Терри Брукс.

Песнь Шаннары

(страница 3 из 46)

скачать книгу бесплатно

Но пути мордов еще темнее, если они действительно иной облик зла, разрушенного некогда мечом Шаннары. Что ж, тьма против тьмы. Брин должна об этом подумать. Да, Алланон частенько бывал неискренним с Омсфордами, но он все-таки друг, не враг. Все, что он делал, он делал, чтобы защитить Четыре земли. Он никому не хотел вреда. Сколько раз он предупреждал об опасности – и всегда был прав. Значит, и на этот раз опасность существует.

Но хватит ли магической силы песни желаний, чтобы пройти сквозь барьер темных чар? Брин не верила в это. Что такое заклятие, как не следствие – непредвиденное и неизбежное – действия магии эльфов на человека? В нем нет силы эльфийских камней. Оно не может быть ни оружием, ни защитой. И все-таки Алланон утверждает, что только песнь желаний проведет их через магический барьер зла, перед которым оказалось бессильно даже могущество друида.

Брин вздрогнула, звук шагов у двери столовой испугал ее. Из полумрака выступил Рон Лих, обошел стол и уселся напротив Брин.

– Мне тоже не спится, – пробормотал он, щурясь от света масляной лампы. – Ну, так что ты решила?

Девушка покачала головой.

– Пока ничего. Я правда не знаю. Я все спрашиваю себя: а что бы стал делать папа?

– Это и так ясно. Он бы тебе сказал: даже не думай об этом. Это слишком опасно. И еще он сказал бы, как говорил не раз, что Алланону нельзя доверять.

Брин откинула волосы за спину и печально улыбнулась.

– Ты меня не слушаешь, Рон. Я сказала: мне интересно, что бы стал делать папа, а не то, что он посоветовал бы делать мне. Это не одно и то же. Если бы пойти попросили его, что он стал бы делать? Пошел бы, как тогда, из Сторлока, только зная уже, что Алланону нельзя до конца доверять, зная, что друид от него многое скрывает, но зная и то, что, кроме него, никто больше не сможет помочь?

Горец беспокойно заерзал на стуле.

– Но, Брин, ведь заклятие… ну, это не то что эльфийские камни. Ты же сама сказала, что это всего лишь баловство.

– Да, я понимаю. Вот почему все так сложно. И еще одно: ты представляешь, что будет с папой при одной только мысли, что я воспользуюсь своим даром как оружием? – На мгновение она замолчала. – Странная штука эта эльфийская магия. Иногда ее силу сразу не различишь. До поры ее сила скрыта. Так было с мечом Шаннары. Ши Омсфорд тоже не понимал, что может меч против мощи Повелителя чародеев. До самого конца он не знал. И только потом, когда ничего другого не осталось… он поверил…

Рон резко выпрямился.

– Я уже говорил, но повторю: все это слишком опасно. Даже Алланон не смог одолеть мордов, он же сам признался. Другое дело, если воспользоваться эльфинитами. По крайней мере, мы знаем, что в них достаточно силы, чтобы уничтожить этих чудовищ. А заклятие… Предположим, перед тобой морд, ну и что? Ты станешь петь ему, как пела старому клену?

– Только не смейся надо мной, Рон. – Брин сузила глаза.

Рон быстро мотнул головой.

– И вовсе я над тобой не смеюсь.

Наоборот, я за тебя переживаю. Может быть, даже слишком. Но я действительно думаю, что песнь желаний вряд ли сможет служить защитой против этих мордов.

Брин глядела в сторону, в ночь за окном, на колышущиеся тени, на деревья, дрожащие под ветром.

– И я тоже так думаю, – прошептала она.

Они еще долго сидели молча, каждый думал о чем-то своем. Перед мысленным взором Брин стояло суровое усталое лицо Алланона как неотступный призрак, голос совести. «Ты должна пойти. К утру ты поймешь все сама». Слова слышались ясно, как наяву. Друид повторял их снова и снова. Но почему? Что ей поможет понять? Размышления породили лишь еще большую нерешительность. Брин честно пыталась взвесить все за и против, но никак не могла решиться, идти все-таки или нет.

– А ты бы пошел? – внезапно спросила она Рона. – Если бы ты владел заклятием?

– Ни в коем случае, – быстро ответил он. Может быть, слишком быстро и слишком резко.

«Ты сказал мне неправду, Рон, – подумала Брин. – Это из-за меня. Ты не хочешь, чтобы я пошла, и поэтому солгал. Но если б ты был сейчас на моем месте, ты бы тоже терзался сомнениями. Как я».

– Что здесь такое? – донесся из темноты сонный голос.

Они разом повернулись: щурясь на свет, в дверях стоял Джайр. Он подошел поближе и встал у стола, тревожно вглядываясь в лица сидящих.

– Просто сидим и говорим, – сказала ему Брин.

– О чем? Идти ли за волшебной книгой?

– Да. Иди спать.

– А ты идешь? То есть за книгой?

– Еще не знаю.

– Никуда она не пойдет. Если у нее есть хоть пара извилин, то она не пойдет. – Похоже, Рон уже рассердился. – Это слишком опасное путешествие. Скажи ей, Тигра. У тебя только одна сестра, и тебе ведь не хочется, чтобы она попала в лапы черных странников.

Брин с яростью поглядела на горца.

– Джайра это совсем не касается, и перестань его пугать.

– Его? Да кто его пугает? – Рон даже покраснел. – Это тебя я пытаюсь сейчас напугать, черт тебя побери!

– А я все равно не боюсь этих черных странников, – уверенно заявил Джайр.

– Еще забоишься! – рассердилась Брин.

Джайр пожал плечами и зевнул.

– Может, все-таки дождемся папу? Или как-нибудь свяжемся с ним? Пошлем записку или еще что-нибудь придумаем.

– А что, неплохая мысль, – поддержал его Рон. – Сначала нужно поговорить с Вилом и Эретрией.

Брин вздохнула.

– Но вы же слышали, что сказал Алланон. На это нет времени.

Горец скрестил руки на груди.

– Найдет время, если ему нужно. Брин, у твоего отца может быть свое мнение на этот счет. И у него есть опыт: он уже имел дело с эльфийской магией.

– И еще, Брин, у него же есть эльфиниты! – Джайр широко раскрыл глаза. – Он же может пойти с тобой. И защищать тебя силой эльфийских камней, как тогда Амбель!

Вот оно. Эти несколько слов все прояснили для Брин. Она поняла. Алланон был прав. Она должна пойти с ним. И теперь уже стало ясно почему. Отец действительно отправился бы с ней. Достал бы из тайника эльфийские камни и пошел, чтобы защитить свою дочь. Но как раз этого она не могла допустить. Папе пришлось бы нарушить клятву и вновь обратиться к силе камней. А вдруг он вообще запретил бы ей идти и отправился с Алланоном вместо нее? Нет.

– Иди спать, Джайр, – вдруг резко сказала Брин.

– Но я как раз…

– Иди. Пожалуйста. Утром мы обо всем поговорим.

Джайр колебался.

– А ты?

– Я сейчас тоже лягу, правда. Я просто хочу посидеть здесь немножко. Одна.

Джайр с подозрением поглядел на нее, но все же кивнул:

– Хорошо. Спокойной ночи. – Он повернулся и шагнул в темноту. – Только ты тоже поспи.

Брин поймала взгляд Рона. Они знали друг друга давно, с самого раннего детства, и были такие мгновения, когда понимали друг друга без слов. И вот сейчас тоже.

Горец медленно поднялся, его лицо оставалось на удивление спокойным.

– Ну что ж, Брин. Я понимаю, да. Но я иду с тобой. И буду с тобой до самого конца. Понимаешь?

Она только кивнула. Рон молча вышел, оставив ее одну.

Время шло. Брин сидела в полутемной столовой и в который раз передумывала все заново, тщательно взвешивая все за и против. Нет, нельзя, чтобы из-за нее отец нарушил клятву. Ведь он дал зарок никогда больше не обращаться к эльфийской магии. Никогда.

Брин встала, задула пламя в лампе и тихонько скользнула в прихожую. Стараясь не шуметь, она отперла замок, открыла входную дверь и вышла в ночь. Ветерок, напоенный осенними ароматами, приятно холодил лицо. Брин постояла мгновение на крыльце, глядя в сумрак, потом обошла дом и направилась в сад. Ночь была полна звуков сумеречной невидимой жизни. В дальнем конце сада рос древний дуб. Брин остановилась под его ветвями и выжидающе огляделась.

Буквально через мгновение из сумрака возник Алланон. Брин почему-то знала, что он должен прийти сюда. Черный, как ночь вокруг, друид бесшумно вышел из тени деревьев и встал рядом с ней.

– Я все решила, – прошептала Брин чуть слышно, но голос ее был тверд. – Я иду с тобой.

Глава 3

Утро наступило быстро. Бледно-серебряный свет просочился сквозь туман предрассветного леса и отогнал тени на запад. В доме Омсфордов проснулись рано, с первыми лучами солнца. А еще через час все в доме стояло вверх дном: Брин собиралась в путь. Рон поспешил в гостиницу оседлать лошадей, собрать провизию и оружие. Брин и Джайр упаковывали теплую одежду и необходимые вещи. В суете сборов они почти не разговаривали. Да и говорить особенно было не о чем. И не хотелось к тому же.

Особенно упорно молчал Джайр. Он был явно не в настроении. Еще бы, Брин и Рон отправляются с Алланоном, а он, как маленький мальчик, остается дома. Сегодня утром, когда все собрались в столовой, Джайр был неприятно удивлен. Похоже, он один не знал о решении Брин идти с Алланоном. Джайр попытался было убедить сестру и Рона взять его с собой, но услышал лишь твердое «нет». Еще раньше, когда горец заявил Алланону, что он тоже идет – ведь Брин нужен кто-то, на кого она может положиться, кому может довериться, – друид явно этому не обрадовался. И согласился лишь после того, как Брин сказала, что ей будет спокойнее, если Рон пойдет с ней. Тут-то Джайр и высказался, что, пойди он с ними, Брин будет в два раза спокойнее. И получил однозначный ответ. Слишком опасно, сказала Брин. Слишком долгий поход и рискованный, добавил Рон. К тому же ты нужен здесь, напомнил ему Алланон.

Ты позаботишься о родителях. И в случае чего воспользуешься своей песнью желаний, чтобы защитить их.

После этого Алланон куда-то ушел, и у Джайра больше не было возможности постараться переубедить его. Рона же уговаривать бесполезно, он не станет перечить Брин – для него на ней свет клином сошелся. Да и сама Брин все уже решила. А уж если она решила, будет стоять на своем. Так что ничего не поделаешь. Сестра никогда его не понимала. Джайру даже не раз казалось, что и себя она не всегда понимает. И вот теперь в гордом молчании он помогал Брин складывать вещи. Они остались одни: Алланон куда-то запропастился, Рон ушел в гостиницу. В конце концов Джайр заговорил:

– Брин! – Они оба сидели на полу в гостиной и запихивали одеяла в клеенчатый мешок. – Брин, я знаю, где папа прячет эльфийские камни.

Она подняла глаза.

– Я так и думала.

– Ну, он сделал из этого секрет…

– А ты не любишь секреты? Ты их брал?

– Только чтоб посмотреть, – признался он и подался вперед. – Брин, наверное, тебе стоит взять их с собой.

– Зачем? – В голосе девушки появились сердитые нотки.

– Для защиты.

– Для защиты? Ты же прекрасно знаешь, что они подчиняются только папе.

– Ну, быть может…

– И ты знаешь его отношение к эльфинитам. Он и так не обрадуется, когда узнает, зачем я ушла, а уж если я прихвачу с собой эльфийские камни… По-моему, ты не подумал как следует, Джайр.

И тут Джайр по-настоящему рассердился.

– А по-моему, это ты как следует не подумала. Мы ведь оба знаем, как это опасно. Тебе понадобится помощь. Любая помощь. А эльфиниты обладают чудовищной силой. Тебе надо лишь разобраться, как они действуют. У тебя получится, я уверен.

– Только законный хранитель, и больше никто…

– … может вызвать силу камней? – Джайр вплотную приблизился к сестре. – А вдруг для нас с тобой все по-другому, Брин? Ведь в нас уже есть эльфийская магическая сила. У нас есть заклятие. Быть может, и камни нам подчинятся!

Напряженная тишина длилась почти минуту.

– Нет, – наконец заговорила Брин. – Нет, мы обещали папе не трогать камни…

– Да? Но мы еще обещали не обращаться к эльфийской магии вообще. А мы все равно это делаем, Брин, даже ты, пусть изредка. И потом, ведь Алланон пришел за тобой именно из-за твоего дара. Там, у крепости мордов, тебе придется им воспользоваться. Разве нет? Так какая же разница между заклятием и эльфинитами? Магия эльфов и есть магия эльфов!

Брин молча смотрела на брата, как-то отрешенно, будто издалека. Потом опустила голову и занялась одеялами.

– Это не важно. Я все равно не возьму эльфиниты. Давай помоги мне: завяжи вот здесь.

Вот так, и бесполезно что-либо доказывать. Брин убедить невозможно: если она решила, то все. Джайр остается дома. Она не берет эльфийские камни. Джайр просто не мог понять, как так можно. Будь он на ее месте, он бы первым делом забрал эльфиниты. Он бы сумел разобраться в том, как они действуют. Ведь это – единственное оружие против темной силы. Но Брин… Она согласилась использовать магическую силу песни желаний и отказалась от силы эльфинитов. Она даже не видела в этом никакого противоречия.

Все утро Джайр напряженно обдумывал непонятное поведение сестры, стараясь найти в нем хоть какой-то смысл. Смысла не было. Зато время шло очень быстро. Рон вернулся с конями. Припасы он упаковал в седельные сумки. Все трое наспех позавтракали на открытом воздухе, расположившись в прохладной тени деревьев. Потом появился Алланон. С терпением Владычицы Смерти он ждал, пока они закончат есть, такой же темный и мрачный в полуденном свете, как и в сумраке ночи. И вдруг оказалось, что времени уже не осталось. Рон крепко пожал руку Джайра, грубовато похлопал его по спине и вытянул твердое обещание, что тот позаботится о родителях, когда они вернутся. Брин в свою очередь обняла брата и крепко прижала его к себе.

– До свидания, Джайр, – прошептала она. – И помни, я люблю тебя.

– И я тебя, – выдавил он и обнял сестру.

Через мгновение маленький отряд уже был в седлах и заворачивал коней на дорогу. Последний раз Рон и Брин вскинули руки в жесте прощания, и Джайр помахал в ответ. Он смотрел им вслед, пока они не пропали из виду, и только тогда смахнул с ресниц непрошеные слезы.


А днем он перебрался на постоялый двор. Если морды или их союзники-гномы уже ищут Алланона в краях западнее Серебристой реки, очень скоро они могут прийти и в Тенистый Дол. И куда они направятся первым делом? Конечно, в дом Омсфордов. Но не только поэтому Джайр решил пока пожить на постоялом дворе. Ведь там гораздо интереснее, чем дома: именно там останавливались путешественники из далеких краев, и у каждого было что рассказать жителям тихого Дола. Гораздо лучше, потягивая эль, слушать чудные рассказы странников, чем умирать от скуки в пустом доме.

Итак, Джайр собрал кое-какие вещи и зашагал к постоялому двору. Он все еще сердился, что его не взяли в поход в Восточные земли, но теплые лучи солнца слегка растопили его досаду. И в самом деле, кому-то ведь надо остаться хотя бы для того, чтобы объяснить родителям, куда делась Брин. А это будет нелегко. Джайр представил себе лицо отца, когда тот обо всем узнает, и уныло покачал головой. Отец так просто не успокоится. Скорее всего, он отправится следом за Брин и, может быть, даже возьмет с собой эльфийские камни.

Выражение непреклонной решимости появилось на лице юноши. Если все так и случится, он тоже пойдет. На этот раз его ничто не удержит.

Джайр шел, пиная на ходу опавшие листья, они разлетались разноцветным дождем. Конечно, отец будет против. И мама. Но у него еще есть две недели. За это время Джайр обязательно придумает, как их убедить.

Он пошел медленнее, всесторонне обдумывая эту соблазнительную идею. Но вскоре выбросил ее из головы. Нет, он не отпустит отца. Он расскажет родителям обо всем, что случилось, а потом они все вместе отправятся в Лих, где Джайр оставит их под защитой отца Рона, а уж там видно будет. Да, именно так он и сделает. Конечно, Вил Омсфорд может и не одобрить этот план. Джайр был настоящим сыном своего отца и хорошо понимал, что у того на любой случай есть собственное мнение.

Юноша улыбнулся и зашагал быстрее. Что ж, над этим стоит подумать.

Близился вечер. Джайр Омсфорд поужинал в кухне вместе с семьей, которая распоряжалась теперь на постоялом дворе вместо его родителей, и пообещал помочь им завтра по хозяйству, после чего направился в обеденный зал послушать рассказы путников, забредших в Дол. Сегодня особенно часто поминали черных странников, призраков-мордов, которых никто не видел, но все знали об их существовании, – злобные твари выжигали жизнь одним только взглядом.

«Из темных глубин земли пришли они, прямо из ада, – хриплым шепотом повторяли собравшиеся и согласно кивали. – Лучше их обходить стороной. Да хранит нас судьба от подобных тварей».

От всех этих разговоров Джайру даже стало слегка не по себе.

Он засиделся за полночь, а потом пошел в свою комнату. Спал Джайр крепко, без сновидений, и, проснувшись утром, занялся делами. Он уже почти успокоился и больше не переживал, что ему пришлось остаться здесь. В конце концов, ему тоже поручено важное дело. Если мордам действительно известно о силе эльфийских камней, рано или поздно призраки придут за хранителем, и Вилу Омсфорду будет грозить опасность, возможно, не меньшая, чем Брин. И именно Джайру поручено проследить, чтобы с отцом не случилось ничего плохого.

К полудню он уже покончил со всеми делами, управляющий поблагодарил юношу и настоял, чтобы тот отдохнул. Джайр забрался подальше в лес и принялся испытывать возможности песни желаний, наслаждаясь своей властью над заклятием. При этом он снова и снова думал, почему же отец так противится тому, чтобы Джайр пользовался эльфийской магией. Папа просто ничего не понимает. Ведь магия – это часть его, Джайра, как руки, например, или ноги. Вполне естественно, что человек пользуется руками и ногами, а для него было так же естественно пользоваться волшебной песнью. Как он мог делать вид, что ее нет, когда вот она, здесь, в нем?! Оба, и папа и мама, твердили, что магия очень опасная вещь. Да и Брин – тоже, хотя и не так убежденно, ведь она тоже частенько обращалась к заклятию. Джайру казалось, что родители так наседают на него лишь потому, что он моложе, чем Брин, а о младших всегда беспокоятся больше. Лично ему еще не пришлось убедиться, что в его магическом даре есть что-то опасное; и пока этого не случится, он не намерен отказываться от песни желаний.

Вот уже потускнел солнечный свет, первые вечерние тени прокрались в лес. Джайр решил, что пора возвращаться. Он направился на постоялый двор, но по пути ему пришло в голову, что стоит, пожалуй, посмотреть, как там дома, все ли спокойно. Просто так, на всякий случай. Конечно, Джайр запер дверь, но лишний раз проверить не помешает. Его ведь оставили охранять и дом тоже.

Однако, подумав еще пару минут, Джайр решил, что это не к спеху. Сначала он пообедает. Он зверски проголодался. Как всегда после игры с магией.

Юноша шагал по лесной тропе, вдыхая запахи осеннего дня, и думал о следопытах. Он всегда восхищался ими. Следопыты не просто опытные охотники, а особая порода людей. Еще бы! Достаточно следопыту просто поглядеть по сторонам, и он уже знает, что и как в этом краю, и никому от него не скрыться, ни единому существу. Дикие дебри лесов и просторы степей – вот их истинный дом. Их не удержишь на одном месте. Как правило, они замкнуты, неразговорчивы и предпочитают компанию таких же следопытов. Несколько лет назад (Джайр хорошо это помнил) какой-то путешественник привел одного следопыта к ним на постоялый двор. Старик подвернул ногу и не мог идти сам. Он оставался у них почти неделю, ждал, пока ноге не станет получше. Джайр и так и эдак подбирался к нему, но старый следопыт поначалу не желал иметь с ним никакого дела – как, впрочем, и со всеми остальными, – но потом мальчик показал ему кое-что из своей магии, так, самую малость. Старик заинтересовался и понемногу разговорился. А уж ему было о чем рассказать…

Джайр улыбнулся, припомнив рассказы старого следопыта, и сам не заметил, как свернул на дорожку, которая вела к боковой двери постоялого двора. И тут он увидел гнома.

Поначалу Джайр решил, что ему показалось. Юноша застыл как вкопанный, держась за ручку двери, и ошеломленно уставился на приземистую фигурку, скрючившуюся у забора конюшни. Гном повернул к нему сморщенное желтое личико, и на мгновение взгляды их встретились. Джайр едва не вздрогнул. Нет, не почудилось: самый что ни на есть настоящий гном.

Долинец поспешно рванул на себя дверь и влетел внутрь. Прислонившись спиной к закрытой двери, долинец попытался успокоиться. Гном! Что делать гному в Тенистом Доле? Быть может, он обычный путник, забрел мимоходом? Но обычно гномы не ходят через Дол – если уж на то пошло, они вообще крайне редко покидают знакомые леса Восточных земель. Уже много лет в Тенистом Доле не было ни единого. И вот пожалуйста: гном. И может быть, не один.

Джайр оторвался от двери и пробрался по длинному коридору к окну, выходящему как раз на дорогу. Очень осторожно, едва приподнявшись над подоконником, он выглянул на улицу и осмотрелся. Гном стоял на том же месте и по-прежнему смотрел на дом. Похоже, он был один. По крайней мере, Джайр никого больше не заметил.

Долинец вновь прислонился к стене. Что же ему теперь делать? Алланон ведь предупреждал, что призраки-морды ищут его. Может, и гном здесь не случайно? Или все же случайно? Что, если это просто совпадение? Джайр с трудом перевел дыхание. Да только как узнать? Он должен знать наверняка.

Юноша глубоко вздохнул. Главное – спокойствие. Без паники. Один гном серьезной опасности не представляет. Из кухни донесся запах жарящегося мяса, и Джайр вспомнил, что он чертовски проголодался. Еще мгновение он колебался, потом направился на кухню. Подумать можно и за едой. Хорошие мысли приходят за добрым обедом. Да, кивнул себе Джайр. Вот Рон знал бы, что делать. Ну что ж, подумаем, как поступил бы Рон, и поступим так же.

Жаркое удалось на славу, да и Джайр буквально умирал от голода, однако никак не мог сосредоточиться на еде. Ведь гном все стоит там, на улице, наблюдает и явно чего-то ждет. И только тут Джайр вспомнил: эльфийские камни! В пустом, неохраняемом доме! Если гнома послали черные странники, он мог прийти не только за Алланоном или Омсфордами, но и за эльфинитами. А вдруг он все-таки не один и другие уже рыщут в доме?..



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Поделиться ссылкой на выделенное