Кир Булычев.

Уроды и красавцы

(страница 1 из 2)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Кир Булычев
|
|  Уроды и красавцы
 -------

   В школе, где учится Алиса, проводится практика по различным предметам, в том числе по геологии.
   И тут мы сразу подходим к вопросу: почему Алиса с Пашкой Гераскиным, ее лучшим другом, очутились на совершенно необитаемой, пустынной и засушливой планете Холмасто, в долине Семи Копыт?
   Такая им досталась геологическая практика. Практика по космической геологии.
   Алиса получила задание выяснить, какие драгоценные камни и минералы можно найти на планете Холмасто, в долине Семи Копыт, а Пашка был обязан отыскать там полезные ископаемые.
   Практика была рассчитана на две недели. До планеты Холмасто можно было добраться на космическом пассажирском лайнере: сначала до Палипутры, оттуда местным рейсом до Пересадки, а от Пересадки до Холмасто рукой подать.
   Но Алиса попросила у Каролины Павловны разрешения добираться до практики своим ходом.
   Другая учительница подумала бы, что Алиса шутит. Но Каролина Павловна сразу поняла, что речь идет о друге Алисы, который ждал ее у польского города Вроцлава.
   – Разумеется, – сказала Каролина Павловна. – И мне будет спокойнее, если ты уговоришь Гай-до.


   Утро началось в заботах. Алиса написала письмо бабушке в Симферополь. Старомодное письмо по электронной почте, потому что бабушка не признает современных мигалок или мгновенок.
   Робот Поля устроил генеральную уборку. Он умел устраивать уборку именно тогда, когда этим всем мешал. Все в доме понимали, что Поля ревнует. Ему тоже хотелось полететь на планету Холмасто и искать там «бесполезные» ископаемые, но кто возьмет в космос домашнего работника? Вот он и показывал всему свету, что способен испортить людям жизнь. Гремят пылесосы, по потолку ползают робокисточки, по стеклам елозят окномоечки, а Поля, как генерал на поле боя, руководит своими войсками.
   Алиса знала, что в такие моменты с роботом лучше не спорить. Все, что нужно в дорогу, поместилось в небольшой рюкзак, – если летишь на своем корабле, ничего тебе не понадобится.
   Потом Алиса попрощалась с Полей холодным голосом, чтобы он понял, как она обижена, и побежала к Пашке Гераскину, который ждал ее у подъезда во флаере, чтобы лететь в Польшу.
   Все было бы хорошо, но, конечно, пришлось два раза возвращаться, так как Пашка сначала забыл любимую зубную щетку, а потом справочник по фехтованию на палках средневекового автора У-кушу.
   За два часа они долетели до Вроцлава, где в лесу, неподалеку от города, стоит дом старого друга Алисы Тадеуша Госка и его жены Ирии Гай, у которых растет маленькая дочка Вандочка.
Вандочка обычно живет внутри Гай-до. Вот о нем и пойдет речь.
   …Когда-то давно на другой планете жил великий конструктор. Это был отец Ирии Гай. Он придумал и построил самый лучший в мире и самый умный-разумный корабль. Его и назвали Гай-до. Ирия стала его капитаном и несколько лет летала на нем по разным планетам. Но в один прекрасный день она спасла и полюбила Тадеуша, а потом вышла за него замуж и стала жить на Земле, под Вроцлавом. А ее космический кораблик остался стоять в саду возле их дома и ухаживать за Вандочкой, которая была уверена, что он – ее дедушка.
   Порой Алиса просила Ирию отпустить Гай-до с ней в полет. И кораблику не так скучно, все-таки он космический бродяга, и ей приятней лететь со старым другом… К тому же Гай-до умеет так понравиться взрослым, что Алисины и Пашкины родители готовы отпустить с Гай-до своих детей хоть на край света.
   Так что неудивительно, что Пашка с Алисой полетели в Польшу.
   При виде своих юных друзей Гай-до чуть не подпрыгнул на месте. Как двухэтажное яйцо, он стоит недалеко от дома сразу за клумбой с флоксами, а перед ним желтеет песочница для Вандочки и голубеет бассейн. Гай-до уверен, что ребенок сначала должен научиться плавать, а уж потом – ходить.
   – Добро пожаловать! – воскликнул он.
   Из дома выбежала Ирия.
   – Обед на столе! – воскликнула она. – Скорей мойте руки и за стол. Заодно вы расскажете мне, куда летите и зачем.
   Алиса и Пашка поспешили в дом.
   Ирия Гай умела готовить лучше всех на ее родной планете, а теперь научилась готовить лучше всех и в Польше. А это что-нибудь да значит.
   После обеда у Ирии человеку всегда смертельно хочется спать. Но пора было лететь.
   Алиса с Пашкой с трудом добрели до кораблика, а Гай-до уже приготовил им койки. Перед тем как заснуть Алиса успела сказать кораблику координаты планеты Холмасто.
   Гай-до включил любимую музыку Алисы и медленно поднялся над лесом у Вроцлава. Потом, набирая скорость, помчался к звездам.
   Когда Пашка с Алисой проснулись, они были уже на полпути к Холмасто.


   Когда они подлетели совсем близко, Гай-до изучил планету с близкого расстояния. Наконец он отыскал долину Семи Копыт. Она находилась между невысоких горных отрогов, в русле пересохшей реки. Больше всего она напоминала половинку горохового стручка изнутри. Почему разведчики назвали ее долиной Семи Копыт, было совершенно непонятно. И только когда уже совсем опустились, Гай-до сообразил:
   – Смотрите, – сказал он, – семь высохших колодцев!
   И в самом деле, вдоль долины протянулась цепочка круглых углублений. Может, и на самом деле тут были колодцы или в незапамятные времена, когда здесь еще жили динозавры, кто-то из них прошел по мягкой почве и оставил глубокие следы.
   Когда они приземлились, в долине как раз наступил вечер. Яркое оранжевое солнце опустилось к вершинам гор, а напротив него поднялось небольшое зеленое солнце, как они поняли, «ночное», оно и служило здесь Луной.
   Спать Алисе с Пашкой не хотелось, по их внутренним часам день еще был в разгаре. Но Гай-до понимал, что жить им на планете еще долго и ребятам надо привыкать к местному расписанию.
   Так что Гай-до незаметно наполнил себя безвредным и нежным сонным газом, и его пассажиры улеглись спать.
   Если бы Гай-до был обыкновенным земным роботом, он никогда бы не посмел так поступить – сделать что-то без разрешения людей. Но Гай-до не считает себя роботом, да и изготовлен он был вовсе не на Земле. Так что, когда нужно, он сам принимает решения как человек. И если вам это не нравится, можете летать на другом корабле.
   Утром Алиса и Пашка проснулись от голода и запаха омлета с ветчиной и гренками. Гай-до знал вкусы своих пассажиров!
   Ребята умылись, убрали постели, поели и стали решать, что будут делать в первый день практики.
   В иллюминаторы светило яркое оранжевое солнце. Оно окрашивало склоны холмов в желто-оранжевый цвет, напоминающий вулканическую лаву. Но на самом деле планета была холодной и выходить надо было, надев свитера.
   – Я поднимусь на склон долины, – сказала Алиса. – Видишь там белые полосы? Может быть, это мрамор?
   – А я полечу на дальнюю разведку, – сказал Пашка. – Не вечно же сидеть нам в этой долине.
   Они оделись потеплее и вышли наружу.
   Было тихо, совсем тихо, на живой планете этого не бывает.
   Алиса знала по отчетам палеонтологов, что некогда на Холмасто водились животные и росли леса, поэтому в атмосфере остался кислород. Но потом планета попала под жуткий ливень метеоритов, и они в несколько часов снизили температуру на планете настолько, что все ее обитатели вымерли. Затем испарились все реки и озера. Планета стала пустыней. Правда, вредной радиоактивности в воздухе не было, и со временем в Галактическом центре надеялись восстановить здесь растительность.
   Итак, стояла удивительная тишина. На Холмасто не найдешь ни единого кузнечика или комарика. Но вы думаете, Пашку можно убедить доводами рассудка? Ничего подобного. Он сказал:
   – Заодно погляжу, вдруг здесь не вымер какой-нибудь дракончик?
   Даже Гай-до засмеялся.
   Пашка включил портативный попрыгунчик и улетел за гряду холмов, а Алиса на своем попрыгунчике поднялась над долиной и приблизилась к ее отвесному краю. Она увидела кристалл аметиста и только подняла молоток, чтобы отколоть его, как заметила внизу какое-то движение.
   Может, Пашка почему-то вернулся?


   Алиса пригляделась и поняла, что это вовсе не Пашка, а какое-то непонятное существо.
   Странно. Ведь сказано же – планета необитаемая!
   Существо топало к Гай-до.
   «Ого! – подумала она. – Это же самое настоящее чудовище!»
   Сверху Алисе было видно, что существо ростом чуть пониже человека. У него крупное волосатое тело и несколько волосатых ног, каждая как две хоккейные клюшки. А вместо ушей красные клешни.
   Алиса стала медленно и осторожно спускаться со скалы, чтобы не привлекать внимания чудовища.
   Откуда оно? Как сюда попало?
   Чудовище ее не заметило, оно изучало космический корабль: ощупывало Гай-до, обнюхивало его и даже поглаживало корабль своими тонкими ногами.
   Алиса спустилась вниз и затаилась за валуном.
   Вблизи чудовище было еще страшнее, чем сверху. Конечно, оно было похоже на паука, но вы видели паука ростом с человека, топающего на четвереньках?
   Чудовище отыскало люк. Оно стало скрести когтем по краю люка, пытаясь открыть корабль.
   Но, как вы понимаете, Гай-до никого чужого в себя не пустит. Корабль сказал на галактическом языке:
   – Отойдите, а то я вам манипулятором по башке стукну.
   Это были не очень вежливые слова, но ведь и чудовище щупало кораблик без спросу.
   Чудовище злобно зарычало и затрещало как пулемет.
   – Пошли прочь, – приказал Гай-до.
   И в голосе корабля что-то очень не понравилось чудовищу. Гигантский паук, покачиваясь, отошел. Черный яд падал из его жесткого рта.
   Пригнувшись, Алиса кинулась к кораблю. Сначала надо спрятаться, а потом уж думать, откуда на необитаемой планете появились такие страшные обитатели.
   На бегу Алиса обернулась и увидела, что паучище остановился, развернулся и заметил Алису. Заверещав и загудев, как тысяча шмелей, он побежал обратно.
   Сто шагов – и он настигнет девочку!
   Ой, как Алиса неслась! Как в финале стометровки!
   И с каждым шагом паучище был все ближе и ближе!
   Гай-до раскрыл люк и выставил вперед манипуляторы – металлические руки, чтобы остановить чудовище. Поэтому Алиса успела нырнуть в люк, а паучище натолкнулся на манипуляторы и завыл. Люк закрылся.
   – Я спасена! – воскликнула Алиса.
   – Очень странно, – ответил Гай-до.
   – Он хотел меня растерзать, – сказала Алиса.
   – Тем более странно, – заметил Гай-до.
   – Что странно?
   – Он в сапогах, – ответил Гай-до.


   Пашка Гераскин поскакал на попрыгунчике искать приключений. Ему обязательно подавай приключения, даже если он попал на необитаемую планету, где не только тигра, но и мухи нет.
   Кораблик Гай-до скрылся за холмом, впереди расстилалась каменистая пустыня без единого кустика.
   – Хоть бы Эверест какой-нибудь! – воскликнул Пашка. – Или космический корабль странников, который потерпел крушение миллион лет назад.
   Ни Эвереста, ни корабля ему не попалось. Пашка полетел дальше.
   Конечно, он обещал Алисе далеко не залетать и к обеду вернуться, но до обеда еще далеко и хочется еще попрыгать. Пашка включал антигравитатор, отталкивался от земли и поднимался в небо. Он чувствовал себя орлом в поднебесье, жалко только, что нет другого орла, чтобы с ним сразиться!
   И вдруг далеко впереди, среди невысоких блестящих скал, Пашка что-то увидел.
   Нет, вы не представляете, как он обрадовался! Он увидел самый настоящий космический корабль незнакомой конструкции, который, наверное, разбился на этой планете тысячу лет назад, и все сокровища, которые он перевозил на планету пиратов, так и лежат в его трюмах!
   В два прыжка Пашка пролетел километр, отделявший его от корабля. Вокруг стояла тишина, только ветерок нежно напевал свою песню. Корабль был как новый. Время пощадило его. Пашка хотел было включить связь и рассказать Алисе о находке, но потом подумал: сделаю я ей сюрприз! Найду сокровище, принесу его на Гай-до и скажу: «Вы только посмотрите, что я нашел». Тогда они с Гай-до лопнут от зависти.
   Есть строгие правила поведения на чужих планетах. Даже если там нет никаких опасных хищников, не случаются извержения вулканов и землетрясения, все равно ты должен этих правил придерживаться. Главное из них: всегда будь на связи со своими товарищами! Даже если ты уверен в том, что ничего не случится.
   Сколько было случаев, когда космонавты думали, что вокруг нет врагов или зыбучих песков, но потом все оказывалось не так, как они предполагали, а значительно хуже.
   Может, вы уже читали, как в 2068 году первая экспедиция опустилась на Мокроверции? Пустая планета, пустыннее Марса. Когда выяснилось, что планета необитаемая и никто не грозит космонавтам, они чуть-чуть ослабили внимание.
   С утра над песчаной пустыней планеты неслись смерчи, земля вздрагивала, как от далекого землетрясения. Недобрые предчувствия заставили кока экспедиции Мариетту Поступальскую остаться на борту, сославшись на легкую простуду. Остальные отправились в пешеходную прогулку по окрестностям. И не вернулись. Причем, как вы помните, все они были в шлемах и скафандрах, потому что на Мокроверции нет атмосферы.
   На связь они не выходили, на вызовы Мариетты не откликались.
   Мариетта связалась с Землей.
   Спасатели с Земли наказали ей никуда из корабля не выходить и вести наблюдение.
   Когда через четверо суток прилетел спасательный корабль, ученые начали прочесывать окрестности. И лишь через неделю умирающих от голода и жажды космонавтов нашла служебная собака Галик, которая могла искать по следам даже в скафандре. Космонавты оказались на дальней стороне планеты, в глубокой пропасти.
   Только после долгих исследований удалось понять, что вся эта планета – живой организм. И этот организм проглотил космонавтов, но, на их счастье, не переварил, потому что не выносил запаха резины, из которой были сделаны прокладки на скафандрах. К тому же штурман Ненасосов курил и гасил сигары о подошву своего башмака. От этого запаха планете становилось дурно. Вот она и исторгла свои жертвы.
   Самым страшным воспоминанием космонавтов было то, как они носились по внутренностям планеты от полюса к полюсу, ничего не видя и не в силах передохнуть. И когда космонавты решили, что уже никогда не увидят света, планета сказала на своем языке: «Вот и ладушки! Отделаюсь-ка я от этих вонючек!» И они очутились на дне пропасти, выброшенные туда из бездонного колодца…
   Было и еще немало случаев, когда легкомыслие исследователей приводило к трагедиям.
   Но ведь Пашку такими рассказами не напугаешь. У него вообще память на неприятности очень короткая. Только развеялись облака, он уже улыбается. Поэтому учителям с Пашкой нелегко. Ему внушишь, что он глубоко ошибается, что он не прав, что не стоит таскать в зоопарке носорога за хвост, потому что носорог, несмотря на свою глупость, может быстро перевернуться и подставить обидчику рог вместо хвоста.
   – Ничего, – отвечает Пашка. – Мне он не подставит.
   Пашка обошел корабль и увидел люк.
   – Хорошо бы он был открыт, – сказал себе Пашка и дотронулся до люка.
   Люк распахнулся, как бы приглашая Пашку зайти.
   – А что, – сказал Пашка, – нас не испугаешь.
   Он ступил внутрь корабля и спросил:
   – Есть тут кто живой?
   Никакого ответа.
   Над головой загорелся светильник. Корабль почувствовал, что пришли гости. Перед Пашкой открылась дверь и заиграла приятная музыка.
   – Смотри-ка, – произнес Пашка. – Сколько лет прошло, а музыка играет!
   Другой на месте Пашки мог бы испугаться – все-таки чужой корабль, мало ли что может случиться. Но Пашка не из пугливых! Когда-нибудь его погубит любовь к приключениям.
   Пашка вошел в большую комнату. Комната была круглой, посреди стоял низкий стол, вокруг – кресла. Все чистое, ни пылинки, ни плесени! Такая комната на корабле называется кают-компанией.
   Но самое удивительное: на столе стояло блюдо с фруктами, кувшин, полный лимонада, а на маленьких тарелочках лежали разные пирожные.
   – Так не может быть! – сказал Пашка.
   – Почему же? – послышался нежный голос из-под потолка. – Угощайтесь, дорогой гость, пирожные свежие, фрукты спелые, а лимонад натуральный, без химических добавок.
   Конечно, когда с тобой разговаривает голос из-под потолка, ты чувствуешь себя неуютно, но Пашка и вида не подал. Он подошел к столу, протянул руку и взял одно из пирожных. Это был эклер с шоколадным кремом, именно такими пирожными Пашка был готов питаться всю жизнь и умереть от ожирения.
   – Еще бери, еще, – пропел голос.
   Пашка съел еще три пирожных, а потом решил – хватит! Надо выяснять отношения.
   – Кто вы? – спросил он. – И почему вы кормите меня пирожными?
   – Надо знать, – сказал вошедший в кают-компанию молодой человек в форме капитана-охотника, – что главное в космической жизни – встретить гостя и угостить его. Хотите еще пирожных?
   – Спасибо, – сказал Пашка.
   – Кушайте, кушайте, – сказал капитан, – у нас еще много пирожных осталось. А потом попьем с вами чайку, вы не возражаете?


   Капитан-охотник опустился в кресло, отстегнул от пояса бластер и положил его на стол. Его золотые кудри растрепались.
   – Ох и устал я, – произнес капитан. – Воюем из последних сил.
   – С кем воюете, если не секрет? – спросил Пашка.
   Капитан не успел ответить, потому что в кают-компанию вошла молодая женщина необыкновенной красоты с рукой на перевязи и повязкой на правом глазу.
   – Здравствуйте, – произнесла она. – У вас найдется чашка чая для подлейтенанта Миранделлы?
   – Конечно, найдется, – сказал капитан. – Садись, подруга. Но зачем ты ушла из госпиталя, у тебя же постельный режим?
   – Не могу лежать, когда товарищи сражаются за свободу и независимость моей планеты, – ответила женщина.
   – С кем же вы воюете? – спросил Пашка, но ответить ему не успели, потому что в кают-компанию, опираясь на палку, вошел юнга Болл и тоже попросил чаю.
   Это были такие бравые ребята, и, похоже, им так трудно приходилось, что Пашке очень захотелось им помочь.
   – Я ваш союзник, – сказал Пашка. – Я с вами, друзья. Можно я бластер посмотрю?
   – Можешь и пострелять, – сказал капитан. – Мы сразу догадались, что ты нам друг.
   – Тогда рассказывайте! – снова попросил Пашка. – Мы вам поможем.
   – Трудно, ох, и трудно, – сказала красивая женщина Миранделла. – Со всех сторон к нашей планете подбираются подлые пауки Пастергази. Смотри!
   Во всю стену вспыхнул экран, и с экрана на Пашку кинулся отвратительного вида мохнатый, волосатый паучище. Черная слизь капала из распахнутого рта, круглые глаза злобно сверкали. На голове у паука был небольшой шлем, на ногах – сверкающие сапоги. На всех восьми ногах!
   От неожиданности Пашка упал с кресла и попытался уползти, но тут экран погас. Пашка тихонько снова сел в кресло, а остальные сделали вид, что не заметили Пашкиного испуга.
   – Вот и мы их боимся, – сказал юнга Болл. – Но мы не сдаемся, потому что, если они захватят эту планету, им откроется путь на нашу родину. И мы не сможем их остановить.
   И юнга Болл смахнул непрошеную слезу.
   – Мы погибнем, но не сдадимся, – сказала прекрасная подлейтенантка Миранделла. – Но наш последний крейсер не может подняться в небо, так как в нем сели батарейки. Ах, как нам нужен корабль, который мы могли бы послать домой с просьбой о подкреплении и патронах! Но нет корабля!
   – Как нет! – воскликнул Пашка. – А наш Гай-до? Разве он не годится?
   – Неужели ты нам поможешь, отважный юноша? – спросила Миранделла.
   – Еще как помогу, – ответил Пашка. – Помчались к Алиске! Она нас поймет. И мы полетим к вам на Гай-до!
   – Ура! – воскликнул капитан. – Мы спасены!
   – Кушай пирожные, Пашка, – сказала Миранделла. – Тебя ведь Пашкой зовут?
   Пашка набил рот пирожными. Когда еще удастся поесть эклеров!
   – А музыку будешь слушать? – спросила Миранделла.
   – Если хорошая, то буду, – ответил Пашка.
   – Музыка у нас боевая, товарищеская, походная, – сказал юнга Болл. – Когда ночами ноют мои раны и стонут мои шрамы, я включаю марш «Прощание девчонки», и мне кажется, что я оживаю.
   Пашка попросил поставить ему марш «Прощание девчонки», и марш ему понравился.
   Они включили его на полную мощность, и капитан Миранделла и юнга Болл стали маршировать по кают-компании. Пашка не выдержал и присоединился к ним.
   Так вчетвером они и маршировали, перепрыгивая через кресла.


   Алиса смотрела в иллюминатор на паучищ. Теперь их было трое. Двое больших и один помельче. Какой из них противнее, с первого раза не скажешь.
   – Они не прогрызут тебе обшивку? – спросила Алиса.
   – Нечем, – ответил Гай-до.
   – Какой ужас! – сказала Алиса.
   – Погоди, – ответил кораблик. – Я приглядываюсь и прислушиваюсь.
   Алиса тоже стала приглядываться.
   Самый большой из паучищ протянул переднюю лапу-клюшку и постучал по люку, словно проверял его на прочность. Два других стояли в нескольких шагах сзади. Потом паучище отступил назад и принялся водить концом ноги по песку. Получилось кольцо.
   – Что он хочет сказать? – спросила Алиса.
   Паук подумал немного и стал рисовать картину. Не очень красиво, но понятно.
   Сначала он изобразил паука. Себя или кого-то из своего племени. Восемь кривых ног, жала, глазищи – даже в таком исполнении смотреть страшно! Потом напротив он нарисовал человека. Возможно, Пашку, а может, комиссара Милодара из службы космической безопасности. Разве разберешь, когда все так условно и примитивно изображено? Потом пририсовал себе длинную палку или шпагу, или, может, даже парализатор. И в руку человеку тоже дал что-то вроде бластера.
   Никаких сомнений не оставалось. На картине изображен бой без пощады до победного конца.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное