Кир Булычев.

Одна ночь

(страница 1 из 2)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Кир Булычев
|
|  Одна ночь
 -------


   За этот день я безумно устал.
   Еще на рассвете проводник заставил меня покинуть уютную каюту «Гиацинта», который мирно покоился на спящей воде залива. Одевшись тяжело и неудобно, чтобы защитить себя от гадов, таящихся в зарослях, мы отправились в путь, чтобы пересечь Пустошь до жары.
   Первые два часа оказались самыми легкими, но я тогда об этом не знал и проклинал стужу, сухие кочки, каменные россыпи и сладкую пыль. По-настоящему трудно стало, когда солнце поднялось повыше и в несколько минут раскалило воздух, разбудив мириады злобных мошек и зубастых змей.
   Мы успели спрятаться в тень леса как раз в тот момент, когда закипела кровь в жилах, но это не значило, что в лесу было значительно легче. Там было сумрачно, от болота поднимался пар. Телохранители, высланные нам навстречу Господином Тумана, шумные и бестолковые, подняли зверя, схожего с медведем, и погнали его. Мой проводник боялся, что, оставшись без охраны, мы станем добычей каких-то карликов леса, которые, к счастью, не появились, и я до сих пор не знаю, как они выглядят и что делают со случайными путниками.
   Телохранители догнали нас уже на подходе к Городу Тумана. Медведя они не убили, но громко хвастались тем, как могли бы его убить.
   Телохранители были вооружены грубо изготовленными пистолетами и замечательно сделанными арбалетами. У городских ворот они подняли страшную стрельбу, будто на город наступала вражеская армия. В ответ городская стража тоже кричала и стреляла. К счастью, никого не убили.
   Господин Тумана выехал навстречу мне из своего дома – глинобитного двухэтажного сооружения на берегу грязного пруда. Могучий конь покачивался под неподъемной ношей – сам Господин весил килограммов сто пятьдесят, да и золото, которым он был увешан, как рождественская елка, тянуло не меньше.
   При виде меня Господин спрыгнул с коня, и я могу поклясться, что земля дрогнула и с ближних домов посыпалась штукатурка.
   – Я счастлив! – сказал Господин. – Я ждал этого момента всю мою жизнь.
   Я думал, что он спутал меня с комиссаром, но Господин отлично разбирался в тонкостях галактических отношений.
   – Как здоровье драгоценнейшего комиссара? – спросил он, сжимая мою кисть в пухлых горячих ручищах. – Хорошо ли он перенес дальнюю дорогу? Не занемог ли он?
   – Комиссар здоров, – ответил я. – Чего желает и вам. Он выслал меня вперед, чтобы по правилам вежливости предупредить о своем приезде. Он просит, чтобы к его приезду не было никаких особенных приготовлений. Комиссар желал бы поселиться в тех же условиях, в каких обитают жители вашего государства.
   Господин Тумана огорчился.
Он объяснил мне, что всегда подозревал, что завистники и недоброжелатели нашли путь к благородным ушам драгоценного комиссара и нашептали злобные наветы на Государство Тумана.
   – Ни в коем случае, – ответил я, поднимаясь по неровным кирпичным ступенькам в дом Господина. – Комиссар всегда и на всех планетах, куда он прилетает для переговоров, просит не предпринимать никаких специальных усилий ради его скромной персоны.
   – О нет! – Господин был возмущен. Господин воспринимал мои слова как намек на свою отсталость. Звеня браслетами, Господин заявил, что и он, и его подданные сделают все возможное, чтобы загладить проступок. Глаза его покраснели, на полных щеках образовались малиновые жилки.
   Я сказал, что желал бы, приведя себя в порядок с дороги, оговорить с Господином некоторые вопросы, которые подлежат завтрашнему обсуждению. Господин сам проводил меня в апартаменты, выделенные для посланца комиссара. В дверях меня встретила милая девушка, она настойчиво смотрела на меня и щурилась. Я догадался, что она близорука, но не знал, носят ли здесь очки.
   – Я никогда еще не видела инопланетян, – сказала она. – У нас так много о вас говорили, и мне было трудно поверить в то, что вы так похожи на людей.
   – Это зависит от точки отсчета, – сказал я. – Например, моя мама с самого рождения считала меня человеком, а вас – инопланетянкой.
   – Чувство юмора свойственно разумным существам, – неожиданно сообщила мне серьезная девушка. – На вашем месте животное не стало бы шутить.
   – А чем вы занимаетесь? – спросил я.
   – Сейчас разговариваю с вами.
   – Я ни на секунду не ставил под сомнение ваше чувство юмора.
   – Я художник. Я исторический художник.
   – Вы изучаете старых художников?
   – Ах нет! Вам не понять! Я сама – старый художник.
   – Потом я пойму? – спросил я.
   – Потом вы поймете.
   Другая девушка выбежала на лестничную площадку откуда-то из темного коридора.
   – Что ты делаешь, Лиина? – пропела она сердито, словно не замечая меня. – Нас ждут.
   – Прости, – сказала Лиина.
   Она посмотрела на меня, прищурившись более обычного.
   – Мне надо идти, – сказала она.
   – Когда я вас увижу? – спросил я ее вслед.
   Девушки уже убежали. Мне еще долго казалось, что я слышу сухое шуршание материи, схожей с шелком.
   Оказалось, что я не заметил, как она была причесана и одета. Видно, она слишком быстро исчезла, я больше слушал, чем смотрел.
   Покои, отведенные мне, были скромны и скудно обставлены. Очевидно, здесь никто не жил, комнату берегли для гостей. Густой паутиной затянуло темные углы и провалы между подушками на диванах. Никому не пришло в голову вытереть пыль со стола и подмести пол. Я прошел к небольшой двери, за которой, как надеялся, располагался туалет. От каждого моего шага небольшие клубы пыли поднимались с ковра.
   Умывальник, представлявший собой неглубокий керамический чан, был пуст и пылен. Никакого крана к нему не вело.
   Пожалуй, если этот Господин так же встретит комиссара, его ставка на галактическую помощь бита. Неужели он этого не понимает? Не сам комиссар ему страшен – тот может и не обратить внимания на афронт, зато свита, советники и референты – мои дорогие коллеги не преминут сделать выводы. Никакой комиссар не переспорит своего штаба…
   Пока я стоял посреди тесной туалетной комнаты, послышался грохот несущегося ко мне стада носорогов.
   Я с опаской выглянул в большую комнату и увидел, как туда вбежала бригада тяжело вооруженных водопроводчиков или подобных им существ. Они тащили дымящийся котел с кипятком, а следом за первой бригадой водопроводчиков прибежали рабы или вельможи с щетками, швабрами и тряпками. Отшвырнув меня в угол, эта толпа занялась приведением в порядок моей опочивальни, отчего я чуть не задохнулся от пыли, будто снова очутился на Пустоши.
   Я еще не успел прийти в себя, как всю эту братию как корова языком слизала. Я стоял посреди чистой комнаты, хлопья пыли медленно опускались на диваны, чтобы занять свои законные места, а из ванной тянуло густым паром.
   И тут вошел Господин Тумана, разодетый, как на Похороны Початка – главный здешний праздник. С удовольствием обозревая мои покои, он произнес:
   – А вас, как я погляжу, недурно устроили.
   Он был фанфароном и демагогом. И хоть здесь митинги строго запрещены, я отлично представил его на трибуне митинга, выступающего за права матерей-одиночек либо отцов-алиментщиков и связывающего их судьбу с судьбами вселенской демократии.
   – Спасибо, – сдержанно ответил я. К счастью, я не дипломат и в мои задачи не входит утряска, увязка и сглаживание углов. – Но я не понимаю, зачем надо было проводить уборку в моем присутствии.
   Господин печально улыбнулся.
   – Ни на кого нельзя положиться, – сообщил он мне доверительно. – Когда дама Лиина сказала мне, что вы проследовали в опочивальню, я решил проверить, все ли готово. А мне сообщили, что скоро будет готово… Они, видите ли, решили, что вы приезжаете завтра!
   И этот мерзавец рассмеялся, полагая, что провел меня.
   – Лиины здесь не было, – сказал я.
   – Дама Лиина видит сквозь стены, – сказал Господин, не скрывая издевательской усмешки. – Она уже далеко, но видит вас.
   – Хорошо, – сказал я, стараясь сократить встречу, ведь я так и не успел умыться. – Первое, о чем мне хотелось бы вам сообщить…
   – Не надо, не сейчас! – Он выставил перед собой короткую пухлую руку и растопырил пальцы, словно намереваясь собрать в горсть мое лицо. – Мы все обсудим после ужина.
   – Но один вопрос… – настаивал я.
   – Только коротко. Потому что вам хочется умыться.
   – Меня, конечно же, не смущают такие апартаменты. – сказал я. – Но завтра приедет комиссар, один из наиболее уважаемых…
   – Мы постараемся не ударить в грязь лицом, – сказал Господин. – Скоро начнется подготовка. Вот именно.
   Он не хотел со мной говорить. Он таился… Впрочем, я не намеревался тешить себя надеждами на свою особую проницательность – известно немало смешных, а то и трагических случаев, когда самомнение авторитета из Галактического центра дорого обходилось окружающим. Какие обычаи и неведомые мне законы скрываются за усмешкой Господина?
   – Будет построен замок. Или дворец. Мы нашли рисунки, привезенные с Земли. Мы надеемся, что земной дворец достаточно престижен для самого комиссара.
   – Это лишнее, – сказал я. – Дворец – жилище короля.
   – Лишнего не бывает. Когда речь идет о встрече такого человека.
   Господин был доволен моей реакцией. Ему удалось меня удивить.
   – Вы хотите посмотреть на чертежи? – спросил он. – Они уже готовы. Разумеется, не окончательные, но настоящие чертежи.
   Я не успел ничего ответить, как Господин направился к выходу. От двери он обернулся и заявил:
   – Через час вас ждут в моем рабочем кабинете. Там мы все увидим и все обсудим.
   К счастью, вода в ванной – чане, в котором я смог поместиться, присев на корточки, – еще не остыла. К сожалению, они еще не изобрели мыла, а я не догадался взять его с собой. Вместо мыла они употребляли желтую скользкую глину. Глина пахла глухим подземельем. И трудно смывалась.
   Через два часа меня ввели в кабинет Господина.
   Кабинет был чуть больше моей опочивальни, так же устлан коврами, но обжит, завален рулонами бумаги, книгами, а также разного рода холодным оружием зловещего изысканного вида.
   За низким письменным столом возвышался трон с резной спинкой. На нем восседал Господин Тумана, уперев взгляд в сидевших напротив него в ряд у стены старцев, облаченных в черные и синие тоги, расшитые геометрическими знаками и буквами.
   Коротким выразительным жестом Господин Тумана указал мне место у стола на круглом табурете, и я подчинился. Тут же вошла знакомая мне дама Лиина в сопровождении двух молодых людей с длинными волосами, схваченными золотыми тесемками. Я только тогда подумал, что женские и мужские одежды у них не различаются – те же широкие, до пола тоги, скрывающие фигуру и развевающиеся при ходьбе.
   Лиина сказала:
   – Ты меня ждал, Господин?
   – Мы ждали тебя, – согласился тот.
   Лиина и молодые люди коротко поклонились старцам у стены. Старцы игнорировали приветствие.
   Лиина развернула рулон, и молодые люди придавили его углы взятыми со стола кинжалами. На метровом квадрате бумаги был изображен сказочный замок – творение гения Перро или скорее даже Гауфа – в нем сочетались элементы готики и восточной архитектуры в понимании ископаемого европейского эстета.
   Высокие башни с коническими, чуть выгнутыми крышами поднимались над стенами, усеянными бойницами и узкими стрельчатыми окнами, – неясно, зачем нужны стены, если ты тут же пронзаешь их отверстиями. Ворота, арки и калитки у подножия стен и башен также были изысканны и капризны.
   Скорее это было не архитектурное, а кондитерское произведение – гениальная фантазия сумасшедшего кондитера.
   Господин Тумана склонил голову, снисходительно разглядывая картину, потом перевел взгляд на меня. Я понял, что он уже знаком с проектом.
   Старцы в колпаках вытянули черепашьи шеи, разглядывая картину.
   В зале было тихо.
   – Подойдет? – спросил меня Господин Тумана.
   Я собирался пошутить, сказать что-то о кондитерском деле… и тут увидел, что у стены замка нарисованы путники, люди, – и тогда осознал размеры этого чудища. Не надо было прибегать к линейке, чтобы понять – башни замка достигнут в высоту ста метров.
   – Это… существует? – спросил я.
   Лиина смотрела на меня близорукими глазами – впрочем, что я знаю о близорукости в этих краях?
   – Это будет возведено к приезду сюда уважаемого комиссара Галактического центра, – медленно произнес Господин Тумана. Каждое слово падало, как слон об асфальт с десятого этажа.
   – Да, конечно, – согласился я, как соглашаются с балованным ребенком.
   Вдруг заговорила Лиина. Заговорила уверенно, как хозяйка дома.
   – Дело не в том, может это быть построено или нет, – произнесла она. – Дело в том, произведет ли это нужное впечатление на господина комиссара?
   – Безусловно, – поспешил я с ответом. – Ничего подобного ему еще не приходилось видеть.
   – Он испытывает уважение к нашему народу? – спросил Господин.
   Они не шутили. Они попросту сошли с ума и пытались затянуть меня в это помешательство.
   – Он испытывает уважение, – тупо повторил я.
   Старцы покачивали бородами.
   – Тогда мы приступаем к строительству, – сказал Господин. – Хоть нам нелегко будет построить этот дворец за одну ночь.
   – За одну ночь?
   – Комиссар прибывает завтра днем, – сообщил мне Господин Тумана. Видно, он решил, что я тоже сошел с ума.
   Я промолчал. Потому что пришел к странному, но единственно возможному объяснению: строительство замка не является актом реальности, это некое ритуальное действие, подобно детской игре, по окончании которой будет вылеплена модель замка из песка и все начнут хлопать в ладоши, убежденные в том, что замок уже существует.
   Не дождавшись моей реакции, Господин продолжил далее, словно все еще отвечал на мой вопрос:
   – Подобное действо мой народ не совершал уже более сотни лет.
   – Семьдесят три года, – неожиданно произнес басом один из старцев. – Я помню.
   – Семьдесят три года, – согласился Господин. – Но тогда это был не замок.
   – Нет, – заговорил другой старец. – Это был мост. Это был мост длиной в тысячу локтей через пропасть, которая образовалась, когда опрокинулась от землетрясения гора Малого Льва и Господин Тумана, ваш достойный дед, а также войско его остались по ту сторону пропасти в опасности быть настигнутыми и убитыми ордами Каравака.
   – Ордами Каравака! – с отвращением воскликнул третий старец.
   – Мы построили мост длиной в тысячу локтей над бездонной пропастью за одну ночь, – сказал Господин Тумана, глядя на меня, – и некоторые об этом помнят.
   Я отвел взгляд. Я ничего не понимал, а в таких случаях лучше не смотреть в глаза, чтобы не показаться агрессивным.
   – Мы построим за ночь этот дворец, и обставим его, и украсим его коврами и картинами… Убери картину, дама Лиина. Начнешь в полночь.
   – Слушаюсь, Господин Тумана, – сказала Лиина.
   Она свернула рисунок и передала его одному из молодых людей.
   – Тебя не интересует, как это будет сделано? – Господин был несколько задет моей пассивностью. Видно, ему приятней было бы, если бы я катался по полу и кричал, что дворец высотой в сто метров за ночь даже на цивилизованной планете построить невозможно. Не говоря уж о его убранстве и готовности принять первого Гостя из Галактического центра.
   – У каждого народа свои обычаи, – ответил я.
   – Ты хочешь сказать, что и на других планетах это возможно?
   – Не знаю, – сказал я. – Я не бывал на многих из них.
   – Ты лжешь! – обиделся Господин Тумана. – Я собрал всех магов и волшебников, всех колдунов и заклинателей моей планеты. – Он ткнул пальцем в сторону скамьи, на которой сидели старцы. Старцы послушно склонили бородатые головы.
   – Разумеется, – согласился я.
   – Я призвал на строительство шесть тысяч лучших каменщиков, ткачей, художников, камнетесов планеты…
   – Разумеется!
   – Да перестаньте говорить со мной, как с недоумком! Подойдите к окну!
   Он первым дошел до окна и резким жестом раздвинул шторы.
   За окном расстилалась громадная площадь, которая спускалась к широкой реке. На площади, собираясь в кучки, готовя пищу у костров, отдыхая, беседуя, подготавливая инструмент, существовало множество людей. Со стороны города и со стороны леса стягивались все новые группы людей.
   – Это строители, – сказал Господин. – Они готовы начать.
   – Сколько у вас длится ночь? – спросил я все еще в ожидании подвоха.
   Господин снисходительно засмеялся.
   – Как и у вас, – сказал он. – Как и у вас.
   – Мы пойдем, – произнес самый старый из старцев. – Нам тоже следует подготовиться. Наши заклинания и движения должны быть точными.
   Старцы по очереди поднимались со скамьи. Их тоги шуршали словно сухой шелк. Они кланялись Господину и мне и мелкими шажками уплывали из кабинета. Я не привык общаться с волшебниками, не знал, как себя вести. Я зеркально кланялся им – стараясь наклонять голову, как они.
   – А теперь, – произнес Господин Тумана, – нам принесут пищу и мы будем говорить о пустяках.
   Лиина осталась с нами. Мы прошли в соседнюю комнату, где был накрыт небольшой стол. За ним нас уже ждали три жены Господина, его взрослый сын и какой-то вельможа. Кормили нас кашей с приправами – я знал, что на Тумане в высоких домах не употребляют мяса. Потом принесли шипучий солоноватый, не очень вкусный напиток, и Господин сказал, что напиток будет мне полезен, потому что я устал. Мы обсуждали завтрашние дела. Обсуждение было мирным, понятным. Теперь, когда проблема с жильем для комиссара с точки зрения Господина утряслась, он старался выяснить у меня, до каких пределов Галактический центр может пойти навстречу его желаниям. Я старался не сказать лишнего и в то же время показывал, что ничего от него не скрываю. Лиина была печальна. Она вяло ковыряла в своей миске золотой ложечкой и рассеянно прислушивалась к рассуждениям Господина о пользе прогресса. Конец обеда я помню плохо – боюсь, что их зелье меня не взбодрило, а лишь усугубило усталость. Мне было душно, голова кружилась – так хотелось выйти на свежий воздух. Господин Тумана и его семейство – три толстые, так похожие друг на друга жены – проводили меня до выхода и уговаривали пойти поглядеть, как радеют волшебники. Я же не верю в волшебников, потому что на свете действует закон сохранения энергии и ничто не берется из ничего.
   Я отказался от провожатых и от охраны – идти было недалеко, а Лиина предложила показать мне дорогу. На это я согласился. По небу неслись быстрые луны, волосы девушки вспыхивали то голубым, то серебряным светом. На улице мне стало легче, но все равно хотелось спать.
   Мне было грустно, что я настолько состарился, что могу думать о сне и усталости в обществе такой очаровательной женщины.
   – Вы к нам надолго? – спросила она светски, потому что надо было говорить, а она не знала, как говорить с Посланцем Звезд.
   – Я надеюсь, что пробуду здесь дня три, – ответил я. – Переговоры займут не меньше двух дней.
   – Странно, – сказала Лиина. – Три дня. Из-за этого вся страна идет на такое испытание.
   – Это вы придумали такой красивый замок? – спросил я.
   – Вам понравилось? – Мой вопрос был ей приятен.
   – Никогда еще не видел ничего подобного.
   – Честно говоря, если бы я была свободна в своем выборе, – сказала Лиина, – я бы придумала куда более скромное сооружение, как наши старинные дворцы. Такой есть в Старой столице. Может быть, вас отвезут туда, в лес…
   – Лиина, – сказал я, – я здесь чужой, и мне не все понятно. Но я знаю одно – нельзя построить такой дворец за ночь. Совершенно невозможно.
   – Почему? – удивилась она. – Конечно же, можно.
   – Сейчас вы будете говорить мне, что семьдесят три года назад…
   – Так этот мост стоит по сей день! Вы можете завтра туда поехать. Это недалеко.
   Я был сражен. Я стоял перед стеной. В близоруких глазах этой прекрасной женщины отражались сумасшедшие луны. Она не смеялась. Она в это искренне верила.
   – Вы завтра встанете и посмотрите. Он будет виден из окна.
   – Конечно, – капитулировал я.
   Один раз на нашем пути в щель пересекающей наш путь улицы я увидел площадь, где должно было начаться строительство. Над площадью установили высокие фонари, и люди, маленькие, как муравьи, деловито сновали по ней.
   Затем мы миновали темную башню, над вершиной которой дрожало зеленое сияние. Изнутри башни, откуда-то снизу, доносилось низкое утробное жужжание.
   – Там мудрецы, – сказала Лиина. – Они готовятся.
   – Волшебники?
   – Вы их видели. У Господина Тумана.
   – А что они делают?
   – Они думают… они заклинают. Чтобы все получилось правильно.
   – Но если они заклинают, – я постарался призвать на помощь память о сказках моего детства, – зачем тогда все вы? Зачем рисовать проект, зачем собирать каменщиков и землекопов? Зачем все те люди на площади?
   Зеленое сияние над башней стало ослепительно белым. Я зажмурился. Когда я открыл глаза, то увидел, как в небо уносится светящийся плазменный шар.
   – Глупый, – сказала Лиина с мудростью юной ведьмы. – Разве вам не понятно, что мудрецы не могут делать вещи? Построить дворец должна я сама.
   – Как лягушка! – вспомнил я.
   – Почему как лягушка? – Возможно, она не знала такого слова, но интуитивно она почувствовала в нем нечто принижающее.
   – Это наша сказка. Старая сказка.
   – Наш дворец – не сказка! Это очень важно понять!
   Стараясь донести до меня всю серьезность ситуации, Лиина даже схватила меня за руку и дергала меня за пальцы в такт словам, словно подчеркивая их значение.
   Мы остановились.
   – Вот и ваш дом, – сказала Лиина. – Вам надо спать.
   Она смотрела на меня с каким-то отчаянием, и ее ногти врезались мне в ладонь. Мне передалось ее состояние. Я не мог расстаться с ней.
   – Мы пойдем ко мне? – спросил я.
   – Почему?
   – Потому что я не хочу, чтобы вы уходили.
   – Как жаль!
   – Не уходите.
   – Я рада пойти к вам, – сказала Лиина. – Я хочу остаться с вами. Я ждала, но ко мне еще не пришел мой мужчина.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное