Кир Булычев.

Поступили в продажу золотые рыбки

(страница 1 из 2)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Кир Булычев
|
|  Поступили в продажу золотые рыбки
 -------


   Зоомагазин в городе Великий Гусляр делит скромное помещение с магазином канцпринадлежностей. На двух прилавках под стеклом лежат шариковые авторучки, ученические тетради в клетку, альбом с белой чайкой на синей обложке, кисти щетинковые, охра темная в тюбиках, точилки для карандашей и контурные карты. Третий прилавок, слева от двери, деревянный. На нем пакеты с расфасованным по полкило кормом для канареек, клетка с колесом для белки и небольшие сооружения из камней и цемента с вкрапленными ракушками. Эти сооружения имеют отдаленное сходство с развалинами средневековых замков и ставятся в аквариум, чтобы рыбки чувствовали себя в своей стихии.
   Магазин канцпринадлежностей всегда выполняет план. Особенно во время учебного года. Зоомагазину хуже. Зоомагазин живет надеждой на цыплят, инкубаторных цыплят, которых привозят раз в квартал, и тогда очередь за ними выстраивается до самого рынка. В остальные дни у прилавка пусто. И если приходят мальчишки поглазеть на гуппи и мечехвостов в освещенном лампочкой аквариуме в углу, то они этих мечехвостов здесь не покупают. Они покупают их у Кольки Длинного, который по субботам дежурит у входа и раскачивает на длинной веревке литровую банку с мальками. В другой руке у него кулек с мотылем.
   – Опять он здесь, – говорит Зиночка Вере Яковлевне, продавщице в канцелярском магазине, и пишет требование в область, чтобы прислали мотыля и породистых голубей.
   Нельзя сказать, что у Зиночки совсем нет покупателей. Есть несколько человек. Провизор Савич держит канарейку и приходит раз в неделю в конце дня, по пути домой из аптеки. Покупает полкило корма. Забегает иногда Грубин, изобретатель и неудавшийся человек. Он интересуется всякой живностью и лелеет надежду, что рано или поздно в магазин поступит амазонский попугай ара, которого нетрудно научить человеческой речи.
   Есть еще один человек, не покупатель, совсем особый случай. Бывший пожарник, инвалид Эрик. Он приходит тихо, встает в углу за аквариумом, пустой рукав заткнут за пояс, обожженная сторона лица отвернута к стенке. Эрика все в городе знают. В позапрошлом году одна бабушка утюг забыла выключить, спать легла. Эрик первым в дом успел, тащил бабушку на свежий воздух, но опоздал – балка сверху рухнула. Вот и стал инвалидом. В двадцать три года. Много было сочувствия со стороны граждан, пенсию Эрику дали по инвалидности, но старую работу пришлось бросить. Он, правда, остался в пожарной команде, сторожем при гараже. Учится левой рукой писать, но слабость у него большая и стеснительность. Даже на улицу выходить не любит.
   Эрик приходит в магазин после работы, чаще если плохая погода, прихрамывает (нога у него тоже повреждена), забивается в уголок за аквариум и глядит на Зиночку, в которую он влюблен без взаимности.
Да и какая может быть взаимность, если Зиночка хороша собой, пользуется вниманием многих ребят в речном техникуме и сама вздыхает по учителю биологии в первой средней школе. Но Зиночка никогда Эрику плохого слова не скажет.
   Третий квартал кончался. Осень на дворе. Зиночка очень надеялась получить хороший товар, потому что в области тоже должны понимать – план сорвется, по головке не погладят.
   Зина угадала. 26 сентября день выдался ровный, безветренный. От магазина виден спуск к реке, даже лес на том берегу. По реке, лазурной, в цвет неба, но гуще, тянутся баржи, плоты, катера. Облака медленно плывут по небу, чтобы каждым в отдельности можно было полюбоваться. Зиночка товар с ночи получила, самолетом прислали, «Ан-2», пришла на работу пораньше, полюбовалась облаками и вывесила объявление у двери:

 //-- ПОСТУПИЛИ В ПРОДАЖУ ЗОЛОТЫЕ РЫБКИ --// 

   Вернулась в магазин. Рыбки за ночь в большом аквариуме ожили, плавали важно, чуть шевелили хвостами. Было их много, десятка два, и они собой являли исключительное зрелище. Ростом невелики, сантиметров десять-пятнадцать, спинки ярко-золотые, а к брюшку розовеют, словно начищенные самоварчики. Глаза крупные, черного цвета, плавники ярко-красные.
   И еще прислали из области бидон с мотылем. Зиночка выложила его в ванночку для фотопечати. Мотыль кишел темно-красной массой и все норовил выползти наверх по скользкой белой эмали.
   – Ах, – сказала Вера Яковлевна, придя на работу и увидев рыбок. – Такое чудо, даже жалко продавать. Я бы оставила их как инвентарь.
   – Все двадцать?
   – Ну не все, а половину. Сегодня у тебя большой день намечается.
   И тут хлопнула дверь и вошел старик Ложкин, любящий всех поучать. Он прошел прямо к прилавку, постоял, пошевелил губами, взял двумя пальцами щепоть мотыля и сказал:
   – Мотыль столичный. Достойный мотыль.
   – А как рыбки? – спросила Зиночка.
   – Обыкновенный товар, – ответил Ложкин, сохраняя гордую позу. – Китайского происхождения. В Китае эти рыбки в любом бассейне содержатся из декоративных соображений. Миллионами.
   – Ну уж не говорите, – обиделась Вера Яковлевна. – Миллионами!
   – Литературу специальную надо читать, – сказал старик Ложкин. – Погляди в накладную. Там все сказано.
   Зиночка достала накладную.
   – Смотрите сами, – сказала она. – Я уж проверяла. Не сказано там ничего про китайское их происхождение. Наши рыбки. Два сорок штука.
   – Дороговато, – определил Ложкин, надевая старинное пенсне. – Дай самому убедиться.
   Вошел Грубин. Был он высок ростом, растрепан, стремителен и быстр в суждениях.
   – Доброе утро, Зиночка, – сказал он. – Доброе утро, Вера Яковлевна. У вас новости?
   – Да, – сказала Зиночка.
   – А как насчет попугая? Не выполнили моего заказа?
   – Нет еще – ищут, наверное.
   По правде говоря, Зиночка бразильского попугая ара и не заказывала. Подозревала, что засмеют ее в области с таким заказом.
   – Любопытные рыбки, – сказал Грубин. – Характерный золотистый оттенок.
   – Для чего характерный? – строго спросил старик Ложкин.
   – Для этих, – ответил Грубин. – Ну, я пошел.
   – Пустяковый человек, – сказал ему вслед Ложкин. – Нет в накладной их латинского названия.
   В магазин заглянул Колька Длинный. Длинным его прозвали, наверное, в насмешку. Был он маленького роста, волосы на лице, несмотря на сорокалетний возраст, у него не росли, и был он похож на большого грудного младенца. В обычные дни Зиночка его в магазин не допускала, выгоняла криком и угрозами. Но сегодня, как увидала в дверях, восторжествовала и громко произнесла:
   – Заходи, частный сектор.
   Коля подходил к прилавку осторожно, чувствуя подвох. Пакет с мотылем он зажал под мышкой, а банку с мальками спрятал за спину.
   – Я на золотых рыбок только посмотреть, – проговорил он тихо.
   – Смотри, жалко, что ли?
   Но Коля смотрел не на рыбок. Он смотрел на ванночку с мотылем. Ложкин этот взгляд заметил и сказал:
   – Вчетверо меньше государственная цена, чем у кровососов. И мотыль качественнее.
   – Ну, насчет качественнее – это мы посмотрим, – ответил Коля. И стал пятиться к двери, где налетел спиной на депутацию школьников, сбежавших с урока, лишь слух о золотых рыбках разнесся по городу.
   Старик Ложкин покинул магазин через пять минут, сходил домой за банкой и тремя рублями, купил золотую рыбку, а на остальные деньги мотыля. К этому времени приковылял и Эрик. Принес букетик астр и подложил под аквариум – боялся, что Зиночка заметит дар и засмеет. Школьники глазели на рыбок, переговаривались и планировали купить одну рыбку на всех – для живого уголка. Зиночка закинула в аквариум сачок, и Ложкин, пригнувшись, прижав пенсне к стеклу, управлял ее действиями, выбирая лучшую из рыбок.
   – Не ту, – говорил он. – Мне такой товар не подсовывайте. Я в рыбах крайне начитан. Левее заноси, левее… Дай-ка я сам.
   – Нет уж, – сказала Зиночка. Сегодня она была полной хозяйкой положения. – Вы мне говорите, а я найду, выловлю.
   – Нет уж, я сам, – отвечал на это старик Ложкин и тянул к себе сачок за проволочную ручку.
   – Перестаньте, гражданин, – вмешался Эрик. – Для вас же стараются.
   – Молчать! – обиделся Ложкин. – От больно умного слышу. Кому бы учить, да не тебе.
   Старик был несправедлив и говорил обидно. Эрик хотел было возразить, но раздумал и отвернулся к стене.
   – Такому человеку я бы вообще рыбок не давала, – возмутилась с другого конца помещения Вера Яковлевна.
   Вера Яковлевна держала в руке рейсшину, занеся ее словно для удара наотмашь.
   Старик сник, больше не спорил, подставил банку, рыбка осторожно соскользнула в нее с сачка и уткнулась золотым рылом в стекло.
   Зиночка отвешивала Ложкину мотыля в молчании, в молчании же приняла деньги и выдала две копейки сдачи, которые старик попытался было оставить на прилавке, но был возвращен от двери громким голосом, подобрал сдачу и еще более сник.
   Когда Ложкин вышел на улицу и солнечный луч попал в банку с рыбкой, из банки вылетел встречный луч, еще более яркий, заиграл зайчиками по стеклам домов, и окна стали открываться, и люди стали выглядывать наружу, спрашивая, что случилось. Рыбка плеснула хвостом, водяные брызги полетели на тротуар, и каждая капля тоже сверкала.
   Резко затормозил рядом автобус, водитель высунулся наружу и крикнул:
   – Что дают, дед?
   Ложкин погладил пакетиком мотыля выбритый морщинистый подбородок и ответил с достоинством:
   – Только для любителей, для тех, кто понимает.
   Ложкин шел домой, смущала его некоторая неловкость от грубости, учиненной им в магазине, но неловкость понемногу исчезала, потому что за Ложкиным шли, сами того не замечая, взволнованные люди, перебрасывались удивленными словами и восхищались золотой красавицей в банке.
   – Принес чего? – спросила супруга Ложкина из кухни, не замечая, как светло стало в комнате у нее за спиной. – Небось пол-литра принес?
   – Пол-литра чистой воды, – согласился старик. – Поллитра в банке, и вам того же желаю.
   – Нет, – сказала старуха, не оборачиваясь. – Там, на улице, и принял.
   – Почему это?
   – Чушь несешь.
   Старик спорить не стал, раздвинул кактусы на подоконнике, подмигнул канарейкам, которые защебетали ошеломленно, увидев банку, достал запасной аквариум и понес его к крану, на кухню.
   – Подвинься, – сказал он супруге. – Дай воды набрать.
   Тут супруга поняла, что муж ее не пьяный, и, вытерев руки передником, заглянула в комнату.
   – Батюшки! – воскликнула она. – Нам еще золотой рыбки не хватало!
   Супруга нагнулась над банкой, а рыбка высунула ей навстречу острое рыльце, приоткрыла рот, будто задыхалась, и сказала негромко:
   – Отпустили бы вы меня, товарищи, в речку.
   – Чего? – спросила супруга.
   – Воздействуйте на мужа, – объяснила рыбка почти шепотом. – Он меня без вашего влияния никогда не отпустит.
   – Чего-чего? – спросила супруга.
   – Ты с кем это? – удивился старик, возвращаясь в комнату с полным аквариумом.
   – И не знаю, – сказала жена. – Не знаю.
   – Красивая? – спросил Ложкин.
   – Даже и не знаю, – повторила жена. Подумала чуть-чуть и добавила: – Отпустил бы ты ее в речку. Беды не оберешься.
   – Ты чего, с ума сошла? Ей же цена два рубля сорок копеек в государственном магазине.
   – В государственном? – спросила жена. – Уже дают?
   – Дают, да никто не берет. Не понимают. Цена велика. Да разве два сорок для такого сказочного чуда большая цена?
   – Коля, – сказала супруга, – я тебе три рубля дам. Четыре и закуски куплю. Ты только отпусти ее. Боюсь я.
   – Сумасшедшая баба, – уверился старик. – Сейчас мы ее в аквариум пересадим.
   – Отпусти.
   – И не подумаю. Я, может быть, ее всю жизнь жду. С Москвой переписывался. Два сорок уплатил.
   – Ну, как хочешь. – Старуха заплакала и пошла на кухню.
   В этот момент нервы у рыбки не выдержали.
   – Не уходи! – крикнула она пронзительно. – Еще не все аргументы исчерпаны. Если отпустите, три желания выполню.
   Старик был человек крепкий, сухой, но аквариум при этих словах уронил, разбил и стоял по щиколотку в воде.
   – Не надо нам ничего! – ответила старуха из кухни. – Ничего не надо. Убирайся в свою реку! От тебя одни неприятности.
   – Не-ет, – сказал старик медленно. – Не-е-ет. Это что же получается, разговоры?
   – Это я говорю, – ответила рыбка. – И мое слово твердое.
   – А как же это может быть? – спросил старик, поджимая промокшую ногу. – Рыбы не говорят.
   – Я гибридная, – сообщила рыбка. – Долго рассказывать.
   – Изотопы?
   – И изотопы тоже.
   – Выкинь ее, – настаивала старуха.
   – Погоди. Мы сейчас испытаем. Ну-ка, восстанови аквариум в прежнем виде, и чтобы на окне стоял, а в комнате сухо.
   – А отпустишь, не обманешь?
   – Честное слово, отпущу. Тебя на три желания хватает?
   – На три.
   – Тогда ты мне аквариум восстанови – если получится, сбегаю в магазин, еще десяток таких куплю. Или, может, ты одна говорящая?
   – Нет, все, – призналась рыбка.
   – Тогда ставь аквариум.
   В комнате произошло мгновенное помутнение воздуха, шум, будто от пролетевшей мимо большой птицы, и тут же на окне возник целый, небитый, полный воды аквариум.
   – Идет, – сказал старик. – Нормально.
   – Два желания осталось, – напомнила рыбка.
   – Тогда мне этот аквариум мал. Приказать, что ли, новый изобразить? Столитровый, с водорослями, а?
   Старуха подошла между тем к старику, все еще находясь в состоянии смятения. Теперь же к смятению прибавился новый страх – старик легкомысленный, истратит все желания рыбки, а что, если врет она? Если она такая единственная?
   – Стой! – сказала она старику. – Ты сначала других испытай. Других рыбок. Они и в малом аквариуме проживут. Ей же аквариумы строить плевое дело. Нам новый дом с палисадником куда нужнее.
   – Ага, – согласился старик. – Это дело, доставай деньги из шкафа, ведро неси. Пока я буду в отлучке, глаз с нее не спускай.
   – Так большой аквариум делать или как? – спросила рыбка без особой надежды.
   – И не мечтай! – озлился старик. – Хитра больно. В коллективе работать будешь. У меня желаний много – не смотри, что пожилой человек.
   Ксения Удалова, соседка, зашла за пять минут до этих слов к Ложкиным за солью. Соль вышла вся. Дверь открыта, соседи – свои люди, чего ж не зайти. И незамеченная весь тот разговор услышала. Старики к ней спиной стояли, а рыбка если ее и заметила, то виду не подала. Ксения Удалова, мать двоих детей, жена начальника стройконторы, отличалась живым умом и ничему не удивлялась. Как тихо вошла, так тихо и ушла, подсчитала, что Ложкиным время понадобится, чтобы ведро с водой взять, деньги достать, выбежала на двор, где Корнелий Удалов, ее муж, по случаю субботы в домино играл под опадающей липой, и крикнула ему командирским голосом:
   – Корнелий, ко мне!
   – Прости, – сказал Корнелий напарнику. – Отзывают.
   – Это конечно, – ответил напарник. – Ты побыстрей только.
   – Я сейчас!
   Ксения Удалова протянула мужу плохо отмытую банку с наклейкой «Баклажаны», пятерку денег и сказала громким шепотом:
   – Беги со всех ног в зоомагазин, покупай двух золотых рыбок!
   – Кого покупать? – переспросил Корнелий, послушно беря банку.
   – Зо-ло-тых рыбок. И бери покрупнее.
   – Зачем?
   – Не спрашивать! Бегом – одна нога здесь, другая там, никому ни слова. Воду не расплескай. Ну! А я их задержу.
   – Кого?
   – Ложкиных.
   – Ксаночка, я ровным счетом ничего не понимаю, – сказал Корнелий, и его носик-пуговка сразу вспотел.
   – Потом поймешь!
   Ксения услышала шаги внутри дома и метнулась туда.
   – Куда это тебя? – спросил Саша Грубин, сосед. – Проводить, дружище?
   – Проводи, – ответил Удалов все еще в смятении. – Проводи до зоомагазина. Золотых рыбок пойду покупать.
   – Быть того не может, – сказал Погосян, партнер по домино. – Твоя Ксения в жизни ничего подобного не совершала. Если только пожарить.
   – А ведь и вправду, может, пожарить, – несколько успокоился Удалов. – Пошли.
   Они покинули с Грубиным двор, а игроки весело рассмеялись, потому что хорошо знали и Ксению, и мужа ее Корнелия.
   Не успели шаги друзей затихнуть в переулке, как в дверях дома вновь показалась Ксения Удалова. Выходила она из них спиной вперед, объемистая спина колыхалась, выдерживала большой напор. И уже видно было, что напор этот производят супруги Ложкины. Ложкин тащил ведро с водой, а старуха помогала ему толкать Ксению.
   – И куда это вы так спешите, соседи дорогие? – распевала, ворковала Ксения.
   – Пусти, – настаивал старик. – По воду иду.
   – По какую же по воду, когда дома водопровод провели?
   – Пусти! – кричал старик. – За квасом иду!
   – С полным-то ведром? А я хотела у вас соли одолжить.
   – И одалживай, меня только пропусти.
   – А уж не в зоомагазин ли спешите? – спросила ехидно Ксения.
   – Хоть и в зоомагазин, – ответила старуха. – Только нет у тебя права нас задерживать.
   – Откуда знаешь? – возмутился старик. – Откуда знаешь? Подслушивала?
   – А что подслушивала? Чего подслушивать?
   Старик извернулся, чуть не сшиб Ксению и бросился к воротам. Старуха повисла на Удаловой, чтобы остановить ее, метнувшуюся было вслед.
   – Ой-ой, – произнес Погосян. – Он тоже за золотой рыбкой побежал. Зачем побежал?
   – Жили без золотых рыбок, – ответил ему Кац, – и проживем, мешай кости.
   – Ой-ой, – сказал Погосян. – Ксения Удалова настолько хитрая баба, что ужас иногда берет. Смотри-ка, тоже побежала. И старуха Ложкина за ней. Играйте без меня. Я, пожалуй, понимаешь, пойду по городу погуляю.
   – Валентин! – крикнула Кацу жена со второго этажа. Она услышала шум на дворе и внимательно к нему прислушивалась. – Валентин, у тебя есть деньги? Дойди до зоомагазина и посмотри, что дают. Может, нам уже не достанется.
   Через полторы минуты весь дом в составе тридцати-сорока человек бежал по Пушкинской улице к зоомагазину, кто с банками, кто с бутылками, кто с пластиковыми пакетами, кто просто так, полюбопытствовать.
   Когда первые из них подбежали к зоомагазину, перед дверью с надписью «Поступили в продажу золотые рыбки» стояла толпа.
   Город Великий Гусляр невелик, и жизнь в нем движется по привычным и установившимся путям. Люди ходят в кино, на работу, в техникум, в библиотеку, и в том нет ничего удивительного. Но стоит случиться чему-то необычайному, как по городу прокатывается волна тревоги и возбуждения. Совсем как в муравейнике, где вести проносятся по всем ходам за долю секунды, потому что у муравьев есть на этот счет шестое чувство. Так вот, Великий Гусляр тоже пронизан шестым чувством. Шестое чувство привело многочисленных любопытных поглядеть на золотых рыбок. Шестое же чувство разрешило их сомнения – покупать или не покупать. Покупать, поняли граждане Гусляра в тот момент, когда в магазин влетели, не совсем еще понимая, зачем они это делают, Удалов с Грубиным и Удалов, запыхавшись, сунул Зиночке пять рублей и сказал:
   – Две рыбки золотые заверните, пожалуйста.
   – Это вы, Корнелий Иванович? – удивилась Зиночка, которая жила на той же улице, что и Удалов. – Вам Ложкин посоветовал? Вам самца с самочкой?
   – Зиночка, не продавай им рыбок, – сказал из-за аквариума инвалид Эрик, который все никак не мог собраться с силами, чтобы покинуть магазин.
   – Молодой человек, – прервал его Грубин. – Только из уважения к вашему героическому прошлому я воздерживаюсь от ответа. Зиночка, вот банка, кладите товар.
   У Зиночки на глазах были слезы. Она взяла сачок и сунула его в аквариум. Рыбки бросились от него врассыпную.
   – Тоже понимают, – проговорил кто-то.
   В дверях возникло шевеление – старик Ложкин пытался с ведром пробиться поближе к прилавку.
   – Вы не церемоньтесь с ними, – сказал Удалов. – Все равно поджарим.
   – Мне дайте, мне! – кричал от двери Ложкин. – Я любитель. Я их жарить не буду!
   В общем шуме потонули отдельные возгласы. К Зиночке тянулись руки с зажатыми рублями, и, желая оградить ее от мятежа, Эрик приподнял костыль, стукнул им об пол и крикнул:
   – Тишина! Соблюдайте порядок!
   И наступила тишина.
   И в этой тишине все услышали, что рыбка, высунувшая голову из аквариума, сказала:
   – Это совершенное безумие нас жарить. Все равно что уничтожать куриц, несущих золотые яйца. Мы будем жаловаться.
   Тишина завладела магазином.
   Вторая рыбка подплыла к первой и произнесла:
   – Мы должны получить гарантии.
   – Какие? – спросил Грубин тонким голосом.
   – Три желания на каждую. И ни слова больше. Потом – на свободу.
   Наступила пауза.
   Потом медленное движение к прилавку, ибо любопытство – сильное чувство и желание посмотреть на настоящих говорящих рыбок влекло людей, как магнит.
   Через пять минут все было окончено. В пустом магазине на пустом прилавке стоял пустой аквариум. Вода в нем еще покачивалась. Зиночка тихо плакала, пересчитывая выручку. Эрик все так же стоял в углу и потирал здоровой рукой помятый бок. Потом нагнулся, поднял с пола почти не пострадавший букетик цветов и вновь положил на прилавок.
   – Не расстраивайтесь, Зиночка. Может, в следующем квартале снова пришлют. Я только жалею, что мне не досталось. Я бы вам свою отдал.
   – Я не об этом, – всхлипнула Зиночка. – Какая-то жадность в людях проснулась. Даже стыдно. И старик Ложкин кричит – мне десять штук, и вообще.
   – Я очень жалею, что не смог для вас взять, – повторил Эрик. – До свидания.
   Он ушел. Вера Яковлевна, дожидавшаяся, пока никого в магазине не останется, подошла к Зиночке, держа в руке палехскую шкатулку. В шкатулке еле умещались две рыбки.
   – Я все-таки купила, – сообщила она. – Ты ведь и не заметила. Я поняла, что, если стоять и ждать, пока это столпотворение продолжается, ничего не достанется. Ведь ты не догадалась хотя бы две-три штуки отложить.
   – Куда там, – сказала Зиночка. – Я очень рада, что вы успели. А я и не заметила. Такая свалка – я только деньги принимала и рыбок вылавливала.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное