Таня. – Скоро приеду, нищая, голая, голодная, разбитая. Пойду босиком из Москвы по Новорижскому шоссе, сквозь дождь и снег…

– Сейчас май, – напомнила я.

– Скоро зима, – всхлипнула Таня.

Из моей груди вырвался протяжный стон. Нет, ради собственного спокойствия придется искать шубу.

– Прекрати реветь! – приказала я. – Скажи, Карина Коралли присутствовала в момент, когда неизвестная тебе женщина забирала манто?

– Ага, – уныло ответила Танюша.

– Вот и все! Проблема, считай, решена, – улыбнулась я. – Давай телефон Кары, сейчас звякну ей, узнаю имечко не растерявшейся тетки, прихватившей шиншиллу, съезжу к даме и заберу манто. Голову на отсечение даю, нахалка тоже набралась по самые брови и теперь пытается сообразить, откуда у нее шубенка.

– Так она и отдаст розовую шиншиллу… – усомнилась Танюша.

– Насколько поняла, вещь уникальна, – попыталась я растолковать подруге суть вопроса, – второй такой в Москве нет.

– Подобной и в России не найти, – кивнула та.

– Следовательно, дамочке ее не продать и даже не надеть. Ясно? Ее могут обвинить в воровстве. Давай телефон Карины Коралли.

Танюша вскочила с кровати.

– Он в мобильном, щас в машину сбегаю.

Глава 4

Желание сохранить статус жены богатого мужа придало Татьяне резвости. Но через пять минут она вернулась назад с воплем:

– Сотовый посеяла!

– Погоди, – напомнила я, – тебе же Сергей звонил, совсем недавно!

Таня закивала:

– Верно.

– Значит, мобильный лежит в прихожей.

– У меня их два, – понизив голос, объяснила Танюшка. – Один для Сереги и тебя, другой для остальных. Ты ж знаешь, какой Боровиков ревнивый, извел бы вопросами: кто трезвонит, зачем, где номерок взял… Про второй мобильник он не знает.

– А вдруг бы он в его присутствии зазвонил?

– Не, я его в машине прячу.

– Все равно опасно, муж мог случайно обнаружить телефон.

– Ерунда, сказала бы, что ты забыла, – ухмыльнулась Танюша. – А если бы начал шарить в записной книжке, ни хрена не понял бы, там сплошные клички.

– Ты просто суперагент, – восхитилась я.

– Жизнь с Боровиковым и не такому научит.

– Значит, второй телефон испарился…

– Ага, – закивала Танюша. – Куда ж я его подевала?

– И номера Коралли мы не имеем, – подытожила я.

– Ты знакома с Ирой Левинской?

– Да, – кивнула я.

– Звони ей, – велела Танюшка, – Коралли ее расчудесная подружка.

Спустя десять минут недовольный сонный голос Левинской продиктовал нужные цифры. Я, полная энтузиазма, набрала номер и услышала:

– Какого черта?

– Карина?

– Ну?

– Я вас, наверное, разбудила. Простите, пожалуйста, это Даша Васильева.

– Кто? – зевнула Коралли.

– Бывшая жена Макса Полянского, свекровь Ольги Воронцовой, нашей телезвезды, мать Аркадия, адвоката, который…

– Здравствуйте, Даша, – окончательно проснулась Кара. – Давно вас не видела.

Как дела?

– Спасибо, хорошо, – вежливо ответила я. – Карина, у меня к вам вопрос.

– С удовольствием отвечу, если только он не связан с моим возрастом и количеством ботокса на лице, – хихикнула Коралли.

– Нет, – подхватила я нить беседы, – все намного проще. Вы вчера были в гостях у Марины Волковой?

– Только вернулась от нее.

– Вы видели Татьяну?

– Которую? Суре? Конечно, она шикарно выглядит… – зачастила Карина.

– Не о ней речь, – попыталась я перебить Коралли, – а о…

– Мушкиной? – не дала мне договорить Карина. – Цветет и пахнет, и…

– Вы с Борейко знакомы? – вновь вклинилась я в трескотню Коралли.

– Ах, эта… Ну… да. Очень противная особа.

Я ткнула пальцем в клавишу громкой связи, и нервный голосок Карины загремел на всю спальню.

– Крайне невоспитанная дамочка. В наши демократические времена не принято кичиться богатством. Это же моветон, выставлять напоказ брильянтовые кирпичи, а Борейко всякий раз пытается затмить собой новогоднюю елку. Смешно. Кстати, у нее дико ревнивый муж, говорят, он не разрешает ей одной никуда ходить, наша Танечка оттягивается лишь тогда, когда ее Отелло сваливает в загранку. Странно, что никто еще не донес козлу, чем его половина занимается, пока муженек «капусту» зарабатывает.

Я глянула на Таню. Та, сжав кулаки, уставилась на тараторящую трубку, словно на гремучую змею.

– Вчера она явилась на вечеринку в ужасной шубе, – радостно сплетничала Коралли. – Опустим тот факт, что для длинного манто уже не сезон. Небось ей только-только его купили, вот и приперлась. Господи, Даша, вы бы видели этот кошмар! Розовый кролик!

– Шиншилла, – быстро поправила я.

– О, нет, конечно, самый простецкий зайчик с пуговицами от Сваровски. Варварское великолепие, шик рабочих окраин, мечта штукатурщицы из деревни Хрюково. Вульгарная вещь!

– Значит, видели манто?

– Ну конечно. Восхитительная безвкусица, как раз для Борейко.

– Сука! – подскочила Танюша.

Я быстро приложила палец к губам и продолжила допрос:

– Вроде вы его мерили?

– Да, – нехотя призналась Карина. – А как следовало поступить? Стою себе тихонечко в маленьком черном платье, и тут появляется Борейко, трясет крашеными останками кролика и восклицает: «Хочешь набросить красоту?» Отказать? Пришлось примерить. Мрак!

– После вас кто взял шубу?

– А что?

– Понимаете, манто пропало.

– Вау! – завопила Карина. – Где?

– На тусовке. Его мерили и не вернули.

– С ума сойти… – прошептала Коралли. – Уж не меня ли подозреваете? Надеюсь, Боровикову не придет в голову идея посчитать бедную Карочку воровкой? Я держала в руках шубу, но вернула ее. Господи, да она стоит дороже моей квартиры!

– Кролик? – ехидно осведомилась я.

– Это шиншилла, – грустно признала Коралли. – Причем не крашеная. Уж не знаю, чем кормили грызуна, чтобы добиться такого цвета. Может, давали ему котлетки из марганцовки? Офигенно дорогая вещь. Хоть Танька и противная выскочка, но мне ее жаль. Потерять такое манто!

– Люди говорят, что вы его не отдали, – нагло заявила я. – Знаете, Карина, я испытываю к вам искреннее расположение, поэтому спешу предупредить: Борейко абсолютно уверена, шубейку взяла померить и заныкала Коралли.

– Да нет же! – испугалась Карина. – Я ее точно сняла и вернула Таньке, а та… та… О! Вспомнила! Борейко сразу напилась, да, ужралась в момент. Небось уже тепленькая прикатила, она бухает сильно…

– Ах ты сука! – снова ожила Танюшка.

Я укоризненно глянула на подругу, а Коралли, не подозревавшая о том, что Борейко сидит сейчас около трубки, весело продолжила:

– Всегда под газом ходит: коньяк, водка, пиво… Брр! Наверное, скоро на кокаин перейдет. Так вот, манто она у меня выхватила и какой-то девке дала.

– Кому?

– Не знаю, первый раз ее видела.

– Можете описать внешность девушки?

– Легко. Такая стройная.

– Цвет волос?

– Блондинка.

– А глаза?

– Наверное, голубые.

– Особые приметы?

– Что?

– Ну, может, шрамы, родимые пятна.

– Не-а, – протянула Коралли, – Ванька таких не любит.

– Кто?

– Ваня Болтов, – пояснила Карина, – хозяин издательского дома «Хи».

– А он тут при чем?

– Так блондинка с ним пришла! – завопила Коралли. – Абсолютный Ванькин типаж! Волосы длинные, юбка до пупа, грудь силиконовая, ногти гелевые, мозги резиновые.

– Вас не затруднит дать мне координаты Болтова?

– Дерьмо вопрос! – взвизгнула Коралли, начисто позабыв о хорошем воспитании. – Правда, имею лишь его рабочий номерок, он мобильный никому не сообщает. Сукин сын! Точно, его девка шубу сперла! Я, если надо, подтвержу! Можете на меня рассчитывать!

Записав цифры, я попрощалась с Кариной и глянула на Таню.

– Мерзкая дрянь, – ожила Борейко. – Не поверишь, каждый раз, при любой встрече, мне на шею кидается и в любви клянется.

– Тебя удивляет двуличие завсегдатаев светских вечеринок?

– Нет! – рявкнула Таня. – Но есть же предел!

– По-моему, сейчас надо срочно звонить Болтову, – переключила я внимание Борейко в иное русло.

– Начинай, – скомандовала Танюша.

Я невесть почему моментально подчинилась приказу.

– Бур-бур-бур-бурмедиа, – пропело из трубки, – рады вашему звонку. Наберите номер нужного сотрудника в тональном режиме или дождитесь ответа секретаря. – В трубке щелкнуло. – Здравствуйте, меня зовут Олеся. Чем могу помочь?

– Соедините, пожалуйста, с господином Болтовым.

«Ту-ту-ту» раздалось в трубке.

– Слушаю вас, я – Анна.

– Мне нужно побеседовать с Ваней Болтовым.

– Иван Николаевич на совещании.

– А когда освободится?

– На какое время вам назначено?

– Э… э… на сегодня, на… час дня… хотя могла перепутать.

– Минуту. Вы господин Убейконь?

Танюшка зажала рот руками и упала в подушки. Я, стараясь сохранить спокойствие, ответила:

– Верно, Убейконь. Но я женщина.

– Бога ради, простите! – оживилась секретарша. – Мы ждем вас, как договаривались, ровно в тринадцать. Иван Николаевич весь в предвкушении встречи.

Я швырнула трубку на стол.

– Значит, так. Сейчас поеду к этому мачо, владельцу журнала о тряпках, вытрясу из него телефон и адрес девицы, скатаюсь к красотке, отберу шубу и вернусь сюда в компании с твоей шиншиллой.

– Супер, – сонно прошептала Танюшка и начала заползать под одеяло.

– А ты спускайся вниз и устраивайся в гостевой комнате.

– Мне и тут классно.

– Это моя спальня.

– И что? Пролежу матрас? Не вредничай, – пробубнила Таня и блаженно закрыла глаза. – Я всю ночь не спала, страшно устала… Покемарю тут, пока смотаешься. Ты особо не задерживайся!

Подпихнув под себя подушку в измазанной остатками своей косметики наволочке, Танюшка, забыв скинуть вечернее платье и изодранные колготки, натянула на себя пуховую перинку и засопела. Я покачала головой. Наша райская птичка абсолютно уверена, что является подарком, все рады увидеть Танюшу у себя дома в любое время и каждый готов освободить для красавицы собственную постель.

В приемной Болтова меня встретила роскошная блондинка.

– Вы к нам? – с самой счастливой улыбкой воскликнула красавица.

– Мне назначено на тринадцать, – кивнула я и представилась: – Госпожа Убейконь.

– Сделайте одолжение, присядьте на минуточку, – попросила девушка.

Я умостилась на холодном, скользком кожаном диване и стала рассматривать окружающий пейзаж. Бело-черные стены, увешанные фотографиями, красная мебель, двери цвета огнетушителя, подвесные потолки с мерцающими лампочками и столы, похожие на железных пауков, – в общем, разбушевавшийся хайтек в самом жутком его проявлении.

– Эй ты! – послышалось слева.

Мы с секретаршей одновременно повернули головы, и я моментально рассердилась на себя: не следует реагировать, если некто в вашем присутствии издает бесцеремонный оклик. А с ним в приемную с топотом ввалился потный дядька в грязных джинсах и сильно мятой рубашке.

– Эй ты! – повторил он и, ткнув в блондиночку корявым пальцем, продолжил: – Скажи там, я пришел.

– Вам назначено? – изогнула правую бровь секретарша.

– Верно, – кивнул нахал и плюхнулся в кресло.

До меня моментально долетел «аромат» пота и несвежей рубашки. Очевидно, до блондиночки-секретарши тоже донеслось сие амбре, потому что на ее личике возникла совершенно непрофессиональная гримаса отвращения.

– Ну? Чего уставилась? – буркнул мужчина. – Вали в кабинет и дерни начальника за жопу.

– Назовите вашу фамилию, – каменным тоном попросила девица.

– Офигела? Это я. Не узнала?

– Простите, нет.

– Ну и дура! Я Убейлошадь, – гаркнул хам. – Болтов в час дня должен меня принять.

Блондиночка кашлянула.

– Вас в очереди нет.

– Еще почему?

– Очевидно, не записывались.

– Чушь! Лично звонил. Дай сюда ежедневник.

– Нет, – твердо ответила блондинка, – это секретный документ.

– Чего? – рявкнул дядька. Потом он встал, подошел к столу, схватил, несмотря на причитания блондинки, толстую амбарную книгу и заорал: – Дура слепая! Вот стоит: Убейконь!

– Вы представились по-иному, – возмутилась блондинка, – сказали: Убейлошадь.

– Мне еще не удалось встретить в этом городе человека, способного правильно записать такую простую фамилию, – зашипел мужчина. – Вечно все перепутать норовят! Вчера одна идиотка выдала мне пропуск, где стояло «Сдохнипони». Убейконь – это я, то есть Убейлошадь! Ты неверно нацарапала фамилию!

– А вот и нет, – с торжеством воскликнула блондиночка, – я крайне внимательна. Кроме того, Убейконь сидит на диване. Это ее в тринадцать ноль-ноль с нетерпением ждет Иван Николаевич!

Нахал на секунду опешил, но сразу опомнился и завизжал:

– Кто тут Убейконь?

– Она, – указала на меня блондиночка.

Нахал подлетел к дивану.

– Убейконь?

– Оставьте меня в покое, – ответила я.

– Нет, отвечай, ты Убейконь?

– Верно.

– Паспорт покажь!

– С какой стати?

– Потому что я Убейлошадь, – затопал грязными ботинками хам. – А ты кто, чмо перелетное?

Блондиночка сделала быстрое движение рукой, и в приемной материализовались два охранника.

– Что случилось, Лика? – поинтересовался один секьюрити.

– Буянит, – коротко ответила секретарша.

– Пройдемте, гражданин, – ласково попросил противного дядьку сотрудник службы безопасности.

– Я Убейлошадь! – пошел вразнос посетитель. – Вам ясно?

Охранники переглянулись и схватили крикуна за руки.

– Уж извините, – заявил старший из них, – не наше дело, кого вы прихлопнули, лошадь, корову или курицу…

– Главное, чтобы у нас в офисе тишина стояла, – закончил второй.

– Идиоты! – замотал головой мужчина. – Я Убейлошадь, а не конь! Кони тут ни при чем!

– Сейчас разберемся, – пообещали секьюрити и уволокли матерящегося мужика.

– Бывают же такие люди… – вздохнула с облегчением секретарша. – Интересно, когда он в последний раз мылся?

– Похоже, на Новый год, – усмехнулась я.

– Лика, – донеслось из селектора на столе, – приглашай гостя.

Девушка вскочила, распахнула дверь и бойко защебетала в мою сторону:

– Иван Николаевич на месте. Ровно тринадцать, у нас все по графику.

Глава 5

Болтов встал и сделал широкий жест рукой.

– Прошу вас.

Я села на стул, стоящий возле огромного стола, сказала приветливо:

– Добрый день.

Иван Николаевич бросил быстрый взгляд на лист бумаги, лежавший перед ним, затем глянул на меня, снова на бумагу, опять на меня и тихо спросил:

– Вы Уничтожькобылу?

– Наверное, в записи должно стоять «Убейконь», – усмехнулась я.

– Ах, эта Лика! – возмутился глава издательского дома. – Вечно все путает и ставит меня в идиотское положение. Представляете, она положила на стол памятку: в час дня записан Владимир Иванович Уничтожькобылу, хозяин модельного агентства «Звезда». Ладно, фамилия сложная, но вы никак не можете быть Владимиром Ивановичем.

Я улыбнулась. Иван Николаевич тоже растянул губы, и сразу стало понятно: мачо не тридцать лет, его возраст перевалил за сорок. Просто Болтов следит за собой, скорее всего, посещает тренажерный зал, ходит в бассейн, в солярий.

– Чем могу служить? – разом погасил улыбку хозяин гламурного журнала.

– Меня зовут Даша Васильева, – представилась я. – Очевидно, вы знакомы с моим бывшим мужем, Максом Полянским, и встречались с невесткой, Ольгой Воронцовой, она ведет телепередачу про спорт. Вполне вероятно, что слышали и о моем сыне Аркадии, он известный адвокат.

Глаза Ивана Николаевича потемнели.

– Вы та самая Васильева? Вдова барона Макмайера? Лика, Лика! Ну, куда подевалась краса ненаглядная!

Дверь приоткрылась, блондинка всунула голову в кабинет.

– Звали?

– Да! – сердито воскликнул начальник. – Живо кофе для VIP-гостьи.

Отдав указание, Болтов повернулся ко мне.

– Совершенно не понимаю, где люди берут толковых сотрудников, – пожаловался он. – Придешь в какой-нибудь офис, тут же помощники суетиться начинают. А я плачу хорошие деньги и каждый раз вынужден сам рулить процессом. Неужели не понятно девчонке: если в кабинете посетитель, его следует угостить. О, вот и кофеек!

Осторожно перебирая длинными ногами, Лика вступила в кабинет. Сделав пару шагов, она с грохотом плюхнула на маленький столик круглый железный поднос и, развернувшись, собралась уходить.

– Эй, эй! – остановило ее начальство. – Подай чашки гостье и мне. Что там налито?

– Кипяток, – сообщила Лика. – Банка с кофе рядом, еще печенье с сахаром. Конфеты кончились, я сходить не успела.

Болтов покраснел и процедил сквозь зубы.

– Исчезни!

Лика пожала плечами и выскользнула в приемную.

– И что прикажете с ней делать? – вздохнул Иван Николаевич. – Выгнать? Так другая еще хуже будет.

– А вы наймите женщину лет пятидесяти, – посоветовала я, – опытную секретаршу, она не подведет. Кстати, я не вдова барона Макмайера, его женой была моя сестра Наташа. [4]4
  История семьи Макмайер рассказана в книге Дарьи Донцовой «Крутые наследнички», издательство «Эксмо».


[Закрыть]

– У нас гламурный журнал, – не обратил никакого внимания на мое уточнение хозяин кабинета, – обязаны соответствовать. В приемной издательского дома «Хи» посетители ожидают увидеть какую-нибудь мисску, а не каргу древнюю.

– Замечательно, – согласилась я, – поставьте у входа два стола, посадите справа брюнетку в красном, слева блондинку в голубом, запретите им разговаривать по телефону и общаться с посетителями. У красавиц должна иметься под рукой большая кнопка, и они обязаны выучить всего одну фразу: «Здравствуйте, садитесь». После этого пусть жмут на пупочку, тут же из кабинета выйдет секретарь, дама в строгом деловом костюме, и займется человеком. А брюнетка с блондинкой будут сидеть и улыбаться. Не следует впрягать в одну телегу коня и трепетную лань, нельзя требовать от мисски работы, она райская птичка, украшение. Вы же не предполагаете, что мопс станет выполнять обязанности сурового охранника? Мопсик милый пес, ласковый компаньон, а коли хотите обезопасить территорию от непрошеных гостей, заведите белого аргентинского дога, ротвейлера или немецкую овчарку, вот мимо них и муха не пролетит. А вы решили, образно говоря, купить телевизор и стиральную машину в одном флаконе. Ясное дело, агрегат не работает. Я понятно высказываюсь?

Иван Николаевич потер затылок.

– Да. Почему мне не пришло в голову столь простое решение? Две дуры и нормальный секретарь?

Я пожала плечами.

– Сама иногда задаю себе подобные вопросы. Отчего впускаю в дом гостей? Ведь способна снять им номер в гостинице. Вот сейчас у нас в Ложкине сразу два посторонних человека. Кстати, вы вчера были на дне рождения Марины Волковой?

Болтов раскрыл ежедневник.

– Простите, какое сегодня число? – растерянно спросил он.

– Понедельник, пятнадцатое.

– А месяц?

– Май. Год сказать?

– Спасибо, его я помню, – совершенно серьезно ответил Болтов. – Нет, никаких тусовок нет.

– Я спрашивала о вчерашнем дне.

– Это какое число?

– Четырнадцатое, воскресенье.

– А месяц?

– Май, – терпеливо повторила я.

– Секундочку, сейчас, – протянул Болтов, – двадцать ноль-ноль, ресторан «Квазимодо». Ну и названьице… Марина Волкова. А кто она такая?

– Женщина, – терпеливо пояснила я. – Вы там были?

– Да, – с легким сомнением ответил Иван, – вроде так.

– Неужели не помните?

Болтов потряс ежедневником.

– Тут каждый день по пять мероприятий, и везде следует показаться. Не поверите, голова кругом. Вспомнил! Волкова – это третья жена Дениса Кирова. Ясное дело, я туда приперся.

– А с кем?

– В смысле? – не понял Болтов.

– Мне нужны координаты вашей спутницы.

– Кого? – вытаращил слегка подкрашенные глаза Иван.

Тупость владельца гламурного глянца стала раздражать. Я набрала в грудь побольше воздуха и принялась простыми, доходчивыми фразами растолковывать издателю суть вопроса.

– С ума сойти! – воскликнул Иван через четверть часа. – Розовая шиншилла… Говорите, некрашеная?

– Нет.

– Вязаная?

– Да.

– А кто автор шубы?

– Вот его не назову, не знаю.

– Ваша подруга не откажется дать манто для съемок в разделе «Вещь месяца»? – оживился Болтов.

– Сначала шубу надо найти, – напомнила я. – Так кто вас вчера сопровождал?

– Лика! – заорал Болтов.

Блондиночка вошла в кабинет.

– Чего?

– С кем я вчера ходил в «Квазимодо»? – спросил начальник.

– Это какое ж число было? – задумчиво протянула девица.

Болтов в легкой растерянности глянул на меня.

– Четырнадцатое, – ответила я, – воскресенье. Месяц май.

– Надо в компьютере глянуть, – промямлила Лика.

Не успела девица захлопнуть ярко накрашенный ротик, как в кабинет ворвался сильный запах пота, а за ним влетел растрепанный мужик.

– Слышь, Иван, – завозмущался он, – твоя девка дура! Пришел, а она вызвала охрану! Че происходит?

– Вы, очевидно, Владимир Иванович? – засуетился мгновенно забывший обо мне Болтов. – Садитесь. Лика, кофе для VIP-гостей!

– Так вон стоит, – указала блондинка на нетронутую мною чашку.

В глазах Ивана Николаевича загорелся нехороший огонек. Я поднялась с места, схватила Лику за руку, выволокла в приемную и велела:

– Назовите имя той, с кем начальник вчера ходил веселиться!

Секретарша подошла к столу и принялась неумело елозить мышкой по резиновому коврику.

– Вечно всем недоволен… – бубнила она, – уйду отсюда… Думала в модели пробиться, а теперь… нет, лучше шпалы таскать… Вешалки – самые разнесчастные люди. Все их пинают, денег не платят…

– Интересная информация, – поддержала я беседу, – но лично я слышала иное. Вроде гонорары моделей исчисляются десятками тысяч. Долларов. Говорят, «Вог», французское издание, платит за обложку около…

– Ваще прям! – подскочила Лика. – Это у них там, на Западе, порядок, а у нас бардак и все наоборот. Наши девки и ста баксам рады, кланяться будут и благодарить. Та же Рита Секридова, к примеру.

– Это кто такая?

Лика ткнула пальцем в монитор.

– Ритка вчера с Иваном Николаевичем была. Ясное дело, денег ей никто за это не даст!

Я села на стул.

– Лика, понимаете, совершенно не ориентируюсь в вашем мире и не очень пока улавливаю нить событий. Сделайте одолжение, выслушайте. Вчера у моей подруги пропала шуба…

После моего рассказа про исчезнувшую розовую шиншиллу Лика разинула рот.

– Ох и ни фига себе! Но, думаю, Ритка ни при чем. Она не дура, чтобы такую дорогую шмотку спереть.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

Поделиться ссылкой на выделенное