Терри Брукс.

Эльфийские камни Шаннары

(страница 9 из 42)

скачать книгу бесплатно

Так он вышел из садов, которые столько лет были его единственным домом, в страну, что лежала вокруг, – страну сочных лугов и прохладных лесов, зеленых холмов и тенистых долин, страну серебристой реки, несущей земле жизнь. Он не уходил далеко от садов: они продолжали оставаться его главной заботой, и он не мог оставить их надолго. Страна, которую он увидел, неожиданно понравилась ему. Здесь он посадил семя перворожденной жизни из своих садов, тем самым взяв этот край под свое покровительство, давая его жителям и странникам свое благословение и защиту от зла. Со временем люди поняли, как много он сделал для них; они заговорили о нем с уважением и благоговейным трепетом. О нем заговорили во всех Четырех землях. Наконец рассказы сложились в легенду.

Люди назвали его по имени края, который он сделал своим вторым домом, – король Серебристой реки.


Он явился Вилу и Амбель в облике старика, возникшего из света, – высохшего, согнутого годами, с белыми волосами до плеч, с морщинистым, коричневым от загара лицом; проницательные голубые глаза смотрели на них ласково и мудро. Он приветливо улыбнулся им. Вил и Амбель улыбнулись в ответ, чувствуя, что в этом человеке нет зла. Они все еще крепко держались за спину Артака, который как бы застыл в прыжке: свет заставил все замереть. Ни Вил, ни Амбель не поняли, что произошло, но страха не было – только глубокий покой, полусон, сковавший их, как железная цепь.

Старик остановился перед ними – смутная, неясная фигура в сияющей дымке. Он прикоснулся рукой к морде Артака, и тот радостно заржал. Затем старик посмотрел на Амбель, в его глазах стояли слезы.

– Дитя мое, – прошептал он, взяв ее руку в свою, – в этой земле ничто не причинит тебе вреда. Мир тебе. Мы соединимся в общей цели и станем заодно с землей.

Вил попытался заговорить, но не смог. Старик отошел, подняв в прощании руку.

– Теперь отдыхайте. Спите. – Он исчезал, растворялся в свете. – Спите, дети жизни.

Веки Вила отяжелели. Это было приятное, желанное ощущение, и он не пытался его отогнать. Он чувствовал, как Амбель сонно припала к нему, ее руки ослабли. Свет уходил, он закрыл глаза и провалился в сон.

Ему снилось: он стоял в саду, неправдоподобно прекрасном и безмятежном, поражающем разнообразием красок и ароматов, настолько прекрасном, что все, что Вил когда-то видел в жизни или представлял в мечтах, казалось уродливым. Родники, сверкающие серебром, струились из-под земли и тихо впадали в спокойное озеро. Там были деревья, устремленные ввысь, солнечный свет лежал на земле пятнами золотого тепла. Там были мягкие, душистые травы, устилающие землю изумрудным ковром. Звери резвились в саду, птицы летали, рыбы плавали в воде. Все было мир, гармония и нега. Вила переполнило спокойствие и счастье, такое огромное и всепоглощающее, что, не в силах выдержать, он закричал.

Когда он обернулся, чтобы рассказать обо всем Амбель, ее не было.

Глава 13

На рассвете Вил Омсфорд проснулся. Он лежал на траве, под сенью кленов, солнечный свет проникал сквозь листву блестящими нитями, и Вил прищурил глаза.

Неподалеку слышался неясный шепот воды, бьющейся о берег. Ему все еще казалось, что он находится в волшебных садах своего сна. Они были настолько осязаемыми, что Вил невольно приподнялся на локте, стараясь разглядеть их получше. Но сады пропали.

Рядом с ним лежала Амбель, она еще спала. Он помедлил, затем пододвинулся ближе и легонько потряс ее за плечо. Амбель вздрогнула и открыла глаза, с удивлением уставившись на Вила.

– Ну как? – спросил он.

– Хорошо. – Она потерла глаза, прогоняя сон. – Где мы?

Вил покачал головой.

– Не знаю.

Эльфийка медленно села и оглядела долину.

– А где Алланон?

– И этого я не знаю. – Вил вытянул ноги, удивляясь, что они не болят. – Он пропал. Они все исчезли: Алланон, те твари…

Он замолчал, прислушиваясь к движению в кустарнике на дальней стороне лощины. Знакомая черная морда просунулась сквозь листья, ласково заржав. Вил улыбнулся:

– Отлично, по крайней мере Артак с нами.

Будто почувствовав, что о нем говорят, черный гигант подошел к Вилу. Долинец погладил коня, почесал за ухом. Амбель смотрела на них. Артак отошел и принялся щипать траву.

– Ты видела старика? – спросил Вил.

Она серьезно, почти торжественно кивнула.

– Это король Серебристой реки.

Он внимательно посмотрел на нее:

– Я тоже так думаю. Мой дед однажды видел его, много лет назад. Я не знаю, наяву или во сне. Но теперь… Странно. – Вил покачал головой. – Он спас нам жизнь. Вервульфы почти настигли нас… – Он поймал взгляд Амбель и остановился. – Во всяком случае, теперь, я думаю, мы в безопасности.

– Это было как сон, – мягко сказала она. – Мы плыли по свету, под Артаком ничего, кроме света. Потом он вышел к нам ниоткуда и говорил что-то. – Она отвернулась, как будто эти воспоминания смущали ее. – Ты видел?

Долинец кивнул.

– А потом он исчез, – продолжала она, обращаясь скорее к себе, чем к Вилу, как бы пытаясь припомнить все, что произошло. – Он исчез, и свет исчез, и… – Амбель вопросительно взглянула на него.

– Сады? – предположил он. – Ты видела сады?

– Нет, – нерешительно ответила она. – Не сады, просто темнота и… такое чувство… я не знаю. Какое-то притяжение… Не знаю. – Она посмотрела на Вила, как бы прося о помощи, но он только смотрел на нее в замешательстве. – Ты был там со мной, – продолжала она. – Ты был там, но почему-то не видел меня. Я звала тебя, но ты не слышал. Это было так странно…

Вил подался вперед.

– Я помню старика и свет – все, как ты описала. Это я помню. Потом они пропали, я заснул или, по крайней мере, было ощущение сна. Но ты была со мной на Артаке, я чувствовал твои руки. Потом я был в садах; я никогда не видел ничего подобного – такие прекрасные, такие спокойные. Но когда я оглянулся, тебя не было. Ты исчезла. – Он замолчал. – Но лучше выяснить, где мы сейчас, – наконец сказал Вил.

Он встал и огляделся. С запозданием подумал, что надо бы помочь Амбель подняться, но та уже стояла рядом с ним, стряхивая с волос траву и листья. Мгновение он колебался, затем направился через кустарник на звук журчащей воды.

Они вышли к озеру, такому огромному, что линия берега с обеих сторон уходила к горизонту и пропадала за ним, дальнего берега вообще не было видно. Волны поднимались в курчавых барашках серебряной пены, при ярком утреннем солнце вода была кристально прозрачной и отливала голубизной. На берегу росли деревья: ивы, ясени, вязы; их листья нежно шуршали на ветру, доносящем запах жимолости и шиповника. Как будто поднимаясь с одного конца горизонта и пропадая на другом, над водой стояла разноцветная мерцающая арка; сияние, исходившее от нее, было ярким и прозрачным.

Вил поглядел наверх, определяя положение солнца, и глазам своим не поверил. В изумлении он повернулся к Амбель:

– Ты знаешь, где мы? Где-то на северном берегу Радужного озера. Старик перенес нас вниз по реке и через озеро сюда. Вот это да! Теперь мы далеко от твоей долины.

Амбель рассеянно кивнула.

– Думаю, ты прав.

– Я уверен, что прав. – Вил прошел вперед и остановился у самой воды. – Вот только не знаю, как ему это удалось.

Амбель села на траву, не отрывая взгляда от озера.

– Легенда говорит, что он помогает всем, кто, проходя через его владения, нуждается в помощи. Он хранит от зла. – Она остановилась, ее мысли были где-то далеко. – Он что-то сказал мне. Я пытаюсь вспомнить…

Вил не слушал.

– Пора ехать. До Арборлона долгий путь. Двигаясь на северо-запад, мы доберемся до Мермидона, потом по этой реке попадем в Западные земли. – Занятый мыслями о предстоящей дороге, он не обратил внимания на выражение досады на лице Амбель. – На это уйдет дня четыре или пять, ведь у нас один конь на двоих. Неплохо было бы раздобыть и оружие, ведь у нас нет даже охотничьего лука. А это значит, что есть мы будем дикие плоды и корни. Конечно, мы можем…

Он остановился, увидев, что Амбель отрицательно качает головой.

– Что-нибудь не так? – спросил Вил, наклонившись к ней.

– Во-первых, ты.

– Что – я?

– Похоже, ты все рассчитал, все, что мы должны делать теперь. А ты не думаешь, что следует выслушать и меня?

Вил уставился на нее.

– Да, конечно… я… – Он был смущен.

– Мне бы не хотелось делать тебе замечания, – продолжала она, не обращая внимания на его замешательство. – Но ты сам до этого не додумался.

Долинец покраснел.

– Прости меня. Я просто…

– Ты просто принимаешь решения, хотя не имеешь на это права. – Амбель помедлила, холодно глядя на него. – Я даже не знаю, при чем здесь ты. Я поехала с тобой только потому, что у меня действительно не было выбора. Теперь самое время кое-что выяснить. Например, почему Алланон привел тебя, Вил Омсфорд? Кто ты?

Вил рассказал ей все, начиная с истории Ши Омсфорда и поисков меча Шаннары и кончая визитом друида в Сторлок, где тот попросил его о помощи. Он рассказал ей все, решив, что бессмысленно что-то скрывать, и полагая, что, если он не будет до конца честен с ней, Амбель просто не захочет иметь с ним дела.

Когда он закончил, эльфийка некоторое время молча смотрела на него, затем медленно покачала головой:

– Похоже, ты говоришь правду. Да у меня и нет никаких причин не доверять тебе. Но произошло столько всего, что сейчас я вообще не знаю, чему можно верить, а чему нет. – Она колебалась. – Я слышала легенду об эльфийских камнях. Теперь ты говоришь, что Алланон дал их твоему деду, а тот – тебе. Если это так… Если все, что ты говорил мне, правда… – Она замолчала, внимательно глядя на него. – Покажи мне их, – попросила она.

Долинец поколебался, затем полез за пазуху. Он понял, что Амбель проверяет его, но у нее есть на это право. Ведь она знала только то, что он сам рассказал ей, и вынуждена была требовать доказательств его искренности. К тому же Амбель поручена его заботам, а значит, он должен обеспечить ей не только безопасность, но и душевный покой. Он вытащил кошель и высыпал камни на ладонь. Совершенной огранки, чистейшего сияюще-голубого цвета, они сверкали на утреннем солнце.

Амбель пододвинулась поближе, серьезно и сосредоточенно рассмотрела камни, затем снова подняла глаза на Вила:

– Откуда ты знаешь, что это именно они?

– Дед говорил. И Алланон.

Похоже, это не слишком убедило ее.

– Ты знаешь, как с ними обращаться?

Вил покачал головой.

– Я никогда не пробовал.

– Значит, ты не знаешь точно, сумеешь ли ими воспользоваться? – Она горько усмехнулась. – И не узнаешь, пока они не понадобятся. Это не очень-то утешает.

– Да, не очень, – согласился Вил.

– Ну вот видишь?..

Он пожал плечами.

– И все же они, по-моему, настоящие. – Он ссыпал камни обратно в кошель и спрятал его за пазуху. – Во всяком случае, нужно подождать до тех пор, пока нам не придется их использовать. Тогда увидим, ошибаюсь я или нет.

Девушка молча разглядывала его. Он ждал.

– У нас много общего, Вил Омсфорд, – наконец сказала она. – Теперь, когда я знаю, кто ты, ты вправе узнать все обо мне. Мое родовое имя – Элесседил. Эвентин Элесседил – мой дедушка. В известном смысле мы оба вовлечены в эту историю из-за наших дедов.

Вил кивнул.

– Да, наверное.

Ветер растрепал каштановые волосы Амбель, закрыв ей лицо. Она раздраженно убрала их назад и снова посмотрела на озеро.

– Ты знаешь, что я не хочу возвращаться в Арборлон? – спросила она.

– Знаю.

– Но ты все равно считаешь, что я должна это сделать?

Вил откинулся назад и, подняв лицо, смотрел на радугу в небе.

– Да, я считаю, что ты должна идти, – сказал он. – Тебе нельзя возвращаться в Надежный Приют: демоны будут искать тебя там. А скоро они будут искать тебя и здесь. Тебе нельзя сидеть на месте. Надо ехать. Если Алланон спасся… – Он помедлил, смущенный своими словами. – Если Алланон спасся, он будет ждать нас в Арборлоне. Поэтому мы должны ехать туда, и как можно скорее. – Долинец оглядел девушку с головы до ног: – Если ты можешь предложить что-то другое, я готов тебя выслушать.

Амбель долго молчала. Казалось, она вообще не собиралась отвечать, а просто смотрела на Радужное озеро, подставив лицо прохладному ветру. Когда она наконец заговорила, ее голос был едва слышен:

– Я боюсь.

Она посмотрела на него, как бы собираясь добавить что-то и раздумывая, надо ли это делать. И улыбнулась – первая искренняя улыбка, которую она обратила к Вилу.

– Ладно, мы с тобой лишь парочка дураков: ты со своими эльфинитами, которые могут оказаться волшебными, а могут и не оказаться, и я – делаю то, что поклялась никогда в жизни не делать. – Она поднялась, прошла несколько шагов и оглянулась, Вил тоже встал и пошел за ней. – Я хочу, чтобы ты знал. На мой взгляд, бессмысленно ехать в Арборлон. Думаю, Алланон ошибся. Ни Элькрис, ни эльфы не примут меня обратно, что бы там ни говорил друид. – Амбель помедлила. – Но другого выхода нет.

– По-моему, тоже, – согласился Вил.

Она кивнула.

– Ну что ж, решено. – Эльфийка спокойно смотрела на него. – Я очень надеюсь, что это не очередная ошибка.

Вил вздохнул.

– Скоро мы это узнаем. – Он выдавил улыбку.


Этот день и весь следующий они ехали на северо-запад по лугам Каллахорна. Было тепло и сухо, и время летело быстро. В первый день около полудня грозовые тучи угрожающе нависли на севере, над темным хребтом Драконьих Зубов, но на закате ветер отогнал их на восток к равнинам Рабб, и они исчезли из виду. Путешественники то ехали верхом, то шли пешком – по очереди или оба сразу, давая коню отдохнуть. Артак выглядел свежим даже после нескольких часов езды, но Вил не хотел рисковать, переутомляя его. Демоны остались у Серебристой реки, но вряд ли они задержатся там надолго. Скорее всего, они давно уже ищут беглецов.

У них не было никакого оружия, кроме маленького охотничьего ножа за поясом у Вила, поэтому им приходилось питаться только тем, что росло на лугах. Впрочем, Вил без труда обходился и этим, а Амбель, похоже, еда вообще не очень-то заботила. Скорее ей даже нравилась такая пища. Она находила ее там, где, по мнению Вила, вообще не может быть ничего съедобного; Амбель извлекала какие-то стебли и корешки из невероятных мест, отыскивала их без труда, при этом все подробно описывая Вилу. Он слушал внимательно и время от времени задавал вопросы, обнаружив, что это единственное, о чем эльфийка говорит охотно и много. Других тем она, похоже, вообще не хотела касаться. Поначалу долинец еще пытался перевести разговор на другие предметы, но безуспешно. Так и получилось, что они говорили только о травах и корешках, а остальное время ехали молча.

Первую ночь они спали в березовой роще у маленького ручейка с холодной и свежей водой. К полудню второго дня добрались до Мермидона и направились на север вдоль реки. В Каллахорне Вил и Амбель не встретили ни единого человека, теперь же – обогнали нескольких странников. Все приветствовали их и желали счастливой дороги.

На закате они остановились у Мермидона, юго-западнее Тирсиса, в роще белых елей и ив. Из ивовых прутьев, куска веревки и крючка от своего плаща Вил соорудил подобие удочки и поймал в реке пару окуней. Он еще чистил рыбу, когда увидел на том берегу караван, тянущийся с юга вниз к реке. Весело раскрашенные домики на колесах, остроконечные крыши, резные двери, окна, обитые медью, – все ослепительно блестело в лучах заходящего солнца. Упряжки холеных лошадей везли повозки, в подковы животных были вставлены кусочки серебра. Рядом ехали всадники, яркие шелка и развевающиеся ленты скрывали их грациозные, подтянутые фигуры. Вил с некоторым раздражением оставил свое занятие и наблюдал за странной процессией на том берегу. Почти напротив того места, где сидел Вил, табор развернулся широким кругом, останавливаясь на привал. Мужчины, женщины и дети высыпали из повозок и принялись распрягать лошадей и разводить костры.

Амбель вышла из-за деревьев за спиной Вила и встала рядом с ним. Долинец посмотрел на нее, затем проследил за ее взглядом, устремленным на сборище на том берегу.

– Скитальцы, – произнес он задумчиво.

Амбель кивнула.

– Я видела их и раньше. Эльфы их не особенно жалуют.

– А кто, интересно, их жалует? – Вил вернулся к своим окуням. – Они воруют все, что не прибито гвоздями, а если прибито, уговорят тебя, что это тебе не нужно. У них свои собственные законы, и они мало считаются с другими.

Амбель коснулась его руки. Вил поднял глаза и увидел на той стороне высокого мужчину, одетого во все черное, только пояс и плащ были ярко-зеленого цвета. Он спускался к воде в сопровождении двух женщин постарше, одетых в рубахи и цветастые длинные юбки. Женщины остановились зачерпнуть ведрами воды, а высокий мужчина, сняв черную широкополую шляпу, низко, церемонно поклонился Вилу и Амбель, ослепительно блеснув зубами в улыбке. Вил поднял руку и радушно помахал в ответ.

– Хорошо, что они на том берегу, – пробормотал он, когда они с Амбель возвратились в свой маленький лагерь.

С удовольствием поужинав рыбой, попив родниковой воды, они уселись у костра и стали смотреть сквозь просветы деревьев на мерцающие огни в лагере скитальцев. Сначала они молчали, погруженные в свои мысли, потом Вил поднял глаза на Амбель:

– Откуда ты знаешь так много о всяких растениях? Кто-то учил тебя?

Она как будто удивилась.

– В тебе есть кровь эльфов, а ты так мало знаешь о нас.

Вил пожал плечами.

– Да, действительно. Я унаследовал эльфийскую кровь от отца, а он умер, когда я был совсем маленьким. Не думаю, чтобы мой дед когда-то бывал в Западных землях, – по крайней мере, он никогда об этом не рассказывал. А я никогда не думал о себе как об эльфе.

– Как раз об этом и стоило подумать, – быстро сказала Амбель, глядя ему прямо в глаза. – Прежде чем понять, кто мы есть, надо понять, кем мы были.

Эти слова не были упреком долинцу, скорее упреком себе самой. Вил вдруг осознал, что ему очень хочется побольше узнать об этой девушке, сделать так, чтобы она поверила ему и открыла свою душу.

– Может быть, ты поможешь мне это понять, хотя бы немного? – попросил он после минутного размышления.

Сомнение промелькнуло в ее глазах: не шутит ли он с ней? Она долго колебалась, прежде чем ответить.

– Хорошо, я попробую. – Амбель повернулась, чтобы видеть его лицо. – Эльфы считают своей первейшей обязанностью хранить землю и все, что растет и живет на ней. Это их убеждение, их способ существования. В прежние времена они посвящали свою жизнь сохранению леса, который был их домом, следили за растениями, заботились о зверюшках и птицах. И мало интересовались всем остальным – они были замкнутым народом. Теперь все изменилось, но они только еще добросовестнее стали выполнять свои обязанности по отношению к этому миру. Каждый эльф проводит часть своей жизни, возвращая земле то, что когда-то взял у нее. Я имею в виду, что каждый эльф какую-то часть своего времени посвящает работе на земле, чтобы восстановить ущерб, который нанесен ей неправильным обращением или небрежностью. Когда нужно, он заботится о животных, ухаживает за деревьями…

– И все это ты делала в Надежном Приюте? – понимающе вставил Вил.

Она кивнула.

– Да, пожалуй. В некотором смысле. Избранники освобождены от этого. Когда я отказалась от избранничества и ушла из Арборлона, я решила, что буду служить земле. Эльфы большей частью трудятся в Западных землях, потому что это их дом. Но мы уверены, что забота о земле – обязанность всех народов, не только эльфов. В какой-то степени карлики разделяют наши убеждения, но остальные народы мало задумываются над этим. Поэтому некоторые эльфы ушли из Западных земель в другие края, чтобы научить тех, кто там живет, как нужно беречь землю. Это я и старалась сделать в Надежном Приюте.

– И поэтому ты работала с детьми, – догадался Вил.

– Прежде всего, потому, что дети более восприимчивы и у них есть время учиться. Когда я была мала, я училась у земли сама – это путь эльфов. Я старательно училась, достигла успехов, можно даже сказать, что в чем-то превзошла многих. Наверное, это явилось причиной, по крайней мере одной из причин, того, что я была избрана на служение Элькрис. Избранники тоже по-своему заботятся о земле и обо всем живом на ней. Пожалуй, их дело самое ответственное, ведь они берегут Элькрис. А она сама хранит… – Амбель остановилась на половине фразы, словно не желая продолжать дальше. Она пожала плечами: – Во всяком случае, я учила детей в Надежном Приюте, и люди в деревне были добры ко мне. Надежный Приют стал моим домом, и мне не хотелось его покидать.

Она устремила взгляд на огонь. Вил молча наклонился вперед, чтобы подбросить дров в костер. Через некоторое время Амбель снова посмотрела на Вила.

– Вот, теперь ты кое-что знаешь об отношении эльфов к земле. Это часть твоего наследия тоже, так что попытайся это понять.

– Мне кажется, я понимаю, – задумчиво ответил долинец. – Кое-что, по крайней мере, я понимаю. Меня не воспитывали в эльфийском духе, но я учился у сторов, у знаменитых целителей. Они так же заботятся о человеческой жизни, как эльфы – о земле. Целитель должен делать все, что в его силах, чтобы сохранить жизнь и здоровье людей, которых он лечит. Я принял на себя эту обязанность, когда решил стать целителем.

Амбель с удивлением смотрела на него.

– Как странно, что Алланон уговорил тебя сопровождать меня. Ты – целитель, твой долг – сохранять жизнь. Что ты будешь делать, если ради моего спасения тебе придется нанести вред кому-нибудь или даже убить?

Вил растерялся. Такая мысль не приходила ему в голову. Сейчас, обдумывая ее слова, он засомневался в себе.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Поделиться ссылкой на выделенное