Кир Булычев.

Опасные сказки

(страница 2 из 8)

скачать книгу бесплатно

Тренер по стрельбе, толстый эскимос, известный среди межпланетных преступников под именем Сеньор Смерть, дал Алисе сначала обычный бластер и выставил на расстоянии пятидесяти метров полуметровую мишень.

Алиса не стала спорить и по команде толстого эскимоса нажала на спуск и поразила мишень прямо в центр.

– Случайно, но красиво, – сказал Сеньор Смерть.

Сеньор Смерть не знал, что еще в третьем классе Пашка Гераскин был Робином Гудом, Аркаша Сапожков монахом Туком, а Алиса – Маленьким Джоном. Чтобы победить темные силы шерифа Ноттингемского, эта троица достала спортивные луки и сабли и две недели с утра до вечера тренировалась до изнеможения. Конечно, это была детская игра, типичная для века, о ней потом друзья почти забыли, но с тех пор Алиса умела попадать за сто шагов в прут, воткнутый в землю.

Не знал о детском увлечении Алисы и комиссар Милодар, который как раз пришел в тренировочный зал, чтобы проверить, как идет подготовка Алисы к заданию. Он тоже решил, что она попала в цель случайно. Но чтобы не расстраивать юного агента ИнтерГалактической полиции, он спросил шутливо, так, как взрослые любят разговаривать с детьми, делая вид, что разговаривают с ними, как со взрослыми:

– Алиса, может, ты еще какое-нибудь оружие освоила?

– Я не люблю сражаться, – сказала Алиса. – Но немножко стреляю из лука.

– Замечательно! – воскликнул Милодар. – Принесите нам два небольших спортивных лука. Таких, чтобы эта крошка смогла натянуть.

– Я натяну, не бойтесь, – сказала Алиса.

Милодар захохотал так, что в тренировочный зал сбежались агенты, заглянул доктор, в двери показались даже Шехерезада с Корой.

– Знаешь ли ты, – спросил Милодар, – что когда-то в Швейцарии жил свободолюбивый стрелок по имени Вильям Телль?

– Вильгельм Телль, – вежливо поправила комиссара Алиса.

– Вот именно! Не перебивай старших. Дело в том, что папа называл его Вильямом, а мама Вильгельмом. Этот стрелок обычно ставил на голову сыну яблоко и стрелял с расстояния в двадцать шагов. Мы можем повторить его опыт.

– Не надо! – взмолилась Шехерезада.

– Ну почему же?

– Потому что я точно знаю, что до начала стрельбы у Вильгельма Телля было шестеро сыновей, а после стрельбы он остался отцом-одиночкой.

Шехерезада смахнула большую слезу.

– Но я не имел в виду детей, – смутился Милодар. – Мы можем поставить яблоко…

Его холодный взор потек по залу и остановился наконец на инструкторе, Сеньоре Смерти.

– Мой рабочий день только что закончился, – быстро сказал тот.

– Вы уволены! – объявил комиссар. Потом оглядел всех и спросил: – Есть ли добровольцы?

Ответом ему была гробовая тишина.

– Извините. – В дверь заглянул повар. – Но я должен сказать, что яблок сегодня нет, не завезли.

– Вот именно этого я и боялся! – сказал Милодар. – Именно так! Нет яблока в тот момент, когда мы начинаем стрелять. А что есть?

– Вишни, – сказал повар.

– А может, вы хотели сказать «клюква»? – съязвил Милодар.

– Нет, клюквы нет, – признался повар.

Милодар на глазах закипел от ярости:

– Вы мне срываете испытание агента! Я вас всех разгоню! Дайте хотя бы арбуз!

Арбуз нашелся.

Милодар собственноручно поставил его на тумбочку в дальнем конце стрельбища.

И все вздохнули с облегчением.

– Первой будешь стрелять? – спросил он. – Расстояние большое!

– Покажите мне, как это делается, – попросила Алиса.

– Ладно уж. Только смотри внимательно.

Милодар натянул тетиву. Это было непривычное для него оружие. Он привык решать все боевые вопросы, нажимая на кнопку. Но, как известно, на луке кнопки нет.

– Тишина в зале! – приказал тренер-эскимос.

Милодар выпустил стрелу. Она просвистела по дуге и, немного не долетев до арбуза, воткнулась в землю.

Все молчали. Ну что будешь говорить, если руководство не попало в арбуз?

– Кто-то дунул от двери, – сказал Милодар. – Надо следить за сквозняками. Но и я хорош! Не учел сквозняка. Давайте вторую стрелу!

Вторая стрела коснулась арбуза, причем так, что он скатился с тумбочки и, грохнувшись об пол, раскололся.

– Ну вот, – сказал Милодар. – Теперь тумбочку кто-то качнул. Безобразие. Ставьте второй арбуз.

– Второго арбуза нет, – ответил повар.

– Как так? – рассердился Милодар. – А как же нам состязаться? Ведь я попал в один арбуз. Как теперь ребенку попасть в другой?

– Простите, а можно я выстрелю в вишню? – спросила Алиса.

– Ха-ха, – сказал Милодар. – Понятно. Ты хочешь надеть ее на стрелу.

– Я хочу положить ее вам на голову, – сказала Алиса.

– Ну ладно, ладно, пошли завтракать, – сказал Милодар.

– Я не шучу, – сказала Алиса. – Но ведь вы ничем не рискуете.

– То есть как так я ничем не рискую? Ты собираешься положить мне на голову вишню, потом выстрелить и попасть мне в глаз. Я тебя правильно понял?

– Простите, но вы ведь можете превратиться в голограмму – в свое собственное объемное изображение.

– Что из этого?

– А мы положим вишню на голову вашей голограмме.

– И она провалится, – сказал тренер-эскимос.

– Куда? – не поняла Алиса.

– На пол. Ведь голограмма нам только кажется.

– Моя голограмма, – обиделся начальник ИнтерГпола, – отличается от обыкновенных голограмм тем, что в нее можно тыкать пальцами и думать, что это – мое тело. Моя голограмма – вершина человеческой мысли.

– Тогда ничего не мешает положить ей на голову вишню, – сказала Алиса.

– Нет, – сказал Милодар, – не надо позориться, моя девочка.

– Комиссар! – в один голос закричали Шехерезада и Кора. – Давайте проверим, в самом ли деле у вас – лучшие агенты во Вселенной.

– А это мысль. Лучшие агенты… мои агенты!

Он повернулся и быстрыми шагами покинул тренажерный зал. Вошел он через другую дверь, в остальном ничем не изменился.

– Куда вставать? – спросил Милодар.

– Туда, в конец стрельбища, к мишени.

Повар уже принес на тарелке спелую вишенку.

– Только осторожно, чтобы мне не было щекотно, – сказал Милодар. Повар двумя пальцами положил вишню на макушку комиссара.

Это удалось ему не с первого раза из-за того, что у Милодара очень густая шевелюра. Наконец вишенка улеглась на место, и взоры всех собравшихся в тренировочном зале устремились на нее.

– Ты все-таки поосторожнее стреляй, – сказал Милодар, – хоть я и не я, все равно неприятно.

– А вы не дергайтесь и не прыгайте на месте, – сказала Алиса.

Она тщательно натянула тетиву, прижалась щекой к изгибу лука и выстрелила. Стрела стремительно рванулась к цели. Алиса даже и не смотрела на вишенку, она была уверена, что попала в цель. Да и какие могли быть сомнения, когда все в зале начали кричать и хлопать в ладоши?

Милодар провел ладонью по шевелюре и спросил:

– А где… это самое?

Потом догадался оглянуться и увидел стрелу, лежащую на полу. На наконечник стрелы была нанизана спелая вишня. Милодар поднял стрелу, взял с острия вишню и кинул в рот.

– Вы с ума сошли! – закричал повар. – Она же немытая!

– А разве я чего-то съел? – спросил Милодар, подмигнул Алисе и добавил, проходя мимо и дожевывая вишенку: – А ты когда-нибудь видела, чтобы голограмма ела вишни?

– Ой! – воскликнула Алиса. – Значит, вы были настоящий!

– Настоящее некуда!

– Но вы же рисковали. А вдруг бы я… у меня бы дрогнула рука?

– Талант руководителя заключается в умении подбирать подчиненных, – сказал Милодар. – И учти, что, прежде чем отправить тебя на спецзадание, я проверил всю твою жизнь, по косточкам, по минуткам…

Глава 4
Лампа для Аладдина

Мальчик Аладдин в красной курточке и красной феске, синих шароварах и черных туфлях с загнутыми носками заглянул в кабинет комиссара Милодара.

– Можно войти?

– Входи, агент, – сказал Милодар. – Сейчас тебе принесут чай и печенье, ешь от пуза, но не слишком. Никто не знает, когда ты пообедаешь в следующий раз.

Аладдин присел на краешек дивана. Сложил руки на коленях. Он вел себя, как положено уличному мальчишке, который впервые попал в богатый дом.

– Что прикажете, эфенди? – спросил он.

– Скоро тебе принесут волшебную лампу, – ответил эфенди Милодар. – Прошу тебя ее не потерять, вещь это ценная, подлинная. Без нее операция провалится, тебя разоблачат, и ты никогда не вернешься к папе и маме.

– Слушаюсь, эфенди, – поклонился Аладдин. – Слушаю и повинуюсь.

Вошла Кора Орват. Она принесла сухую лепешку и кучу медных монет.

– Желаю успехов, Алисочка! – сказала Кора.

Милодар страшно рассердился.

– Агент номер три! – воскликнул он. – Вы лишаетесь отпуска к бабушке под Вологду и квартальной премии. Вместо этого вы получаете строгий выговор в приказе.

– За что? – удивилась Кора.

– Вы рисковали сорвать операцию и выдать врагам нашего агента. Запомните: здесь нет никакой Алисы. Здесь есть только мальчик Аладдин!

Кора опустила голову.

– Разведчик ошибается только один раз! – сказал Милодар.

– Я виновата, – признала Кора.

– Ну то-то, – сказал Милодар. – А где лампа и джинн?

– Джинн еще не готов! – ответила Кора. – Его как раз собирают.

– Ах, как я мог забыть! – спохватился Милодар. – Слушай, мой мальчик. К сожалению, мы не успели достать для тебя настоящего джинна. Сейчас готовят надувного электронного джинна. Конечно, это не то что настоящий, многого он делать не умеет, но все-таки на настоящего джинна он похож.

– А вы откуда знаете? – спросил Аладдин.

– А никто не знает, – ответил Милодар. – Главное – много шума, много дыма и громкий голос. Все-таки защита. Кстати, ты тамошний язык знаешь?

– Конечно. В эпоху легенд говорили на Понятном языке.

– Тогда желаю счастья, Алиса, – сказал Милодар.

В комнате раздался смех Коры:

– Ха-ха-ха! Кто-то здесь называет нашего агента Аладдина женским именем! Вы не боитесь, комиссар, что враг подслушает наш разговор и вы загубите агента и всю операцию?

– Кто подслушает? – возмутился Милодар. – Я же специально проверил. На двести километров вокруг ни одного пингвина нет!

– Какой вы несправедливый, комиссар! – воскликнула Кора. – Почему мне нельзя, а вам можно?

– Потому что я твой начальник, – ответил комиссар. – Когда станешь начальником, тебе тоже многое будет можно. Аладдин, собирайся, пойдем поговорим с Шехерезадой.

– Зачем? – удивилась Алиса. – Мы обо всем уже поговорили.

– Нет, не обо всем, – ответил Милодар. – Шехерезада напомнит тебе о всех плаваниях своего мужа, чтобы ты знала, на каких островах и в каких странах он побывал, о каких чудесах он рассказывал.

– Но я же обо всем читала! – воскликнула Алиса.

– Когда?

– Давно, но не очень. Когда была маленькой.

– А сейчас мы проверим, хорошо ли ты все запомнила. Ведь повторение, мой друг, – мать учения.

Алиса не стала больше спорить с комиссаром, а перешла следом за ним в гостиную, которую специально сделали в Антарктиде, чтобы Шехерезада чувствовала себя как дома.

Гостиная была покрыта коврами, на которых были разбросаны подушки.

Посредине стоял резной деревянный столик, за столиком – тахта. На тахте возлежала прекрасная Шехерезада, одетая в прозрачный халат и шелковые шаровары.

При виде гостей Шехерезада всплеснула чудесными руками, зазвенела браслетами и ожерельями и спросила:

– Неужели это ты, Аладдин? Давненько я тебя не видела.

– Да, это я, ваше высочество, – сказал уличный мальчишка и низко поклонился.

Милодар уселся прямо на ковер и спросил:

– Славный у нас Аладдин получился?

– Как настоящий! – ответила Шехерезада. – Садись, мальчик, садись. Не бойся, никто здесь тебя не укусит. Если хочешь, бери рахат-лукум, угощайся, только руки о ковер не вытирай, грязнуля базарный!

Милодар усмехнулся. Он был доволен. Шехерезада, похоже, забыла, что перед ней сидит переодетая Алиса.

– Шехерезада, – попросил Милодар, – ты обещала нам рассказать о приключениях Синдбада. Постарайся говорить кратко, не отвлекайся.

– Слушаюсь, о, великий комиссар! – сказала Шехерезада. – И повинуюсь. Откушай пока мой рахат-лукум и запей шербетом.

– Я не могу, – отказался Милодар. – Я на работе.

– А ты, уличный попрошайка? – спросила Шехерезада.

– С удовольствием.

– Начинай, наконец! – зарычал Милодар.

– Хорошо, – сказала Шехерезада. – Начнем с первого приключения Синдбада. Оно началось на необитаемом острове, к которому пристал его корабль. Все купцы и моряки сошли на берег, чтобы размяться и перекусить. А мой Синдбадик притащил с корабля корыто и принялся за стирку.

– На них напали дикари? – спросила Алиса-Аладдин.

– Такие вещи надо помнить, – вздохнула Шехерезада. – Остров оказался громадной рыбой, которая так давно плавала по морю, что обросла лесами и горами. И когда матросы стали разводить на ней костры, рыбе стало больно, и она нырнула в океан.

– Правильно, я вспомнила, – сказала Алиса. – И ваш муж отправился в корыте плавать по морю. Он плавал до тех пор, пока не попал на какой-то другой остров. Но я забыла, что там с ним случилось.

– На том острове лежало яйцо птицы Рукх, – подсказала Шехерезада.

– Ой, я вспомнила!

– Не вспомнила, а вспомнил! Не забывайся! – оборвал Алису Милодар. – Все агенты попадаются на мелочах!

– Извините, – сказала Алиса.

Шехерезада подождала, пока Милодар успокоится, и продолжала.

– Эта птица Рукх известна тем, что она – самая большая птица на свете, – сказала она. – Даже птенцов своих она кормит взрослыми слонами.

– Ну, не взрослыми! – не поверил комиссар. – Я готов поверить, что слонятами или буйволами. Но не взрослыми слонами!

– Простите, комиссар, – сказала Шехерезада. – Но кто из нас живет в эпохе легенд, а кто – в двадцать первом веке?

– Я тоже читала о том, что птица Рукх кормит птенцов слонами, – сказала Алиса.

– Ну и пожалуйста, – заявил Милодар. – Я согласен, согласен, согласен! Пускай она их кормит паровозами и китами!

– Мой Синдбад шел по острову, – продолжала Шехерезада, – и увидел громадный белый шар. Сначала он решил, что это – дом. Он обошел вокруг, но не обнаружил ни окон, ни дверей. Синдбад удивился, улегся на траву в тени яйца и спокойно заснул. А проснулся он от страшного шума и ветра. Оказывается…

Шехерезада сделала паузу. У нее это здорово получается! Милодар не выдержал и закричал:

– Ну говори, говори, не томи! Что дальше?

– Прямо как мой шах, – сказала Шехерезада. – Такой же нетерпеливый. Так слушайте, это опускалась с неба птица Рукх. Крылья ее закрывали половину неба, крик был подобен грому, а вокруг нее бушевала буря…

– Шехерезада, не так красиво! Ты, наверное, забыла, что рассказываешь не шаху, а нашему агенту Аладдину. Так что время тянуть не нужно.

– Я рассказываю как всегда, – сказала Шехерезада. – А если не нравится, пускай вам рассказывает кто-нибудь другой.

Так как за Шехерезадой осталось последнее слово, она, помолчав, продолжала рассказывать.

– Синдбад Мореход, как известно, только что вылез из корыта и потому был почти совсем голый, да помилует его небо! – воскликнула Шехерезада.

– А зачем он разделся в корыте?

– Да не в корыте он разделся, а еще раньше, чтобы постирать белье. У них же на корабле не было прачечной и невозможно было поменять одежду. А мой Синдбад – ужасный чистюля. Вот он разделся, все, кроме чалмы, с себя снял и начал стирать, а тут рыба…

– Хватит! – закричал Милодар. – Мы это знаем! Мы уже добрались до острова, где живет птица Рукх.

– Правильно, но ведь Синдбад был голый.

– Но при чем тут это? – совсем уж взбеленился комиссар.

– А потому что Синдбад придумал, как ему улететь с острова, – для этого надо привязать себя к ноге птицы Рукх, пока она сидит на своем яйце. Он размотал свою чалму, и получился длинный шарф. Он привязал себя чалмой к ноге птицы Рукх и стал ждать, когда она полетит добывать пищу. Так и случилось. С первыми ласковыми лучами солнца, которые нежно позолотили верхушки пальм и разбудили певчих птичек, огласивших окружающий мир мелодичными руладами и чириканьем; когда зашевелились под листьями червячки и гусеницы и вылезли из своих норок мышки…

– Шехерезада! – взмолился Милодар. – Короче!

– …Птица Рукх взлетела в небо, перелетела через океан и опустилась в мрачную горную долину. Там Синдбад быстренько отвязался от ноги, а птица схватила в клюв гигантского удава и поднялась с ним в небо. Конец второй части.

Шехерезада налила себе чашечку чая, отхлебнула и продолжала:

– Это приключение сильно напугало моего Синдбада, но заложило основу нашего благосостояния. В том ущелье на земле валялось множество драгоценных камней, и умные люди приходили на обрыв над ущельем и кидали туда куски мяса. Орлы и другие могучие птицы кидались вниз, тащили мясо с приклеившимися к нему камешками наверх, там их убивали, а камни вынимали из мяса.

– Помню, помню, – сказала Алиса. – Синдбад снова размотал свою чалму и привязал себя к куску мяса. И его вытащил орел.

– Ну и орлы у вас, ну и орлы, – покачал головой Милодар. – Или, может, Синдбад очень мелкий?

– Синдбад у меня выше среднего роста. Вы, комиссар, ему только до уха достанете.

– Мы здесь собрались не для того, чтобы выдумывать мне физические недостатки, – обиделся Милодар. – Я задал вопрос и ждал ответа, а не комментариев. Продолжай.

– Орел бросил моего Синдбада наверху, сбежались геологи, которые там работали, очень удивились, как это Синдбаду удалось остаться живым среди змей и скорпионов. Но потом подарили ему часть камней, которые орел вытащил вместе с ним. Вот, видите.

И Шехерезада, отодвинув черный локон, показала бриллиантовую серьгу неописуемого блеска.

– Продолжай, продолжай, – торопил Милодар. – У нас еще много дел. Мы не можем провести здесь тысячу и одну ночь. Какие еще выдающиеся приключения пережил твой муж?

– Ах, зачем их все перечислять! – улыбнулась Шехерезада.

– Ну это же ежу понятно! Твой Синдбад никогда не попадается дважды в одну ловушку и не будет слушать дважды одну и ту же сказку – он собирает для тебя новые сказки. Правда?

– Ах, какой вы мудрый, комиссар Милодар, – сказала Шехерезада. – Тогда я должна рассказать о самом страшном приключении моего мужа. Однажды он попал на остров. Остров как остров. То ли его там товарищи забыли, то ли корабль о скалу разбился – не помню. Но главное, что он увидел там полянку, через полянку протекал ручей, по ту сторону ручья сидел доброго вида старикашка и знаками звал Синдбада к себе. Синдбад, конечно, подошел, потому что уважает старших. Старичок знаками показал: «Перенеси меня через ручей». А потом, когда Синдбад его перенес, старичок не захотел с него слезать. Оказалось, что это паразит.

– Хомо-паразитикус, – произнес Милодар.

– Своими черными пятками он так сдавил горло моего мужа, что тот никак не мог сбросить старичка. Вот старичок и заставлял Синдбада носить его по острову день и ночь, кормить бананами и кокосами, и только пьянство спасло Синдбада.

– Что ты говоришь! – удивился Милодар. – Пьянство может только загубить, но не может спасти.

– Это наших оно губит, а от чужих спасает, – объяснила Шехерезада.

– Ну рассказывай, рассказывай!

– Синдбад отыскал старую сухую тыкву, сделал в ней дырку, вычистил изнутри, набил виноградом, раздавил виноград, и получилась тыква с виноградным соком. Старичок наблюдал за Синдбадом, но не мешал. Потом Синдбад заткнул тыкву покрепче деревянной пробкой и оставил дозревать. Прошло несколько дней, Синдбад открыл пробку – а из тыквы такой винный дух…

– Потрясающе! – воскликнул Милодар.

– Синдбад хлебнул этого вина и говорит: «Ничего вкуснее я в жизни не пробовал!» Тогда старик, конечно же, стал отбирать у него тыкву.

– Типичное поведение для эксплуататоров, – пояснил Милодар. – Они всегда отбирают у трудящихся плоды их труда.

– Выпил старичок все вино, ручки и ножки у него ослабли, и он свалился с Синдбада на землю, – заключила рассказ Шехерезада.

– Помню, – сказала Алиса. – Я читала. Потом Синдбад взял большой камень и как бабахнет ему по голове! И вдребезги!

– Клевета, – возмутилась Шехерезада. – Мой Синдбад без особой нужды старается никого не убивать. Даже комаров.

Милодар согласился с Шехерезадой.

– И правильно делает, – сказал он. – Такое поведение называется гуманизмом. Если враг сдается, его не убивают!

Шехерезада сладко потянулась:

– Может, на сегодня достаточно?

– И не мечтай! – заявил Милодар. – Если ты в самом деле хочешь отыскать своего мужа, то рассказывай до самого конца!

Шехерезада послушно кивнула и продолжала:

– В следующем путешествии Синдбад столкнулся с драконом. С самым настоящим.

– Этого еще не хватало! – возмутился Милодар. – Значит, у вас и драконы водятся?

– Кто только у нас не водится, – вздохнула Шехерезада.

– И как же он отделался от дракона?

– Он собрал на берегу океана бревна, палки и доски и сделал из них большую клетку. Дракон как увидел Синдбада, почуял его, зарычал и кинулся в атаку. А Синдбад залез в клетку и закрыл дверцу. Дракон распахнул пасть и попытался проглотить клетку. Но добыча в рот не поместилась. Дракон ее перевернул – и все равно клетка в пасть не лезет. Дракон чуть не рехнулся от злости, половину зубов переломал и наконец выкинул клетку далеко в море. Вот Синдбада и носило по волнам, пока его не приметили с проплывающего корабля. На этом корабле он добрался до Индии. В Индии он прожил довольно долго, но что там случилось, я рассказывать не буду.

– Почему же не будешь? – ласковым голосом спросил комиссар.

– Это наша семейная тайна.

– У тебя не должно быть от нас тайн, – сказал Милодар.

– Я расскажу, только учтите, эта история случилась до того, как Синдбад со мной познакомился.

– Учли, – согласился Милодар. – Раскрывай тайну.

– Индийский султан, – сказала Шехерезада, – полюбил Синдбада. И захотел, чтобы Синдбад остался в Индии навсегда. Поэтому он решил женить его на своей племяннице.

– И Синдбад, надеюсь, согласился? – спросил Милодар.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное