Кир Булычев.

Заповедник сказок

(страница 2 из 8)

скачать книгу бесплатно

Глава четвертая
ЗАГОВОР В ЗАПОВЕДНИКЕ

– В заповеднике сказок созрел заговор, – сказал гном. – Понятно?

– А зачем заговор? – спросила Алиса.

– Цели его неясны, – сказал гном. – Но, разумеется, они зловещие. Все заговоры зловещие.

– А кто же там заговаривается?

– Не заговаривается, а договаривается, – сказал гном шепотом. – Старик Кусандра договаривается, чтобы захватить заповедник. Ты видела, какой он неприятный?

– Кусандра мне не очень понравился, – сказала Алиса. – Он грубо обращается с драконом.

– Вот именно, – сказал гном. – Но это не самый главный его недостаток. А директора он опутал.

– Чем опутал? – спросила Алиса.

– Наш директор, – сказал гном, – много понимает в науке и отлично разбирается в сказках, но ровным счетом ничего не смыслит в житейских интригах. Он гуманист.

– Он – кто? – спросила Алиса. К сожалению, слова «гуманист» она еще не слышала.

– Ясно, – сказал гном, обернувшись к Даше. – Они этого еще не проходили. Нехватка жизненного опыта.

– Я знаю много таких слов, которые тебе и не снились, – сказала Алиса.

– Допускаю. Но объясняю, – сказал гном. – Гуманист – это человек, который любит других людей.

– Правильно, – сказала Алиса. – Я слышала, но забыла. А что в этом плохого?

– Вообще-то неплохо, – сказал гном. – Но при этом надо уметь разбираться в людях.

– Ты слишком медленно рассказываешь, – сказала Алиса. – Уже полдня прошло, а ты мне ничего не рассказал.

– Рассказываю как умею. А ты меня перебиваешь. Не хочешь слушать, не слушай. Мы с Дашей уйдем.

Алиса не стала ему отвечать. Раньше она почему-то думала, что гномы добрые и работящие. Видно, ей не повезло. Ей достался очень сварливый гном.

– Иван Иваныч Царевич, – продолжал Веня, – доктор исторических и биологических наук, почетный член испанской и польской академий, а также Лондонского королевского общества, человек, который теоретически обосновал, а затем и практически нашел неизвестный раньше период в истории Земли – а именно легендарную эпоху, которая затерялась между третьим и четвертым ледниковыми периодами… Ты понимаешь, что я говорю? Или ты этого еще не проходила?

– Почти все понимаю, – сказала Алиса.

– Молодец. Так вот, этот человек, которым я горжусь, создатель первого в мире заповедника сказок, в личной жизни оказался тюфяком. И теперь никому не известно, где он, что с ним и вообще жив ли наш дорогой директор.

И вдруг гном разрыдался, борода его затряслась, из глаз покатились крупные слезы, из глубины его маленького тельца вырывались стоны.

– Ой, мы осиротели! – плакал он. – Ой, горе!

– Ну не надо так, – утешала его Алиса, – я тебе воды принесу…

– Нет, ты не понимаешь! – рыдал гном.

– Тогда я принесу компоту, – сказала Алиса.

– Компоту? Компоту можно.

Гном понемногу успокоился, а когда Алиса принесла чашку с компотом, он уже совсем перестал плакать.

Пока гном пил компот, Алиса спросила:

– Почему ты говоришь, что неизвестно, жив ли директор.

Он на конференции, заседает в городе Тимбукту. Может, тебе просто забыли об этом сказать?

– А кто тебе сказал, что Иван Иванович Царевич в городе Тимбукту? – спросил гном.

– Его помощник, старик Кусандра. Уж, наверно, он лучше тебя знает.

– Именно. Он-то знает лучше меня, – сказал гном, возвращая Алисе чашку. – И он знает, что директор ни на какую конференцию не ездил. О, ужас! Его заколдовали или заточили!

– Успокойся, Веня, – сказала Алиса. – Не может быть, чтобы кто-нибудь заколдовал доктора наук и директора. Этого просто не бывает.

– А почему? Почему заколдовать можно недокторов и недиректоров, а докторов и директоров нельзя?

– Никого нельзя. Да и потом, кто будет заколдовывать? И зачем?

– Зачем? Наверное, потому, что директор наконец-то проник в планы заговорщиков и грозил им разоблачением. А кто? Я же целый час повторяю – старик Кусандра.

– Не может быть!

– Ну вот, ты опять за свое… Не может, не может! А вот может! Ты думаешь, он кто такой – твой любимец Кусандра?

– Во-первых, он вовсе не мой любимец, а во-вторых, он сам сказал, что он помощник директора по хозяйственной части.

– А тебе не приходило в голову спросить, почему этот злодей оказался в заповеднике?

– Не приходило. Я только сегодня со всеми вами познакомилась.

– Тогда я тебе расскажу, как дело было. Приходит однажды к Ивану Царевичу в кабинет этот Кусандра и говорит: «Вы принимаете экспонаты в заповедник сказок?»

– А что такое экспонат? – спросила Алиса.

– Ты и этого не знаешь? – Гном был расстроен.

– Я-то знаю, но мне хочется, чтобы Даша тоже знала, – сказала Алиса.

– Правильно. Даше надо учиться. А то она будет такая же необразованная, как ты, – согласился гном. – Экспонат – это тот, кто экспонируется. Ясно?

– Молодец, – сказала Алиса. – Объяснил непонятное непонятным.

– Ну как сказать попроще? Экспонат – это тот, кто сидит внутри. В музее экспонаты под стеклом, а в зоопарке в клетках.

– А ты экспонат? – спросила Алиса.

– Я экспо-гном, нужно понимать разницу. Ну что, будем продолжать или пойдем по домам?

– Будем продолжать.

– Так вот, Кусандра попросился в заповедник экспонатом. А Иван Иваныч спросил: «Почему я должен брать вас экспонатом, если вы производите впечатление обычного человека?» А Кусандра отвечает, что он волшебник и может абсолютно все, только не хочет, потому что боится всю Землю погубить. «Но если, – сказал Кусандра, – вы не боитесь погубить Землю, давайте начнем меня испытывать».

– И директор согласился?

– Нет, он засмеялся и спросил, а что еще Кусандра умеет делать. А Кусандра сказал, что знаком с работой Бабы-яги.

– И его взяли?

– Взяли. Дали ему ступу и метлу и велели подметать заповедник. Подметать он, конечно, не умел, а только летал.

– По-настоящему летал?

– Не очень по-настоящему. Ступа была реактивным двигателем, на киностудии взяли. К тому же он оказался лихачом и воздушным хулиганом. Директор терпел-терпел, а потом сказал: «Все у нас в заповеднике настоящее, а вместо Бабы-яги Папа-яга, и пользы от него никакой. Если уж держать в заповеднике ведьму, так настоящую».

– И что?

– И Кусандру перевели на человеческую работу – помощником по хозяйственной части.

– И он за это обиделся на Ивана Царевича?

– Не это главное. Хотя зарплата помощника меньше, чем у Папы-яги.

– А зачем Кусандре зарплата?

– Он очень жадный. Он деньги копит. Уеду, говорит, к себе, куплю царство, буду всех угнетать.

– Куда к себе?

– В легендарную эпоху. Между третьим и четвертым ледниковыми периодами. Мы все подозреваем, что он злой волшебник.

– Если бы он был волшебником, – сказала Алиса, – у него ступа сама бы летала.

– Не скажи. Волшебники не все могут. Если бы волшебники все могли, житья бы от них не было, да и не вымерли бы они к настоящему времени. Нет такого волшебника, чтобы умел в ступе летать. Это ведьмино дело. А уж на метле летать они и не мечтают.

– Что же случилось потом?

– Потом пропала курочка Ряба.

– Какая еще курочка?

– Ах, эти современные дети! Могут перечислить все спутники Юпитера, а забыли, чем знаменита курочка Ряба.

– А, я вспомнила! Она снесла золотое яичко?

– И не одно. А потом исчезла. И директор Царевич сказал Кусандре: «Вы отвечаете за порядок. Куда делась курочка? Чтобы завтра курочка была на месте! Иначе я вас уволю!»

– А что дальше?

– Вчера ночью директор пропал. Когда утром за ним прилетела машина, вышел Кусандра и сказал, что директор ушел пешком. А это неправда. Все двери были заперты. И он не уходил. Он исчез. Теперь власть в заповеднике находится в руках страшного злодея Кусандры. И если ты нам не поможешь, мы все погибли. А может, погибнет весь город. И вся Земля!

– Может, скажем моему папе? Он взрослый…

– Взрослые не верят в сказки. Единственный взрослый, который верит в сказки, – это Иван Иванович Царевич. А он заколдован или заточен.

– Но я тоже не верю в сказки. Я верю в космические путешествия, в достижения науки, мне некогда верить в сказки. Мне как будущему ученому нужны доказательства.

– Ах, тебе нужны доказательства? – Гном вскочил и выпрямился на диване во весь рост. – А я что, не доказательство?

– Почему ты доказательство?

– Так я же гном! Я сказочное существо!

– А как ты докажешь…

– Хватит! – Гном был страшно разгневан. – Если бы я сказал тебе, что прилетел с планеты Паталипутра, где все жители такого роста и ходят в красных колпаках, ты бы мне поверила?

– Поверила бы, – сказала Алиса.

– А если я говорю тебе, что я гном, ты мне не веришь? Это же чепуха! Если на другой планете, значит, не противоречит науке, а если у тебя на Земле, то противоречит! О нас, гномах, написаны тысячи книг, сняты замечательные фильмы, созданы целые энциклопедии – но все равно ты веришь в нас меньше, чем в какого-то там паталипатрянина!

– Но ведь это сказочные книги и сказочные фильмы…

Гном захохотал, и Алиса подумала, что в самом деле она, наверное, выглядит странно. Стоит перед ней гном, смеется, а она твердит, что гномов не бывает.

– Но почему тебя раньше не было?

– Когда раньше? Вчера? Позавчера? Миллионы твоих бабушек и дедушек меня видели и в меня верили…

– Они и в Кащея верили. И в ведьму верили…

– Так они дураки, да? Дураки? Ты умная, а они дураки?

– Это же давно было, когда наука еще только начиналась.

– А я не говорю тебе, что сегодня гномов много. Нас очень мало. Но в легендарную эпоху, когда люди были еще первобытные, мы, сказочные существа, властвовали над Землей! И если ты чего-нибудь не видела и не знаешь, это не значит, что этого нету. Ты ведь бразильских клопов не видела, а им на это наплевать. Они все равно живут и думают, что тебя, Алиса Селезнева, на свете тоже нету.

– Сравнил тоже, меня и какого-то бразильского клопа!

– Почему не сравнить? Бразильские клопы знамениты своим упрямством. Их никакая отрава не берет! И вообще, мне надоело с тобой спорить. Я понимаю – ты просто боишься пойти со мной в заповедник, ты боишься, что тебя заколдуют.

– Ни капли не боюсь, – сказала Алиса. – Я только не понимаю чем я могу помочь?

– А хочешь помочь?

– Очень хочу.

– Даже если не веришь в сказки?

– Я посмотрю и, может быть, поверю, – сказала Алиса.

– Полдела сделано, – сказал гном. – Я уж боялся, что ты струсила. Нам без тебя никак нельзя – пришлось бы другого героя искать. Ведь ни одно сказочное существо не может открыть дверь в заповедник. Это могут сделать только настоящие люди.

– Почему?

– Дверь в заповедник заколдована. Сам директор Царевич заколдовал, чтобы мы не разбежались. А ты пройдешь внутрь и найдешь нашего директора. Или то, что от него осталось, – и на глаза гнома навернулись слезы.

– Я все поняла, – сказала Алиса. – Пошли, разберемся на месте. Что мне с собой брать?

– Ничего, – сказал гном. – Только сумку.

– Зачем?

– А в чем ты нас с Дашей понесешь?

– А Дашу зачем нести?

– Более отсталого ребенка, чем ты, Алиса, я еще не встречал. Даша моя невеста, без нее я ни шагу отсюда, пускай пропадает заповедник. Личное счастье мне дороже!

– Жалко мне Дашу отдавать, – сказала Алиса. – Мы с ней вместе детство провели.

– Конечно, провели, а как детство кончилось, ты ее бросила в ящик с игрушками и забыла? Погляди, у нее же лицо пыльное!

– Все равно жалко. А вдруг ей не хочется?

– То говоришь, что она неживая, то сомневаешься. Неси сумку!

Алиса достала спортивную сумку. Гном наблюдал за ней, склонив голову. А потом ехидно спросил:

– Ты в чем идти собираешься? Разоблачить нас хочешь, что ли?

– А что такого?

Алиса была в обычном комбинезоне со звездой Дальней разведки на груди, которую ей подарил космонавт Полосков.

– Когда тебя спросят, что ты делаешь в заповеднике сказок, ты что ответишь?

– Правду.

– И все погибло. В лучшем случае тебя выгонят, а меня бросят в подвал замка, в худшем – тебя заколдуют, а меня растерзают. Поняла?

– А как же мне тогда одеваться?

– Как экспонат!

– Какой экспонат?

– Как какая-нибудь бедная девочка, незаметная, скромная… И приспешники Кусандры будут введены в заблуждение.

– Ой, как ты сложно говоришь, Веня, – сказала Алиса.

– Неизбежно. Потому что я начитанный. В кого же тебя одеть?

– Может, в принцессу? – спросила Алиса.

– Ничего себе, бедная, незаметная! А у тебя дома есть принцессина одежда? У тебя под кроватью завалялась корона? Может, у тебя в коридоре свалены в кучу жемчужные ожерелья?

– Нет, – сказала Алиса, – у меня нет короны и жемчугов.

– А старое платье у тебя есть?

– Старые платья я выкидываю. Мама никогда бы не потерпела дома старых вещей.

– А может, какое-нибудь ты сохранила? Как куклу? Не нужна кукла, а валяется в ящике. Подумай!

– Ой, есть! – сказала Алиса. – У меня есть летний огородный сарафан. Я его не позволяю выкидывать.

– Доставай!

Сарафан Алисе был мал, но полез.

– Теперь снимай ботинки, – сказал гном. – Золушка, пока ей не дали хрустальных туфелек, ходила босая. Я знаю, я ее встречал.

Алиса послушно разулась.

Гном между тем спрыгнул с дивана и направился к ящику с игрушками. Он перевалился через край и начал шуровать в ящике. Из ящика вылетела игрушечная кастрюлька, игрушечные чашки и ложки, потом, поднатужившись, гном вывалил оттуда игрушечный столик, стулья и, наконец, ворох тряпок.

– Это все тебе не нужно, – сказал он, – а нам в хозяйстве пригодится. Мне перед родственниками неудобно – привел невесту, а приданого нету. Пойми меня правильно.

Глава пятая
НОВЕНЬКАЯ

Алиса сказала отцу, что пойдет погулять.

– К ужину возвращайся, – сказал отец. К счастью, он так погрузился в свою статью, что забыл об обеде, не посмотрел Алисе вслед и не заметил, как она одета и что она выносит из дома полную сумку, которая подозрительно шевелится. Это гном устраивался поудобнее.

В автобусе гном вел себя безобразно. Он вертелся в сумке, сумка вздрагивала, гном спрашивал:

– Мы правильно едем? Скоро сходить? Ты не забыла, как называется остановка? Ты не заметила ничего подозрительного?

Пассажиры с удивлением оглядывались на босую девочку в тесном застиранном сарафане, на коленях у которой лежала говорящая сумка.

Автобус летел низко, над самыми домами, и через полчаса добрался до последней остановки, которая называлась: «Заповедник».

Заповедник сказок занимал заросшую лесом, окруженную искусственными горками низину, посреди которой протекала речка. Сверху заповедник был накрыт громадным прозрачным куполом, а под куполом всегда стояла хорошая погода. Рядом с куполом возвышалась многометровая мачта, похожая на ножку поганки. А шляпкой поганки была большая платформа. Туда можно было подняться на лифте, и с платформы в подзорную трубу зрители смотрели на заповедник. Так что сказочным жителям гости не мешали.

– Приехали наконец-то? – спросил гном, когда Алиса вышла из автобуса.

– Приехали, – сказала Алиса. – Теперь куда?

День клонился к закату, стало прохладно, с непривычки камешки на дорожке кололи пятки, к тому же Алиса вдруг вспомнила, что забыла пообедать. Гнома накормила, а сама забыла поесть. Поэтому она подошла к автомату на автобусной остановке и взяла порцию клубничного мороженого.

– Ты что делаешь? – спросил гном. – Ты почему никуда не идешь? Если струсила, так и скажи.

– Я ем мороженое, – сказала Алиса. – Я проголодалась.

– Значит, так, – сказал гном, – ты ешь мороженое, а Даша должна голодать. Ее и так укачало, Даша плачет, а ей не дают мороженого.

И гном громко зарыдал за Дашу.

– Ты что, мороженого хочешь? – спросила Алиса.

– Даша умоляет, чтобы ей дали мороженого, – сказал гном.

Алиса оглянулась. Вокруг было пусто. Автобус улетел, забрав последних зрителей. Рабочий день заповедника кончался. Она поставила сумку на землю и расстегнула ее. Гном выбрался наружу, поправил колпак и протянул кверху руки.

– А Даша? – спросила Алиса. – Ты ее не будешь угощать?

– Даша устала, спит, ее нельзя тревожить, – сказал сердито гном. – Как ты не понимаешь самых простых вещей!

Гном принял из Алисиных рук стаканчик, высунул длинный красный язык и начал быстро лизать мороженое.

– Куда теперь идти? – спросила Алиса.

– В дверь, – сказал гном. – В запасной выход. Я тебе покажу.

– Ты не лопнешь? – спросила Алиса. – Такое впечатление, что ты съел футбольный мяч.

– Ну, положим, не футбольный, а теннисный, – сказал гном. – Не преувеличивай. Надо уважать друзей.

Язык гнома работал со сказочной скоростью. Через минуту стаканчик был пуст.

– Жалко, – сказал гном. – Все хорошее в жизни очень быстро кончается. Может, еще по стаканчику?

– И не мечтай, – сказала Алиса. – Пошли.

– Я так и думал, – сказал гном. – А если за Дашино здоровье?

– Ты сам пойдешь или в сумку полезешь? – спросила Алиса.

– Я пойду в сумке, – сказал гном. – Меня ноги не держат. Ты меня чем-то отравила.

Алиса не стала спорить. За гномом всегда оставалось последнее слово. Она вернула его в сумку и пошла по дорожке, которая вилась вокруг купола. Стена купола поднималась вверх и, закругляясь, исчезала из глаз. Видно было, что изнутри к ней подступают холмы и деревья, а снаружи вдоль стены были посажены кусты, так что заглянуть внутрь было нельзя.

– Долго еще идти? – спросила Алиса.

– Скоро, скоро, – ответил гном плачущим голосом. – Иди скорей, но не качай сумку. Ты меня хочешь убить.

И тут Алиса увидела, что кусты расступились, и за ними обнаружилась самая обыкновенная раздвижная дверь, на которой было написано:

«Запасной выход. Только для служащих заповедника».

– А как ее открыть? – спросила Алиса.

– Подумай сама, я не знаю, – сказал гном. – Только быстрее думай!

Алиса нажала на ручку двери, и дверь легко отошла в сторону.

Она вошла внутрь.

Дверь закрылась.

– Я уже внутри, – сказала Алиса.

– Вот видишь, – сказал гном. – Хорошо вам, людям. И мороженое дают, и в заповедник пускают.

В заповеднике было тихо, куда тише, чем снаружи. И лес вокруг был темнее, чем обычный. Шум города сюда не проникал. Могучие ели сошлись тесно, с голых нижних ветвей свисали седые бороды лишайников, а земля была покрыта толстым мягким слоем мха, из которого вылезали папоротники. Дорожка вилась между стволами и терялась в папоротниках, которые, хоть ветра не было, медленно шевелили листьями.

– Тихо как, – прошептала Алиса. Ей стало немного не по себе. Даже захотелось вернуться обратно и позвать отца.

– Не бойся, – ответил из сумки гном. – Я сам здесь боюсь один ходить. Потерпи, сейчас доберемся до моей тетки, там куда уютнее. Ты только по сторонам не гляди. Ничего не увидишь, а испугаешься. Это бывает. Здесь лес тоже необыкновенный, реликтовый…

– Какой?

– Реликтовый. Я не знаю, что значит это слово, но наверное – очень старый, может, даже сохранился с легендарной эпохи. Иди!

И Алиса пошла вперед. Первый шаг босиком было сделать всего труднее, второй удался легче, третий – совсем легко, но на четвертом шаге в ногу вонзился сучок, и Алиса подпрыгнула от боли.

– Ты что? – взвизгнул гном. – Кто тебя?

– Я сама. Это сучок…

– Нельзя ходить по лесу босиком, – раздался добрый мягкий бас. – Разве можно маленьким девочкам ходить по нашему лесу босиком?

Алиса испуганно оглянулась.

Под деревом стоял большой Серый Волк. Он улыбался.

– Ну вот, – сказал он, – вот мы и испугались. А почему испугались? Потому что решили, что Серый Волк нас съест. Правильно?

– Не знаю, – сказала Алиса.

– А я знаю. И знаю, что это неправда. Я в жизни не съел ни одной девочки. В мире и без меня много несправедливостей. Надо любить друг друга, оберегать и даже лелеять. Ты со мной не согласна, босая девочка?

– Я согласна, – сказала Алиса.

– Ну вот мы и подружились.

Алисе раньше не приходилось видеть говорящих волков, и она удивилась тому, как шевелится волчий рот, произнося слова.

Волк мягко подошел к Алисе, сел и протянул громадную теплую мохнатую лапу:

– Давай познакомимся, – сказал он. – Я очень общительный. И добрый. Имени у меня нет, называй меня просто Волком.

– Ал… – и тут Алиса осеклась. Она вспомнила, что должна быть экспонатом. – Золушка, – сказала она.

– Неужели! – обрадовался Волк и улыбнулся, показав множество белых длинных зубов. – А я думаю, почему босая? Может, сирота? У нас до сих пор не было Золушки. Я так рад, что ты будешь с нами жить. А как твои родственники? Как мачеха, сестры? Не болеют? Как папаша, не жалуется на здоровье?

– Я одна, – сказала Алиса. – Я буду у вас экспонатом.

– Молодец, – сказал Волк, – ну просто молодец, умница. А ты с Красной Шапочкой раньше не встречалась?

– Нет, – сказала Алиса.

– Вот и познакомитесь, – сказал Волк. – И надеюсь, сблизитесь. У меня с Красной Шапочкой сложились теплые дружеские отношения. Я ее провожаю домой, а иногда мы гуляем с ней по лесу.

– А вы ее не съели?

– Ну вот, еще чего не хватало, – обиделся Волк. – Я даже бабушку есть не стал. Я тебе, Золушка, открою большую тайну. Надеюсь, нас никто не подслушивает?

Волк оглянулся. В лесу было тихо.

– Я вегетарьянец, понимаешь? Это значит, что я не ем мяса. Потому что мясо в моем возрасте вредно. Морковка – вот настоящая еда для разумного мужчины. А ты любишь морковку?

– Да, – сказала Алиса.

– Тогда жду тебя в гости.

– Только мне сначала надо пройти в дирекцию заповедника, – сказала Алиса. – Я ведь новенькая.

– Правильно, – сказал Волк. – Как это правильно и разумно! Сначала в дирекцию. Наш директор – милейший человек, доктор наук, Иван Иванович, я его уважаю… А разве тебе не сказали, что он улетел на конференцию в город Тимбукту?

– Но ведь там кто-нибудь еще есть?

– Обязательно, – сказал Волк. – Там тебя ждет заместитель нашего любимого директора старик Кусандра, бывший Папа-яга. Тоже милейший человек, большого ума, редкой биографии. Есть подозрения, что он бессмертный. А что у тебя в сумке? Нет ли там морковки?

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное