Кир Булычев.

Любимый ученик факира

(страница 1 из 2)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Кир Булычев
|
|  Любимый ученик факира
 -------


   События, впоследствии смутившие мирную жизнь города Великий Гусляр, начались, как и положено, буднично.
   Автобус, шедший в Великий Гусляр от станции Лысый Бор, находился в пути уже полтора часа. Он миновал богатое рыбой озеро Копенгаген, проехал дом отдыха лесных работников, пронесся мимо небольшого потухшего вулкана. Вот-вот должен был открыться за поворотом характерный силуэт старинного города, как автобус затормозил, съехал к обочине и замер, чуть накренившись, под сенью могучих сосен и елей. В автобусе люди просыпались, тревожились, будили утреннюю прохладу удивленными голосами.
   – Что случилось? – спрашивали они друг у друга и у шофера. – Почему встали? Может, поломка? Неужели авария?
   Дремавший у окна молодой человек приятной наружности с небольшими черными усиками над полной верхней губой также раскрыл глаза и несколько удивился, увидев, что еловая лапа залезла в открытое окно автобуса и практически уперлась ему в лицо.
   – Вылезай! – донесся до молодого человека скучный голос водителя. – Загорать будем. Говорил же я им: куда мне на линию без домкрата? Обязательно прокол будет. А мне механик свое: не будет сегодня прокола, а у домкрата все равно резьба сошла!..
   Молодой человек представил себе домкрат с намертво стертой резьбой и поморщился: у него было сильно развито воображение. Он поднялся и вышел из автобуса.
   Шофер, окруженный пассажирами, стоял на земле и рассматривал заднее колесо, словно картину Рембрандта.
   Мирно шумел лес. Покачивали гордыми вершинами деревья. Дорога была пустынна. Лето уже вступило в свои права. В кювете цвели одуванчики, и кареглазая девушка в костюме джерси и голубом платочке, присев на пенечек, уже плела венок из желтых цветов.
   – Или ждать, или в город идти, – сказал шофер.
   – Может, мимо кто проедет? – выразил надежду невысокий плотный белобрысый мужчина с редкими блестящими волосами, еле закрывающими лысину. – Если проедет, мы из города помощь пришлем.
   Говорил он авторитетно, но с некоторой поспешностью в голосе, что свидетельствовало о мягкости и суетливости характера. Его лицо показалось молодому человеку знакомым, да и сам мужчина, закончив беседу с шофером, обернулся к нему и спросил прямо:
   – Вот я к вам присматриваюсь с самой станции, а не могу определить. Вы в Гусляр едете?
   – Разумеется, – ответил молодой человек. – А разве эта дорога еще куда-нибудь ведет?
   – Нет, далее она не ведет, если не считать проселочных путей к соседним деревням, – ответил плотный блондин.
   – Значит, я еду в Гусляр, – сказал молодой человек, большой сторонник формальной логики в речи и поступках.
   – И надолго?
   – В отпуск, – сказал молодой человек. – Мне ваше лицо также знакомо.
   – А на какой улице в Великом Гусляре вы собираетесь остановиться?
   – На своей, – сказал молодой человек, показав в улыбке ровные белые зубы, которые особенно ярко выделялись на смуглом, загорелом и несколько изможденном лице.
   – А точнее?
   – На Пушкинской.
   – Вот видите, – обрадовался плотный мужчина и наклонил голову так, что луч солнца отразился от его лысинки, попал в глаз девушке, создававшей венок из одуванчиков, и девушка зажмурилась. – А я что говорил?
   Он радовался, как следователь, получивший при допросе упрямого свидетеля очень важные показания.
   – А в каком доме вы остановитесь?
   – В нашем, – сказал молодой человек, отходя к группе людей, изучавших сплюснутую шину.
   – В шестнадцатом?
   – В шестнадцатом.
   – Я так и думал.
Вы будете Георгий Боровков, Ложкин по матери.
   – Он самый, – ответил молодой человек.
   – А я – Корнелий Удалов, – сказал плотный блондин. – Помните ли вы меня – я вас в детстве качал на колене?
   – Помню, – сказал молодой человек. – Ясно помню. И я у вас с колена упал. Вот шрам на переносице.
   – Ох! – безмерно обрадовался Корнелий Удалов. – Какая встреча! И неужели ты, сорванец, все эти годы о том падении помнил?
   – Еще бы, – сказал Георгий Боровков. – Меня из-за этого почти незаметного шрама не хотели брать в лесную академию раджа-йога гуру Кумарасвами, ибо это есть физический недостаток, свидетельствующий о некотором неблагожелательстве богов по отношению к моему сосуду скорби.
   – К кому? – спросил Удалов в смятении.
   – К моему смертному телу, к оболочке, в которой якобы спрятана нетленная идеалистическая сущность.
   – Ага, – сказал Удалов и решил больше в этот вопрос не углубляться. – И надолго к нам?
   – На месяц или меньше, – сказал молодой человек. – Как дела повернутся. Может, вызовут обратно в Москву… А с колесом-то плохо дело. Запаска есть?
   – Без тебя вижу, – ответил шофер, с некоторым презрением глядя на синий костюм, на импортный галстук, повязанный несмотря на утреннее время и будний день, и на весь изысканный облик молодого человека.
   – Запаска есть, спрашивают? – вмешался Удалов. – Или тоже на базе оставил?
   – Запаска есть, а на что она без домкрата?
   – Ни к чему она без домкрата, – подтвердил Удалов и спросил у Боровкова: – А ты за границей был?
   – Стажировался, – сказал Боровков. – В порядке научного обмена. Надо будет автобус приподнять, а вы тем временем подмените колесо. Становится жарко, а люди спешат в город.
   – Ну и подними, – буркнул шофер.
   – Подниму, – сказал Боровков. – Только прошу вас не терять времени даром.
   – Давай, давай, шофер, – сказала ветхая бабушка из толпы пассажиров. – Человек тебе помощь предлагает.
   – И она туда же! – сказал шофер. – Вот ты, бабка, с ним на пару автобус и подымай.
   Но Боровков буднично снял пиджак, передал его Удалову и обернулся к шоферу с видом человека, который уже собрался работать, а рабочее место оказалось ему не подготовлено.
   – Ну, – сказал он стальным голосом. Шофер не посмел противоречить такому голосу и поспешил за запаской.
   – Расступитесь, – строго сказал Удалов. – Разве не видите?
   Пассажиры немного подались назад.
   Шофер с усилием подкатил колесо и брякнул на гравий разводной ключ.
   – Отвинчивайте, – сказал Боровков.
   Шофер медленно отвинчивал болты, и его губы складывались в ругательное слово, но присутствие пассажирок удерживало.
   Удалов стоял в виде вешалки, держа пиджак Боровкова на согнутом мизинце и спиною оттесняя тех, кто норовил приблизиться.
   – А теперь, – сказал Боровков, – я приподниму автобус, а вы меняйте колесо.
   Он провел руками под корпусом автобуса, разыскивая место, где можно взяться понадежнее, затем вцепился в это место тонкими смуглыми пальцами и без натуги приподнял машину. Автобус наклонился вперед, будто ему надо было что-то разглядеть внизу перед собой, и вид у него стал глупый, потому что автобусам так стоять не положено.
   В толпе ахнули, и все отошли подальше. Только Корнелий Удалов, как причастный к событию, остался вблизи.
   Шофер был настолько поражен, что мгновенно снял колесо, ни слова не говоря, подкатил другое и начал надевать его на положенное место.
   – Тебе не тяжело? – спросил Удалов Боровкова.
   – Нет, – ответил тот просто.
   И Удалов с уважением оглядел племянника своего соседа по дому, дивясь его внешней субтильности. Но тот держал машину так легко, что Удалову подумалось, что, может, автобус и впрямь не такой уж тяжелый, а это лишь сплошная видимость.
   – Все, – сказал шофер, вытирая со лба пот. – Опускай.
   И Боровков осторожно поставил задние колеса автобуса наземь.
   Он даже не вспотел и ничем не показывал усталости. В толпе пассажиров кто-то захлопал в ладоши, а кареглазая девушка, которая кончила плести венок из одуванчиков, подошла к Боровкову и надела венок ему на голову. Боровков не возражал, а Удалов заметил:
   – Размер маловат.
   – В самый раз, – возразила девушка. – Я будто заранее знала, что он пригодится.
   – Пиджачок извольте, – сказал Удалов, но Боровков засмущался, отверг помощь Корнелия Ивановича, сам натянул пиджак, одарил девушку белозубой улыбкой и, почесав свои черные усики, поднялся в автобус на свое место.
   Шофер мрачно молчал, потому что не знал, объяснять ли на базе, как автобус голыми руками поднимал незнакомый молодой человек, или правдивее будет сказать, что выпросил домкрат у проезжавшего «МАЗа». А Удалов сидел на два сиденья впереди Боровкова и всю дорогу до города оборачивался, улыбался молодому человеку, подмигивал и уже на въезде в город не выдержал и спросил:
   – Ты штангой занимался?
   – Нет, – скромно ответил Боровков. – Это неиспользованные резервы тела.
   По Пушкинской они до самого дома шли вместе. Удалов лучше поговорил бы с Боровковым о дальних странах и местах, но Боровков сам все задавал вопросы о родственниках и знакомых. Удалову хотелось вставить что-нибудь серьезное, чтобы и себя показать в выгодном свете: он заикнулся было о том, что в Гусляре побывали пришельцы из космоса, но Боровков ответил:
   – Я этим не интересуюсь.
   – А как же, – спросил тогда Удалов, – загадочные строения древности, в том числе пирамида Хеопса и Баальбекская веранда?
   – Все веранды – дело рук человека, – отрезал Боровков. – Иного пути нет. Человек – это звучит гордо.
   – Горький, – подсказал Удалов. – «На дне».
   Он все поглядывал на два боровковских заграничных чемодана с личными вещами и подарками для родственников: если бы он не видел физических достижений соседа, наверняка предложил бы свою помощь, но теперь предлагать было все равно что над собой насмехаться.
   Вечером Николай Ложкин, боровковский дядя по материной линии, заглянул к Удалову и пригласил его вместе с женой Ксенией провести вечер в приятной компании по поводу приезда в отпуск племянника Георгия. Ксения, которая уже была наслышана от Удалова о способностях молодого человека, собралась так быстро, что они через пять минут уже находились в ложкинской столовой, бывшей заодно и кабинетом: там располагались аквариумы, клетки с певчими птицами и книжные полки.
   За столом собрался узкий круг друзей и соседей Ложкиных. Старуха Ложкина расщедрилась по этому случаю настойкой, которую берегла к октябрьским, потому что – а это и сказал в своей застольной речи сам Ложкин – молодые люди редко вспоминают о стариках, ибо живут своей, занятой и посторонней жизнью, и в этом свете знаменательно возвращение Гарика, то есть Георгия, к своим дяде и тете, когда он мог выбрать любой санаторий или дом отдыха на кавказском берегу или на Золотых Песках.
   Все аплодировали, а потом Удалов тоже произнес тост. Он сказал:
   – Наша молодежь разлетается из родного гнезда кто куда, как перелетные птицы. У меня вот тоже подрастают Максимка и дочка. Тоже оперятся и улетят. Туда им и дорога. Широкая дорога открыта нашим перелетным птицам. Но если уж они залетят обратно, то мы просто поражаемся, какими сильными и здоровыми мы их воспитали.
   И он показал пальцем на смущенного и скромно сидящего во главе стола Георгия Боровкова.
   – Так поднимем же этот тост, – закончил свою речь Корнелий, – за нашего родного богатыря, который сегодня на моих глазах вознес автобус с пассажирами и держал его в руках до тех пор, пока не был завершен текущий ремонт. Ура!
   Многие ничего не поняли, кто понял – не поверил, а сам Боровков попросил слова.
   – Конечно, мне лестно. Однако я должен внести уточнения. Во-первых, я автобус на руки не брал, а только приподнял его, что при определенной тренировке может сделать каждый. Во-вторых, в автобусе не было пассажиров, поскольку они стояли в стороне, так как я не стал бы рисковать человеческим здоровьем.
   Соседям и родственникам приятно было смотреть на недавнего подростка, который бегал по двору и купался в реке, а теперь, по получении образования и заграничной командировки, не потеряв скромности, вернулся в родные пенаты.
   – И по какой специальности ты там стажировался? – спросил усатый Грубин, сосед снизу, когда принялись за чай с пирогом.
   – Мне, – ответил Боровков, – в дружественной Индии была предоставлена возможность пробыть два года на обучении у одного известного факира, отшельника и йога – гуру Кумарасвами.
   – Ну и как ты там? Показал себя?
   – Я старался, – скромно ответил Гарик, – не уронить достоинства.
   – Не скромничай, – вставил Корнелий Удалов. – Небось был самым выдающимся среди учеников?
   – Нет, были и более выдающиеся, – сказал Боровков. – Хотя гуру иногда называл меня своим любимым учеником. Может, потому, что у меня неплохое общее образование.
   – А как там с питанием? – поинтересовалась Ксения Удалова.
   – Мы питались молоком и овощами. Я с тех пор не потребляю мяса.
   – Это правильно, – сказала Ксения, – я тоже не потребляю мяса. Для диеты.
   Боровков вежливо промолчал и потом обернулся к Удалову, который задал ему следующий вопрос:
   – Вот у нас в прессе дискуссия была: хорошо это йоги или мистика?
   – Мистики на свете не существует, – ответил Боровков. – Весь вопрос в мобилизации ресурсов человеческого тела. Опасно, когда этим занимаются шарлатаны и невежды. Но глубокие корни народной мудрости, имеющие начало в Ригведе, требуют углубленного изучения.
   И после этого Гарик с выражением прочитал на древнем индийском языке несколько строф из поэмы «Махабхарата».
   – А на голове ты стоять умеешь? – спросил неугомонный Корнелий.
   – А как же? – даже удивился Гарик и тут же, легонько опершись ладонями о край стола, подкинул кверху ноги, встал на голову, уперев подошвы в потолок, и дальнейшую беседу со своими ближними вел в таком вот, неудобном для простого человека, положении.
   – Ну это все понятно, это мы читали, – сказал Грубин, глядя на Боровкова наискосок. – А какая польза от твоих знаний для народного хозяйства?
   – Этот вопрос мы сейчас исследуем, – ответил Боровков, сложил губы трубочкой и отпил из своей чашки без помощи рук. Потом отпустил одну руку, потянулся к вазончику с черешней и взял ягоду. – Возможности открываются значительные. Маленький пример, который я продемонстрировал сегодня на глазах товарища Корнелия Ивановича, тому доказательство. Каждый может внутренне мобилизоваться и сделать то, что считается не под силу человеку.
   – Это он о том, как автобус поднял, – напомнил Удалов, и все согласно закивали головами.
   – Ты бы перевернулся, Гарик, и сел, – сказала старуха Ложкина. – Кровь в голову прильет.
   – Спасибо, я постою, – сказал Гарик.
   Общая беседа продолжалась, и постепенно все привыкли к тому, что Боровков пребывает в иной, чем остальные, позе. Он рассказывал о социальных контрастах в Индии, о тамошней жизни, о культурных памятниках, о гипнозе, хатха-йоге и раджа-йоге. И разошлись гости поздно, очень довольные.
   А на следующее утро Боровков вышел на двор погулять уже в ковбойке и джинсах и оттого казался своим, гуслярским. Удалов, собираясь на службу, выглянул из окна, увидел, как Боровков делает движения руками, и вышел.
   – Доброе утро, Гарик, – сказал он, присев на лавочку. – Что делаешь?
   – Доброе утро, – ответил Боровков, – тренирую мысль и пальцы. Нужно все время тренироваться, как исполнитель на музыкальных инструментах, иначе мышцы потеряют форму.
   – Это правильно, – согласился Удалов. – Я тебя вот о чем хотел спросить: мне приходилось читать, что некоторые факиры в Индии умеют укрощать диких кобр звуками мелодии на дудке. Как ты на основании своего опыта полагаешь, они это в самом деле или обманывают?
   Наверное, он мог бы придумать вопрос получше, поумнее, но спросить чего-нибудь хотелось, вот и сказал первое, что на ум пришло. И не спроси он про змей, может, все бы и обошлось.
   – Есть мнение, что кобры в самом деле гипнотизируются звуком музыки, – ответил с готовностью Боровков. – Но у них чаще всего вырывают ядовитые зубы.
   – Не приходилось мне кобру видеть, – сказал Удалов, заглаживая белесые волоски на лысину. – Она внушительного размера?
   – Да вот такая, – сказал Боровков и наморщил лоб.
   Он помолчал с полминуты или минуту, а потом Удалов увидел, как на песочке в метре от них появилась свернутая в кольцо большая змея.
   Змея развернулась и подняла голову, раздувая шею, а Удалов подобрал ноги на скамью и поинтересовался:
   – А не укусит?
   – Нет, Корнелий Иванович, – сказал молодой человек. – Змея воображаемая. Я же вчера рассказывал.
   Кобра тем временем подползла ближе. Боровков извлек из кармана джинсов небольшую дудочку, приставил к губам и воспроизвел на ней незнакомую простую мелодию, отчего змея прекратила ползание, повыше подняла голову и начала раскачиваться в такт музыке.
   – И это тоже мне кажется? – спросил Удалов.
   Боровков, не переставая играть, кивнул. Но тут пошла с авоськой через двор гражданка Гаврилова из соседнего флигеля.
   – Змея! – закричала она страшным голосом и бросилась бежать.
   Змея испугалась ее крика и поползла к кустам сирени, чтобы в них спрятаться.
   – Ты ее исчезни, – сказал Удалов Боровкову, не спуская ног.
   Тот согласился, отнял от губ дудочку, провел ею в воздухе, змея растаяла и вся уже скрылась, но Удалов не мог сказать, вообще она исчезла или в кустах.
   – Неудобно получилось, – сказал Гарик, почесывая усики. – Женщину испугали.
   – Да. Неловко. Но ведь это видимость?
   – Видимость, – согласился Боровков. – Хотите, Корнелий Иванович, я вас провожу немного? А сам по городу прогуляюсь.
   – Правильно, – сказал Удалов. – Я только портфель возьму.
   Они пошли рядышком по утренним улицам. Удалов задавал вопросы, а Гарик с готовностью отвечал.
   – А этот гипноз на многих людей действует?
   – Почти на всех.
   – А если много людей?
   – Тоже действует. Я же рассказывал.
   – Послушай, – пришла неожиданная мысль в голову Удалову. – А с автобусом там тоже гипноз был?
   – Ну что вы! – сказал Гарик. – Колесо же поменяли.
   – Правильно, колесо поменяли.
   Удалов задумался.
   – Скажи, Гарик, – спросил он, – а эту видимость использовать можно?
   – Как?
   – Ну, допустим, в военных условиях, с целью маскировки. Ты внушаешь фашистам, что перед ними непроходимая река, они и отступают. А на самом деле перед ними мирный город.
   – Теоретически возможно, но только, чтобы фашистов загипнотизировать, надо обязательно к ним приблизиться…
   – Другое предложение сделаю: в театре. Видимый эффект. Ты гипнотизируешь зрителей, и им кажется, что буря на сцене самая настоящая, даже дождь идет. Все как будто мокрые сидят.
   – Это можно, – согласился Боровков.
   – Или еще. – Тут уж Удалов ближе подошел к производственным проблемам. – Мне дом сдавать надо, а у меня недоделки. Подходит приемочная комиссия, а ты их для меня гипнотизируешь, и кажется им, что дом ну просто импортный.
   – Дом – это много. Большой формат, – сказал любимый ученик факира. – Мой учитель когда-то смог воссоздать Тадж-Ма хал, великий памятник прошлого Индии. Но это было дикое напряжение ума и души. Он до сих пор не совсем пришел в себя. А нам, ученикам, можно материализовать вещи не больше метра в диаметре.
   – Любопытно, – с сомнением сказал Удалов. – Но я пошутил. Я никого в заблуждение вводить не намерен. Это мы оставим для очковтирателей.
   – А я бы, – мягко поддержал его Боровков, – даже при всем к вам уважении помощь в таком деле не хотел бы оказывать.
   И тут по дороге имел место еще один инцидент, который укрепил веру Удалова в способности Гарика.
   Навстречу им шел ребенок, весь в слезах и соплях, который громко горевал по поводу утерянного мяча.
   – Какой у тебя был мяч, мальчик? – спросил Боровков.
   – Си-иний! – И ребенок заплакал пуще прежнего.
   – Такой? – спросил Боровков и, к удивлению мальчика, а также и Удалова, тут же создал синий мяч среднего размера; мяч подпрыгнул и подкатился мальчику под ноги.
   – Не то-от, – заплакал мальчик еще громче. – Мой был большой!
   – Большой? – ничуть не растерялся Боровков. – Будет большой.
   И тут же в воздухе возник шар размером с десятикилограммовый арбуз. Шар повисел немного и лениво упал на землю.
   – Такой? – спросил Боровков ласковым голосом, потому что он любил детей.
   А Удалов уловил в сообразительных глазенках ребенка лукавство: глазенки сразу просохли – мальчик решил использовать волшебника.
   – Мой был больше! – завопил он. – Мой был с золотыми звездочками. Мой был как дом!
   – Я постараюсь, – сказал виновато Боровков. – Но мои возможности ограниченны.
   – Врет мальчонка, – сказал Удалов убежденно. – Таких мячей у нас в универмаге никогда не было. Если бы были, знаешь какая бы очередь стояла? Таких промышленность не выпускает.
   – А мне папа из Москвы привез, – сказал ребенок трезвым голосом дельца. – Там такие продаются.
   – Нет, – сказал Удалов. – ГОСТ не позволяет такие большие мячи делать, и таких импортных не завозят. Можно кого-нибудь зашибить невзначай.
   – Вы так думаете? – спросил Боровков. – Я, знаете, два года был оторван…
   – Отдай мой мяч! – скомандовал ребенок.
   Боровков очень сильно нахмурился, и рядом с мальчиком возник шар даже больше метра в диаметре. Он был синий и переливался золотыми звездочками.
   – Такой подойдет? – спросил Боровков.
   – Такой? – Мальчик смерил мяч взглядом и сказал не очень уверенно: – А мой был больше. И на нем звезд было больше…
   – Пойдем, Гарик, – возмутился Удалов. – Сними с него гипноз. Пусть останется без мячей.
   – Не надо, – сказал Боровков, с укоризной посмотрел на мальчика, пытавшегося обхватить мячи, и пошел вслед за Удаловым.
   – А вот и мой объект, – сказал Корнелий. – Как, нравится?
   Боровков ответил не сразу. Дом, созданный конторой, которой руководил Корнелий Удалов, был далеко не самым красивым в городе. И наверное, Гарику Боровкову приходилось видеть тщательнее построенные дома как в Бомбее и Дели, так и в Париже и Москве. Но он был вежлив и потому только вздохнул, а Удалов сказал:
   – Поставщики замучили. Некачественный материал давали. Ну что с ними поделаешь?
   – Да, да, конечно, – согласился Боровков.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное