Кир Булычев.

Алиса и дракон (сборник)

(страница 7 из 78)

скачать книгу бесплатно

– Почему нельзя? Очень даже можно, – ответила Дурында. – Я сама бы ее съела, если бы клюв был пошире. Но сначала испытаем другие способы. Ясно?

– А что же я есть буду? – спросило чудовище. – Я тут на днях в деревню пошел, хотел яичками разжиться, так мне крестьяне чуть брюхо вилами не проткнули.

– А у тебя в подвале мешок муки есть, – сказала Дурында. – Я знаю. И масла горшок.

– Ну и что? – спросило чудовище.

– А то, что блинов можно напечь на целый полк драконов.

– Охота была блинами питаться! – обиделся дракон. – Я же хищник смелого полета. Могла бы чего-нибудь принести.

– Да принесла, принесла, ты только на девочку сразу не кидайся!

Дурында толкнула лапой с башни что-то круглое, как большая красная баранка.

Эта баранка шмякнулась на камни у ног дракона.

Тот втянул воздух громадными вывороченными ноздрями и сказал:

– Вот это другое дело.

Алиса поняла, что Дурында притащила круг колбасы.

Чудовище высунуло красный язык и слизнуло колбасу, захлопнуло пасть и замерло, зажмурившись. Потом сглотнуло, открыло глаза и сказало:

– Славно.

Подняло морду кверху и спросило:

– А где вторая колбаса?

– На закуску блины.

– Не хочу.

– Ящерица ты неблагодарная! – крикнула Дурында. – Я жалею, что тебе колбасу тащила. Чуть не надорвалась.

– А кто мне блины спечет? – спросил дракон.

– Твоя пленница, Алисочка, – сказала Дурында. – Она и на тебя и на себя спечет. Она девочка хорошая, хозяйственная.

– А я думал…

– Ничего ты, дорогой, не думал. Не для того у тебя головка. Веди Алису на кухню, пускай трудится.

– Он мне до сих пор руки не развязал, – пожаловалась Алиса вороне. – Я скоро от боли умру.

– Ну и мерзавец! – возмутилась птица. – Ты как же обращаешься с нашей гостьей из двадцать первого века, с заграничной принцессой? Ты забыл, на каких условиях ты ее получил?

– Ладно уж, – сказал дракон.

Он принялся распутывать узлы, когти скользили, ничего не получалось, чудовище дергало, злилось и еще туже затягивало их. Дурында летала вокруг и кричала, чтобы дракон был поосторожнее, а то она ему глаза выклюет. Наконец дракону удалось разорвать веревку, и Алиса не сразу смогла поднять руки. Она их сначала терла одну о другую, потом, когда пальцы ожили, принялась растирать кисти, особенно пострадавшие от веревок.

Чудовище и Дурында о чем-то негромко разговаривали, но Алиса этому не удивилась – в эпоху легенд сказочные существа любили поговорить, она и не прислушивалась.

Вдруг чудовище прервало разговор с вороной и спросило:

– Ну как, Алиса, ты пришла в себя?

– Погодите еще.

– Некогда годить, – сказал дракон. – Пошли на кухню, будешь свой хлеб отрабатывать.

– А мне ничего не нужно отрабатывать. Я хочу только одного – чтобы меня отпустили. Мне домой пора, мама с папой волнуются.

– Вот видишь, – сказала Дурында, – папа с мамой волнуются, а ты, бессовестная, за мальчишкой в нашу эпоху помчалась.

Не нужна такая дочка твоим папе и маме. И правильно сделает дракон, если тебя сожрет, как всех других сожрал. И есть у тебя только один выход…

– Какой? – спросила Алиса.

– А вот поджаришь блины, накормишь несчастное животное, сама перекусишь, тогда и будете выяснять отношения.

Ну что ты будешь делать? Вся надежда на то, что белочка расскажет Герасику, куда задевалась Алиса; что фея не забудет; что друзья не оставят в беде. Так что надо тянуть время, и если дракон будет сыт, зачем ему питаться Алисой?

Видно, дракон угадал ее мысли, потому что вдруг сказал:

– И чего девочку на блины тратить? Давай скушаем ее.

– Без шуток! – прикрикнула на дракона птица Дурында. – А ну, пошли на кухню!

Вслед за драконом Алиса спустилась по каменной лестнице на кухню, которая занимала подвал в одной из башен. Там находилась большая плита, возле которой грудой были свалены поленья, в углу стояли мешки с мукой да горшки с маслом. На плите было много котлов, кастрюль и две сковородки.

Чудовище, которое еле пролезло в дверь, уселось на пол, принялось обмахиваться чешуйчатым на конце хвостом.

– Воздух здесь, – сказало чудовище, – тоскливый.

Дурында не стала залетать на кухню и исчезла.

– А где колодец? – спросила Алиса. – Мне вода нужна.

– Колодец снаружи, – сказало чудовище.

– Возьмите ведро и принесите воды, – велела Алиса.

– Еще чего не хватало! Мне еще никто не приказывал! – возмутился дракон. – Да я тебя сейчас растерзаю!

– И останетесь без блинов.

– Эти блины подлая Дурында придумала, а я и девичьими котлетками обойдусь.

Тут чудовище громко расхохоталось и от смеха стало чесать когтями свое меховое пузо.

– Я сама принесу воды, – сказала Алиса.

– Ладно уж, трудись, – сказало чудовище. – Я пошел. Какое ведро взять?

– Вот это вроде чистое. Но вы его еще помойте.

– Нет, – ответило чудовище, – принести – куда ни шло, а вот чтобы мыть, не драконье это дело.

– Вы мне уже надоели, – сказала Алиса. – Я вам в поварихи не нанималась.

– Ты мне на ужин нанималась, – весело ответило чудовище и отправилось наружу с пустым ведром.

Дракона долго не было, Алиса заинтересовалась: что он там делает? Оказалось, стоит возле круглого каменного колодца и моет ведро своей когтистой лапой. Зрелище было, скажу вам, просто уморительное. Чтобы дракон мыл ведро!

Алиса тихонько спустилась обратно на кухню и стала ждать дракона.

Он появился минут через пять с полным ведром.

– А вымыли вы ведро? – вежливо спросила Алиса.

– Еще чего не хватало! – откликнулся дракон.

– Тогда я примусь за дело… кстати, у вас нет зажигалки?

– Чего-чего?

– Зажигалки или спичек. Чем мы будем огонь зажигать?

– Ну да, конечно, надо зажигать, – согласился дракон. Он был растерян. – Ума не приложу, – сказал он. – Но очень блинов хочется.

– Простите, – сказала Алиса. – Но вы ведь настоящий дракон?

– Еще какой настоящий!

– Тогда вы можете дыхнуть огнем в печку?

– Кстати, а почему бы и нет? – воскликнул дракон.

Он так обрадовался, что начал махать хвостом, и Алисе пришлось попросить его держать себя в руках, так можно всю кухню разгромить.

Алиса сложила полешки в печке и отошла в сторону.

– Эх, была не была! – закричал вдруг дракон и дыхнул огнем в печку.

Видно, температура пламени была такой высокой, что дрова сразу вспыхнули.

– Здорово, правда? – спросил дракон совсем по-мальчишески. Видно, он был не безнадежен.

Алиса как-то сразу успокоилась. Раз мы занялись блинами, наверное, не будем пока пожирать девочек.

Алиса развела муку водой, намазала сковородку маслом и стала печь блины. Блины шкворчали, румянились, в плите пылало пламя, пахло так вкусно, что дракон, хоть и был по специальности людоедом, стал облизываться и покрикивать на Алису:

– Ну сколько можно ждать! Ты что, спать здесь собралась?

– Попрошу без хамства и оскорблений, – сказала Алиса. – Тот, кто будет так себя вести, останется вообще без блинов.

Потом Алиса пошуровала по полкам и отыскала нетронутый пакет с чаем. Только вот сладкого ничего не было.

Алиса вскипятила чай, блины легли целой горой, и гора, наверное, была бы вдвое больше, если бы не этот недисциплинированный дракон, который без стыда и совести воровал блины, пока она их жарила.

Впрочем, Алиса столько нажарила блинов, что даже дракон наелся до отвала.

Спасибо он ей, конечно, не сказал – ни одно чудовище никогда вас не поблагодарит, учтите. Но похвалил Дурынду.

– Неглупая птица, а ты как думаешь? – спросил он.

– Странная птица, – ответила Алиса. – Не пойму я, чего она хочет, кому она служит.

– Хочет богатства, – сказал дракон, – а служит тому, кто больше заплатит.

– А кто ей сейчас больше всех платит? – спросила Алиса.

– Королева Другого королевства, неужели не догадалась?

– Ну как мне догадаться!

Дракон достал из поленницы щепку и стал ковырять в зубах.

– Ты вообще-то не производишь впечатления образованной, – сказал он, – но ведь девчонкам и не нужно быть образованными.

– Почему? – удивилась Алиса. – Мне это никогда не мешало.

– Ты что, и читать умеешь?

– На шестнадцати языках, – сказала Алиса.

– И считать умеешь?

– Нет проблем.

– Нравишься ты мне, – сказало чудовище, – хоть у тебя много недостатков, образование в первую очередь. Жаль, что придется тебя растерзать.

– А это так необходимо? – спросила Алиса.

Было тепло, уютно, в плите еще горел огонь, Алису тянуло в сон.

– А ты видишь какой-нибудь другой выход? – спросил дракон. И голос его странно прозвучал, будто он ждал от Алисы какого-нибудь особенного ответа.

– Конечно, вижу: вы отпустите меня домой, а я вам присылаю поздравительную открытку к Новому году.

– Смешно, – сказал дракон. Он протянул свою лапу Алисе и дотронулся до ее руки.

Алиса непроизвольно отпрянула – так ей было неприятно это прикосновение.

– Вот видишь, – сказало чудовище. – Никакой дружбы у нас не получится.

– Простите, – сказала Алиса. – Но разве обязательно меня хватать руками?

– Или хватать, или кушать, – ответил дракон, и, как показалось Алисе, голос его звучал печально.

– Дикие нравы, – сказала Алиса.

– Какие есть. А ты подумай, подумай. Ведь я, в принципе, неплохой, мы с тобой блины ели, я даже ведро вымыл. Ну почему бы тебе меня не приласкать?

– Как так приласкать?

– Поцеловать, погладить, сказать: «Ах ты, мой пушистенький, ах ты, мой пышненький!»

– Перестаньте шутить, дракон, – строго сказала Алиса. – Это исключено.

– И почему же исключено?

– А потому что я не могу сделать того, что мне противно.

Эти слова дракону не понравились.

Чудовище поднялось на задние лапы и так стукнуло кулаком по дубовому столу, что он чуть не сломался.

– Проклятье! – зарычало оно. – Проклятье! Почему под оболочкой ящера ты не можешь разглядеть тонкую душу? Почему ты оказалась такой же дурочкой, как и все принцессы, княжны, графинечки и поселяночки, которых мне пришлось сожрать?

– Как так сожрать? Разве вы их не в переносном смысле едите?

Алиса сказала это не потому, что так думала, а потому, что надеялась – вдруг дракон шутит?

Нет, он не шутил.

– Пошли, – сказал дракон и, не оборачиваясь, направился к двери. – Надо тебе что-то показать.

Алиса покорно поднялась и последовала за ним.

Чудовище вышло во двор замка, пересекло его, открыло дверь в донжон и вошло внутрь. Затем оно спустилось по каменным ступенькам в полуподвальное помещение и раскрыло железную дверь.

– Смотри, глупое существо, – сказал дракон.

Алисе не хотелось туда глядеть. Она уже поняла, что ничего хорошего не увидит.

Но чудовище нависало, как низкий потолок темной пещеры.

Пришлось заглянуть внутрь.

Полуподвал освещался только из окошка под самым потолком.

Через все помещение на высоте Алисиного роста тянулась длинная полка. На ней на плечиках висели девичьи платьица.

Там были платья принцесс – до самого пола, сарафаны крестьянок, лохмотья нищенок из серой дерюжки, яркий костюм уличной акробатки, цветастая юбка девочки-цыганки… На каменном полу под выставкой платьев стояли парами, а то и по штучке – туфли, туфельки, башмаки, лапти, валялись чулочки, носочки и всякие мелкие детали туалета, такие как носовые платки, или заколки для волос, или бантики.

Глухой голос чудовища проникал прямо в сердце Алисы.

– Это все, что от них осталось, – произнесло чудовище. – Это то, что я не стал есть.

– А остальное… а этих девушек вы съели?

– И они сами в этом виноваты. У меня к каждой из них была только одна просьба… ма-а-аленькая просьба. И ни одна не захотела ее выполнить добровольно. Ни одна!

– Что за просьба? – спросила Алиса.

– Скоро узнаешь. И тогда твоя судьба тоже решится.

«Какая же ужасная просьба, – подумала Алиса, – если эти девушки и девочки предпочли смерть!»

– Здесь было четыре принцессы, две маленькие княжны, несколько графинь и баронесс, одна маркиза, но она была почти взрослая, цыганские гадалки, арабские бродяжки, двадцать три крестьянки и три доярки, не считая просто девочек без занятий… И вот она!

Дракон поднял с пола хрустальный башмачок!

– Но как вы могли!

– Я – чудовище, и этим все сказано, – ответил дракон. – Пошли наверх.

Темнело, над замком неслись серые тучи.

Сзади послышалось шумное дыхание дракона.

– Я не хотел этого, – сказал он. – Честное слово. Это мне не радость, а сплошное наказание.

– А для них? – спросила Алиса.

– Им уже все равно, – сказал дракон.

Алиса обернулась к нему.

Да, это было отвратительное чудовище. И оно еще оказалось убийцей!

– Все драконы убивают людей, – сказало чудовище.

– Но ведь не девочек!

– А чем девочки лучше мальчиков? – спросил дракон.

Алиса не нашла слов. О, как она его ненавидела!

Дракон сделал шаг к ней, но Алиса даже не отступила, не убежала. Ей было все равно.

– Можно, я тебе скажу правду? – спросил он.

– Мне все равно.

Дракон сел на хвост и стал похож на мохнатого кенгуру с длинной крокодильей мордой.

– Я не всегда был драконом, – сказал он. – Я заколдован.

– Мне и это все равно.

– Меня заколдовала та паршивая старая фея, которую ты видела в лесу у холма.

Алиса не смотрела на чудовище.

– Я могу вернуться в прежнее состояние и снова стать прекрасным принцем, только если какая-нибудь девушка добровольно меня поцелует.

Глава 10
«Я ПРОШУ ТЕБЯ, АЛИСА!»

Алиса поглядела на чудовище.

Зеленая крокодилья морда, слюна капает с желтых клыков, из ноздрей тянется черный дымок. А над мордой – бывает же такое! – торчат волчьи уши, из которых растут волосы. Само тело чудовища покрыто грязной, зеленоватого цвета шерстью, такой жесткой, словно она состоит из иголок. Передние лапы небольшие, но с огромными когтями, а задние – могучие, да еще толстый хвост, – вы такое видали?

– Да, – сказала Алиса, – я их понимаю.

– Кого понимаешь? – грозно спросило чудовище.

– Девушек, которых ты сожрал.

– Ну неужели так трудно сделать доброе дело? – взревело чудовище. – Неужели тебе не жалко прекрасного принца, засунутого в эту шкуру. Ты что думаешь, мне самому приятно ходить в таком виде? Да я когда-нибудь эту фею на куски разорву.

– Пока что не разорвал, – заметила Алиса.

– А как ее разорвать? Она же волшебница! Я тяну к ней лапу, а лапа немеет! О, горе мне, горе!

– Но что случилось? Почему так произошло? – спросила Алиса.

– Со временем, может быть, узнаешь, – сказало чудовище. – Рано тебе еще знать.

– Не хочешь – не надо.

– А мне говорили, что ты – добрая, – сказало чудовище печально.

У него даже тон изменился, словно вдруг воздух выпустили.

– Кто говорил? – спросила Алиса.

Дракон повернулся и побрел прочь. Его толстый хвост волочился по камням двора, и когти постукивали по ним.

«Нет, не буду его жалеть, – сказала себе Алиса. – Он все равно отвратительный изверг и людоед».

Чудовище ушло в башню, в которой находилась кухня, и захлопнуло за собой дубовую дверь. Башня даже зашаталась, хоть и была сложена из каменных глыб.

Нет, с таким не справишься.

Алиса подошла к решетке. За ней виднелся лес. В вечернем свете ели казались совсем черными.

«Кто же рассказывал чудовищу обо мне? – подумала Алиса. И тут же догадалась: конечно же, птица Дурында. – Странная она – с одной стороны, предупредила о несчастном Герасике и как бы помогла его спасти. С другой стороны, носится, кричит как оглашенная, то с министром добрых дел, то с чудовищем крутится – всех знает, всюду поспевает! А зачем она обо мне рассказывала чудовищу?»

Алиса попробовала решетку – нет, прутья толстые, их и богатырь не согнет. Может, забраться на стену? А потом что? Прыгать вниз? Костей не соберешь.

Надо идти спать. А то в полной темноте не найдешь себе удобного места.

Как бы отыскать такую спальню, куда чудовище не доберется? А то еще проголодается ночью и решит тебя сожрать! Хорошо бы дожить до утра, а там, может, и помощь придет.

Поднялся ветер. Он задувал между зубцов стен, завивался вьюном, залезал во двор крепости. Он был холодный, словно прилетел с Северного полюса. Впрочем, там оно и было – надвигался ледниковый период, эпоха легенд подходила к концу. И вместе с ней исчезнут все волшебники и драконы. И начнется нормальная, вовсе не сказочная жизнь.

Алиса заглянула во все башни по очереди, кроме той, где скрылся дракон. В двух башнях ничего не было – просто голый пол и труба потолще фабричной, внутри которой ты стоишь.

А вот в третьей Алиса увидела деревянную лестницу, узенькую, шаткую, которая вела на помост.

Алиса поднялась по ней. Это был второй этаж башни, тут были пробиты узкие бойницы, а на помосте, видно, стояли защитники замка. В других башнях эти помосты сгнили, а здесь остался. На помосте валялась солома, словно здесь уже кто-то спал раньше. Но накрыться было нечем.

Сквозь бойницы в башню вливался синий вечерний свет, но его было так мало, что Алиса устраивалась спать ощупью. Она старалась не шуметь, надеясь, что чудовище не отыщет, где она затаилась, и не явится ее кушать.

Очень хотелось спать – день выдался длинный и утомительный, Алиса сильно устала, да еще не удержалась и за компанию с чудовищем наелась блинов… Она лежала, смотрела, как луна медленно вплывает в бойницу…

И заснула.

Очнулась она от тихого голоса.

– Алиса, – произнес голос. – Ты не спишь?

– Сплю. – Алиса с трудом открыла глаза.

Темнота, хоть глаз выколи, только за бойницами яркие звезды.

И не поймешь, кто же забрался к ней в башню.

– Алиса, не спи, – произнес тихий голос. Он был хрипловатым и каким-то надтреснутым. Знакомый голос. – Алиса, ты должна, обязана поцеловать чудовище.

– Этого еще не хватало! – ответила Алиса. Но тоже тихо, ночь была такая беззвучная, что каждое слово разносилось по Вселенной до самых звезд.

– Ты должна, иначе погибнешь, – продолжал голос. – Подумай о своей маме. Каково ей будет, когда расскажут, что ее дочь Алиса погибла в желудке какого-то дракона только потому, что ей не хотелось об него губки испачкать.

– А кто это говорит?

– Доброжелатель, – отозвался голос.

Сейчас бы спичку или хотя бы светлячка! Кто этот доброжелатель?

– Лучше бы вы мне помогли отсюда бежать, – прошептала Алиса. – Я не останусь в долгу. Мои друзья вам будут благодарны.

– Знаю я твоих друзей! – еще громче заговорил доброжелатель, и тут Алиса догадалась: это же Дурында.

И расстроилась. От Дурынды какая польза?

– Дурында, – сказала Алиса, – ну что тебе не спится! И мне мешаешь. Летела бы к себе домой!

– Ах, я не Дурында, – ответила ворона. – Я доброжелатель. Я тайный доброжелатель!

Она захлопала крыльями и полетела к бойнице. На несколько секунд звездное небо пропало – это ворона протискивалась в узкое отверстие, потом в бойнице снова загорелись звезды.

Алиса вздохнула и попыталась снова заснуть.

Но разве тут заснешь? Проклятая ворона весь сон разогнала. Ну что ей нужно? Неужели ей чудовище что-то обещало за помощь?

Алиса лежала, глядя на полоску звезд, и думала:

«А ведь чудовище тоже несчастное существо. Даже если оно очень плохое. Но ведь до того, как принц стал драконом, он же не ел девушек? Наверное, скакал на коне, ездил на охоту, сражался на мечах, как и положено принцу. А теперь мучается… Нет, – возразила она сама себе. – Даже если тебе очень плохо, это не основание, чтобы есть невинных девочек. Найдется на него свой Тесей!»

Это Алиса вспомнила древнюю греческую легенду. В ней рассказывается о том, как на острове Крит у царицы родился ребенок с бычьей головой. Ну, родителям, конечно, стыдно с таким по улице гулять, и они построили для него лабиринт. То есть дом с такими запутанными коридорами, что там в два счета можно заблудиться. И потом уже не выберешься. Отвела мама своего сынка, которого назвали Минотавром, в этот лабиринт и оставила там, в темноте и тесноте. Минотавр кричал ей вслед: «Мамочка, не оставляй меня здесь!» А мама отвечала: «Так надо, сынок, папа велел!» И сама тоже плакала. Но как ты будешь кормить Минотавра, если никто из слуг не хочет носить туда пищу! И тогда царь придумал – он стал брать дань с подвластных ему стран молодыми девушками. Каждая страна собирала ему целый класс девочек, и их везли на Крит. Чем хороши живые девочки? Они же не портятся, как другие продукты! И вот раз в месяц, а может, раз в неделю в лабиринт запускали по девице. Девицы бродили по кривым коридорам и в результате забредали в центр, где в своих темных покоях обитал бык. Он стал гигантским и сильным чудовищем. Правда, он привык иметь дело только с маленькими девушками, и никто не мог проверить, насколько он силен на самом деле.

Однажды греческий герой Тесей решил покончить с этим безобразием. Хватит пожирать невинные создания. Тоже мне, любитель нашелся! Тесей сел на корабль, который вез на Крит несчастных девушек, приехал на остров и, пока готовили первую девушку, чтобы отдать ее Минотавру, подружился с Ариадной, сестренкой Минотавра, правда, с человеческой головой. И рассказал ей, что хочет навести порядок на острове. Ариадна была девушкой разумной. Она сказала герою: «Может, ты моего братишку и одолеешь. Но, к сожалению, лабиринт устроен так, что выбраться из него нельзя. И сделано это для того, чтобы сам Минотавр не вырвался наружу и не начал все крушить. Возьми-ка ты клубок, прикрепи кончик нитки у входа и, пока будешь искать моего брата в лабиринте, разматывай нитку». «А когда я пойду обратно, я буду наматывать ее на клубок!» – догадался Тесей. После этого он вежливо попросил разрешения у родителей Минотавра заглянуть в лабиринт. «Иди, – сказал царь, – шансов у тебя нет, но попытайся. Хоть он нам и сын, в чем есть большие сомнения, нам тоже стыдно перед культурными соседями, что мы своего сына девушками кормим».

Тесей забрался в лабиринт, отыскал там Минотавра, и тот, хоть и был чудовищем с бычьей головой, ничем не был вооружен, а Тесей заявился к нему в полном вооружении, а латах, в панцире, в шлеме с перьями и с острым мечом. Так что Минотавр рычал, рычал, а поделать ничего не мог. Тут его и зарезали.



скачать книгу бесплатно


Поделиться ссылкой на выделенное