Терри Брукс.

Песнь Шаннары

(страница 2 из 46)

скачать книгу бесплатно

Воцарилась странная тишина, и вдруг Джайр кивнул.

– Алланон! – возбужденно воскликнул он. – Ты – Алланон.

Глава 2

Они уселись за стол в столовой: Брин, Джайр, Рон Лих и незнакомец. Нет, какой незнакомец – Алланон. Целых двадцать лет его не было в Четырех землях. Никто не видел его, никто не слышал о нем. Вил Омсфорд, наверное, был последним, кто говорил с Алланоном. Но рассказы о нем остались. Их знали все. Рассказы о загадочном суровом скитальце, обошедшем все Четыре земли, о философе, хранителе древнего знания и наставнике народов, о последнем из друидов – древних мудрецов, спасших мир от хаоса и разрушения после Великих войн. Именно Алланон семьдесят лет назад повел Ши и Флика Омсфордов и Мениона Лиха на поиски легендарного меча Шаннары, и Ши тогда уничтожил самого Повелителя чародеев. Именно Алланон пришел за Вилом Омсфордом в Сторлок и убедил его сопровождать эльфийскую девушку Амбель Элесседил в ее походе к источнику силы волшебного дерева Элькрис, и тогда демоны, вырвавшиеся из тьмы Запрета в Западные земли, вновь были вынуждены вернуться в свою тюрьму. Все они, и Брин, и Джайр, и Рон Лих, знали рассказы об Алланоне, ставшие уже легендами. И еще они знали, что, когда появляется друид, тут-то и начинаются неприятности и беспокойства.

– Я прошел долгий путь, чтобы найти тебя, Брин Омсфорд, – заговорил Алланон тихим усталым голосом. – Не думал я, что мне придется идти за тобой.

– И зачем ты меня искал? – спросила Брин.

– Потому что мне нужна твоя песнь.

В полной тишине друид и девушка долго смотрели друг на друга.

– Странно, – вздохнул Алланон. – Я раньше не понимал. Проявление эльфийской магии в детях Вила Омсфорда… Оказалось, что в этом сокрыт глубокий смысл. Поначалу я думал, что это всего лишь неизбежное следствие действия эльфийских камней…

– Так что тебе нужно от Брин? – нахмурившись, перебил его Рон. Все это начинало ему не нравиться.

– И от песни желаний? – добавил Джайр.

Алланон не сводил с Брин пристального взгляда.

– Твоих родителей ведь сейчас нет?

– Нет. И не будет недели две. Они на юге, лечат больных в деревнях.

– Я не могу ждать две недели, даже два дня, – прошептал друид. – Нам надо поговорить немедленно, и ты должна сама решить, что тебе делать дальше. Решить сейчас. Только боюсь: если ты решишь правильно, на этот раз твой отец меня не простит.

И тут Брин поняла, о чем говорит Алланон.

– Мне нужно пойти с тобой? – очень медленно спросила она.

Но он не ответил на этот вопрос.

– Сначала я расскажу тебе кое-что. Четырем землям снова грозит опасность. Зло возвращается в мир. Ши Омсфорд и твой отец уже сталкивались с ним. И теперь все повторяется. – Алланон оперся руками о стол и наклонился к Брин. – Еще до того как человек появился здесь, на земле, древний мир населяли сказочные существа. И у них была магия, черная и белая. Я думаю, отец тебе говорил об этом. А потом пришел человек, и мир волшебства отступил перед ним.

Злых созданий заперли за стеной Запрета, а добрые… они исчезли сами собой, смешались с людьми – все, кроме эльфов. И еще с тех времен сохранилась книга. Книга черной магии, столь могущественная, что даже эльфийские чародеи боялись ее. Ее называли Идальч. Никто не знал, откуда она взялась и кто ее создал. Говорят, она появилась в мире в те времена, когда сама жизнь только лишь зарождалась. Зло не раз обращалось к ее темным тайнам, но в конце концов эльфам удалось завладеть книгой. Слишком велик был соблазн. И все равно лишь немногие маги решились прикоснуться к силе Идальч. И она погубила их. Тогда решено было сжечь книгу. Однако эльфы не успели: Идальч пропала. Потом временами возникали слухи, что кто-то пользуется ее секретами. – Он внезапно нахмурился. – Ну а затем Великие войны окончательно разрушили древний мир. Почти две тысячи лет после этого человек пребывал в полудиком состоянии, как в самом начале своей истории. Так было, пока друиды не созвали первый Совет в Параноре и не попытались собрать воедино остатки древних учений, чтобы мудрость древнего мира помогла возродиться миру новому. Они отыскали все магические книги, изучили все предания, сохранившиеся с давних времен, и постепенно проникли в некоторые тайны колдовского знания. К несчастью, не все, что осталось, служило добру. Среди магических книг оказалась и Идальч. Ее отыскал Брона, очень умный и честолюбивый друид.

– Повелитель чародеев, – тихо выдохнула Брин.

Алланон кивнул.

– Он стал Повелителем чародеев, когда сила Идальч одолела его и разрушила его дух. Он и еще кое-кто из друидов заблудились в дебрях черной магии. И потеряли себя. Почти тысячу лет они угрожали самому существованию людей на этой земле. И только Ши Омсфорд, поднявший волшебный меч, его силой уничтожил Брону и его слуг. – На мгновение он замолчал. – Но Идальч вновь пропала. Я сам искал ее среди развалин горы Черепа, уже после того как пало королевство Повелителя чародеев, и не нашел. Я подумал, что это и к лучшему, что она навечно погребена под руинами. Но я ошибся. Оказывается, и среди людей были последователи Повелителя чародеев. Целая секта. Сила меча Шаннары уничтожает лишь призраков, вот почему эти колдуны выжили после гибели своего хозяина и господина. Я не знаю, как это им удалось, но они нашли тайник, где хранилась Идальч, и вновь извлекли ее на свет. Они спрятали ее в Восточных землях, подальше от всех, и вновь принялись копаться в тайнах черной магии. Все это случилось шестьдесят лет назад. Нетрудно догадаться, что с ними стало теперь.

Брин побледнела и подалась вперед.

– Ты хочешь сказать, что все повторяется? Что опять появился Повелитель чародеев и посланники Черепа?

Алланон покачал головой.

– Они все-таки не друиды, не такие, как Брона и те, кто пошел за ним. Да и времени у них было поменьше. Но магия меняет всякого, кто решится прикоснуться к ее секретам. Разница только в сущности изменений. На этот раз все происходит по-другому.

Теперь уже Брин мотнула головой.

– Ничего не понимаю.

– По-другому, – повторил Алланон. – Любая магия, черная ли, белая, как бы подстраивается под того, кто владеет ею, и изменяет его соответственно. В прошлый раз существа, порожденные магической силой, летали…

Он не закончил. Слушатели быстро переглянулись.

– А теперь? – спросил Рон.

Друид прищурил черные глаза.

– Теперь зло просто ходит.

– Призраки-морды! – выдохнул Джайр.

Алланон кивнул.

– Морды, «черные странники» на языке гномов. Просто иное обличье того же самого зла. Идальч переделала их по-своему, так же как Брону и его приспешников. Жертвы магии, рабы черной силы, они покинули мир людей и отдались тьме.

– Значит, то, что болтают, не просто слухи, – пробормотал Рон Лих. Он попытался поймать взгляд Брин. – Я не говорил тебе раньше, чтобы не волновать понапрасну. Но еще в Лихе я встретил одного путешественника, и он сказал, что черных странников видели к западу от Серебристой реки. Вот почему, когда Джайр сказал, что хочет выбраться из Дола…

– Морды зашли уже так далеко? – поспешно оборвал его Алланон. Его явно встревожило это известие. – И когда это было, принц Лиха?

Рон с сомнением покачал головой.

– Да пару дней назад, точно не помню. Как раз перед тем, как я отправился в Дол.

– Значит, у нас даже меньше времени, чем я думал. – Морщины на лбу друида, казалось, стали глубже.

– А что им тут надо? – полюбопытствовал Джайр.

Алланон поднял суровое лицо.

– Скорее всего, они ищут меня.

Тишина, словно эхо, отдалась в темном доме. Все молчали, не отрываясь глядя в глаза друиду.

– Слушайте внимательно. Крепость мордов находится далеко, в Восточных землях. Высоко в горах. Они называют эти горы Вороний срез. Саму крепость строили тролли, еще во времена Второй войны рас. Ей дали имя Грань мрака. Горы кольцом окружают долину. В этой долине морды и прячут Идальч. – Он глубоко вздохнул. – Десять дней назад я был там, у самого края долины. Я хотел спуститься, забрать книгу магии из тайника и уничтожить Идальч, источник темной силы мордов. Если не будет книги, иссякнет их сила и угроза жизни народов Четырех земель исчезнет. А угроза… она существует. И сейчас я вам расскажу, что это такое.

После гибели их господина морды не сидели сложа руки. Полгода назад возобновились пограничные войны между карликами и гномами. Они и раньше воевали за леса Анара, поэтому новым стычкам никто поначалу не придал значения. Но теперь в этой войне появилось что-то новое. Морды явно направляют гномов. После гибели Повелителя чародеев гномы слегка притихли, но черная магия вновь поработила их. На этот раз они покорились мордам. И призраки дали им силу, которую гномам иначе негде было бы взять. Карликов теснят на юг. Но это еще не все. Морды отравили Серебристую реку. Яд уже начал проникать и в землю, которую питают ее воды. Если так пойдет дальше, карликам не выжить, и мы потеряем все Восточные земли. Эльфы и воины Каллахорна уже вышли на помощь карликам, но этого недостаточно, чтобы противостоять магической силе мордов. Только уничтожение Идальч остановит вторжение зла. – Он резко повернулся к Брин. – Вспомни, отец наверняка рассказывал вам то, что он слышал от Ши Омсфорда о походе Повелителя чародеев в Южные земли. Когда зло идет на мир, тьма покрывает все. Черная тень простирается над землей, и там, где она упала, все высыхает и умирает. Ничто не может жить в этой тьме, только злоба. И теперь все начинается снова, Брин, – на этот раз в Анаре.

Алланон отвел взгляд.

– Десять дней назад я стоял у стен Грани мрака, полный решимости отыскать и уничтожить Идальч. Но я ничего не смог сделать. Морды своей черной магией взрастили в долине лес, что стоит на болоте. Мельморд, на древнем магическом языке. Барьер зла. Он поглотит любого, кто решится войти туда, не будучи частью его темной силы.

Понимаете, этот лес живет, он дышит, он мыслит. Ничто не может пройти сквозь него. Ничто и никто. Я пытался, но даже моей силы оказалось недостаточно. Мельморд оттолкнул меня, и морды узнали, что я приходил. Они погнались за мной, но мне удалось ускользнуть. И вот теперь они ищут меня, уже зная…

Внезапно друид замолчал. Брин взглянула на Рона. Тот с каждой секундой выглядел все несчастнее.

– Раз они ищут тебя, они могут прийти и сюда. – Горец тут же воспользовался этой паузой в монологе друида.

– Могут и прийти. Впрочем, они все равно рано или поздно сюда заявятся – не важно, здесь я или нет. Они будут охотиться за каждым, кто угрожает их могуществу. А уж семья Омсфорд им угрожает точно. Вы и сами должны это понимать.

– Из-за Ши Омсфорда и меча Шаннары? – спросила Брин.

– Не только. Но морды не порождения воображения, как Повелитель чародеев, поэтому меч их ничуть не страшит. Эльфийские камни их пугают больше. Это сильная магия, и с ней им придется считаться, а морды наверняка знают, как Вил Омсфорд ходил на поиски Источника Огненной крови. – Он снова замолчал на мгновение. – Но все же самое страшное для них – заклятие.

– Заклятие? – искренне изумилась Брин. – Но это же просто забава! В нем даже нет силы эльфинитов! Чем оно может грозить этим чудовищам? Что им бояться какой-то безвредной песни?

– Безвредной? – Глаза Алланона блеснули, и он поспешил опустить веки, будто что-то скрывая. Его суровое лицо оставалось бесстрастным, но Брин почему-то не на шутку перепугалась.

– Алланон, зачем ты пришел? – снова спросила она, стараясь унять дрожь в руках.

Друид поднял глаза. На столе перед ним затрещало пламя масляной лампы.

– Чтобы ты пошла со мной в Восточные земли, к крепости мордов. Чтобы ты спела заклятие и прошла через Мельморд. Чтобы ты отыскала Идальч и принесла книгу мне и я уничтожил бы ее.

Все молча уставились на него.

– Но как? – наконец выдавил Джайр.

– Заклятие может разрушить даже черную магию, – ответил ему Алланон. – Оно изменяет природу и действия живых существ. Брин может заставить Мельморд принять ее. Она сможет пройти сквозь лес, словно она и он – одно целое.

Джайр смотрел на Алланона во все глаза.

– И заклятие все это может?

Но Брин лишь покачала головой.

– Песнь желаний – всего лишь игрушка, – упрямо повторила она.

– Правда? Или ты просто не умеешь использовать ее по-другому? – Друид медленно склонил голову. – Нет, Брин Омсфорд, заклятие – это эльфийская магия, и в нем сила эльфийской магии. Ты еще и сама этого не осознаешь, но это так, поверь мне.

– Какая нам разница, так или нет, Брин все равно никуда не пойдет! – Рон рассердился уже по-настоящему. – Это же очень опасно, ты не можешь требовать, чтобы она пошла!

Алланон оставался невозмутимым.

– У меня нет выбора, принц Лиха. И когда я просил Ши Омсфорда пойти со мной на поиски меча Шаннары, а Вила – к Источнику Огненной крови, у меня тоже не было выбора. Только в Омсфордах течет кровь Джерла Шаннары. Только у них сохранилась эльфийская магия. Я, как и ты, предпочел бы, чтоб все было иначе. Но ночь остается ночью, как бы нам ни хотелось, чтобы она стала днем. Заклятием владеет только Брин, и пришло время применить его всерьез.

– Брин, послушай меня. – Рон повернулся к девушке. – Я не хотел тебе рассказывать. Знаешь, что говорят об этих мордах, что они делают с людьми? Вырванные языки и глаза, какая-то странная сила, которая опустошает сознание, высасывает жизнь, волшебный огонь, сжигающий до самых костей. Я и сам раньше думал, что все это полный бред, страшилки для детей, но теперь… после разговора с друидом… Тебе нельзя идти с ним. Нельзя.

– Да, это не просто слухи, – тихо проговорил Алланон. – И все это действительно очень опасно. Ты даже можешь погибнуть. – Он помедлил. – Но что нас ждет, если ты не пойдешь? А ты сама? Будешь прятаться здесь и надеяться, что морды про тебя забудут? Или ты думаешь, карлики вас защитят? А что потом, когда их всех уничтожат? Морды не останутся в Восточных землях. Как и Повелитель чародеев, они пойдут дальше. Сюда. Зло затопит всю землю, и вскоре уже не останется никого, кто смог бы его остановить.

Джайр схватил сестру за руку.

– Брин, если ты решишься идти, мы пойдем вместе…

– Ну уж нет! – раздраженно оборвала его Брин. – В любом случае ты остаешься здесь!

– Мы все остаемся здесь. – Рон решительно смотрел в лицо друида. – Никто никуда не пойдет – никто. Придется тебе поискать другой способ добраться до Идальч.

Алланон покачал головой.

– Я не могу, принц Лиха. Нет другого способа. Только этот.

Все долго молчали. Брин сжалась на своем стуле, смущенная и испуганная. Она чувствовала себя так, словно попалась в ловушку. После слов друида она должна была принять решение, чего бы это ни стоило. И она почему-то уже не могла выбраться из этих сетей. Его слова боролись в сознании Брин с ее собственными мыслями, и одна мысль приходила чаще других. Брин повторяла про себя снова и снова: песнь желаний – всего лишь забава. Магия, да, – но все-таки это просто забава! Совершенно безобидная! И уж никак не оружие против злой силы, перед которой отступил сам Алланон! Отец всегда опасался магии. Да что там – боялся ее. И детям своим говорил, что не стоит играть с волшебством. Да и сама Брин давно собиралась серьезно поговорить с Джайром и постараться убедить брата перестать развлекаться с песнью желаний…

– Алланон, – напряженно проговорила она, – я ведь никогда всерьез не использовала заклятие, разве лишь для того, чтобы изменить цвет листьев или заставить распуститься цветы. Это же такая малость. И даже этого я не делала уже много месяцев. А ты хочешь, чтобы я заколдовала чудовищный лес, охраняющий Идальч. Да я не сумею.

Алланон на мгновение заколебался.

– Я научу тебя.

Она медленно кивнула.

– Папе не нравится, когда мы прибегаем к магии. Он нам всегда советовал не доверяться ей, потому что однажды он вызвал магическую силу и она изменила всю его жизнь. Если бы он был сейчас здесь, то дал бы мне совет никуда не ходить с тобой, Алланон. Совершенно как Рон. Да какой там совет, он бы просто запретил мне идти, вот и все.

На суровом лице друида появилось какое-то усталое выражение.

– Я знаю, девочка.

– Когда папа вернулся из Западных земель, он спрятал эльфийские камни подальше и поклялся никогда больше не прикасаться к ним, – продолжала Брин, стараясь преодолеть смущение и не сбиться с мысли. – Он говорил, что еще тогда понял: эльфийская магия что-то в нем изменила, хотя он и не знал в точности, что и как.

– И это я тоже знаю.

– И все-таки просишь меня пойти с тобой?

– Да.

– Даже не посоветовавшись с папой? Не дождавшись его? Ничего не объяснив?

Ей показалось, что друид рассердился.

– Сейчас тебе все станет ясно, Брин Омсфорд. Твой отец никогда не одобрит того, что я прошу тебя сделать. Это вообще выходит за рамки допустимого, ведь я прошу у тебя, чтобы ты пошла со мной, рискуя всем. Даже жизнью. И лишь потому, что я сказал: так нужно. Я прошу тебя доверять мне. Я прошу тебя сделать все это и ничего не обещаю взамен. Ничего. – Алланон приподнялся со стула и наклонился вперед, его лицо стало вдруг мрачным и даже зловещим. – Но я скажу тебе одну вещь: если ты подумаешь обо всем как следует, ты и сама увидишь, что тебе нужно отправиться со мной!

Даже Рон на этот раз не решился возразить ему. На мгновение друид застыл, опираясь на стол, – черный плащ распахнулся подобно черному крылу, – потом медленно сел на место. Он снова выглядел усталым, невыразимое отчаяние появилось во взгляде. Это было так не похоже на Алланона, не таким описывал его Вил Омсфорд. Брин даже слегка испугалась.

– Хорошо, я подумаю, – почти шепотом проговорила она. – Но дай мне хотя бы одну ночь. Я должна разобраться… в своих чувствах.

Алланон как будто заколебался, но потом кивнул.

– Утром мы снова поговорим об этом. Подумай как следует, Брин Омсфорд.

Он собрался было встать, но Джайр вдруг подлетел к нему. Лицо юноши просто пылало от возмущения.

– А как же я? О моих чувствах хоть кто-нибудь подумал? Если Брин пойдет, то и я пойду тоже! Я не намерен сидеть здесь…

– Джайр, ты что!.. – попыталась протестовать Брин, но, заметив взгляд Алланона, тут же умолкла.

Друид встал и, обойдя стол, приблизился к юноше.

– А ты смелый, – сказал он и положил широкую ладонь на плечо долинца. – Но на этот раз твоя магия мне не нужна. Твоя магия – лишь иллюзия. Мы должны пройти через Мельморд, а там иллюзия бесполезна.

– Но может быть, ты ошибаешься, – стоял на своем Джайр. – Мне бы так хотелось помочь тебе.

Алланон кивнул.

– Что ж, и поможешь. Пока нас с Брин не будет, ты должен позаботиться о безопасности ваших родителей. Ты должен сделать все, чтобы морды не нашли их раньше, чем я уничтожу Идальч. И если темные твари заявятся в Дол, ты применишь заклятие против них. Сделаешь?

Брин даже не обратила внимания на то, что Алланон говорит так, будто бы все уже решено: они с друидом идут в Восточные земли, а Джайр остается здесь да еще в случае чего должен использовать свою магию как оружие. А если и обратила, то спорить не стала.

– Если нужно, то сделаю, – с некоторой неохотой ответил Джайр. – Но лучше бы мне пойти с вами.

Алланон убрал руку с его плеча.

– Как-нибудь в другой раз, Джайр.

– Тогда, может быть, и мне как-нибудь в другой раз? – многозначительно заметила Брин. – Я еще ничего не решила, друид.

– Для тебя, Брин, другого раза уже не будет. Твое время – сейчас. Тебе нужно пойти со мной. И к утру ты сама все поймешь.

Кивнув всем на прощание, Алланон направился к выходу, по пути поплотнее запахивая свой черный плащ.

– Ты куда, Алланон? – окликнула его Брин.

– Я буду здесь рядом, – ответил он, не останавливаясь. Через мгновение его уже не было. Брин, Джайр и Рон Лих еще долго смотрели на закрывшуюся дверь.

Первым заговорил Рон:

– Ну и что теперь?

Брин как-то странно посмотрела на него.

– А теперь все пойдем спать. – Она поднялась из-за стола.

– Спать?! – ошарашенно переспросил горец. – И после всего этого ты еще сможешь спать? – Он указал рукой на дверь, за которой скрылся друид.

Брин откинула за спину длинные волосы и грустно улыбнулась.

– А что мне еще остается делать, Рон? Я устала. Я ничего не понимаю. И мне страшно. Я хочу отдохнуть.

Она подошла к горцу и ласково чмокнула его в лоб.

– Оставайся сегодня у нас. – Потом она обняла Джайра и тоже поцеловала его. – Живо спать, оба!

Брин быстро прошла в спальню и плотно закрыла за собой дверь.


Она спала беспокойно и видела тревожные сны: подсознательные страхи приняли форму и облик и явились ей как призраки из тьмы. Они гнались за нею, пытаясь схватить… Вздрогнув, Брин проснулась. Подушка намокла от пота. Дрожа, Брин встала с постели, наспех оделась и бесшумно прокралась по темному дому в столовую. Там она зажгла лампу – фитилек затеплился еле-еле, – уселась за стол и молча уставилась в полумрак.

Чувство беспомощности захлестнуло Брин. Что же делать? Она помнила все, что рассказывали ей отец и прадедушка Ши Омсфорд, когда она была совсем маленькой, – о том, как Повелитель чародеев вышел из Северных земель, как его войско едва не захватило Каллахорн, как тьма покрыла землю… Там, где прошел Повелитель чародеев, свет умирал. И вот теперь все начинается снова: пограничные войны гномов и карликов возобновились. Серебристая река отравлена, над Восточными землями сгущается тьма. Все так же, как семьдесят лет назад. Но и теперь, как тогда, существует способ остановить зло, не дать мраку поглотить мир. И, как тогда, это должен сделать один из Омсфордов.

Брин знобило. Она плотнее закуталась в плащ. «Кажется» – вот верное слово, ключ ко всему, что касается Алланона. Интересно, так ли все это на самом деле, как кажется? Что правда, а что полуправда? Так всегда с Алланоном. У него есть могучая сила и знание, но он никогда не открывает всего до конца. Он говорит только то, что, как он считает, должен сказать, и ни слова больше. Он просто использует людей в своих целях, и цели эти часто тщательно скрываются. Если идешь с Алланоном, готовься к тому, что пойдешь в темноте. Пути друида скрыты во мраке.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Поделиться ссылкой на выделенное