Дарья Донцова.

Нежный супруг олигарха

(страница 4 из 23)

скачать книгу бесплатно

Альбина Александровна рассмеялась.

– Он не настоящий, я его у внука взяла. Но смотрится устрашающе, правда?

– Да уж, – перевела я дух, – что верно, то верно.

– Иначе с ними нельзя, – вздохнула Альбина Александровна. – Знаете, иногда кажется, что все ханурики мира живут на подведомственном мне участке. Так зачем вы пришли? Вы не из нашего дома.

Я попыталась изобразить на лице открытую улыбку.

– Ищу квартиру, причем только на первом этаже. Со мной живет дедушка, который вбил себе в голову, что даже на втором ему будет опасно – вдруг пожар!

– С пожилыми людьми спорить бесполезно, – с неожиданным сочувствием подхватила дама.

– Вот, вот, – закивала я, – из-за капризов старика я вынуждена заниматься обменом. Попыталась обратиться в риелторскую контору, но там заломили за услуги нереальные деньги.

– Жулики! – покачала головой Альбина Александровна.

– Теперь вот сама ищу варианты.

– И правильно.

– Почтальон сказала про вторую квартиру, вроде некая Света из домоуправления просила не класть в ящик газеты, поскольку жильцы отсутствуют.

Альбина Александровна закивала.

– Теперь мне ясна суть дела. Светлана вам совершенно не нужна, безответственная девчонка, необходимые сведения вы можете получать у меня. Увы, вторая квартира не свободна.

– Но в ней, похоже, не живут.

– Да, жильцы съехали, их нет уже… э… примерно года два. Но коммунальные услуги оплачиваются регулярно, никаких претензий со стороны домоуправления к Фоминым нет.

– И куда они делись?

– Понятия не имею. Меня не волнует, что происходит за пределами служебной территории. Вот не оплати они квитанции, тогда бы мы заволновались.

– Странно как-то, – не оставляла я попыток разговорить Альбину Александровну, – похоже, в доме отличные квартиры – потолки высокие, комнаты просторные, метро недалеко. Если сам жить не хочешь, то сдать можно.

Дама поправила стопку бумаг на столе.

– Это не мое дело. А вы неуместно любопытны. Квартира не свободна, так какое вам дело, живут там или нет? До свидания, мне некогда. Я о жильцах не сплетничаю!

Глава 6

Если жизнь воздвигла на твоем пути бетонную стену, не стоит с отчаяньем говорить: все, конец пути, дальше хода нет. Стену можно сломать, перелезть через нее, сделать подкоп, обойти, в конце концов даже плиты расшатываются, между ними появляются щели, сквозь которые можно просочиться. Главное, не отчаивайся и добьешься цели!

Я села в машину и завела мотор. Сведения, «выжатые» Региной из бейсболки, оказались верными. Наташа Фомина являлась реальным лицом, и она погибла при пожаре. Оставалось лишь удивляться тому, каким образом ее волос через два года после кончины оказался на бейсболке. Если отбросить в сторону мистику (а я совершенно не верю в привидения и зомби), то напрашивается лишь один вывод: Фомина не умерла. Более того – девушка обитает в Москве, позволяет себе дорогие покупки в бутике «Скарлино». Скорей всего дело обстоит так: сейчас Наташа живет с каким-то парнем.

Молодой человек промышляет воровством – залезает в сумочки к наивным гражданкам и тырит оттуда кошельки, ключи и паспорта. Вот из какого источника черпает благополучие Наташа. Любовник иногда берет ее вещи, в том числе бейсболку – головной убор, словно специально созданный для разбойников, ведь ее широкий козырек отбрасывает на лицо тень. Я, например, не смогу в деталях описать внешность грабителя, способна дать лишь общую характеристику: стройный, невысокий, молодой, с интеллигентной речью. Цвет глаз, волос, длина носа, форма губ и подбородка, величина лба – все осталось за кадром, козырек надежно укрыл физиономию от изучающего взгляда.

Подчистую обобрать нашу квартиру ловкачу помешало появление Рейчел, добычей негодяя стала лишь шкатулка, копеечная вещь, которую невозможно продать. Но для Катюши эта коробочка бесценна!

Я включила поворотник и свернула направо. Будем считать связь между «покойной» Фоминой и вором доказанной. Найду Наташу – значит, обнаружу и мерзавца. Меня не волнует, почему девица прикинулась умершей, наверное, у нее имелись веские причины, чтобы доставить столько горя своим родителям. Ясное дело, Фомина не живет под своим именем, ее паспорт сдали в загс.

Внезапно меня затряс озноб. На месте пожарища обнаружили череп, по сохранившимся зубам определили, что останки принадлежат Наташе Фоминой. Как подобное могло случиться? Неужели в клинике лечились полные тезки? Две Наташи Фомины? Не столь уж редкие имя и фамилия. Погибла одна, а сообщили родителям другой? Нет, это дурацкая мысль.

Я припарковала машину и пошла к своему подъезду, продолжая размышлять. Двадцатилетней девушке трудно в одиночку провернуть столь непростое дело. Ведь она сумела устроить пожар, подбросить чужой череп со своими зубами, а затем исчезнуть. Отчего ей в голову пришла идея устроить такое представление? Самая вероятная причина – любовь.

Допустим, родителям не нравился ее ухажер, мать не пускала Наташу на свидания, отец запретил парню переступать порог квартиры. Вот дочурка и решила бежать, а чтобы родители не пустили по ее следу всю милицию, разыграла собственную смерть. Дело за малым: необходимо найти Фомину, а та приведет меня к вору, только в этом случае шкатулка вернется к Катюше. Однако грабитель идиот! Неужели он не сообразил, что коробочка – кустарная поделка? Парень абсолютно не разбирается в искусстве. Кстати, в спальне Катюши висит несколько картин из собрания моего отца, вот их можно продать за приличные деньги, но вора привлекла грошовая безделица.

Войдя домой, я тут же увидела Лизу.

– Лампуша… – начала девочка, и тут раздалась трель звонка. Чей-то палец нажал на кнопку и не отпускал ее.

– Это Милена, – сморщилась Лизавета, – больше никто так не трезвонит. Надо открыть, но не хочется!

– Иди к себе, – велела я, – сама разберусь.

Не успела дверь распахнуться, как в холл влетел ураган. Сначала, правда, появился удушливый аромат (так жарким летним вечером перед неминуемо надвигающейся грозой начинают благоухать лилии в саду). Затем замелькали разноцветные пятна: красный верх, зеленый низ, розовая губная помада, алые щеки, черные брови, сверкающие светлые волосы…

– Лампушечка, – тормошила меня Милена, – здравствуй, киса! Чмок, чмок. Это я! Ты с работы пришла? Чмок, чмок! Как дела? Чмок, чмок! Отчего ты бледная? Даже синяя! Нет, зеленая, чмок, чмок! Ты не заболела? Надо врачу показаться! Чмок, чмок!

Я с огромным трудом выбралась из душных объятий, чихнула пару раз и тихо спросила:

– Где он?

– Кто? – кокетливо прищурилась Милена и начала поправлять явно только что сделанную в салоне прическу.

– Твой жених, – напомнила я, – олигарх, из-за которого разгорелся весь сыр-бор.

– Тише! – шикнула Милена. – Сейчас он явится, я специально пораньше приехала. Кирюша! Сюда, скорей, рысью! Не спи!

– Чего? – заглянул в холл мальчик. – Здравствуйте!

– Ты дурачок? – всплеснула руками Бахнова.

Кирюша заморгал.

– Ага, – радостно подтвердила влетевшая следом Лизавета. – Ну че, Кирик? Всем видно, что ты идиот! Здраствуйте, Милена.

– А ты еще хуже! – топнула ногой Бахнова. – Я вам кто? ТЕТЯ! Не смейте «выкать», берите чемоданы, несите в комнату. Да поторопитесь, я должна успеть принять домашний вид.

– Ты замечательно выглядишь, – сказала я.

Милена скорчила гримасу.

– Лучше молчи! Дома надо ходить в халате. Теперь об олигархах… Упаси вас боже намекнуть при Вадике о его финансовом положении даже в качестве тупой шутки. Слушай внимательно: он простой инженер в «Жигулях».

Я вытаращила глаза, ну надо же, как любовь людей меняет! Я и предположить не могла, что Милена обратит внимание на «простого инженера в „Жигулях“». Хотя… Время летит, принц на белом коне не появляется, вот Бахнова и решила не ждать суперприза от судьбы. В принципе, правильное решение: лучше лягушонок в руках, чем крокодил в реке.

– Вадик богат, – вещала тем временем Милена, – невероятно…

– Вряд ли простой инженер обладает миллионными счетами в швейцарском банке, – перебила, усомнившись, я.

– Замолчи, – пришла в негодование Милена, – слова сказать не даешь! Времени мало! Потом свои замечания сделаешь.

Я села на банкетку.

– Говори, я вся внимание.

Милена снова повернулась к зеркалу и, осторожно взбивая слегка подпорченную ветром прическу, принялась вводить нас в курс дела.

Вадим обладает гигантским состоянием, он владелец заводов, фабрик, магазинов, складов, рынков. Естественно, вокруг олигарха, молодого и холостого, вьются тучи девушек. Вадик же хочет, чтобы его любили не за капитал, а за трепетную душу, он ищет бескорыстную женщину, которую потом осыплет благами. Но как найти золушку хозяину трехэтажного дома, парочки яхт и коллекции произведений искусства? Вот Вадюша и придумал финт: он носит одежду с рынка, разъезжает на ржавом металлоломе и в таком виде знакомится с женщинами.

Следует упомянуть, что Вадик не школьник и, в отличие от большинства представителей сильного пола, не интересуется нимфетками. Олигарху нужна не временная подруга, а спутница жизни лет этак тридцати пяти. Если дама благосклонно смотрит на «простого инженера в „Жигулях“», Вадик устраивает кандидатке новое испытание. Пока не нашлось ни одной мадам, с успехом преодолевшей все барьеры, бедный Вадик очень быстро понимает, что его не любят, и теряет к пассии интерес.

– А ты решила с честью выдержать кастинг? – не утерпела я.

Милена кивнула.

– Именно так! Я готова на все! Продемонстрирую лучшие качества и замечательные хозяйственные способности. Главное, пока скрыть от него некоторые детали моей биографии, вроде первого замужества.

– Боюсь, тебе нелегко придется, – предостерегла я Бахнову.

– Ставка очень высока, – топнула ногой Милена.

– А кто тебе рассказал про Вадима? Наверное, он не кричит на каждом углу о своем желании найти бескорыстную супругу, – заинтересовалась я.

Бахнова ухмыльнулась.

– На всякую хитрую пробку всегда найдется штопор. Мне о Вадике Нюська Родченко натрепала. Она его сама поймать хотела, да потом плюнула. Вадик ее по забегаловкам водил, пластмассовые розы дарил, сережки деревянные преподнес, все Нюська вытерпела. Ей сороковник ударил, последний поезд уходит, стоп-сигналы уже горят, хоть какого мужика надо, даже инвалид сойдет. А здесь Вадик вполне здоров, ерунда, что дурак, обтесать можно. В общем, Нюська месяц продержалась, но тут он ее на рыбалку потащил. В палатке на надувном матрасе спать устроил, и Родченко сломалась, послала его подальше. А потом, совершенно случайно, проходила мимо шикарного офиса, глядь, Вадик выходит в дорогом костюме, ботинках из крокодиловой кожи, часы стоимостью в целое состояние, машина «Бентли». Ну и проследила она за ним. Потом мне позвонила и говорит: «Дарю шикарный вариант, не повтори мои ошибки!» А я в отличие от Нюськи терпеливая!

– Вроде вы с Родченко отнюдь не лучшие подруги, – напомнила я, – подрались на тусовке и порвали отношения.

– Когда это было! – отмахнулась Милена, и тут раздался звонок.

Бахнова схватила меня за плечо и прошипела:

– Помни, я обеспеченная дама, мне не нужен содержатель, я сама кормлю семью: тебя, племянников и всех остальных. Давай старайся, мое счастье близко, вы мне должны! Из-за кого Юра умер, помнишь? Я побежала переодеваться.

Последние слова Милена договаривала на бегу.

Я поежилась и пошла отпирать дверь. Олигарх, у которого находится время на игру в «простого инженера на „Жигулях“», вызвал у меня странные чувства. Либо парню нечего делать, либо у него полно комплексов.

Глава 7

В нос снова ударил резкий запах дорогих духов, на сей раз основными компонентами были цитрусовые. В прихожую влетело розовое облако и засюсюкало:

– Лампуша! Привет! Как дела? Мне нужна твоя помощь!

Я сделала пару шагов назад, наткнулась на банкетку и шлепнулась на продавленное сиденье.

– Понимаешь, кисонька, – по-детски шепелявила «Барби», – я очутилась в весьма напряженной ситуации. Ха-ха-ха! Я собираюсь замуж. На хрена-то одной плакать! Естественно, за мужчину. На хрена-то мне баба! Ха-ха-ха! Он немного моложе меня, на пятнадцать лет. Ха-ха-ха! Я чудесно выгляжу, на хрена-то ему правду сообщать, вот я и слегка подправила свой возраст. Герочка полагает, что я появилась на свет годом позже его. Ха-ха-ха! Это случайно получилось. На хрена-то мне геморрой специально устраивать! Сказала, что мне сорок лет – Гера-то выглядит не слишком юным! – а он и говорит: «Ах, ты такая молодая, мне уже сорок один». Я чувствую, прямо кожей ощущаю, вот-вот мне предложение сделает, уже созрел! Попросил меня его на неделю приютить, он у себя ремонт затеял, полы циклюет. Но у меня в квартире Милена! На хрена-то она нужна! Змея подколодная, в лицо улыбается, за глаза ненавидит. Юра учудил – прописал лахудру и умер. Ему хорошо, а я мучаюсь. Увидит вдовушка Герочку, мигом позавидует, начнет ему коленки показывать. Кстати, они у нее ужасные, но мужику разве много надо? А на хрена-то мне неприятности? На хрена-то нервничать? На хрена дергаться? Нет уж! Сначала я сбегаю в загс с Герочкой, потом его гадючине покажу. На хрена-то мне душевные переживания? Вот я и решила тебя, Лампуша, попросить: душенька, лапочка, ягодка, приюти меня на пару неделек! Я сказала Герочке, будто у меня трубу прорвало. Знаю, знаю, Катюша в командировке, место у тебя есть. Герочка не сегодня-завтра мне предложение сделает, и вот оно, мое счастье! Ты же мне не откажешь? Ну на хрена-то тебе со мной ссориться? На хрена-то войну затевать, а?..

Я закрыла глаза. Такого не бывает! В гостевой комнате сейчас переодевается Милена, которая не желает, чтобы олигарх Вадим увидел ее свекровь от первого брака. Но Нахрената тоже, оказывается, хочет устроить свою судьбу, престарелая кокетка нашла сравнительно молодого мужчину, некого Герочку, и совершенно понятно, почему не торопится приводить его к себе домой. Нахрената прикинулась почти девушкой, скостила себе не пятнадцать, как сейчас говорила, а все двадцать лет. Ну представьте картину: сидит наша розовая бабуля в гостиной, строит глазки без пяти минут мужу, и тут появляется Милена и ломает малину заявлением: «Рада познакомиться, я вдова покойного сына Нахренаты!»

Вот бабуся и решила перебраться к нам. Временно, только до похода в загс. Главное ведь поставить штамп в паспорте, потом уж можно сообщать мужику о количестве прожитых лет, демонстрировать родственников, десяток детей от предыдущих браков, рассказывать о взятых в банках кредитах и отстегивать на подходе к брачному ложу деревянные ноги. Основное сделано – муж в кармане, пусть теперь попытается вытащить хвост из капкана. Нет, милый, сбежать не удастся…

– На хрена-то мне переживать? – закончила монолог свекровь Милены. – На хрена-то тут, в дверях, стоять? Пойду устроюсь у Катюши! Уж не подведи меня!

Продолжая тараторить, дама бойко зашагала по коридору, за ней поплелись отчаянно чихающие мопсы. Я, забыв дышать, смотрела ей вслед. Кстати, теперь познакомившись с матушкой покойного Юры, вы понимаете, по какой причине она получила свое прозвище? Фраза, начинающаяся со слов «на хрена-то», не сходит с языка мадам. Наверное, я одна из немногих знакомых еще помню, что старшая Бахнова по паспорту – Ольга Ивановна.

Не успела я усвоить информацию, выданную Нахренатой, как вновь ожил звонок. До сих пор мирно сопевшая в углу Рейчел подпрыгнула и залаяла. Я схватила стаффиху за ошейник, впихнула в ванную, перевела дух и распахнула дверь.

На лестничной клетке стояли двое мужчин примерно одного возраста. Но это было единственное сходство, дальше начинались различия. Левый оказался стройным блондином в безукоризненном, дорогом костюме, белой рубашке и строгом галстуке. В одной руке он держал роскошный букет кроваво-красных роз, другой сжимал пафосный портфель из телячьей кожи. Правый же экземпляр оказался довольно потрепанным бородачом-брюнетом. Рыхлые бедра мужчины, явно никогда не занимавшегося спортом, обтягивали мятые, дешевые светло-серые вельветовые джинсы, покрытые пятнами. Вытянутая трикотажная майка бывшего голубого цвета тоже не отличалась чистотой. Ее владелец явно не желает обременять себя диетой, похоже, он на обед ел хот-дог с кетчупом, а потом закусил шоколадным мороженым – выступающее вперед брюшко гостя радовало глаз красными и коричневыми потеками. Никаких цветов при нем не было, толстяк держал пластиковый пакет с надписью «Сток-центр „Бонус“, элитный секонд-хенд».

– Вы к нам? – пожалуй, слишком радостно поинтересовалась я. – Заходите, заходите!

– Мне бы Милену… – проблеял бомжеватый очаровашка и почесал бороду сомнительной чистоты пальцем с обломанным ногтем.

– Она дома, – лучилась улыбкой я, – наверное, читает. Для Миленочки хорошая книга – лучший отдых. Входите, снимайте ботинки.

Толстяк кивнул, вкатился в холл, сопя, развязал шнурки и представился:

– Вадим.

– Очень, ну просто очень, невероятно приятно! Я Лампа.

– Меня впустите? – подал голос кавалер Нахренаты. – Насколько я понял, вы сдали Олюсе комнату.

Я покачала головой.

– Нет. Нахрената… то есть… э… на хрена-то нам нужны жильцы! Мы совершенно не нуждаемся в деньгах, Милена роскошно зарабатывает, она недавно «Бентли» купила.

Вадик уронил грязный ботинок.

– «Бентли»? – с неприкрытым изумлением переспросил он.

– Герочка, – заквохтала Нахрената, материализуясь в прихожей. – Ой, какие цветы! Это мне? Хотя вот уж глупый вопрос! Но мы, молодые женщины, в основном, дурочки. Пошли скорей, надо поставить букет в вазу. На хрена-то здесь маячить!

Не дав кавалеру снять обувь, Нахрената вцепилась в добычу и поволокла ее по коридору.

– «Бентли»? – растерянно переспросил Вадик. – Вы ничего не перепутали? Может, «Оку»?

Во мне подняло голову раздражение. Некоторые мужчины считают женщин идиотками, не способными различать марки автомобилей. Как же ошибаются подобные экземпляры! Абсолютное большинство представительниц прекрасного пола мигом назовет стоимость колес, костюма, часов и парфюма кавалера. Ну погоди, олигарх!

Я заговорщицки подмигнула толстяку:

– Небось Миля спела вам песню о своей бедности!

– Нет, – помотал головой брюнет и снова стал ковыряться пальцами в бороде, – она не жаловалась на тяжелое материальное положение.

Я округлила глаза.

– Странно!

– А что, – забеспокоился толстяк, – у Милены проблемы?

– Еще какие! – стараясь не расхохотаться, заявила я. – Зарабатывает миллионы, содержит семью, племянников – и никак не может выйти замуж.

– Такой вредный характер? – олигарх решил произвести разведку боем.

– Ангельский! Хозяйка она потрясающая! Готовит, стирает, вяжет, шьет, убирает, ребят качает…

– У Милы есть дети? – попятился гость.

– Нет, конечно, – опомнилась я, – моих воспитывает, племянников родных. Милена – чистейшее золото, без примесей. Но… боится мужчин.

– Скажите, пожалуйста! – фальшиво удивился Вадик. – И в чем же причина?

– Думает, что они охотятся за ее деньгами. Всем хочется стать любимым супругом олигархини. Вот поэтому мы и живем не в особняке за городом, а в квартире. Купила Мила «Бентли», а всем говорит – приобрела «Оку». Ой, я заболталась! Вы уж меня Милене не выдавайте, ладно?

– Конечно, дорогая Лампа, – с самым серьезным видом кивнул Вадим. – Впрочем, ничего дурного вы и не совершили. А где Миля?

– Думаю, в своей спальне, пойдемте.

Пообещав Кирюше и Лизавете замечательную награду за помощь, я и не предполагала до какой крайней степени может дойти детский энтузиазм.

Гостевая комната выглядела сногсшибательно. Вдоль стен тянулись стеллажи, которые охочие до подарков подростки приперли из коридоров. Осталось непонятным, куда они запихнули ранее стоявшие на полках детективы и любовные романы – сейчас глаз радовали стройные ряды темных корешков собраний сочинений классиков. Интересно, где ребята раздобыли книги? Насколько я помню, у нас были Чехов, Бунин и Куприн, но сейчас я вижу произведения Л.Толстого и Есенина вкупе с Блоком и Ахматовой. На подоконнике стоит музыкальный центр, из него доносятся тихие звуки бессмертного опуса Моцарта под названием «Реквием» (немного мрачноватая, на мой взгляд, вещь, особенно для приема гостей, зато никто не упрекнет хозяйку в дурном вкусе). Из комнаты испарились проживавшие в ней еще утром плюшевые игрушки, взамен появился письменный стол – похоже, его перетащили из кабинета Сереги вместе со всем содержимым, во всяком случае ноутбук был открыт на сайте «Биржевые новости», а перекидной ежедневник оказался весь испещрен записями. Черное офисное кресло, тоже непонятно как очутившееся в нашей квартире, довершало интерьер спальни бизнес-вумен, женщины, которая даже в редкие минуты отдыха держит руку на пульсе.

В изумительную декорацию не вписывалась лишь сама Милена. Она возлежала на тахте, одетая в полупрозрачный пеньюар, длинные стройные ноги не были прикрыты пледом (да и грех прятать такую красоту, на один педикюр потрачена куча денег и времени). Волосы Миля уложила в художественном беспорядке, губы намазала блеском, щеки напудрила, нижние веки украсила стрелками, а пальцы рук унизала кольцами. Сами понимаете, именно в таком виде, при полном макияже, с укладкой, драгоценностями, в пеньюаре, не скрывающем грудь и бедра, скромная хозяйка, любящая племянников-школьников, проводит домашний досуг.

Я кашлянула, Миля отложила в сторону толстый том и кокетливо протянула:

– Лампа, я приготовила ужин. Сама разогреешь или мне встать? Ты справишься с плитой? Сможешь включить ее?

– Попытаюсь, – с сомнением ответила я. – А что надо сделать, чтобы конфорка заработала?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Поделиться ссылкой на выделенное