Терри Брукс.

Песнь Шаннары

(страница 5 из 46)

скачать книгу бесплатно

И вдруг среди этих пятен мелькнула какая-то тень.

Джайр замер, пристально вглядываясь в то место, где ему почудилось движение. Ничего. Долинец глубоко вздохнул. Ему показалось – на какую-то долю секунды, – что это был человек.

Очень медленно и осторожно Джайр отступил под прикрытие деревьев у себя за спиной, не сводя глаз с того берега, ожидая, что движение повторится. Однако все было спокойно. Долинец быстро натянул сапоги, проверил, на месте ли эльфийские камни, потом повернулся и бесшумно скользнул в чащу леса. Скорее всего, это просто почудилось, сказал он себе.

Он шел всю ночь, сверяя направление по звездам и луне, мелькающим в просветах между ветвями. Там, где лес был пореже, Джайр почти бежал, уже не так уверенный, что за ним нет никакой погони. До этого он чувствовал себя почти в безопасности, даже воспоминания о мгновениях ужаса там, рядом с черной тварью, притаившейся в доме, перестали беспокоить долинца. Но теперь одна только мысль о том, что кто-то или что-то крадется по лесу у него за спиной, рождала настоящую панику. Джайр даже взмок, и это холодной осенней ночью!

Страх обострил все чувства. Юноша то и дело думал о Брин, и почему-то ему представлялось, что она сейчас так же одинока, как и он, – одинока, испуганна и за ней кто-то гонится. Если бы только она была рядом, здесь, с ним…

Небо уже светлело, приближался рассвет, а Джайр еще даже не выбрался из Дульна, и чувство тревоги не покидало его. Он устал, но продолжал идти. И спать особенно не хотелось. В золотистой дымке впереди поднялось солнце, тонкие лучики просочились в серый лес, играя радужными переливами на сухих листьях и изумрудном мхе. Джайр не сразу сообразил, что постоянно оглядывается.

Прошло еще несколько часов, лес наконец-то расступился, и показались холмистые луга – преддверие плоскогорья, что размытой полосой виднелось на горизонте. Джайр немного расслабился: здесь было гораздо теплее, да и сама земля казалась такой приветливой по сравнению с замкнутым пространством дремучего леса. Долинец начал уже узнавать места. Всего лишь год назад он шел в Лих именно этой дорогой. Тогда они с Роном поселились в его охотничьем домике у самого подножия плоскогорья и дни напролет удили рыбу в туманных озерах. Отсюда до домика часа два ходьбы, но зато там мягкая постель… Все равно нужно где-то переждать до ночи. Мысль о постели оказалась решающей.

Джайр боролся с усталостью и по-прежнему шел на восток через луга. Очертания гор вырисовывались все яснее. Пару раз юноша оглянулся, но луга оставались пустынными.

К полудню он добрался до охотничьего домика, сложенного из камней и бревен среди высоких сосен на самой опушке горного леса. Дом стоял на склоне, окнами на луга, но деревья скрывали его.

Джайр устало поднялся по каменным ступеням, отыскал ключ, который Рон всегда оставлял в трещине между камнями у двери, и только тогда заметил, что замок сломан. Осторожно долинец заглянул внутрь. В домике никого не было.

Ну конечно же никого, обругал себя Джайр.

Глаза слипались. Кому бы тут быть?

Он закрыл за собой дверь и быстро огляделся. Все по-прежнему: неказистая мебель, полки с припасами и кухонной утварью, бочка с элем, каменный очаг. Джайр прошел по коротенькому коридорчику, ведущему в спальни, остановился у первой же двери, отодвинул защелку, ввалился внутрь и рухнул на широкую, покрытую шкурами кровать.

Через мгновение он уже спал.

Когда Джайр проснулся, уже темнело. Сквозь щель в занавесках виднелось густо-синее осеннее небо, все в серебристых прожилках закатного света. И разбудил его какой-то шум, легкое поскрипывание сапог по деревянному полу.

Еще полусонный, Джайр вскочил с постели, подкрался к двери и осторожно выглянул. В комнате с очагом не было никого, там лишь скопился вечерний полумрак. Джайр моргнул и поглядел повнимательнее. И тут он увидел.

Входная дверь была открыта.

Не веря своим глазам, долинец вышел в коридорчик, сонно щурясь.

– Снова решил прогуляться, мальчик? – раздался за спиной знакомый голос.

Джайр резко повернулся, но не успел защититься. Что-то тяжелое обрушилось на голову, свет взорвался перед глазами. Он упал на пол и провалился во тьму.

Глава 5

В Каллахорне, там, где Мермидон впадал в Радужное озеро, еще продолжалось лето. Все было свежо и зелено: луга и леса, холмы и горы. Воды реки и ее многочисленных притоков питали землю и сохраняли влагу. И всегда на рассвете туман поднимался над озером и плыл на север, рассеиваясь, оседая на землю, продлевая лето. Сладкие влажные запахи витали в воздухе, и осень была здесь чужой.

Брин Омсфорд сидела на пригорке и наблюдала, как воды реки вливаются в озеро. Сейчас ей было спокойно и хорошо. Уже близился вечер, солнце, как медный сияющий шар, низко висело над западным горизонтом, бросая алые отблески на серебристые воды. Даже легкий ветерок не нарушал вечернего покоя, и озеро было как зеркало – прозрачное и неподвижное. Там, на востоке, в небе уже разлилась чернота, но над озером яркие разноцветные пятна еще боролись с серым оттенком подступающей ночи, – удивительная радуга, давшая имя озеру, вздымалась сверкающей аркой от берега до берега. Дикие гуси и журавли величаво скользили сквозь бледнеющий свет, и глухое безмолвие вздрагивало от их криков.

Мысли Брин разбредались. Уже четыре дня, как она едет на восток, куда-то в глубь Анарских лесов. Странно, но она до сих пор почти ничего не знает об этом своем путешествии. Уже четыре дня… Брин чувствовала себя маленькой девочкой, которую мать ведет за руку неизвестно куда, а она лишь слепо доверяет этой ведущей руке. Они поехали сразу на север от Тенистого Дола, через Дульн, потом – на восток по берегу Раппахалладрана, снова на север, затем на восток, огибая Радужное озеро, до этого самого места, где в озеро впадает Мермидон. Но Алланон так ничего и не объяснил.

Конечно, они с Роном требовали объяснений. Снова и снова они задавали вопросы, но друид оставлял их без внимания. «Потом, – только и сказал он. – Все ответы – потом. А пока идите за мной». И они шли, настороженные и недоверчивые, – все-таки шли, говоря себе, что добьются ответов и объяснений прежде, чем вступят в Восточные земли.

Впрочем, Брин уже и не надеялась, что им удастся вызвать друида на откровенность. Замкнутый и таинственный, он держался особняком. Днем он всегда скакал впереди, и было ясно, что он предпочитает одиночество. А по ночам, когда они разбивали лагерь, Алланон удалялся куда-то во мрак. Они ни разу не видели, чтобы он ел или спал. Казалось, он специально подчеркивает разницу между ними и отдаляется все больше. Но он наблюдал за ними, как ястреб за своей добычей, не давая ни побыть одним, ни сбиться с пути.

До сих пор, поправила себя Брин. Сегодня вечером Алланон неожиданно их оставил. Они разбили лагерь на этом пригорке, а потом друид отправился в лес, подступающий к реке, и пропал. Без единого слова. Не веря своим глазам, Брин и Рон смотрели, как он уходил. В конце концов, когда стало ясно, что он действительно ушел и оставил их здесь, Брин и Рон рассудили, что им нечего за него волноваться, и занялись приготовлением ужина. Уже три дня они питались исключительно рыбой, сначала – выловленной в Раппахалладране, потом – в Радужном озере. Вполне достаточно, чтобы рыба надоела обоим. Поэтому, захватив лук и стрелы (любимое оружие Мениона Лиха), Рон отправился на поиски чего-нибудь новенького.

Брин за пару минут собрала хворост для костра, а потом уселась здесь, на пригорке, и окунулась в вечерний покой.

Алланон! Неразрешимая тайна. Вопрос без ответа. Хранитель земли, друг и защитник народов, борец со злом. И все-таки разве настоящий друг может использовать тебя так, как это делает Алланон? И отчего вдруг такая скрытность, ведь он ничего не рассказывает об истинных причинах своих поступков? Иногда он казался таким же врагом, злодеем и разрушителем, как и те, против кого он сражается.

Друид сам поведал отцу историю древнего мира, откуда и пришло колдовство вместе с теми, кто им владел. Сила черной или белой магии зависела от могущества, мудрости и намерений тех существ, которые обращались к ней. Вот, например, в чем была истинная разница между Алланоном и Повелителем чародеев в их борьбе за обладание мечом Шаннары? В том, что одного из них сила сломила, а другой устоял?

Быть может. А может, и нет. Папа бы не согласился. Брин знала, что он бы сказал: «Сила разрушила не одного лишь Властелина Тьмы, но и друида тоже, только по-иному. Ведь и Алланон не свободен: сила, которой он владеет, определяет его действия, образ его жизни. Пусть у него есть чувство долга и цели его менее эгоистичны, он все равно такая же жертва». И действительно, что-то в Алланоне было такое странно печальное, несмотря на его суровый, почти зловещий облик. Друид будто бы излучал печаль, и даже Брин иногда поддавалась ей. Отец, она знала, этого никогда не чувствовал. Почему же она сама так остро воспринимает это?

– А вот и я!

Вздрогнув, Брин повернулась. Но это был всего лишь Рон. Он уже вернулся в лагерь, разбитый в сосновой роще у подножия пригорка. Брин встала и направилась вниз.

– Вижу, друид еще не вернулся, – сказал горец, когда она подошла к нему. Он снял с плеча пару куропаток, связанных ножками вместе, и бросил их на землю. – Возможно, нам повезет, и он вообще не вернется.

Брин пристально посмотрела на него.

– Повезет? А если как раз наоборот?

Рон пожал плечами.

– Как посмотреть.

– А как смотришь ты, Рон?

Он нахмурился.

– Ну ладно. Я ему не доверяю.

– А почему?

– А потому. Ведь он претендует на что? Он у нас кто? Защитник от Повелителя чародеев и посланников Черепа; защитник от демонов, что вырвались из древнего волшебного мира; и теперь еще – защитник от мордов. Но каждый раз, заметь, не без помощи Омсфордов и их друзей. Я тоже знаю все эти истории, Брин. Каждый раз одно и то же. Неожиданно он появляется, чтобы поведать: мол, народам Четырех земель опять грозит опасность и спасти их может лишь кто-то из Омсфордов. Наследники рода Шаннары, владеющие магией эльфов, – Омсфорды. Сначала меч Шаннары, потом эльфийские камни, и вот теперь заклятие. И каждый раз все оказывается не таким, каким оно представлялось.

Брин медленно покачала головой.

– Не понимаю, о чем ты, Рон?

– О том, что друид каждый раз возникает ниоткуда и каждый раз с какой-то историей. И при этом ему нужна помощь: Ши или Вила Омсфордов, теперь вот твоя, – и все повторяется. Он раскрывает лишь малую часть истины. Говорит только то, что сам считает нужным сказать. И утаивает остальное. Никогда не скажет всей правды. Нет, я ему не доверяю. Он просто играет жизнями других!

– И нашими тоже?

Рон глубоко вздохнул.

– А ты сама-то что думаешь?

Прежде чем ответить, Брин долго молчала.

– Я не знаю.

– Значит, и ты ему не доверяешь?

– Я этого не говорила.

Горец внимательно посмотрел на нее, потом медленно опустился на землю и вытянул ноги перед собой.

– И все-таки, Брин, ты ему доверяешь или нет?

Она тоже села.

– Я пока не решила.

– Тогда какого же дьявола ты тут делаешь?

Брин улыбнулась его вспышке.

– Я пошла, потому что нужна ему, – в это я точно верю. Что касается остального – не знаю. Конечно, он что-то скрывает. И я выясню что. Сама.

– Если сможешь.

– Придумаю что-нибудь.

– Это слишком опасно, – сухо сказал Рон.

Брин улыбнулась, встала и перебралась поближе к горцу. Она легонько чмокнула его в лоб.

– Вот поэтому ты мне и нужен, Рон Лих. Ты меня защитишь. Ведь ты для этого и пошел, правда?

Он покраснел и пробурчал что-то нечленораздельное.

Брин невольно рассмеялась.

– Давай мы попозже поговорим, ладно? А пока разберемся с этими куропатками. Я умираю от голода.

Пока Рон ощипывал куропаток, Брин развела костер. У них еще был сыр и эль, так что ужин удался на славу. Они поднялись на пригорок и ели там в полном молчании, любуясь черным небом, луной и звездами, что мерцали над головой и дрожали серебряным светом в водах озера.

Ночь опустилась на землю, ужин был съеден, но Алланон так и не появился.

– Брин, ты вот сказала, что я пошел, чтобы тебя защищать, – сказал Рон, когда они вернулись к костру. Она кивнула. – Да, именно так: я пошел, чтобы тебя защищать. Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Ты ведь знаешь.

Он смутился, а Брин в темноте улыбнулась.

– Да, я знаю.

– Вот. – Он нервно заерзал, теребя пальцами потертые ножны. – Но есть еще одна причина. Думаю, ты поймешь. Я пошел еще, чтобы кое-что себе доказать. – Он снова смутился и замолчал, подбирая слова. – Я принц Лиха, но это всего лишь титул. Я родился принцем, как и все мои братья. Но я – самый младший. И этот меч, Брин. – Он прижал к себе ножны. – На самом деле ведь он не мой. Это меч моего прадеда, Мениона Лиха. Он брал его с собой на поиски меча Шаннары… А я ношу этот меч и лук тоже, потому что это оружие Мениона Лиха, и хочу быть как он. Но я не он. Я не такой.

– Откуда ты знаешь? – быстро вставила Брин.

– В этом-то все и дело, – продолжал горец. – Я не сделал еще ничего… ну чтобы узнать, кто я. И это – одна из причин, почему я пошел. Я хочу знать. Именно так Менион Лих узнал, какой он, – пошел на поиски как защитник Ши Омсфорда. Вдруг у меня тоже получится?

Брин улыбнулась.

– А почему бы и нет? И я рада, что ты мне сказал. – Она помолчала. – Я тоже открою тебе секрет. И я пошла потому же. Я тоже хочу кое-что себе доказать. Не знаю, смогу ли я сделать то, что хочет от меня Алланон, не знаю, хватит ли у меня сил. Я родилась с песнью желаний, но никогда не знала для чего. Я всегда верила: должна быть какая-то причина, ведь просто так магическая сила не дается. Быть может, теперь я узнаю причину. – Она положила руку ему на запястье. – Видишь, мы очень с тобой похожи, Рон Лих.

Они еще поговорили, но усталость брала свое, и ночные тени навевали сон. Под конец разговор сам собой оборвался, и они стали готовиться ко сну. Свежая и прохладная осенняя ночь укрыла их покоем и тишиной. Рон и Брин улеглись у догорающего костра, поплотнее завернувшись в одеяла.

Через пару мгновений они уже спали.

И не видели, что за пределами света костра, под высокими соснами, застыла высокая фигура, закутанная в черный плащ.

Когда на следующее утро они проснулись, Алланон был уже здесь. Он сидел на бревне в нескольких ярдах от них, тихий и неподвижный, как призрак в серой дымке рассвета. Он молча смотрел, как они встали, умылись и торопливо позавтракали. Ни слова не сказал он о том, где был. Не раз Брин и Рон недвусмысленно поглядывали в его сторону, но друид, казалось, не замечал их испытующих взглядов. И только когда они собрались и привели коней, чтобы седлать их, Алланон наконец поднялся и подошел к своим спутникам.

– Планы меняются, – объявил друид. Брин и Рон только молча смотрели на него. – Мы не идем на восток. Мы идем на север, к Драконьим Зубам.

– К Драконьим Зубам? – напряженно спросил Рон. – Но зачем?

– Затем, что так нужно.

– Нужно кому? – огрызнулся горец.

– Это займет один день, может, чуть больше. – Теперь Алланон говорил с Брин, не обращая никакого внимания на разгневанного Рона. – Мне нужно зайти в одно место. Когда я все сделаю, мы опять повернем на восток и продолжим поход.

– Алланон, – попросила Брин очень тихо, – скажи нам, почему мы должны идти на север.

Он колебался, лицо его стало суровым. Потом Алланон кивнул.

– Хорошо. Вчера ночью я получил весть от отца. Он велит мне прийти к нему, и я не могу отказать. Я связан клятвой. При жизни он был друидом Бременом. А теперь он лишь дух, что пребывает на границе миров и выходит сюда через воды Преисподней. Это озеро в Сланцевой долине. Послезавтра перед рассветом он будет говорить со мной там.

Бремен – друид, избежавший кровавой бойни в Параноре, когда Повелитель чародеев покинул свое северное королевство и начал Вторую войну рас. Тот самый Бремен, который выковал меч Шаннары. Но все это было так давно, думала Брин, вспоминая старинную легенду. А потом, семьдесят лет назад, Ши Омсфорд был с Алланоном в Сланцевой долине и видел, как дух Бремена восстал из вод озера, чтобы говорить со своим сыном, чтобы поведать о будущем, предсказать…

– Ведь он видит будущее? – внезапно спросила Брин, вспомнив, что Бремен тогда знал о судьбе Ши. – Он об этом будет с тобой говорить?

Алланон с сомнением покачал головой.

– Возможно. Но если и так, он откроет лишь часть, ибо будущее не сложилось еще во всей полноте и не может быть определено. Узнать можно только общую линию судьбы, но и она не всегда доступна нашему пониманию. – Друид пожал плечами. – Как бы там ни было, он зовет меня. Он бы не стал этого делать, если бы не крайняя необходимость.

– Не нравится мне все это, – заявил Рон. – Мы потеряем три дня, если не больше. А ведь их можно использовать с большей пользой: дойти до Анара, например. Ты же сам говорил, что призраки уже ищут тебя. И мы сами даем им такую прекрасную возможность: три лишних дня, чтобы тебя отыскать. Тебя… и Брин.

Друид взглянул на него угрюмо и холодно.

– Понапрасну я не рискую безопасностью девушки, принц Лиха. И твоей тоже.

Рон вспыхнул от негодования, но Брин шагнула к нему, схватив за руку.

– Рон, подожди. Может, это не такая уж плохая идея. А если там, в Сланцевой долине, мы узнаем о будущем что-нибудь очень важное и это поможет нам?

Горец не сводил глаз с Алланона.

– Что нам действительно сейчас поможет, так это немного правды, – выдохнул он.

– Ну что ж, – прошептал друид. Казалось, он вдруг стал выше ростом. – Что за правда тебе нужна, принц Лиха? О чем ты хочешь услышать?

– Обо всем, друид, – не сдавался Рон. – Ты сказал Брин, что она нужна тебе в Восточных землях, потому что у тебя самого нет силы преодолеть барьер, охраняющий книгу черной магии. У тебя – хранителя тайн друидов. У того, кто смог победить посланников Черепа и древних демонов, нет силы?! И тебе нужна Брин. А что есть у нее, чего нет у тебя? Заклятие. Песнь желаний – и ничего больше. У нее даже нет мощи эльфийских камней! Просто магическая забава, что изменяет цвет листьев и заставляет цветы расцветать быстрее! Разве она защитит от такого зла?

Алланон молча смотрел на него, потом улыбнулся бледной, печальной улыбкой.

– Действительно, что в ней за сила? – пробормотал он себе под нос и внезапно повернулся к Брин: – А ты? Ты тоже сомневаешься? Ты хочешь лучше узнать заклятие? Показать тебе кое-что, чтобы ты поняла?

Он сказал это очень холодно, почти зло, но Брин кивнула.

– Да.

Друид подхватил поводья и взлетел в седло.

– Тогда поехали, я покажу тебе, – бросил он.

В полном молчании они поехали на север вдоль каменистого берега Мермидона. Слева сквозь стену деревьев сочился свет восходящего солнца, справа сумрачной тенью громоздились горы Рунн. Прошел час, а они все скакали безмолвной угрюмой кавалькадой. И вот наконец друид остановился, и все спешились.

– Коней оставим здесь, – распорядился Алланон.

Они углубились в лес. Через каменистое возвышение друид провел Брин и Рона вниз, в густо заросшую деревьями лощину. Они с трудом пробирались сквозь подлесок; неожиданно Алланон остановился и повернулся к девушке.

– Ну давай, Брин. – Он указал вперед на непроходимый кустарник. – Представь, что это барьер, созданный темной магией, и тебе нужно пройти сквозь него. Как ты воспользуешься заклятием, чтобы освободить проход?

Брин неуверенно огляделась.

– Я точно не знаю…

– Не знаешь? – Друид покачал головой. – Подумай, а что ты раньше делала заклятием? Как там говорил принц Лиха? Изменяла цвет листьев? Заставляла цветы цвести, ветки – пускать побеги, траву – расти? – (Брин кивнула.) – Значит, ты могла изменять цвет, форму и поведение. И теперь сделай то же. Пусть кустарник расступится перед тобой.

Брин еще мгновение смотрела на Алланона, потом кивнула. Такого она еще не делала. Никогда и не думала, что у нее есть на то силы. Потому и не пробовала. К тому же Брин давно не пользовалась своим даром. И все равно попытаться стоит. Она запела, поначалу совсем тихо, песнь почти растворялась в шорохах леса. Брин начала с низких нот, но постепенно голос ее становился выше, и вот все остальные звуки, казалось, замерли. Неожиданно пришли слова, ниоткуда. И, повинуясь неясному импульсу, Брин шагнула к кустам, преграждающим ей путь. Словно вялая рябь пошла по зарослям, листья и ветви подобрались, раздвинулись, свернувшись зеленым серпантином.

Через мгновение открылся широкий проход до самого дна лощины.

– Ничего сложного, правда? – Друид не спрашивал, скорее утверждал. – Посмотрим, куда приведет нас этот проход.

Запахнув черный плащ, он зашагал вперед. Брин взглянула на Рона, но тот лишь с недоумением пожал плечами. Они поспешили вслед за друидом.

Вскоре он снова остановился, на этот раз рядом со старым вязом. Его ствол скрючился в тени громадного дуба. В тщетных попытках добраться до солнца вяз тянул свои ветви вверх, и они путались в ветвях дуба, переплетаясь, врастая в них.

– Теперь задание чуть потруднее, – резко заговорил Алланон. – Этот вяз хочет к солнцу. Что ж, Брин, помоги ему: выпрями ствол – пусть поднимется вверх – и распутай ветки.

Брин с сомнением поглядела на сросшиеся деревья.

– Вряд ли у меня получится, – тихо сказала она.

– А ты попробуй.

– В заклятии нет такой силы…

– И все равно попробуй, – оборвал ее друид.

И Брин снова запела. Постепенно песнь поглотила лесные звуки, пока не осталось ничего, кроме мелодии, уносящейся куда-то ввысь. Вяз задрожал, подергивая ветвями в ответ. Брин ощутила сопротивление дерева, и голос ее поднялся выше, слова стали жестче. Искореженный ствол вяза слегка отодвинулся от дуба, ветви его со скрипом ломались, стараясь вырваться, листья дождем посыпались вниз.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Поделиться ссылкой на выделенное