Дарья Донцова.

Монстры из хорошей семьи

(страница 6 из 25)

скачать книгу бесплатно

Вера потрясла головой:

– Ничего у меня нет. Самое дорогое: хрустальная ваза в серебре, она старинная, от бабушки осталась. В библиотеке со всеми в хороших отношениях, кроме Регины, но она не из книгохранилища, а в отделе переводов работает. В общем, нет у меня врагов. Впрочем, и подруг мало.

– Иногда человеку кажется, что коллеги его обожают, – вздохнула я, идя к гардеробу, – а потом выясняется: благополучие лишь внешнее, на самом деле народ злобой исходит.

– Нет, – уперлась Вера, – если кто и задумал меня извести, то уж точно не библиотекарши, большинство из них мою маму помнят, а бабушка и вовсе институтская легенда.

– Не поняла, твои родственницы тоже работали в НИИ? – продолжала я расспрашивать девушку на пути к машине.

– Разве не сказала? – распахнула глаза Верочка. – Элла Дементьевна, ну та, что во время войны фонд спрятала, моя бабушка, а мамуля, Ирина Николаевна, всю жизнь в библиотеке проработала. У нас династия, нами гордятся, на всех совещаниях директор не забывает сказать пару слов о бабуле и мамочке, в пример их ставит молодым сотрудникам. Нет, на службе у меня врагов нет. Разве вот только Рената, той от ревности мозги заклинило, очень ей хотелось Кирилла на себе женить. Но Корсакова откровенная, она в лицо гадость скажет или там толкнет ненароком, а подковерные игры не в ее характере. И вообще, я же никому ничего плохого не сделала! Зачем меня пугать, а? И потом, если не я, то кто убил Кирилла? Кто?

За разговорами мы подъехали к станции метро, я притормозила и сказала девушке:

– Жди моего звонка. Если завтра в девять утра позвоню, не рано будет?

– Телефон около кровати поставлю, разбудишь – ничего страшного, – возразила Верочка. – Спасибо тебе. Знаешь, так плохо было в последнее время, словно на сердце плита бетонная лежала. Пыталась взбодриться, а толку нет, так и давит тяжесть. Правда, о самоубийстве подумывать начала.

– Немедленно выброси глупости из головы! – твердо приказала я.

– Считай, что уже забыла, – улыбнулась девушка, – мысли на место встали. Теперь уверена: никого я не убивала. Да просто не способна я на подобные поступки! Нет уж, так просто не сдамся, найду того, кто придумал это безобразие. Надеюсь, с тобой вместе мы во всем разберемся.

– Только без меня ничего не предпринимай. Это может быть опасно.

Вера кивнула:

– Йес! Жду звонка завтра в девять. Так, сейчас куплю себе в булочной пирожных и съем штук пять, не меньше. Господи, как хорошо, словно с души и правда тяжесть свалилась! Я никого не убивала, я не сумасшедшая, все подстроено! Даже аппетит появился, прямо зверский.

– Ну и хорошо, – улыбнулась и я. – Ты какие пирожные любишь?

– Бисквитные, со взбитыми сливками и фруктами! – с горящими глазами воскликнула Вера. – А еще «наполеон», эклеры, «картошку»! Все! Любые!

Помахав мне рукой, Верочка двинулась ко входу в метро, а я тихо покатила в сторону дома. В голове начали тесниться иные, не имеющие отношения к только что состоявшемуся разговору мысли.

Что там у нас происходит? Вроде ни у кого дня рождения нет. Не потеряла ли я ярлычки, срезанные с одежды в «Зубастом арбузе»? Их надо сегодня же нашить на кофты, джинсы и, явившись в издательство, продемонстрировать Федору знак Боринелли. Впрочем, нет, фамилия кутюрье Фаринелли. Или так звали какого-то певца? Каретелли! Снова не так. Оранелли? Ну и ерунда лезет в голову… Лучше подумаю о сюжете новой книги!

Увы, господь не наделил писательницу Арину Виолову богатым воображением, мне слабо придумать правдоподобную криминальную историю. Но коли сама становлюсь участницей событий, потом, докопавшись до правды, я очень быстро пишу роман. У меня отличный слог, обширный запас слов и явный талант рассказчика. Вот только фантазия подводит. Жаль, не все способны понять мои проблемы. Если Олег просекает: жена, словно молодой пойнтер, идет по следу, он начинает злиться и всякий раз пытается притормозить мою активность. Решено, сейчас я никому и словечком не обмолвлюсь о знакомстве с Верочкой. Конечно, мне не повезло, в тот момент, когда господь раздавал желающим мешки с талантом воображения, Виола Тараканова оказалась в иной очереди и теперь не способна складно сочинить историю. Но знаете, за чем я в той, другой очереди стояла? За удачей! И получила ее полные карманы – мне везет на приключения, они подстерегают меня повсюду!

Глава 8

Я на своем новом джипе мирно ехала вдоль тротуара, но внезапно на полосе возник гаишник и повелительно замахал жезлом. Очень удивленная, я остановилась, попыталась опустить стекло, но опять не нашла ручку и распахнула дверь.

– Что случилось? – осведомилась я у парня в форме.

– Ваши права, – не пошел на контакт сержант.

Я показала пластиковую карточку.

– Документы на машину, – забубнил инспектор, – техосмотр… ага… ага…

– Да в чем дело? По какой причине остановили?

– Пили? Сколько?

– Я? Вообще не употребляю алкоголь. А уж за руль сесть, если бы выпила хоть каплю, даже и в голову не пришло бы!

– Угу, – протянул патрульный. – Ширялись? Или нюхали?

– Вы подозреваете меня в употреблении наркотиков? – изумилась я. – Ну не глупость ли… Я добропорядочная гражданка!

– Виолетта Леонидовна, откройте багажник! – приказал сержант, несусветно перековеркав мое имя, на что я не стала обращать внимания. Зачем сердить представителя властных структур, заставляя выговаривать мое и правда трудное имя-отчество?

– Не умею, – честно ответила я.

– Это как? – разинул рот парень.

– Мне только утром подарили машину, – принялась я растолковывать суть дела. – Ехать могу, а где в ней что открывается, пока не знаю. Даже стекло не получается опустить, ручку никак не найду.

На лице сержанта появилось выражение откровенной зависти.

– Мне бы так повезло! – хмыкнул он. – Теперь понятно. А то я смотрю – такой джип, и крадется у тротуара. Дураку понятно: либо водила пьян, либо обкурился. Вы в левый ряд перебирайтесь, ваше место там.

– Не умею гонять, другие шоферы гудеть начнут, я занервничаю.

Сержант засмеялся:

– Не, молча поедут. Когда вы на такой тачке, вас любой пропустит. Чуть что, фарами моргните, живо дорогу уступят.

Так вот в чем дело! Только сейчас я поняла, по какой причине мне сегодня на дороге попадались лишь крайне воспитанные люди. Не в их воспитанности, оказывается, секрет, а в моем новом транспортном средстве!

– А где тут управление фарами, знаете? – поинтересовалась я.

– Вот, на руле, – пояснил гаишник. – А багажник вон та кнопка открывает. Чтобы окошечки опустить, черную пимпочку потяните. А чего вы так странно сидите – на самом краю кресла? Неудобно же!

– Длины рук и ног не хватает, – грустно призналась я, – рост у меня подкачал. До руля и педалей едва дотягиваюсь.

Сержант начал вдруг кашлять. Потом, справившись с внезапным приступом коклюша, сказал:

– Так отрегулировать можно! Вот рычажочки, давайте покажу…

Спустя десять минут мы с парнем расстались почти друзьями. Сержант быстро сунул в карман выданную мной на радостях сторублевую бумажку, а я, удобно устроившись в мягком кресле, собралась выехать на дорогу. Как назло, по шоссе мчался плотный поток. Но гаишник поднял руку и сделал быстрое движение пальцами, после чего, правильно истолковав его жест, я несколько раз нажала на нужный рычажок. Джип послушно заморгал фарами, лента автомобилей мгновенно притормозила, и я, ощущая себя королевой дороги, вписалась в поток. Однако как просто! До сих пор я на своих ржавых «Жигулях» была этакой автомобильной Золушкой, сейчас же стихийно превратилась в хозяйку трассы. Мало того, что мне уступают дорогу, так еще молчат, не гудят и не обзывают мартышкой за рулем!

Гордая до невозможности, я вкатилась в родной двор, припарковалась на самом удобном месте и поспешила домой.

Дверь открыл Олег.

– Ты дома? – удивилась я.

– А ты где носишься? – вопросом на вопрос ответил муж.

– В издательстве сидела, – лихо соврала я. – Федор просто замучил, концепцию рекламной кампании составлял, голова кругом пошла…

Поток моей бодрой лжи прервал странный звук – такой, словно стадо слонов тащит тяжело груженные санки. Потом послышался чей-то очень знакомый голос: «Уроните – урою!» – и дверь, ведущая в гостиную, распахнулась.

Я замерла с открытым ртом. Двое работяг в синих комбинезонах выдвигали в коридор здоровенный короб, сзади виднелся… Федор.

– Привет, лапа! – помахал он мне и накинулся на грузчиков: – Ну, уроды косорукие, давай на раз-два!

– Это ты с ним весь день просидела на совещании? – с ехидством профессионального следователя осведомился Куприн.

– Э… о… а… – глупо заулыбалась я.

Как назло, ничего достойного для ответа на ум не приходило. Говорила уже вам, что не обладаю талантом фантазерши, могу лишь солгать по мелочи.

– Ты видел ее джип? – крикнул Федор.

Глаза Куприна загорелись.

– Нет.

Я, страшно обрадованная тем, что супруг забыл о моей маленькой невинной лжи, протянула ему ключи.

– Спускайся, машина на парковке.

Олег убежал, я накинулась на Федора:

– Зачем пришел?

Федор ухмыльнулся:

– Лапа, если врешь мужу, то сначала убедись, что рядом нет никого, способного разоблачить твое алиби. Ай-яй-яй, нехорошо! Кстати, анекдот в тему. Муж поймал жену с любовником, выбросил парня в окно и идет к супруге, повторяя: «Ну и что с тобой сделать? Повесить? Задушить? Утопить?» – «А ты меня рогами заколи», – фыркнула нахалка. Ну как? Смешно?

– Я не изменяю мужу!

– Все, все, не спорю. Мы с тобой весь день просидели на совещании, просто Федька сумел раздвоиться, одна его часть маялась в переговорной, другая орудовала в квартире у писательницы Виоловой.

– Немедленно прекрати паясничать и объясни происходящее! – гаркнула я.

Федор потер руки.

– Вот видишь, лапа, умеешь, если захочешь, звездить. А то утром в кабинете плакалась: «Не получается нос задирать». А что, уже суперски выходит, молодец. Еще чуток потренируешься на мне, затем элементарно с журналюгами справишься. Объясняю: вы переезжаете!

– Куда?

Пиарщик погладил себя по голове.

– Феденька хороший, заботливый, умный… Феденька узнал, что великой Арине Виоловой негде жить во время ремонта, Феденька подсуетился, Феденька не хочет позора, Феденька не желает видеть в газетах фотку нашего подзвездка, выползающего из покосившегося сарая с ночным горшком в писательских пальчиках… Феденька нашел дом! Пока Арина с Феденькой парилась на совещании, астральное тело Феденьки прилетело в квартирку и все организовало: собиральщиков тряпок, завязывальщиков коробок, перетаскивальщиков хабара, водителей, распаковщиков барахла… Усё тип-топ! Осталось лишь подхватить Аришеньку и показать ей дорожку.

Я заглянула в открытую дверь, увидела абсолютно пустую гостиную и ахнула:

– Хочешь сказать, что за то недолгое время, которое я провела… э… покупая модные вещички, ты сумел найти нам жилье и организовать переезд?

– Угу, – кивнул Федор, – именно это я и хочу сказать. Мало того, что ваши дрова, то бишь столы, стулья и прочая, прочая, прочая, уже катят на склад… Я, лапа, волшебная палочка, исполнитель желаний!

– Невероятно.

– Элементарно, – пожал плечами пиарщик. – То, что идиот в единичном количестве и за год не соберет, сорок кретинов в течение часа по коробкам растолкают. Поехали!

– Куда?

– Так в домик же! – захихикал Федор и заговорил вдруг с акцентом: – Тут близэнько, на Ленинхрадском шоссе, чуток впэред. Мамо, шэвэлитэся!

Спустя примерно два часа мы все, притихнув, словно нашалившие дети, заходили в просторный дом в сопровождении маленького черноволосого дядечки.

– Разрешите представиться, – суетливо завел, встретив нас, мужчина: – Управляющий поселком «Рассвет» Эдуард Сергеевич. Лучше просто Эдик. Мы счастливы приветствовать у себя семью нашей замечательной, потрясающей, обожаемой писательницы Арины Виоловой и искренно надеемся, что она отразит в своих произведениях…

– По делу говори! – оборвал Эдика Федор. – Про дом поконкретней!

Эдик закатил глаза:

– Новые технологии! Вам ничего не надо делать!

– В смысле? – удивился Олег.

Эдик ринулся в коридор.

– Смотрите – темно?

– Да, – кивнул Куприн.

Управляющий хлопнул в ладоши, мигом вспыхнул свет.

– Супер! – заорала Кристина. – А телик тут есть?

– Обижаешь, девочка, – надулся Эдик. – Плазменные панели повсюду, даже в туалетах, СД-плееры, массажные кровати, программируемые кухонные приборы… Вперед, начнем знакомство!

Не прошло и получаса, как меня стало интенсивно подташнивать. Только на кухне нашлось немыслимое количество бытовой техники: пароварка, кофемашина, плита, духовка, СВЧ-печка, электромясорубка, хлеборезка, автоматическая открывалка для банок, сокодавка, бутербродница, фритюрница, тостер, ростер, яйцеварка… Дальше – больше. В чулане стояли три стиральных агрегата, один сушильный и доска для глажения с утюгом, больше похожим на истребитель. Во всяком случае, пульт его управления выглядел так же, как приборная доска последнего «МиГа», – повсюду лампочки, стрелочки и непонятные надписи. Окончательно добили меня комнатные двери. Они не имели ручек, следовало сказать: «Войти», – и створка медленно открывалась, а спустя пару секунд тихо закрывалась. Дом явно был живым организмом.

Остаток вечера я провела в отведенной лично мне комнате. Эдуард даже не сомневался, что мы с Олегом ляжем спать в разных спальнях. Кстати, муж несказанно обрадовался, узнав, что временно лишается общей кровати.

– Наконец-то высплюсь! – потер ладони Куп-рин. – Никто не станет стягивать с меня одеяло и храпеть над ухом!

У меня от негодования перехватило горло.

– Я сплю, как птичка! – пропищала я.

– Ага… – захихикал Семен. – Каждое утро вздрагиваю, когда мимо вашей спальни иду, такие рулады из нее доносятся!

– Это Олег! – возмутилась я. – Он располнел и поэтому издает во сне жуткие звуки!

– А еще она любит есть в кровати, и потом вся простыня бывает в крошках, – пожаловался Куп-рин.

Я обиделась и ушла в свою спальню. Села на кровать, потом, решив чуть-чуть отдохнуть в тишине, легла… и неожиданно заснула.


Наконец-то пришло лето! Как приятно лежать на надувном плоту посередине водной глади, волны легко покачивают тело… Неожиданно матрас задергался слишком сильно, я в испуге вцепилась в него руками и поняла: мне приснился сон, на самом деле нахожусь дома, в комнате темнота. Интересно, который час?

Правая рука привычно потянулась в сторону, но вместо будильника, всегда стоящего на тумбочке, пальцы наткнулись на стену. Я изумилась: мы разве передвинули кровать?

Глаза привыкли к темноте и различили совершенно незнакомую мебель, тяжелые гардины, ковер. Еще через секунду я все-таки вспомнила про переезд, успокоилась, потянулась и ощутила легкое покачивание. Это был не сон – матрас на самом деле потряхивало!

Некоторое время я пыталась заснуть, но потерпела поражение. Есть люди, которым нравится дремать в купе скорого поезда или на океанском лайнере, их успокаивают мерные движения, а меня от них начинает мутить. Хм, а почему сейчас кровать дрожит, словно вымокшая под дождем мышь? Что там управляющий Эдик рассказывал про массажный матрас? Если можно включить режим «убаюкивания», то его явно легко и выключить…

Я присела, увидела вмонтированную в изголовье коробочку с разноцветными кнопками и наугад ткнула в красную. Логика рассуждений была проста: все зеленые, как правило, включающие, ну а «пожарные» – выключающие.

Подрагивание матраса прекратилось. Но не успела я порадоваться собственному уму и сообразительности, как койка затряслась с утроенной силой. Лязгая зубами, я с огромным трудом дотянулась до панели управления и нажала теперь на оранжевую кнопку. Нижняя часть ложа незамедлительно приняла почти вертикальное положение, отчего мои ноги задрались вверх. Обозлившись, я воспользовалась желтой кнопкой. Постель заскрипела, и ноги с головой поменялись местами, то есть я приняла сидячее положение, а из стены не пойми каким образом выехал столик.

Я стукнула кулаком по пластиковой столешнице, та с обиженным писком убралась в еле заметную щель, а мои глаза заметили в противоположном от пульта конце спинки идиотской постели здоровенную клавишу ярко-алого колера. Вот оно, выключение обезумевшей койки! Большой палец правой руки вдавил полоску в дерево. Я ожидала, что матрас станет ровным, укачивание прекратится и можно будет спокойненько свернуться калачиком под пуховым одеялом. Ан нет! Меньше чем за секунду кровать перевернулась, я оказалась в ящике для белья, и матрас, хлопнувшись сверху, отрезал возможность вылезти.

– Эй! – заорала я. – Спасите! Люди! Помогите! Кто-нибудь!

С таким же успехом можно, наверное, звать на помощь в открытом космосе. Оставалась лишь одна надежда: может, утром кто-нибудь из домашних сообразит, что Вилка не выходила из своей комнаты, и пойдет проверить, все ли у нее в порядке. Интересно, хватит ли в ящике воздуха до утра? Представляю, как обрадуется газета «Желтуха»! Да она полгода потом станет сыпать заголовками, вроде: «Тело писательницы Виоловой нашли под матрасом»; «Арина превратилась в мумию»; «Кто всунул великую детективщицу в ящик для белья?». (Я давно заметила: если умирает какой-нибудь третьесортный актеришка или музыкант, «Желтуха» мигом приклеивает ему ярлык «великий»).

Нежелание стать поводом для языковых упражнений прессы придало мне сил. Я треснула кулаком по одной из стенок тюрьмы и заорала:

– Черт побери, откройся!

Повеяло свежим воздухом – ящик плавно выехал из-под деревянного основания ложа. Я выскочила наружу и увидела, что матрас аккуратно застелен одеялом, прикрыт накидкой, а в изголовье торчат установленные башней подушки.

Решив больше не экспериментировать с кроватью, я попыталась включить свет. Не нашла ничего похожего на выключатель, подошла к двери и не обнаружила ручку. Ладони уперлись в створку, но тяжелая, похоже, цельномассивная дубовая панель не шелохнулась. Я покопалась в памяти: как Эдик открывал вход? А!

– Распахнись! – скомандовала я.

Ничего не произошло.

– Откройся!

Безрезультатно.

– Раздвинься!!!

Нет эффекта.

– Отойди в сторону.

И это не сработало.

Я начала переминаться с ноги на ногу. И что мы имеем? Значит, так: на кровать не лечь, потому что есть опасность подцепить морскую болезнь, в коридор не выйти – не помню кодовое слово…

В полном негодовании я погрозила гадкой двери кулаком и гаркнула ей:

– Ты идиотка! Мне надо в туалет! Поняла? В туалет!!!

Раздалось тихое блямканье, часть стены отъехала в сторону, и перед моим изумленным взором предстала роскошная ванная комната – вся в нежно-розовом кафеле, белой сантехнике, пушистых полотенцах и нежных халатах. Затаив дыхание, я вошла внутрь. Стена позади меня моментально задвинулась, но свет, лившийся непонятно откуда, не погас.

У унитаза не было бачка, но стоило мне с него подняться, как вода с ревом полилась в нутро «фарфорового друга». На рукомойнике не нашлось кранов, однако из носика, едва я поднесла к нему руки, потекла струя, причем приятной комнатной температуры.

В полном остекленении я повернулась к стене:

– Эй, хочу уйти!

Никакой реакции.

– Мне надо назад!!

Ноль эмоций.

– Пожалуйста, выпусти меня!!!

Полнейшая тишина.

Глава 9

Следующие пять минут я пинала невозмутимую панель и колотила ее кулаками. Потом устала, села на унитаз и призадумалась. Все-таки в ванной комнате лучше, чем в ящике для белья. Тут есть вода, хоть от жажды не умру, а еще имеется окно – утром распахну его и попрошу о помощи. Конечно, домашние станут смеяться, ну и ладно, переживу. Главное, здесь не задохнешься, как внутри кровати.

«Блям», – раздалось за спиной.

Я вздрогнула.

«Нахождение на унитазе более пяти минут свидетельствует о проблемах со стулом, – сообщил нежный голос. – Вам следует обратиться к врачу».

Я вскочила на ноги и стала судорожно озираться, мгновенно с ревом полилась вода. Кто тут? Где прячется женщина, решившая дать совет?

Не найдя ни одной живой души, я снова устроилась на унитазе, предварительно опустив крышку стульчака. Но не успела моя филейная часть умоститься на ней, как тот же голос воскликнул:

– Неправильное пользование туалетом.

Тут до меня дошло, что в «умном доме» имеется компьютер, общающийся с жильцами.

– Здрассти… – решила я вступить в контакт с машинным разумом.

– Неправильное пользование туалетом.

– Как открыть дверь?

– Неправильное пользование туалетом.

– Подскажите кодовое слово!

– Неправильное пользование туалетом.

Я встала, вода ухнула в унитаз. Да, похоже, самостоятельно мне из заточения не вырваться. Впрочем, я не привыкла унывать! Схватив полотенца, я пошвыряла их в ванну, сделала из одного халата некое подобие подушки, затем легла на импровизированный матрас, прикрылась вторым махровым халатом и вздохнула. Придется подремать тут, а утром…

Уши уловили тихий скрип, я приоткрыла один глаз. Из стены выпала голубая губка, потом на халат выплеснулась пригоршня прозрачного геля, и не успела я взвизгнуть, как прямо из потолка хлынул поток воды.

Сразу выскочить из-под ливня не удалось, я запуталась в халате и основательно вымокла, прежде чем сумела выбраться. Едва ноги коснулись пола, душ прекратил работу. Я глянула на груду мокрых полотенец и застонала: чем теперь вытираться? Ковриком? Ну уж нет, лучше попытаться промакнуть тело туалетной бумагой.

Толстый рулон не захотел соскакивать с держателя, и я стала разматывать его, а потом бросать использованные куски бумаги в унитаз.

Блям, блям.

– У вас проблемы с желудком, – нежно сообщило все то же сопрано, – обратитесь к врачу.

– Спасибо, – буркнула я, вытираясь пипифаксом, – кабы ты, моя радость, кроме голоса, имела еще и глаза, то поняла: дело не в поносе.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное