Дарья Донцова.

Муха в самолете

(страница 3 из 26)

скачать книгу бесплатно

– Васенька, – сменила я тактику, – котенька, давай я поведу «Оку», осторожно, тихо.

– Слышь, возьми у меня бумагу, – внезапно почти трезвым голосом сказал Вася, – работы на двадцать минут осталось, и ехать никуда не надо, это рядом, в соседний дом иди. Я специально так маршрут продумал, чтобы очень не мотаться, ровно в семь велели!

Я полезла в карман шубы Деда Мороза. Действительно, это последний заказ, здание имеет тот же номер, что и то, где мы сейчас гостили, просто другой корпус.

– Отрыла? – просипел Вася.

– Да.

– Ступай.

– А ты?

– Тут посижу, – он начал медленно уходить в себя, – посплю чуток, одна справишься?

– У меня есть альтернатива?

– Ежели ему, твоему альтернативу, шуба с бородой нужна, нехай берет, – пробормотал Вася, – смотри только, чтобы не запачкал.

Потом из его глотки понесся молодецкий храп, я оглядела безнадежно пьяного Деда Мороза и решила, что попытаюсь сама справиться с трудностями, после гонок на доберманах мне сам черт не брат. Тяжело вздохнув, я пошла в соседний двор.

На звонок мигом выглянула молодая женщина.

– Вы кто? – изумленно спросила она.

– Снегурочку вызывали?

– Нет, – захихикала хозяйка.

– Но у меня заказ по этому адресу.

– А! Может, соседки Бирюковы начудили.

– Позовите кого-нибудь из них.

– Сами пройдите, – предложила она, – по коридору, налево.

Таща за собой пустой мешок, я дошла до нужной створки, постучала, сначала тихо, потом громче и, не дождавшись ответа, бесцеремонно толкнула дверь. Перед глазами открылась дивная картина.

В небольшой грязной комнате, на вытертом диване спала совершенно голая девушка. В кресле, неудобно скрючившись, храпела вторая красавица, правда, одетая. У стола, заставленного пустыми бутылками из-под дешевой водки и вспоротыми банками с рыбными консервами, дремала старуха. Никаких маленьких детей в помещении не было.

– Снегурочку приглашали? – попыталась я нарушить отдых алкоголиков.

Ответа не последовало. Я набрала полную грудь воздуха и гаркнула:

– Здравствуйте, ребята! Дед Мороз к вам мчится!

Девушки, ни голая, ни одетая, даже не пошевелились, а бабулька вдруг приоткрыла мутные глазки.

– Снегурочку приглашали? – обрадовалась я. – Вот, я пришла, подпишите мне заказ, и разойдемся с миром.

Старушонка медленно подняла руку, перекрестилась и вдруг тоненьким голоском заявила:

– А ить зря я на доктора злилась! Сказал ведь мне: не станешь таблетки пить, черти по столу прыгать будут. Во оно как! Теперича незнамо кто вместо них припер, сгинь, рассыпься! Уйди, кикимора болотная, шишига колодезная, не боюсь тебя!

Высказавшись, бабуля снова смежила морщинистые веки и впала в нирвану. Я вышла в коридор и столкнулась с женщиной, открывшей дверь.

– Ну и как? – засмеялась она. – Вручила подарки?

– Мрак! Куда они ребенка подевали?

– Какого?

– Ну не себе же они Деда Мороза вызывали!

Женщина засмеялась.

– Вот уж не знаю, с чего им в голову подобное пришло! Прикол! Небось посмеяться решили.

Девчонки вообще-то не пьют, это бабушка зашибает. Только они сегодня на работе Новый год отмечали, в разных местах служат, а набрались одинаково, явились домой очень рано и задрыхли. Тебя как зовут?

– Виола, – машинально ответила я, – можно Вилка.

– Ася, – представилась женщина, – ты чего такая расстроенная?

– Да заказ они мне подписать не могут. – Я стала объяснять Асе ситуацию. – На фирме его невыполненным посчитают и денег не дадут. А еще у меня Дед Мороз наклюкался, что, впрочем, неудивительно, ему везде наливали. Спит теперь в машине, пушкой не разбудить!

Ася звонко рассмеялась.

– Давай я тебе на бумаге фамилию намалюю.

– Надо заказчику роспись поставить.

– Ой, не смеши, у вас там на фирме образцы подписей есть?

– Нет, – сообразила я.

– Так и дело с концом, – продолжала веселиться Ася, – вот что, пошли в комнату, чаем тебя угощу, ты меня с Новым годом поздравишь. Давненько ко мне Снегурка не приходила.

Я поколебалась секунду, потом шагнула в сторону Аси, зацепилась несуразно длинным ботинком покемона за какой-то ящик, стоящий у стены, и, не удержавшись на ногах, шлепнулась на четвереньки.

Нет бы мне понять, что судьба предписывает срочно покинуть квартиру, бежать прочь от милой Аси. Но госпожа Тараканова поднялась и, подумав: «Пока Вася проспится, выпью спокойно чаю», по-шла навстречу беде.

Глава 4

– Вино будешь? – спросила Ася.

– Извини, я совсем не пью.

– Я тоже, но сегодня можно.

– Уже Новый год отмечаешь? – кивнула я.

– Чай будешь? И «Оливье»! – засуетилась Ася.

При упоминании о салате меня снова затошнило.

– Спасибо, сыта по уши, – вырвалось у меня, – просто пить хочется.

– Конфеты есть, – заулыбалась Ася, – и лимончик, давай устраивайся, сейчас чайник принесу.

– Чего кипяток туда-сюда таскать, давай на кухне посидим, – предложила я.

– Ну и отлично, – мигом согласилась Ася, – кстати, я картошечку сварила. Ты селедку любишь?

Я кивнула.

– Да, делаю из нее форшмак, с яблоком.

– Это как? – удивилась Ася.

Мирно болтая о способах приготовления рыбы, мы переместились в кухню.

– Можно руки помыть? – спросила я.

Ася кивнула:

– Сколько угодно, вон дверь.

Я вошла в санузел и с наслаждением стала умываться. Очень хорошо знаю, что от усталости и плохого настроения я легко избавляюсь, сняв с лица косметику. Пудра, тушь, румяна действуют на меня угнетающе, но нельзя же выйти на люди росомахой, поэтому сейчас с огромным облегчением я принялась смывать макияж Асиным гелем, скоро поеду домой, хватит с меня «красоты». Из коридора послышался звонок.

– Иду, – крикнула Ася, – кто там?! Ой, входите, классно как! Вот прикол! Можете пока в комнате подождать, я попробую Ленку с Катькой распихать, вас теперь Снегурочек две штуки, цирк прямо.

Договорить фразу Ася не успела, послышался глухой удар, потом стук, и воцарилась тишина. Я, щедро намылившая физиономию хозяйским гелем, принялась плескать на лицо воду, но мыло сразу не смывалось.

Избавившись от пены, я, решив не брать чужое полотенце, промокнула лицо туалетной бумагой, посмотрела на себя в зеркало, горестно вздохнула и вышла в коридор.

Я сразу увидела Асю, ничком лежавшую на полу, бросилась к ней, наклонилась и отшатнулась. Большие серые глаза не мигая смотрели в потолок, на губах Аси застыла улыбка, казалось, что она очень довольна, даже счастлива. Идиллическое впечатление портило небольшое темно-красное входное отверстие от пули. Располагалось оно между бровями несчастной, чуть повыше переносицы, там, где, по мнению оккультистов, находится третий глаз.

Мне стало сначала жарко, потом холодно, тело заколотил озноб. Плохо понимая, что делаю, я выскочила за дверь и тут же налетела на полную старушку, стоявшую на лестничной клетке. За руку пенсионерка держала девочку, по виду первоклассницу.

– Ой, баба, – заверещал ребенок, – смотри, Снегурочка! Еще одна, отсюда только что такая же выходила!

– Под Новый год случаются чудеса, – не преминула воспользоваться моментом для поучений бабка, – только Снегурка к хорошим детям приходит, а не к двоечникам.

Девочка выпятила нижнюю губу.

– В той квартире детей нет, одни пьяницы!

– Лена! – возмутилась бабушка.

– А чего, – занудила внучка, – правда ведь. Там алкоголики живут, мама так говорит.

– Надо папу слушать, а не маму, – едко заметила старуха.

– Разрешите пройти, – нервно попросила я.

Старуха посторонилась, но девочка была настроена пообщаться со Снегурочкой.

– А где твой Дед Мороз? – игриво воскликнула она.

Я попыталась подвинуть девочку, но та, вцепившись в перила, вскрикнула:

– А почему вас тут двое? А? Для меня кукла есть?

И тут из квартиры Аси донесся вопль.

– Помогите, люди…

Очевидно, кто-то из Бирюковых проснулся и обнаружил в коридоре тело Аси.

Испугавшись, я отпихнула девочку и побежала по ступенькам вниз, сопровождаемая разноголосыми воплями. К звуку из апартаментов Аси прибавились негодующая ругань старухи и визг школьницы.

Глава 5

Вася спал в «Оке», по-прежнему стоявшей в соседнем дворе, опустив голову на руль. Я распахнула дверь и рявкнула:

– Двигайся вправо!

– Тише, Линда, – прошептал Вася, – не злись.

Продолжая бормотать, он покорно переместился на пассажирское место, я завела мотор и понеслась куда глаза глядят.

Минут через пять ужас утих, я припарковалась в каком-то дворе, посмотрела на пьяного Васю, потом толкнула его.

– Эй! Просыпайся.

– А-а-а, – простонал «дедушка».

– Все заказы выполнены.

– А-а-а.

– Нам куда?

– Мне… домой!

– А в контору к Наине, за деньгами когда?

– З-з-завтра дадут, – выдавил из себя Вася, – отвези меня.

– С какой стати? – рассердилась я. – Устала не меньше твоего, домой хочу. Сейчас доеду до метро, и чао!

Честно говоря, работа Снегурочкой совсем мне не понравилась: слишком много хлопот, мало денег и совершенно непредсказуемые люди вокруг.

Внезапно перед глазами возникло тело Аси, и меня заколотило в ознобе.

– З-замерзаю, – заклацал зубами Вася, – отвези меня домой! Линда! Не бросай меня! Куплю тебе новые…

Молодецкий храп прервал обещание, я пнула Васю раз, другой, третий, потом взяла его барсетку, открыла и увидела паспорт. Василий Петрович Никандров, улица… Положив документ назад, я стащила с себя голубой камзольчик, парик, засунула прикид Снегурочки в пакет, накинула куртку, решила надеть свои сапожки, глянула на ноги и онемела. Одного ботинка покемона как не бывало. Вот почему мне было так холодно: напуганная смертью Аси, я потеряла неизвестно где слишком большой башмак и не поняла, что бегу почти босиком, одна нога обута, другая нет. Рассердившись на себя, я выехала на проспект, ладно, придется Васю и впрямь доставить домой, похоже, парень женат на даме с непростым именем Линда. Хотя в паспорте отметки о браке нет. Сдам ей на руки муженька и забуду все произошедшее, как страшный сон, хорошо хоть ехать недалеко.

Я поплутала по улицам, повернула пару раз направо, налево и наткнулась на нужный дом. Вася по-прежнему спал мертвым сном, издавая чудовищный храп.

Покачав головой, я вошла в подъезд, поднялась на лифте на нужный этаж и ткнула пальцем в звонок квартиры. Дверь распахнулась, меня резко затошнило, на пороге стояла толстая тетка с поварешкой в руке, запахло холодцом.

Внезапно у меня закружилась голова и снова заболел зуб. Чтобы не упасть, я уцепилась за косяк и прошептала:

– Ты Линда?

– Не, – приветливо ответила тетка, – Зина я.

Меня снова заколотил озноб.

– А где Линда?

– Тама, – ткнула рукой в сторону длинного, темного коридора Зина, – где-то шарахается, ступай поищи.

Чувствуя себя хуже некуда, я побрела в глубь неожиданно огромного помещения, пытаясь руками разогнать смрад жирной, переваренной говядины. По дороге я открывала бесчисленные двери и засовывала голову в комнаты, в которых находились самые разные люди. В первой, у нещадно орущего телика сидел мужичонка с всклокоченными волосами, он даже не обернулся, услыхав мои шаги. Сообразив, что Линдой дядька никак не может быть, я пошла дальше и наткнулась на даму в темно-вишневом халате.

– Ты Линда?

– Понимайт плохо, говорит нет, – сказала тетка, – Корнела зову, он русский знать.

Я махнула рукой, проследовала дальше, обнаружила чулан, а в нем на раскладушке черноволосого парня в спортивном костюме.

– Привет, – вежливо сказал он.

Я обрадовалась, мужчина выглядел трезвым.

– Добрый вечер, где Линда?

– Ахмет, – все так же улыбаясь, сообщил юноша.

– Очень приятно, где Линда?

– Ахмет.

– Замечательно, Линда тут?

– Ахмет.

– С ума сойти! Я уже поняла, кто ты, мне нужна Линда.

– Плиточник.

– Хорошо.

– Ахмет. Плиточник. Недорого!

Поняв, что каши с гастарбайтером не сваришь, я вышла в коридор и прислонилась к стене. Перед глазами затряслась серая сетка, стало очень жарко.

– Ты кто? – послышался из пелены тихий голосок.

– Линда где? – пролепетала я.

– Ну я Линда, – ответила невидимая девушка.

Я хотела улыбнуться, но ноги внезапно разъехались в разные стороны.

– Ахмет, черт идиотский, прислал больную, – взорвался в ушах голос и внезапно пропал.

Стало тихо-тихо, а потом, вслед за звуком, исчез и свет.

Из коридора послышался крик:

– Вася, я ухожу, включи телефон!

И в моей голове моментально ожили воспоминания. Дед Мороз, Снегурочка, убитая девушка Ася. Я вскочила, выбежала из комнаты, долетела до кухни, увидела за столом Васю и тут же услышала:

– Только не ори!

На кухне повисло молчание, потом Вася шепнул:

– Я сказал, что ты моя троюродная сестра, из Колькина, на заработок в Москву приехала.

– С чего тебе подобная дурь в голову пришла? – тоже шепотом осведомилась я.

Вася приложил палец к губам:

– Тсс, посиди тут пока тихонечко, я погляжу, где Линда!

Я осталась одна и от тоски принялась изучать кухню. Да уж, похоже, сия Линда фиговая хозяйка. В раковине громоздится Эверест из грязной посуды, подоконник заставлен пустыми банками и бутылками, на полу подсохшая лужа: кто-то уронил чашку с кофе и не удосужился убрать за собой. Кстати, я сама не слишком аккуратна, но такого безобразия никогда не допускаю.

– Мы одни! – заорал Вася, врываясь назад.

– Тише, – шикнула я.

– Не фиг бояться, умелись все, – радовался он, – тебя как зовут?

– Ты не помнишь? – удивилась я.

Вася пригорюнился.

– Беда прямо, пью я спокойно, не косею, потом бац – и в отрубе! Приду в себя – забыл, чего делал!

– Дедом Морозом работал, – напомнила я.

– Ты это, того, – нервно оглянулся Вася, – ладно, слушай, ща разберемся, чё к чему!

Я села на табуретку и кивнула:

– Начинай.

Через несколько минут ситуация стала прозрачной, ничего особенного в ней не было. Василий работает на заводе. Династия Никандровых хорошо известна на предприятии, фундамент ей заложил дед Васи, токарь от бога. Завод дал своему рабочему все – квартиру, дачу, звание Героя Соцтруда, одним словом, финансовое положение и статус. В цеху дедушка Васи, в те времена молодой и красивый, встретил уборщицу Лену, женился на ней, и у них родилось четверо сыновей.

Все мальчики окончили училище и отправились на то же производство, что и отец, но карьера у них не задалась, отпрыски токаря любили выпить и настоящими мастерами своего дела не стали. Более того, все они, кроме отца Василия, Пети, погибли после обильных возлияний. Иван утонул на рыбалке, Михаил попал под поезд, Семен сгинул без вести. Вася дядек не помнил, зато о деде сохранил самые лучшие воспоминания. Когда Петр и его жена Анна таки допились до смерти, дед Сергей Михайлович заменил внуку родителей. Ясное дело, что Вася тоже отправился в училище при заводе, а потом пришел в цех.

– Поклянись, что не прикоснешься к бутылке, – потребовал Сергей Михайлович, когда внучок хотел идти в кассу за первой получкой.

Вася кивнул и, пока любимый дедушка оставался жив, слово держал. Старика на заводе уважали, поэтому другие пролетарии не дразнили Васю и не подбивали на подвиги. Большинство сотрудников жалело Сергея Михайловича, у которого от пьянки погибли дети. Но не все относились к правдолюбу Сергею хорошо. Токарь любил выступать на собраниях и гневно осуждать лентяев и прогульщиков. После подобных «митингов», как правило, следовали карательные меры начальства, поэтому кое-кто шипел вслед языкастому токарю:

– Господь не фраер, все видит: давил других, да сам и получил. Не задались детки, и внучок тоже сопьется.

После кончины Сергея Михайловича Вася стал пить и быстро покатился вниз. Сначала его отстранили от станка, посадили на электрокар, затем сняли и с него. В конце концов Василий стал «оператором механической уборки цеха», в просторечии уборщиком. Окончательно выставить за ворота внука прославленного мастера директор не решился, он помнил, сколько хорошего сделал для завода Сергей Михайлович.

Неизвестно, куда бы завернула жизнь Васи, но однажды, покупая у метро бутылку, он познакомился с симпатичной девушкой Линдой, та прибыла в Москву на заработки и не имела ни жилья, ни знакомых. Вася привел красавицу в свои огромные, оставшиеся от многодетного деда апартаменты и через месяц стал женатым человеком.

Линда мгновенно взяла мужа в оборот. Когда Вася, не слишком хорошо знавший еще характер жены, пришел домой на бровях, Линда не пустила его в квартиру. Он устроил скандал, колотил в дверь ногами, ругался, соседи вызвали милицию. Но Линда не высунула носа из квартиры, сидела тихо, словно мышь, даже когда супружника уводили в отделение.

Наутро Вася заявился домой побитым, но трезвым, и тут Линда объяснила ему, что «под газом» он может даже не приближаться к родным пенатам, внутрь его не пустят. Никогда! Может, вам это покажется странным, но Вася испугался и боится Линду до сих пор. Опасаясь жены, он почти бросил пить, и его снова посадили на кар. Но совсем без выпивки Василий не может, он теперь, правда, не квасит ежедневно, а уходит в запой, причем делает это очень оригинальным, не характерным для большинства пьяниц способом.

Как только Вася ощущает, что желание выпить хватает его за кадык, он моментально крадется к своей соседке, медсестре Валечке, которая за небольшую мзду приносит ему из поликлиники самый настоящий бюллетень. Каким образом Валя ухитряется получить необходимую бумажонку, Васю не интересует, главное, что он получает оправдательный документ. Дальше – просто. Утром Вася уходит якобы на работу, вечером возвращается трезвый. Если дело идет о выпивке, русский мужик хитер. Василий не исключение, он очень хорошо знает, как следует себя вести, чтобы Линда не заподозрила дурного. Сильно облегчает парню задачу тот факт, что после перенесенного в детстве гайморита Линда практически потеряла обоняние и не способна унюхать запах спиртного.

Поэтому утром Вася покупает энное количество бутылок, быстро опустошает их и идет спать все к той же медсестре. Только не надо думать, что Василий изменяет жене, нет, он человек честный, просто храпит на диване, потом Валя распихивает его, получает мзду, и все довольны. Вася выглядит трезвым, ну, слегка уставшим, как человек, честно трудившийся весь день. Валечка, в одиночку воспитывающая двух деток, никогда не выдаст соседа, потому что боится потерять дополнительный заработок. На работе Васю считают заболевшим, на предприятие Линду никто не пропустит, на заводе с этим строго, она никогда не узнает, что мужа нет на посту. В общем, сплошная лафа. Единственная проблема – деньги. Сколько Вася ни пытается делать заначки, Линда находит их с поразительной быстротой и немедленно устраивает муженьку разбор полетов. Но в позапрошлом году Василию так повезло, что и оценить трудно.

Медсестра Валечка вызвала к своим деткам Деда Мороза со Снегурочкой. Парочка явилась подшофе, Василий, в очередной раз «заболевший», как раз продрал глаза, когда «дедушка» и «внучка» начали водить хоровод вокруг чахлой елочки, изображая из себя волшебников. Потом Валечка выставила на стол бутылку, и Дед Мороз, потирая руки, рассказал Васе о том, как он здорово устроился.

– Работа не бей лежачего, – крякал «дедуся», опрокидывая рюмки. – Спрос превышает предложение, коли не в крутую контору наниматься, так и не надо ничего. Ну паспорт в залог за костюм возьмут. Мы вот с Ленкой пару стишков выучили и пятый год пашем. На еду в эти дни не тратимся, в каждом доме и накормят и напоят, еще и с собой дадут. Разные, конечно, люди встречаются, но в основном народ классный, могут еще и подарить кое-что. Кстати, и не в Новый год подзаработать можно, мы с Ленкой в отпуск Белоснежкой и гномом ходим по дням рождения.

Вася призадумался и на следующий Новый год принялся за дело. В Снегурочки он взял разбитную Маргариту, свою коллегу по работе. Две недели пролетели, словно дивный сон. Во-первых, Василий неплохо заработал, во-вторых, отлично погулял, в-третьих, Линда ничего не заподозрила. В этом году Вася решил повторить опыт, но авантюра с самого начала не задалась.

Абсолютно неразборчивая в связях Рита, придя в очередную квартиру в качестве Снегурочки, мигом снюхалась с братом хозяина и отбыла с ним в неизвестном направлении. Оставшиеся заказы в тот день Василий отрабатывал один, потом добрый боженька послал ему меня, даму негулящую и непьющую, но тут сам Вася дал маху.

– С чего я так в тот день ужрался? – вопрошал он сейчас. – Прикинь, даже имя твое забыл!

Я пожала плечами.

– Тебе плохо стало у девочки-инвалида, помнишь, мы к ней зашли?

Вася поскреб в затылке, вдруг его чело просветлело.

– Точно! Ты еще из машины сумки принесла, а там бутылка виски лежала. Вот где собака зарыта, ну никак мне нельзя виски жрать, чумею от него мигом. Ты только прикинь, как я перепугался! Прихожу в себя, ба, в машине сплю, в костюме Деда Мороза, под родным домом! Хорошо, Линда на улицу не высовывалась, иначе такая жуть приключиться могла. Ну, переоделся я по-быстрому и попер в квартиру, Линда выходит и орать:

«Ахмед маляршу больную прислал! Упала без сознания!»

Я внимательно слушала корявую речь Васи и через некоторое время разобралась в ситуации.

Оборотистая Линда сделала из огромной квартиры мужа некое подобие гостиницы. Здесь останавливаются строители, желающие поработать у москвичей. Впрочем, Линда не только сдает кубатуру, она еще и служит, так сказать, менеджером по трудоустройству гастарбайтеров, находит для них объект и получает деньги за посредничество. Благодаря активности жены семья хорошо живет, ну, может, не так сладко, как некоторые, но на еде не экономит. А еще Линда была не против, когда муж купил «Оку», меньше пить будет, по этой же причине жена не пилит Васю и за тюнинговые штучки. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы про водку забыло. Впрочем, «улучшает» «Оку» Василий почти даром, ему помогает бывший коллега, а нынче владелец автосервиса.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное