Андрей Дашков.

Обманутый

(страница 2 из 16)

скачать книгу бесплатно

   Первый из воинов приземлился в десяти шагах от Сенора и Суо. Ведьма и карлик держались справа от придворного Башни и чуть позади. Холодный Затылок обернулся и посмотрел на Люстиг. Тот кивнул в знак того, что узнает противника.
   Предводитель отряда всадников на крылатых псах произнес несколько слов на неизвестном в Кобаре языке. У него были холодные бесцветные глаза, серая кожа, волосы, отливающие серебром, и сильно выдающиеся вперед хищные челюсти. Кроме того, на голове человека не хватало одного уха.
   Сенор покачал головой, надеясь, что этот жест будет понятен незнакомцу, и послал тому серию отражений.
   То, что он почувствовал вскоре после этого, застало его врасплох. Люди из замка не только не посылали отражений, но и оказались совершенно невосприимчивы к его собственным. Холодный Затылок натолкнулся на абсолютно глухую стену. Никто не пытался манипулировать его сознанием. Но и он, Человек Безымянного Пальца, далеко не последний в ряду владеющих искусством отражений, не мог проникнуть сквозь преграду, отделявшую от него совершенно чуждое сознание.
   Он ощущал неведомую угрозу, исходившую только из одного источника, и этот источник не был двуногим существом. Один из крылатых псов неуловимо отличался от всех остальных, Сенор не мог понять – чем, но сейчас он не имел возможности беспокоиться об этом. В любом случае, ничего нельзя было изменить.
   Несколько ошеломленный сделанным открытием, он смотрел в тусклые, словно зимнее небо, глаза одноухого воина и думал, какую пользу сможет извлечь из этих людей. Их оружие не слишком интересовало Сенора. Воевать в Тени было делом непредсказуемым. Стрелы, посланные во врага, могли вонзиться здесь в спину самого стрелявшего, более того, само представление о враге было столь же зыбким, как весь окружающий мир, и очень быстро могло измениться. Холодный Затылок надеялся, что люди из Призрачного замка понимают это так же хорошо, как он.
   Они это понимали. За многие тысячи и десятки тысяч изменений, проведенных ими в Младшем Хаосе, им удавалось настичь и убить только тех, кто не мог свободно перемещаться сквозь изменяющиеся ландшафты и скрываться таким образом от своих преследователей. Ведь для этого, все-таки, надо было иметь представление о пронизывающих сознание мирах Тени. Для тех, кто его не имел, существовала единственная, внушенная охотником реальность...
   Остальные всадники расположились в линию за человеком с одним ухом. У некоторых из них Сенор увидел искусно изготовленные протезы. Это тотчас же напомнило ему об Уродах, населявших подземное королевство Мелхоэд. Однако теперь путешествие в Мургуллу казалось давним сном. На лицах всех, без исключения, солдат было написано только одно – абсолютное и непоколебимое равнодушие. Незавершенный не знал, хорошо ли это, но сейчас ему казалось, что хорошо.
   Потом он заметил, что человек с одним ухом смотрит в его сторону как-то странно.
Как будто видит Сенора и его совсем небольшую компанию, но в то же время смотрит сквозь них. Его взгляд вдруг стал крайне сосредоточенным. Затем в потемневших и ставших серо-стальными глазах отразилось нечто. А именно то, что должно было находиться за спинами непрошенных гостей.
   Сенор быстро обернулся, но ничего нового не увидел. Только унылую твердь, растворяющуюся у края темноты...
   А в глазах одноухого сменяли друг друга отражения текучих, как кисель, пейзажей, наполненных кошмарными существами, или – что было даже хуже – всего лишь намеками на кошмар.
   Холодный пот выступил на лбу Незавершенного. Ему еще предстояло привыкнуть к здешним войнам. Тут сражались, изгоняя врага в мир, созданный с помощью собственных представлений. Таким образом проверялась принадлежность к Хаосу или хотя бы способность существовать в нем. Человек из Призрачного Замка трансформировал ландшафт изменений явно в расчете на то, что непрошенные гости исчезнут, смытые волнами перемешивающейся материи Тени.
   И это почти удалось ему, но только на мгновение. Для Сенора Призрачный Замок действительно стал вдруг зыбким, а фигуры обитателей этого дикого мира подернулись тошнотворной рябью. В его сознании сменились видения тысяч вероятных миров, но в ту же секунду Холодный Затылок заставил себя утвердиться в одном – том самом, из которого его хотели изгнать.
   ...Силуэт замка вновь был четким и тяжелым, как сама реальность, а в зрачках одноухого перестал пульсировать Хаос.
   Сенор обвел взглядом своих спутников и похолодел от ужаса. Существо Суо, имевшее облик придворного Башни, и превращенный карлик были рядом, но ведьма Истар исчезла, причем исчезла без следа, вместе со слепой лошадью из Мургуллы.
   На мгновение Сенор был ослеплен яростью. Но кто был виноват в том, что ведьма пропала, затерявшись в одном из иллюзорных и одновременно реальных миров, вызванных к существованию одноухим из Тени?.. Сенора не поразило даже то, насколько легко он это принял. Как абсолютную неизбежность. Его бешенство не нашло себе выхода. Все чувства притупились, когда он лишился возможности выбора. Сражаться против слепой природы – это было слишком даже для человека, владеющего сверхъестественными амулетами. Но что, если она не была слепой?.. Впрочем, это не меняло его отношения к одноухому. Он знал, что отомстит тому при первом же удобном случае. Тут его чувства были сильнее доводов рассудка.
   Он подавил в себе воспоминания и ужас, который проник в его сознание в результате происшедшего. Ему оставалось лишь крепко цепляться за одну-единственную реальность.
   В этот момент Сенора охватило острое предчувствие того, что когда-нибудь интересы его спутников перестанут совпадать и они исчезнут каждый в своей действительности, наилучшим образом подходящей для них, для достижения их целей, удовлетворения их желаний, осуществления их тайных планов...
   Он заставил себя не думать об этом. В конце концов, ему предстояло полное тайн и неразрешимых загадок существование в ненормальном мире, где побеждал тот, кто мог изгнать противника в иную реальность, а самого себя убедить в том, что окружающая видимость – единственно сущая. До сих пор Сенор не подозревал, что его мозг способен осознать такие парадоксы. В любом случае, это было за гранью всякой привычной логики...
   Наконец, человек с одним ухом пожал плечами, словно тоже смирился с неизбежностью существования непрошенных гостей. Если ты не сумел изменить мир, – принимай его, как должное. Этот неписаный закон Тени со всей очевидностью отразился на его хищном и равнодушном лице.
   Одноухий поднял руку и показал в сторону замка.
   Холодный Затылок кивнул и рукой, на которой пылал багровым огнем камень в перстне Бродячего Монаха, повторил жест человека из Тени.
   Воины на крылатых псах обступили пришельцев. Все вместе они двинулись к одному из редких здесь оплотов стабильности. Собаки, мягко отталкиваясь от тверди, парили, расправляя кожистые крылья. Люди из замка искусно замедляли их прыжки, стараясь двигаться вровень со слепыми безволосыми лошадьми.
 //-- * * * --// 
   Они вступили на скалы, которые когда-то были скалами еще в Срединном Мире, в древнем королевстве Ксантрия, где обитали люди и племена хошинхо, а потом скалы стали островом, который плавал в изменчивом океане Зыбкой Тени, неся на себе замок Шаарн...
   Здесь уже не нужно было держать сознание в постоянном напряжении, ежесекундно собирая воедино распускающиеся нити реальности, – ведь Призрачный Замок сам по себе являлся Следом существа, пребывающего неизменным.
   Сенор испытал огромное облегчение, ступив на узкую каменистую полоску естественной бесформенной суши между безатрибутной твердью, созданной для перемещения в Хаосе, и замшелыми стенами замка, вздымавшимися на невообразимую высоту.
   В то же мгновение окружавший остров ландшафт стал меняться, освободившись от сковывавшего его влияния Следа Торра. Теперь за спинами людей были бушующие потоки пламени, внизу, под воспарившим в пустоте замком, зажглись чужие небесные огни, а по другую его сторону расстилался бесконечный ослепительный океан густой, как расплавленное стекло, жидкости...
   Слепые лошади из Мургуллы испуганно жались друг к другу. Инстинкт толкал их прочь от огня. Псы из Призрачного Замка, привычные ко всему, спокойно и деловито взбирались по усыпанной обломками скал тропе к узкому темному провалу в почти неприступной и изъеденной лишь ветрами Хаоса стене.


   Поскольку необходимости в словах не было, ритуальные раковины Шаарна ревели вовсю, отгоняя самыми низкими из своих тонов всякую нечисть, которую могли принести с собой странники Тени. Этот рев вонзался в уши и мешал Сенору сосредоточиться.
   Не располагало к сосредоточению и ничего не выражавшее лицо женщины, единственной представительницы своего пола, увиденной им до сих пор в этом более чем странном месте. Она сидела в глубокой нише каменной стены и внимательно наблюдала оттуда за происходящим. Благодаря магическому зрению, Сенор мог рассмотреть ее во всех подробностях и это созерцание вызвало у него самые недобрые предчувствия.
   Лицам здешних мужчин серый цвет кожи придавал лишь мрачность, но красивое лицо этой женщины было чистым и гладким, как полированная сталь. Пустота, увязшая в зрачках, наводила на мысль о безжалостной и не ведающей угрызений совести натуре, а неправдоподобно гладкие и изящные руки, странным образом сложенные на бедрах и находившиеся в противоестественном покое, внушали необъяснимое отвращение...
   Сенор лихорадочно искал причину своего интереса к этой женщине и не находил ничего, выходящего за туманные границы предчувствий. Но запах опасности, исходивший от нее, был настолько сильным, что придворный Башни просто не мог позволить себе от него отмахнуться. При этом его фигура оставалась внешне расслабленной, а лицо сохраняло бесстрастность.
   Он говорил знаками с человеком, одежда и мантия которого были увешаны огромным количеством очень странных предметов – от амулетов из костей до сложнейших творений из металла и стекла. В довершение всего на плечах здешнего короля покоилась синяя искрящаяся шкура, от которой исходил еле слышный, но очень чистый и мелодичный звон. Странное существо, похожее на огромную летучую мышь, но без единого намека на глаза, сидело рядом с левым ухом короля, вцепившись когтями в поющую шкуру.
   Довольно быстро король объяснил, что Сенор и его спутники не относятся в Шаарне к числу желанных гостей и даже за ту скудную пищу и неприветливый кров, которые им здесь предложат, ему придется заплатить. При этом хозяева не будут против, если пришельцы покинут Призрачный Замок как можно быстрее. Холодный Затылок не мог осуждать их за это. В отличие от обитателей замка, его странствие по Тени только начиналось.
   Человек Безымянного Пальца перебирал в уме предметы и тайны, которые могли представлять интерес для правителя блуждающего королевства – свои собственные амулеты, загадку возвращения Люстиг, искусство превращений Суо. Но амулеты стоили здесь слишком дорого, почти столько же, сколько стоила жизнь, а тайны его спутников были не его тайнами. Отчасти он рассчитывал на помощь превращенного карлика, которому замок и все происходящее в нем были слишком хорошо знакомы.
   Сенор долго бился над тем, чтобы выяснить, знает ли король в синей шкуре о Храме Спящих Младенцев, Завесе Мрака, Мерцающем Саркофаге или просто о местах, представляющих в Хаосе какой-либо интерес. И тут он вспомнил о своих собственных, почти безнадежных поисках. Пленник шевельнулся в его черепе и ужасная боль коснулась нервов. Эта боль подстегнула его и убедила в том, что он готов на все. Но Сенор до сих пор не был уверен в том, что его хотя бы правильно понимают.
   От полного краха эту абсурдную беседу действительно спасло вмешательство Люстиг, с хитрым видом взиравшего на происходящее.
   Когда карлик, которому надоело наблюдать за тщетными потугами Сенора пробиться сквозь незыблемую стену неприятия, внезапно заговорил на древнем языке Ксантрии, это возымело едва заметное, но все же не ускользнувшее от пристального взгляда Холодного Затылка действие.
   Одна из побрякушек, прикрепленных к мантии короля, дрогнула, едва заметная спираль, спрятанная в ней под темным стеклом, начала вращаться. Именно это вращение, приводившее к чередованию тьмы и тусклого света, который не мог бы сделать менее темной и крысиную нору, было первой внешней реакцией на слова, произнесенные Люстиг.
   Кроме того, взгляд гладколицей женщины впервые изменил направление и остановился на бородатом карлике, выкрикивающем фразы на ксантрийском с неизменным глумливым оскалом на лице. При этом выражение ее глаз оставалось не более понятным Сенору, чем выражение мутных глаз змей, освещавших башни и дома в Кобаре.
   Самым неприятным было то, что в отсутствие отражений намерения людей из Призрачного Замка все еще оставались для Незавершенного неизвестными, а их поведение – совершенно непредсказуемым.
   Он утешал себя тем, что выражение его собственного лица и его собственные намерения – столь же неразрешимая загадка для обитателей каменного острова.
   К его удивлению, почти ничего не произошло. Только крылатая тварь зашевелилась на плече короля и Сенору удалось поймать слабую тень ее отражений. Слишком слабую, чтобы понять, о чем идет речь, но достаточную, чтобы заставить его насторожиться. Безглазый соглядатай умело блокировал отражения. Сенор увидел в нем нового опасного соперника...
   Когда это малопонятное представление завершилось, человек в поющей шкуре бросил несколько коротких фраз и, повернувшись, вышел. Силуэт загадочной женщины окончательно растворился в темной глубине каменной ниши. Приближенные короля также владели искусством исчезать незаметно. В зале остались только те из них, кому было поручено присматривать за гостями.
   – Он сказал, что пока мы должны оставаться здесь, – прокомментировал уход короля карлик Люстиг. – Они наверняка будут решать, что делать с нами. У нас есть в запасе десяток изменений ландшафта...
   – Не нравится мне это, – зевая и деликатно прикрыв рот перчаткой с отрезанным мизинцем, сказало Существо Суо. Оно явно намекало на необъяснимую осведомленность Люстиг в здешних делах. Сенор предпочел сделать вид, будто не заметил этого намека. С карликом была связана его единственная надежда что-либо разузнать об обитателях Призрачного Замка.
   – Пойду посмотрю, что здесь изменилось, – с загадочным видом произнес вдруг Люстиг, направляясь в один из темных коридоров и не обращая внимания на охрану. Солдат с морщинистым серым лицом и длинными серебристыми волосами, заплетенными в косу, бросился вслед за ним. Карлик обнаружил неожиданную проворность. Несколько фраз, брошенных на бегу на неизвестном в Кобаре языке – и оба исчезли.
   Сенор переглянулся с Человеком Мизинца Суором. Им оставалось только ждать. Незавершенный положил перед собою меч Торра и стал рассматривать стены зала, в котором они находились, используя древнюю технику расслабления. Эти стены были тем, что осталось от каменного монолита, когда неизвестная никому из живущих чудовищная сила много столетий назад выдавила из него все лишнее...


   Спустя некоторое время в зале, где остались Сенор, Суо и их молчаливые стражи, сгустилась тьма. Чадящие светильники погасли. Никто не позаботился о том, чтобы разжечь их вновь. В Призрачном Замке, блуждающем по Тени, наступила ночь.
   Холодный Затылок долго смотрел на белеющие во мраке немигающие глаза существа из Мертвых Времен. И хотя ощущение было жутковатым, сейчас он завидовал Суо. Оно не ведало сомнений, для него не существовало томительного ожидания, липкого страха, тягучего, как смола, времени, как не существовало и многого другого. Даже необходимости спать...
   Сам Сенор уснул сидя. Перед тем, как в его мозгу угасла последняя мысль, он ощутил себя бесконечно уставшим.
 //-- * * * --// 
   Пока Незавершенный спал, а за пределами Шаарна сменяли друг друга ландшафты Младшего Хаоса, Существо Суо и превращенный карлик не теряли времени даром.
   Люстиг не мог бы сейчас уснуть, даже если бы захотел. Слишком велико было его возбуждение. Жажда мести бушевала в его уродливой птичьей груди жарким неугасимым пламенем, разгоревшимся еще ярче от близости осуществления. Обманув Незавершенного, Люстиг нашел тех, кого так хотел встретить. Теперь он не мог удержаться даже от мыслей о том, чего сможет достичь после того, как, наконец, получит назад свое прекрасное женское тело.
   Но это относилось к области сокровенного. Люстиг не говорил пока об этом никому, даже своим спутникам. Однако, он понимал, что ему придется сделать это рано или поздно. Терпения человека с древним мечом хватит ненадолго, к тому же, от того, как он себя поведет, зависело слишком многое. Впрочем, столь же много зависело от этого ходячего муляжа – существа из Мертвых Времен, которое, похоже не ставило карлика ни во что и терпело его лишь до поры до времени. Его холодной беспощадности Люстиг опасался больше всего...
   Он обдумывал также, что сделает с двумя своими спутниками, когда его планы осуществятся.
   Если бы Сенор взял на себя труд разобраться в отражениях карлика, то мог бы узнать много интересного. Но Люстиг был осторожен, осторожен, как никогда, и глубоко скрывал самые черные из своих замыслов. А Человеку Безымянного Пальца сейчас было не до них. Зыбкая Тень мешала ему. В Кобаре он был бы осторожнее и подозрительнее, – придворные Башни не прощали подобной небрежности.
 //-- * * * --// 
   В отличие от превращенного карлика Существо, Не Имеющее Пола, не руководствовалось никакими соображениями. У него вообще не было соображений. Оно действовало, выполняя свое зловещее предназначение. При этом у него могли возникать иллюзии относительно собственных намерений и желаний. Но и они не имели ничего общего с человеческими.
   Темный непостижимый инстинкт заставлял его изворачиваться, превращаться, идти на сомнительные сделки, лгать, уступать, убивать и ждать своего часа... Двое жалких существ из постепенно распадающейся плоти, ставшие его спутниками на очень краткий, с точки зрения Суо, срок, были лишь смутными тенями на его внутреннем горизонте. Оно даже не понимало, о чем, собственно, договорилось с ними, – эту заботу взял на себя гнездящийся в нем скрытый инстинкт.
   Одного из них Существо Суо ждало в Мертвых Временах, ждало долго, перебирая длинную череду созданий, попадавших к нему во владения, которые оказались владениями изгнанника. Пресытившись, оно уничтожало этот материал, предварительно извлекая из него все, что можно, – от тайных знаний до самого изощренного коварства.
   Таким образом оно познало сны, упоение смертью, наслаждение властью, леденящий ужас, туман рождения, азарт игры и чувства, вообще не знакомые людям...
   Великое множество существ, от самых примитивных до самых сложных и искушенных, живших в угасающей вселенной, растворилось в нем, но среди них не было ни одного Бога.
   Подозрение, что Боги существуют, пришло к Суо вместе с одной из поглощенных им жертв и этого не предусмотрели те, кто упрятал Существо, Не Имеющее Пола, в Мертвых Временах. Еще менее вероятным казалось им то, что Суо само покинет свои владения, где оно обладало безраздельной властью.
   Теперь оно действовало, не осознавая своей цели, но ни на миг не усомнившись в том, что в конце концов его ожидает настоящее Завершение.
 //-- * * * --// 
   От внимания Суо не ускользало ничего.
   Когда превращенный карлик выскочил из комнаты, преследуемый солдатом с серебристой косой, оно осталось неподвижным и равнодушным.
   Более того, спустя некоторое время Человек Мизинца Суор закрыл глаза и ни один из стражников не мог бы усомниться в том, что в темной комнате находятся два спящих пришельца. Но никто из них не видел, как от затылка одного из странников отделился маленький темный предмет и отправился в самостоятельное путешествие по Призрачному Замку.
   Предмет не имел постоянной формы, иногда это был просто упругий черный шар, иногда – плотный туман или липкий ручей, он мог проникнуть куда угодно и не утратил способности убивать. Он мог залепить ноздри или обвиться вокруг шеи, сожрать мозг, с дыханием проникнуть в легкие, с кровью просочиться в сердце и разорвать его изнутри...
   Этот предмет нес в себе все, чем обладало Существо из Мертвых Времен.
 //-- * * * --// 
   Эрлана, Обрученная Со Смертью, вдова короля Гишаарна, принужденная в соответствии с древним обычаем оплакивать короля еще при его жизни, смотрела в Озеро Изумрудного Света, пойманное охотниками в одном из ландшафтов Тени и плававшее теперь под скругленным потолком ее покоев.
   Это было чистое созерцание, все чувства Обрученной Со Смертью на время умирали, она почти достигала ясности и пустоты, но ее изощренный ум никогда не позволял ей постичь совершенную свободу и незамутненную радость.
   Ее холодный рассудок начинал действовать с механической настойчивостью и переливающиеся течения света, гипнотизировавшие чувства Эрланы, становились лучшим фоном для его ужасающе безошибочной работы. Затем он вытаскивал за собой из небытия целую свору желаний и сжигающих душу страстей, а Изумрудное Озеро превращалось в средоточие всех мыслимых наслаждений.
   Несмотря на свое мрачное предназначение, Эрлана отнюдь не была им подавлена, напротив, оно давало ей темную силу колдуньи и до сих пор Обрученная Со Смертью имела в Призрачном королевстве все, что хотела. Как никогда, она была близка к достижению конечной цели...
   Но приход чужих – в этом было кое-что необычное. В последний раз Эрлана видела странствующих по Хаосу так давно, что почти забыла об этом. Теперь она перебирала в памяти мельчайшие подробности тех встреч; выплывали из забвения существа и события... неясная тревога охватила вдову короля. Причину этой тревоги она не могла осознать, ей было мало просто предчувствий и это вывело бы ее из себя, если бы Эрлана позволила себе хоть на мгновение ослабить самоконтроль. Но вместо этого она принялась обдумывать возможные последствия появления посторонних в замке Шаарн и, в частности, возможную угрозу, которую представляли собой чужие для ее далеко идущих и глубоко затаенным планам.
   До сих пор помешать их осуществлению мог только Желуг, крылатый недоносок, слепой шпион Гишаарна. Эрлане приходилось тщательно скрывать в его присутствии не только свои чувства, но и мысли. Она бы давно и с удовольствием избавилась от Желуга, если бы не болезненная привязанность короля к своему слуге. Эти двое охраняли себя так, словно в каждом была заключена частица жизни другого.
   Эрлана сосредоточилась, отогнав воспоминания обо всем лишнем и – в который раз – Озеро Изумрудного Света помогло ей. Из полнейшего отсутствия форм в его глубине вдруг родились смутные образы, едва уловимые, ускользающие, как утренний сон, но для Вдовы этого было достаточно.
   Она вспомнила.
   Ее гладкие руки напряглись и стали костлявыми.
   Уловив настроение своей хозяйки, Изумрудное Озеро сжалось, уплыло в угол комнаты и превратилось в мертвое зеленое пятно, повисшее под потолком.
   Обрученная Со Смертью была готова действовать. Но она предавалась созерцанию слишком долго. Ее созерцание не было совершенным. И даже Озеро Изумрудного Света не могло подсказать ей, что она опоздала.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Поделиться ссылкой на выделенное