Терри Брукс.

Песнь Шаннары

(страница 10 из 46)

скачать книгу бесплатно

Через мгновение у болота уже никого не было.

Алое пламя объяло друида россыпью искр и языками огня – алое на сером свечении восхода. Ослепленная вспышкой, Брин поднялась на колени и прикрыла рукой глаза. Друид упал на черные камни, окруженный огнем, бледное голубое сияние дрожало вокруг его тела, сдерживая пурпурное пламя. «Магический щит, – догадалась Брин, – защита Алланона против кого-то, кто напал так коварно».

Но кто? Брин огляделась и тут же увидела. В какой-нибудь дюжине ярдов. Черная тень, неподвижно застывшая в золотистых отблесках солнца, которое уже показалось над горизонтом. И красный огонь бьет из поднятых рук. Морд! Брин поняла это сразу. Он подкрался к ним беззвучно, застал врасплох и напал на друида. Алланон не успел отразить удар и выжил лишь благодаря магической защите.

Брин поднялась на ноги. Она отчаянно закричала, чтобы хоть на мгновение отвлечь черную тварь. Но морд даже не шелохнулся, огонь не дрогнул. Непрерывным потоком он изливался из протянутых рук туда, где скорчился на камнях друид. Голубой щит пока еще сдерживал алую смерть. Черные камни, как осколки зеркал, отражали красное пламя. Казалось, вся земля обагрена кровью.

И вдруг Рон рванулся вперед и встал рядом с Брин, как зверь, готовый к прыжку.

– Дьявол! – в ярости ревел он.

Горец выхватил из ножен черный меч Лиха. Он больше не раздумывал, кого защищать и ради кого рисковать своей жизнью. В этот миг он стал истинным правнуком Мениона Лиха, горячим и бесстрашным. Инстинкт настоящего воина проснулся в нем. Выкрикивая боевой клич своих предков, Рон ринулся в атаку:

– За Лих! За Лих!

Он ворвался прямо в огонь и ударом меча разрубил алую сферу, в которую был заключен друид. Пламя осыпалось, как осколки стекла, с тела Алланона. Руки морда все посылали огонь, но, как железо к магниту, он тянулся теперь к черному мечу, которым размахивал рыжеволосый горец. Огонь ударялся об острие и стекал вниз по клинку. Но ни единая искра не коснулась рук Рона. Меч, казалось, впитывал пламя. Тогда принц Лиха просто встал между друидом и мордом, держа меч прямо перед собой. Вертикально, острием вверх. И по клинку плясал огонь.

Алланон поднялся с камней, такой же зловещий и черный, как его враг-призрак. Друид поднял руки, и из них метнулся синий огонь. Пламя ударилось в морда и отшвырнуло его назад. Черный плащ призрака широко распахнулся, и беззвучный ужасный крик потряс сознание Брин. Еще раз вспыхнул огонь друида, и черная тварь рассыпалась пеплом. Пламя иссякло, разлетевшись золой и дымом. Тишина опустилась на Сланцевую долину. Меч Лиха сам собой опустился, лязгнув о камни. Рон склонил голову. Брин подошла к нему и крепко-крепко обняла.

– Брин, – прошептал горец. – Этот меч… эта сила…

Он не мог закончить. Рука Алланона тихо легла ему на плечо.

– Тебе нечего бояться, принц Лиха. – Голос друида звучал устало, но все же уверенно. – Сила действительно принадлежит тебе. Ты сейчас доказал это. Ты – настоящий защитник Брин Омсфорд.

И на этот раз – мой тоже.

Рука задержалась еще на мгновение, потом Алланон отвернулся и направился прочь.

– Морд был один, – проговорил он уже на ходу. – Иначе другие бы уже показались. Нам здесь нечего больше делать.

– Алланон… – начала было Брин.

– Идем, девочка. У нас мало времени. Паранору нужна наша помощь. Мы должны торопиться.

И, не оглядываясь назад, он зашагал вверх по склону. Брин и Рон послушно пошли за ним.

Глава 10

Только поздним утром Джайр со своими спутниками выбрался наконец из Черных дубов.

Перед ними простиралась пустынная страна: холмы – на севере, низины – на юге. Но не было ни времени, ни желания любоваться красотами края.

Изможденные путники буквально валились с ног. Правда, они все-таки нашли себе подходящее укрытие под сенью раскидистого старого клена, уже по-осеннему багряного. Заснули они в считаные секунды.

Джайр не имел ни малейшего понятия о том, стоял ли кто-нибудь в карауле, пока сам он спал, но разбудил его Гарет Джакс. Уже в сумерках. Мастер боя был сильно обеспокоен близостью Туманной топи и дубов и предложил подыскать для ночлега место побезопаснее. Низины Кургана битвы пользовались дурной славой, поэтому путешественники свернули на север, к холмам. Дневной сон подкрепил их; они прошагали несколько часов и только в полночь остановились в роще диких яблонь, заросшей густым кустарником. На этот раз Джайр настоял, чтобы все трое дежурили по очереди.

Весь следующий день они шли на север и к вечеру добрались до Серебристой реки. Ее чистые воды искрились в бледнеющем свете солнца, медленно протекая мимо заросших деревьями берегов, перекатываясь через каменистые отмели. Путешественники еще пару часов шли вдоль берега на восток по направлению к Анару. Туманная топь и Черные дубы остались далеко позади. По пути им встречались редкие прохожие, но ни гномов, ни черных странников не было видно.

Наступила ночь. Путешественники отыскали небольшую поляну, окруженную кленами и орешником. Здесь, на холмике над рекой, они и решили остановиться на ночлег. Они даже рискнули разжечь костер, совсем маленький, отужинали наскоро сваренной похлебкой и разлеглись на земле, глядя на тлеющие угольки. Ночь выдалась ясной и теплой; над головой мирно мерцали звезды, складываясь в сияющие узоры на бархатно-черном небе. Выводили свои песни ночные птицы, попискивали насекомые, а внизу плескалась река. Сладковатый запах прелых листьев витал в прохладной тьме.

– Пойду соберу хвороста, – внезапно объявил Слантер, нарушая долгую тишину. Он тяжело поднялся на ноги.

– Я помогу, – вызвался Джайр.

Гном раздраженно сверкнул на него глазами.

– Я разве просил помочь? Управлюсь и сам. – И, нахмурившись, шагнул куда-то во тьму.

Джайр снова улегся. Удивительно: идут они вроде бы вместе, но друг с другом почти не разговаривают, а если и разговаривают, то как-то сухо и неприветливо. Ладно еще Гарет Джакс. Он молчун по натуре. Но замкнутость словоохотливого прежде гнома почему-то тревожила Джайра. Ему больше нравился другой Слантер: нагловатый, общительный, даже слегка болтливый – типичный грубоватый дядюшка. Но гном очень изменился. Непонятно с чего, он вдруг ушел в себя, замкнулся, как будто общество Джайра стало его тяготить.

Что ж, подумал долинец, отчасти и так. Ведь сначала Слантер не хотел идти. И именно он, Джайр, настаивал, чтобы гном пошел с ними. И что получилось? Гном оказался в компании своего бывшего пленника и человека, который ему ни на грош не доверяет, и тащился с ними с единственной целью, чтобы они благополучно добрались до карликов, с которыми гномы сейчас воюют. Помогая Джайру, Слантер стал предателем, перебежчиком. Приятного мало.

Да еще этот случай возле Туманной топи. Как гном отважно бросился на выручку Джайру! Долинец до сих пор не мог понять, что это на него нашло. Слантер ведь не из тех, кто себя забудет ради других. И опять же, что получилось? Долинца-то гном спас, но сам попался в лапы Туманному призраку, и Гарету Джаксу пришлось выручать его. Тоже приятного мало. Слантер ведь следопыт, а следопыты – гордое племя. Это они должны защищать людей, которых берутся вести, а не наоборот.

Вдруг над костром взвился сноп искр, и Джайр отвлекся. В дюжине футов от него зашевелился Гарет Джакс, приподнялся и огляделся. Долинец поймал взгляд его странных глаз и вновь про себя подумал: что он за человек, Мастер боя?

– Еще раз благодарю тебя, – сказал Джайр и уселся, подтянув колени к подбородку. – Ты меня снова спас. От той дряни в топи.

Гарет Джакс отвернулся и уставился на огонь. Джайр смотрел на него, раздумывая, надо ли еще что-нибудь добавить.

– Можно, я тебя кое о чем спрошу? – наконец произнес он.

Мастер боя пожал плечами: мол, ему все равно.

– Почему ты помог мне? Не у топи, а там, в дубах. Почему ты меня спас от гномов? – Долинец почувствовал на себе тяжелый взгляд и поспешил продолжить, не успев даже подумать как следует: – Я правда не понимаю, тебе-то зачем все это? Ведь ты меня тогда в первый раз видел. Мог бы спокойно пойти своей дорогой.

Гарет Джакс снова пожал плечами.

– Я и пошел своей дорогой.

– Не понимаю…

– Так получилось: наши дороги совпали.

Джайр нахмурился.

– Но ты ведь не знал, куда меня ведут.

– Почему же не знал? На восток. Куда еще может идти патруль гномов с пленником?

Джайр покачал головой. С этим, конечно же, не поспоришь. Но все равно непонятно: почему Джакс помог ему?

– Но меня-то тебе зачем было спасать? – настаивал он.

Мастер боя вдруг едва заметно улыбнулся.

– Ты что же, считаешь, что я – бесчувственный тип, которому чужды благородные порывы?

– Я этого не говорил.

– И говорить не надо. Но ты все равно прав: я действительно такой.

Джайр смущенно уставился на него.

– Я сказал: я действительно такой, – повторил Гарет Джакс. – Будь я другим, мне бы долго не протянуть. А уж я-то научился, как выживать в этом мире.

Настала долгая тишина. Джайр не знал, что еще сказать. Мастер боя подался вперед, к теплу костра.

– Просто меня все это заинтересовало. И ты тоже, – медленно произнес он, глядя долинцу прямо в глаза. – Наверное, поэтому я и спас тебя. Теперь меня мало что может заинтересовать…

Он замолчал, и взгляд его стал каким-то отрешенным. Но уже через мгновение Гарет Джакс снова пристально смотрел на Джайра.

– Значит, ты связан и с кляпом во рту. И девять вооруженных до зубов гномов. Очень странно. Они боялись тебя. Это меня и заинтриговало. Мне захотелось узнать, чего они так испугались. – Он пожал плечами. – И я подумал, что это стоит того, чтобы тебе помочь.

Джайр во все глаза уставился на него. Обыкновенное любопытство? Гарет Джакс его спас оттого, что ему стало вдруг любопытно? Нет, тут же понял долинец, было что-то еще.

– Они испугались магии, – вдруг сказал он. – Хочешь, я покажу тебе ее?

Гарет Джакс снова смотрел в огонь.

– Может, потом как-нибудь. Наш поход не скоро еще закончится. – Он не выказал ни малейшего интереса.

– И вот поэтому ты потащил меня с собой в Кулхейвен? – возобновил долинец свои расспросы.

– Отчасти.

Недосказанность словно нависла над ними. Джайр беспокойно заерзал.

– А тогда что еще?

Мастер боя ничего не ответил. Он даже не глядел на долинца. Поплотнее запахнув черный плащ, Гарет Джакс привалился спиной к огромной коряге и смотрел на огонь.

– Ну а Слантер? – Джайр попробовал подобраться с другого боку. – Почему ты спас его, а не оставил этому обитателю трясин?

Гарет Джакс вздохнул.

– Ну оставил бы. И что, ты стал бы от этого чуть счастливее?

– Нет, конечно. Что ты хочешь сказать?

– Похоже, у тебя уже сложилось обо мне твердое представление, что я никогда ничего не делаю просто так. Не верь всему, что болтают. Ты молод, но вовсе не глуп.

Джайр вспыхнул.

– Но все равно ты ведь его недолюбливаешь?

– Ну как я могу его недолюбливать – я его совсем не знаю. Да, согласен: я не люблю гномов. Но этот уже дважды рисковал собой, чтобы спасти тебя. Это чего-то да стоит. Вот я и спас его. – Он резко отвел взгляд в сторону. – И потом, ты вроде как привязан к нему и вовсе не хочешь, чтобы с ним что-то случилось. Я не прав? Прав. Вот видишь, это само по себе любопытно. Я уже говорил, ты меня заинтересовал.

Джайр задумчиво кивнул.

– И ты меня тоже.

– Ладно. По пути в Кулхейвен у нас обоих будет о чем подумать.

Разговор сам собой оборвался. Джайр был доволен, что удалось кое-что узнать о причинах, побудивших Мастера боя помочь ему и Слантеру, но сегодня ему – это ясно – больше уже ничего не добиться от Гарета Джакса. Человек этот так и остался загадкой, разгадать которую совсем непросто.

Костер уже почти догорел; Джайр вспомнил, что Слантер ушел за хворостом и до сих пор не вернулся. Еще минуту долинец подумал и вновь обратился к Гарету Джаксу:

– Как бы чего не случилось со Слантером. Что-то его долго нет.

Мастер боя покачал головой.

– Гном в состоянии сам о себе позаботиться. – Он встал и втоптал в землю умирающее пламя. – Нам все равно костер больше не нужен.

Вернувшись на свое место у коряги, Гарет Джакс завернулся в плащ и через пару секунд уже спал. Джайр лежал тихо, прислушиваясь к его дыханию и вглядываясь в темноту. Потом это ему надоело. Долинец встал, плотнее запахнул плащ и снова улегся. Все-таки он немного переживал за Слантера, но Джакс был прав: гном в состоянии сам о себе позаботиться. К тому же Джайру вдруг так захотелось спать. Он поглубже вдохнул теплый воздух ночи и закрыл глаза. Через пару мгновений долинец поймал себя на том, что думает о Брин, Роне и Алланоне. Где-то они теперь?

Потом мысли его разбрелись. Джайр заснул.


А на холме, возвышающемся над рекой, под старой ивой в одиночестве сидел Слантер и тоже о многом думал. Он думал о том, что пора бросать это дело и уходить. А все долинец, этот мальчишка. Подумать только, втравил его, Слантера, в столь безумное предприятие! Да еще предложил ему взятку, как будто гном может унизиться до того, чтобы принять взятку от какого-то мальчишки! Но, с другой стороны, Джайр, похоже, хотел как лучше. Достаточно уже того, что мальчик хотел, чтобы гном пошел с ним. Да и сам долинец нравится гному. В этом долинце есть какая-то сила, да.

Гном подтянул колени к подбородку и задумчиво обхватил их руками. Но все равно это дурацкая затея. С самого начала. Он теперь топает прямиком во вражий стан. Не то чтобы Слантер питал личную неприязнь к карликам и всех поголовно считал своими врагами. Нет, конечно. Ему вообще наплевать на карликов, если уж на то пошло. Но сейчас карлики воюют с гномами и вряд ли станут разбираться в его, Слантера, чувствах по отношению к ним. Достаточно одного того, что он – гном. Гном, и этим все сказано.

Он покачал головой. Слишком большой риск. И все ради этого мальчишки, который, похоже, и сам не знает, чего хочет. К тому же Слантер пообещал довести его только до границы Анара. А они уже почти пришли. К концу завтрашнего дня они должны добраться до леса.

Вот так-то. Гном глубоко вздохнул и встал. Пора уходить. И так вот всю жизнь: приходить, уходить – жизнь следопыта. Мальчик, наверное, сначала расстроится, ну да ладно, переживет. К тому же с долинцем останется Гарет Джакс, так что с ним ничего не случится. Быть может, так даже будет и лучше.

Гном с раздражением потряс головой. И нечего называть Джайра мальчиком. Он сам, когда в первый раз уходил из дома, был еще моложе, чем долинец. И если нужно, Джайр сумеет сам за себя постоять. По правде говоря, никто ему не нужен: ни Слантер, ни Гарет Джакс. Пока он владеет этой магией – никто.

Слантер еще мгновение колебался, в который раз обдумывая все заново. Он так ничего и не разузнал о магии – это плохо. Магия интересовала его: как это мальчик голосом может?.. Нет, он ведь решил. Это – Восточные земли. Когда рядом карлики, гному там нечего делать. Лучше всего ему держаться своих. Но «своих» у него уже нет. Итак, обратно в лагерь, тихонько забрать свои вещи – и на север, к границе.

Он нахмурился. Может быть, это все потому, что долинец еще такой юный…

Слантер, хватит об этом!

Без дальнейших колебаний он повернулся и растворился в ночи.


А Джайр Омсфорд тем временем спал и видел сны. Он скакал на коне по холмам, по лугам, сквозь дремучие сумрачные леса, и ветер свистел у него в ушах. Брин ехала рядом; во сне ее волосы были необыкновенной длины и развевались у нее за спиной, как черный плащ. Они оба молчали, но каждый знал мысли другого. В бешеной скачке они пролетали незнакомые земли – наяву Джайр там никогда не был, – дикие, бескрайние просторы. Опасности подстерегали повсюду: Туманный призрак, смердящая тварь из болот; гномы со злобными желтыми лицами; морды, призрачные фигуры, жуткие и безликие, что тенями выныривали из тьмы. Были еще и другие – ужасные твари без формы и облика, невидимые, но ощущаемые где-то рядом; и ощущение их незримой близости пугало больше, чем любое, пусть даже самое отвратительное, обличье. И эти злобные твари пытались схватить Джайра и Брин – когти и зубы кромсали воздух, глаза мерцали, как алые угли, из черноты ночи, – схватить, стащить на землю и разорвать на куски. Но каждый раз им не хватало буквально одной секунды, и их жертвы ускользали. Быстрые кони уносили брата с сестрой от погони.

Но погоня не прекращалась. Ведь это был сон. Сон о бесконечной скачке по незнакомому краю, простирающемуся до самого горизонта. И пусть этим злобным тварям не удавалось схватить их – впереди всегда поджидали другие. Поначалу Джайра и Брин наполняло радостное возбуждение. Они были свободны и неуловимы, и ничто не могло причинить им вреда. Но потом что-то изменилось. Что-то коварное, непостижимое тихонько закралось в их души и вдруг разрослось и захлестнуло их. У него не было имени. Вкрадчивым голосом шептало оно, что им не уйти от погони, ибо темные твари, поджидающие их на дороге, – это всего лишь часть их самих, Брин и Джайра. Нет на свете таких коней, что унесут тебя от себя самого.

«Загляните в себя, – уговаривал голос, – и там вам откроется правда».

«Ну же!» – в ярости проревел Джайр, подгоняя коня.

Но голос не умолкал, а небо над головой с каждой секундой темнело, краски земли поблекли, и все вокруг стало серым и мертвым.

«Ну же!» – покрикивал Джайр.

Но тут он почуял неладное – что-то с Брин – и повернулся к сестре. Ужас затмил глаза: Брин не было рядом. Темные твари все-таки добрались до нее, закружили в черном вихре и, поглотив, продолжали тянуться… тянуться…

Джайр вздрогнул и открыл глаза. Он весь взмок. Над головой бледным светом мерцали звезды. Спокойная, мирная ночь. Но этот сон… Он не стерся, не растворился при пробуждении. Такой яркий, живой. Джайр помнил все, каждую деталь.

И тут он сообразил, что костер снова ярко пылает, пламя дрожит и трещит, облизывая темноту. Кто-то принес дрова и разжег огонь.

Слантер?..

Джайр поспешно сел и принялся оглядываться по сторонам. Слантера что-то не видно. В дюжине футов преспокойно спит Гарет Джакс. Все по-прежнему. Все, кроме костра.

И вдруг кто-то выступил из ночи – худой и высокий старик в белых одеждах. Не дряхлый, но древний. Седой как лунь. И седина будто присыпана серебром. Доброе лицо, обожженное солнцем, ветром и неумолимым временем. Посох в руке. Тепло улыбаясь, старик шагнул в круг света и остановился там.

– Здравствуй, Джайр.

Долинец ошарашенно уставился на него.

– Здравствуй.

– Знаешь, в снах иногда открывается будущее. И бывает еще, сны говорят, чего надо поостеречься.

Джайр будто язык проглотил. Старик обошел костер и встал рядом с долинцем. Потом осторожно опустился на землю. Казалось, поднимись сильный ветер, и старика просто сдует с земли.

– Ты меня не узнал, Джайр? – Голос как шепот самой тишины. – Вспомни.

– Я не… – начал было долинец, но внезапно остановился. Там, глубоко внутри, будто что-то раскрылось; Джайр знал, кто сидит сейчас рядом с ним.

– Ну же, произнеси мое имя. – Старик улыбнулся.

Джайр сглотнул.

– Ты – король Серебристой реки.

Тот кивнул.

– Да. И еще я твой друг. А когда-то был другом твоему отцу и еще раньше – прадеду. Тем, чья жизнь сплетена с жизнью земли и отдана служению ей.

Джайр молча глядел на него и вдруг вспомнил, что совсем рядом спит Гарет Джакс. А что, если Мастер боя проснется?..

– Он будет спать, пока мы говорим, – получил он ответ на невысказанный вопрос. – Этой ночью никто нас не потревожит, дитя жизни.

Дитя? Джайр фыркнул. Но уже в следующее мгновение его досада прошла, растворившись в тепле, нежности и любви, которыми лучилось доброе лицо короля. На него просто нельзя сердиться и обижаться. Можно лишь благоговеть перед ним.

– А теперь слушай, – шептал древний голос. – Ты мне очень нужен, Джайр. Пусть душа твоя слышит, и видит, и понимает.

И вдруг реальный мир будто бы отступил куда-то, и в сознании долинца возникли видения и образы. А голос старика, тихий и странно печальный, оживлял их.

Перед Джайром простерлись леса Анара, а над ними – Вороний срез, горный кряж, застывший черными кругами в лучах алого солнца. Между вершинами гор змеилась Серебристая река – яркая лента света на темных камнях. А сам Джайр словно бы поднимался вверх по реке, все дальше в горы, пока не добрался до истоков. Высоко, у самого неба, на одинокой вершине был колодец, питаемый подземными водами, что пробивались сквозь камень, чтобы, поднявшись на поверхность земли, начать свой долгий путь на запад.

Но это еще не все. Под одинокой вершиной, теряясь во тьме и тумане, зияла черная яма. Шероховатые стены скал подступали к ней со всех сторон. Из ямы до самой вершины горы тянулась узенькая спираль – лестница в камне. И по ней поднимались морды. Вот они уже сгрудились у колодца и смотрят на воду. А потом все разом склонились и руками коснулись воды. В мгновение ока она напиталась ядом и из кристально прозрачной стала мертвенно-черной. И черные воды потекли вниз, сквозь великие леса Анара, где жили карлики, к землям короля реки, к Джайру… Черные отравленные воды.

Отравленные! Слово пронзило сознание долинца. Серебристая река несет яд, и земля умирает…

Образы разом пропали. Джайр моргнул. Старик снова был рядом и улыбался печально.

– Из недр Мельморда поднялись морды по тропе, что зовут они Крух, к Колодцу небес, источнику жизни Серебристой реки, – шептал он. – С каждым днем яда все больше и больше. Еще немного, и уже ничего нельзя будет сделать. Река захлебнется отравой. Когда это случится, Джайр Омсфорд, все живое, что питают ее воды, от Западного Анара до Радужного озера, умрет.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Поделиться ссылкой на выделенное