Терри Брукс.

Эльфийские камни Шаннары

(страница 6 из 42)

скачать книгу бесплатно

Незачем описывать все ее ужасы, надо знать только одно: зло потерпело поражение. Силы Света лишили зло возможности использовать его магическую мощь и создали Запрет – стену черной пустоты, за которую и были заключены создания зла. Эта стена не в нашем мире, это вообще вне миров, – черная дыра холода и мрака, в которой ничто, кроме зла, не может существовать. Там оно и пребывало многие годы, да что годы – века.

Власть Запрета сохраняет волшебное дерево, называемое Элькрис. Древние создали ее, соединив свои силы с энергией жизненного огня самой земли, и назвали огонь Источником Огненной крови. Даже им было неизвестно, сколько будет жить Элькрис, но одно они знали твердо: пока волшебное дерево живет, Запрет не исчезнет, а пока он не исчезнет, зло не выйдет в мир.

Создатели Элькрис сознавали, что жизнь ее не будет вечной, они понимали, что все когда-то проходит. Но впоследствии это забылось. Много веков дерево было хранителем и защитой и в конце концов стало символом незыблемости и неизменности. Элькрис пережила разрушение древнего мира после Великих войн, она пережила Войны рас и власть Повелителя чародеев, она пережила все, что когда-то было на земле, – все, кроме самой земли. И даже земля изменяла свой облик, а Элькрис оставалась такой же, как всегда, со времени своего рождения. Мы говорим «рождения», а не «создания», потому что она живая. – Друид помедлил. – Так возникла легенда: Элькрис будет жить вечно, она бессмертна. Вера была неколебима. – Друид поднял голову. – До сих пор. А теперь Элькрис умирает. Запрет начал терять силу, зло рвется в мир, и некоторым тварям уже удалось выбраться.

– Это они тебя ранили? – догадался Вил.

Алланон кивнул.

– Твари уже расхаживают по Четырем землям. Они нашли меня, хотя я думал, что никто не знает о моем возвращении. Они подстерегли меня в Башне друидов в Параноре и едва не прикончили.

Флик встревожился:

– А что, они все еще ищут тебя?

– Они-то ищут, но у меня есть причины надеяться, что в ближайшее время им вряд ли удастся меня найти.

– Меня это что-то мало успокаивает, – пробурчал Флик, со страхом косясь на дверь.

Алланон оставил его слова без внимания.

– Ты должен помнить, Флик: когда-то я рассказал вам с Ши историю Четырех земель. Я говорил, что после Великих войн род людей распался и от него произошли новые народы. Кроме одного – эльфов. Помнишь, я говорил, что эльфы были здесь всегда?

– Я-то помню, – хмыкнул Флик. – Ты тогда не объяснил нам это, как, впрочем, и многое другое.

– Тогда я говорил, что эта история – для другого раза. Теперь для нее самое время. Я не собираюсь долго говорить, но кое-что об эльфах вам надо знать.

Новые роды, произошедшие от первых людей, были названы по именам наиболее славных и доблестных существ из легенд – карлики, гномы, тролли и эльфы. Конечно, это были уже не совсем те эльфы, которые населяли древний мир, но их чудесное возрождение и само существование овеяны легендой: эльфы нового мира все-таки прямые потомки тех волшебных существ, которые жили здесь раньше…

– Подожди, – перебил его Флик, – ты хочешь сказать, что эльфы Западных земель – это те же самые эльфы, о которых говорят легенды?

– Разумеется.

Эльфы, тролли и гномы – это существа, о которых складывались легенды. Разница только в том, что другие покинули мир на века, а эльфы остались здесь. Да, они менялись вместе с миром, и у них были на это силы.

Флик смотрел на него так, будто не понял ни единого слова.

– В древнем мире жили эльфы? – переспросил он недоверчиво. – Этого не может быть.

– Очень даже может, – терпеливо ответил друид.

– Хорошо, а как они пережили Великие войны?

– А как люди пережили Великие войны?

– Летописи говорят нам о людях, но там нет ни единого слова об эльфах, – настаивал Флик. – Только в сказках. Если они действительно были в древнем мире, то где они сейчас?

– Там же, где всегда, просто человек не может их видеть.

– Теперь ты утверждаешь, что эльфы невидимы. – Флик поднял руки. – Не верю я этому.

– Ты не верил, если память не изменяет мне, и когда я рассказал вам с Ши о мече Шаннары, – заметил Алланон, усмехнувшись.

– Но что я могу сделать? И зачем им нужна моя помощь? – вставил Вил, прервав очередную вспышку Флика.

Друид кивнул.

– Я все объясню, если только Флик потерпит еще несколько минут. История эльфов важна для нас лишь по одной причине. Именно эльфы задумали Элькрис и воплотили ее. Именно эльфы дали ей жизнь и потом на протяжении веков заботились о ней. Забота эта поручена ордену юных эльфов, их называют избранниками. Ровно год они служат дереву, потом меняются. Так было со времени рождения Элькрис. Эльфы уважают и почитают избранников, ибо быть избранным – большая ответственность и большая честь.

Но главное я уже говорил – Элькрис умирает. Несколько дней назад она сообщила об этом избранникам. Сказала потому, что, повторяю, она живая, у нее есть душа и она может общаться со всем живым на земле. Она открыла им, что ее смерть близка и неизбежна. Но она может возродиться. Это возрождение зависит от избранников. Один из них должен отнести семя дерева к Источнику Огненной крови – источнику жизненной силы земли. Она указала, где можно найти источник, и приказала отправиться на поиски. – Он помедлил. – Это может сделать только избранник. Но несколько демонов вырвались из-за стены Запрета, пробрались в Арборлон и перебили всех избранников. Я пришел слишком поздно и не смог это предотвратить. Поговорив с Элькрис, я узнал, что один из избранников жив, вернее – жива. Это девушка. Ее не было в городе, когда убили остальных. Ее имя – Амбель. И я сразу отправился искать ее. – Алланон наклонился вперед. – Но и демоны каким-то образом узнали про нее. Один раз они уже попробовали остановить меня. Как только представится случай, они попытаются снова. Но демоны не знают, где она. И по крайней мере сейчас не знают, где я. Мне нужно торопиться, чтобы найти ее и невредимой доставить в Арборлон, прежде чем они снова нападут на мой след.

– Тогда ты теряешь драгоценное время, сидя здесь с нами, – отрезал Флик. – Тебе надо ехать за ней.

Друид ничего не ответил, хотя лицо его потемнело.

– Надо не просто привезти Амбель в Арборлон. Есть еще некоторые сложности. Как последняя из избранников, она понесет семя Элькрис к Источнику Огненной крови. Никто точно не знает, где он находится, даже я. Это знает только Элькрис. Но мир давно не такой, каким она его помнит. Правда, она сказала одно название – Оберег, но это название из древнего мира, теперь оно ничего не значит. Поэтому я снова поехал в Паранор. Там, в летописях друидов, говорится о том, где находится Оберег.

И вдруг Вил Омсфорд понял, почему Алланон пришел за ним. Он понял, но не смог в это поверить.

– Амбель не может идти одна, – продолжал Алланон. – Там, куда она отправится, слишком опасно. Дорога трудна, и те, кто вырвался из-за стены Запрета, будут искать ее, а если найдут, она не сумеет защитить себя. С девушкой ничего не должно случиться: она последняя надежда эльфов. Если Элькрис не возродится, Запрет разрушится окончательно и зло снова выйдет в мир. Оно пойдет войной на эльфов и, скорее всего, победит. Потом зло двинется в другие земли. Природа зла такова, что сила его растет с каждой новой победой. В конце концов оно уничтожит всех.

– Но ты ведь поможешь ей… – начал было Вил, отчаянно ища выход из западни, из которой, как он чувствовал, ему уже не выбраться.

– Я не могу пойти с ней, – отрезал Алланон.

Настала долгая, напряженная тишина.

– Этому есть причина, Вил Омсфорд. Я же сказал, что зло уже выходит в мир. Элькрис слабеет с каждым днем; и чем слабее она, тем наглее и самоувереннее эти твари. Они продолжают разрушать стену, они продолжают рваться наружу. В конце концов Запрет падет. Тогда демоны нападут на эльфов.

Вполне возможно, это случится раньше, чем мы успеем найти Источник Огненной крови. Может статься, мы вообще не найдем его. Или найдем слишком поздно. В любом случае эльфам надо быть готовыми к сражению. А некоторые демоны очень сильны; по крайней мере, магическая сила одного из них не уступит моей. Эльфы не смогут противиться такой силе. Их собственная магия давно утрачена. Когда-то им помогали друиды, но теперь их нет. Остался лишь я. Если я брошу эльфов и пойду с Амбель, они останутся без защиты. Я не имею права так поступить. Я должен помогать им, как только могу.

Но Амбель тоже нельзя отпускать одну. Кто-то должен пойти с ней – кто-то, кто может сразиться со злом, которое будет идти за ней по пятам. И в ком я могу быть уверен, что он сделает все, чтобы защитить и спасти ее. И этот «кто-то» – ты, Вил Омсфорд.

– Что ты говоришь? – взвился Флик. – Что он может сделать против чудовищ, которые чуть не прикончили тебя? Тебя, Алланон! Или ты дашь ему меч Шаннары?

Алланон покачал головой:

– Меч нужен в борьбе с призраками. Зло, с которым нам предстоит сражаться сейчас, реально, оно материально и осязаемо. Меч бессилен против него.

Флик вскочил на ноги.

– Тогда что?

Алланон даже не посмотрел в его сторону, он не сводил с Вила испытующего взгляда. Юный Омсфорд почувствовал, как сердце его упало.

– Эльфийские камни.

– Эльфиниты?! – изумился Флик. – Но они у Ши!

Вил схватил дядю за руку:

– Нет, дядя Флик, они у меня. – Он вытащил из-под рубашки небольшой кожаный кошель. – Дед отдал их мне, когда я уходил из Тенистого Дола. Он сказал, что они ему больше не нужны, и передал их мне. – Голос Вила дрожал. – Странно, я взял их тогда, чтобы доставить ему удовольствие, мне и в голову не приходило, что когда-нибудь они мне пригодятся. Я даже не знаю, что с ними делать.

– Они не помогут тебе ничем, Вил. – Флик обернулся к Алланону: – Он знает. Никто, кроме Ши, не может воспользоваться их силой. Для всех, кроме него, они бесполезны.

Лицо Алланона оставалось бесстрастным.

– Это не совсем так, Флик. Ими может воспользоваться всякий, кому они переданы по доброй воле. Когда-то я сам дал их Ши, чтобы он смог уйти в Кулхейвен. Потом он отдал их Вилу. И теперь во власти Вила вызвать их силу, как раньше это было во власти Ши.

Флик с отчаянием смотрел на друида.

– Ты можешь вернуть их обратно, – настойчиво обратился он к смущенному Вилу. – Или отдать кому-нибудь другому. Ты вовсе не обязан хранить их. И ты вовсе не обязан участвовать в этом безумии.

Алланон покачал головой:

– Флик, но он уже участвует.

– Но я ведь собираюсь стать целителем, – заметил Вил. – Как быть с этим? Мне жаль времени и трудов, затраченных на учение. Стать целителем – моя единственная мечта, и теперь я почти добился этого. Ты хочешь, чтобы я от всего отказался?

– Но если ты откажешься помочь мне, как ты сможешь стать целителем, долинец? – Голос друида стал жестким. – Целитель должен помогать людям, где может, когда может и как может. Если ты откажешься и все, что я предсказал, случится – как ты будешь жить, зная, что даже не попытался это предотвратить?

Вил покраснел.

– А когда я вернусь?

– Не знаю. Может быть, очень не скоро.

– А если я соглашусь, ты уверен, что силы камней хватит, чтобы защитить ту девушку?

Алланон помрачнел.

– Нет. Мощь эльфинитов зависит от силы хранителя. Ши ни разу не использовал ее до конца, но ты можешь попробовать.

– Значит, точно ничего не известно? – Голос Вила упал до шепота.

– Да. – Друид не сводил с него глаз. – И все-таки ты должен идти.

Вил, смирившись, откинулся на спинку кресла.

– Похоже, у меня нет выбора.

– Конечно, выбор есть, – сердито выступил Флик. – Ты что, бросишь все только потому, что Алланон говорит, будто ты должен это делать? И отправишься с ним?

Глаза Вила блеснули.

– А разве ты, дядя Флик, не пошел тогда вместе с дедом за мечом Шаннары?

Флик некоторое время смущенно смотрел на него, затем взял руку племянника и крепко ее сжал.

– Ты слишком торопишься, Вил. Я предупреждал тебя. Послушай меня еще раз. Я понимаю в этом больше, чем ты. Друид что-то недоговаривает, я это чувствую. – Голос его окреп, морщины резче выступили на лице. – Я боюсь за тебя. Ты мне как сын, я не хочу тебя потерять.

– Я знаю, – прошептал Вил. – Знаю.

Флик выпрямился:

– Тогда не ходи. Пусть Алланон найдет другого.

Друид покачал головой:

– Других нет, Флик. Только Вил. – Он опять повернулся к юному долинцу: – Ты должен идти.

– Я пойду вместо него. Пожалуйста, Алланон, – вдруг взмолился Флик. – Пусть Вил даст мне камни, и я присмотрю за эльфийской девушкой. Алланон, мы и раньше ходили вместе…

Друид опять покачал головой.

– Нет, Флик, теперь тебе нельзя идти со мной, – сказал он как можно мягче. – Твоя отвага больше, чем твоя сила, долинец. Предстоит долгая, трудная дорога, она под силу лишь молодому. – Он помедлил. – Закончились наши походы, Флик.

Они надолго замолчали. Алланон выжидающе глядел на младшего Омсфорда. Вил взглянул на дядю. Теперь они смотрели прямо в глаза друг другу: Флик – неуверенно, Вил – прямо и твердо. Флик видел, что племянник уже принял решение. Он едва заметно кивнул.

– Всегда делай то, что считаешь правильным, – пробормотал он неохотно.

Вил повернулся к Алланону:

– Я иду с тобой.

Глава 9

На следующий день рано утром Алланон пришел к Вилу и объявил, что они немедленно уезжают. Мрачный и непреклонный, появился он в дверях дома Омсфорда; что-то в его голосе и выражении лица подсказало Вилу, что возражать не стоит. Вчера вечером, во время беседы, друид ни разу не обмолвился о срочности выезда, теперь же он явно торопился. Что бы ни заставило его принять это решение, спорить было бесполезно. Без единого слова долинец собрался и вышел вслед за Алланоном.

Опять шел дождь; новая гроза надвигалась с севера, рассветное небо было тяжелым, свинцово-серым. Алланон поплотнее закутался в дорожный плащ, защищаясь от пронизывающего ветра. На крыльце их ждали одетые в белое сторы с дорожным мешком Вила и провизией на дорогу. Артак стоял уже под седлом и мотал головой в нетерпении. Друид сразу же вскочил на коня; осторожность его движений показывала, что раны все еще беспокоят его. Вилу дали крепкого серого жеребца по кличке Спиттер. Он уже поставил ногу в стремя, как вдруг прибежал Флик. Лицо дяди было мокрым и красным. Он торопливо отвел Вила на крыльцо.

– Я только что узнал, – задыхаясь, проговорил он, вытирая с глаз капли дождя. – Почему такая спешка?

Вил кивнул.

– Не знаю, наверное, так нужно.

Флик сильно огорчился.

– Может быть, ты передумаешь? Еще не поздно. – Он сказал бы больше, но Вил упрямо покачал головой. – Ладно. Я расскажу обо всем Ши, хотя не думаю, что ему это очень понравится. Помни, что я говорил тебе: наши силы не беспредельны.

Вил кивнул. Они торопливо и неловко попрощались, словно боясь показать свои подлинные чувства; лица их посуровели, они обменялись смущенными взглядами и обнялись.

Алланон и Вил пришпорили коней. Постепенно Флик, сторы, сама деревня превратились в смутную тень, которая все больше сливалась с туманом и сумраком лесов и наконец пропала из виду.

Сначала они скакали на запад по краю равнин Рабб, затем повернули на юг. Когда они остановились передохнуть и напоить коней, Алланон сказал Вилу, куда сейчас лежит их путь: вниз по Серебристой реке к маленькой деревушке со странным названием Надежный Приют, на западной окраине Нижнего Анара. Там они найдут Амбель. Больше Алланон ничего не сказал, и Вил не стал расспрашивать. Дождь лил не переставая, грозе не было видно конца. Всадники низко пригнулись к шеям коней и ехали молча.

Вил возвращался в мыслях к событиям предыдущего вечера. Даже теперь он не мог с уверенностью сказать, что заставило его ехать с друидом. Эта неопределенность угнетала его. Он пытался понять, почему согласился на это странное, рискованное предприятие. Но это было не так-то просто. За все время пути Вил только об этом и думал. Он старался припомнить каждую деталь их вчерашнего разговора в надежде найти ответ, но запутался еще больше: все противоречивые объяснения, все смутно уловимые эмоции переплелись в его сознании. Он никак не мог разобраться в них, они не хотели выстраиваться в ряд. Они бродили туда-сюда, как заблудившиеся овцы, и он безнадежно гонялся за ними.

Наконец он пришел к выводу – он отправился, так как нужна была его помощь. Если все, что говорил Алланон, правда – а Вил уверен в этом, несмотря на сомнения Флика, – тогда он окажет великую услугу эльфам, и особенно этой девушке, Амбель. Но не слишком ли он самонадеян? Вил не имел ни малейшего представления, сумеет ли он воспользоваться эльфийскими камнями. А если это выше его сил? Вдруг Алланон ошибся, полагая, что их можно передавать другим? Откуда ему знать? Но решение уже принято. Вилу осталось лишь подчиниться ходу событий. С другой стороны, опрометчивое решение – не всегда плохое решение. Если он действительно обладает силой, чтобы помочь эльфам, он должен помочь им. По крайней мере, он должен хотя бы попытаться помочь. К тому же Вил знал: будь дед на его месте, он бы тоже пошел. Ши Омсфорд пошел бы с друидом, как он пошел с ним на поиски волшебного меча пятьдесят лет назад. Что ж, Вил постарается быть достойным своего деда.

Вил глубоко вздохнул. Да, он принял правильное решение и верил, что причины, побудившие его к этому, были достаточно вескими. Но вдруг он понял, что его беспокоит не само решение и даже не его причины. Его беспокоит Алланон. Вилу хотелось верить, что решение идти с друидом принял он сам. Но чем больше он думал об этом, тем яснее становилось, что это не совсем так. Вернее, совсем не так. Это было решение Алланона. Ши Омсфорд однажды сказал внуку, что Алланон умеет читать мысли. Теперь Вил понял, о чем говорил дед.

Но так или иначе, он уже связал себя обязательством. Это не тот случай, когда можно отказаться от своего слова; даже если бы Вил захотел это сделать, он бы не смог. Но отныне он будет поосторожнее с друидом. Он был осторожным и раньше и собирается быть осторожным впредь, особенно теперь. Он доверится друиду, но не слепо; прежде он попытается разобраться во всем сам.

Вил поднял голову, приглядываясь к темной фигуре впереди, – Алланон, последний друид, человек из другой эпохи, чье могущество не имеет равных в этом мире. А Вилу приходится одновременно доверять и не доверять ему. На мгновение настоящий ужас охватил долинца: во что он ввязался? Может быть, Флик был прав? Может быть, следовало получше обдумать это решение? Вил покачал головой: теперь поздно мучиться над этим вопросом.

Весь день он безуспешно пытался переключиться на что-нибудь другое.

Между тем дождь, обратившийся в морось, окончательно растворился в холодной вечерней мгле. Грозовые тучи продолжали затягивать небо, ночь быстро из серой превратилась в черную, в воздухе повис густой туман.

Алланон свернул в лес. Там, на небольшой полянке, в нескольких сотнях ярдов от края равнины Рабб, они остановились на привал. Друид не стал углубляться в лес. За их спиной над лесом возвышалась гряда Вольфсктаагских гор. Им удалось развести небольшой костер и согреться. Промокшие плащи сушились на ветвях ближайшего дерева.

Они неторопливо поужинали, обменявшись за едой лишь несколькими незначительными фразами. Друид сидел молча, погруженный в свои мысли, – впрочем, всю дорогу от Сторлока он был задумчив и, похоже, не расположен вести беседу. Но Вилу не терпелось побольше узнать о том, что ждет его впереди, он едва сдерживался. После ужина он подвинулся поближе к огню и стал ждать удобного момента.

– Я могу спросить тебя? – осторожно начал он, помня многочисленные рассказы Ши о непредсказуемом нраве друида.

Тот некоторое время смотрел на него без всякого выражения, затем кивнул.

– Ты не расскажешь мне побольше об эльфах? – Вил счел, что разумнее начать именно так.

Алланон слегка улыбнулся.

– Хорошо. Что ты хочешь узнать, Вил Омсфорд?

Долинец колебался.

– Вчера ты сказал, что в летописях нет упоминаний об эльфах, только в сказках, и тем не менее они существовали в мире подобно людям. Ты сказал, что они и сейчас здесь, но мы не можем их видеть. Я этого не понял.

– Не понял? – Друид как будто удивился. – Ладно, я объясню тебе. Эльфы всегда жили в лесах. Когда-то, как я уже говорил, они владели магией. И еще: они умеют полностью сливаться с природой, ну вот как куст или цветок, ты можешь пройти мимо них сотни раз и не заметить. Люди не могут их видеть, потому что не знают, как нужно смотреть.

– А почему мы не видим их сейчас?

Алланон выпрямился, в голосе друида прозвучала досада:

– Ты не слушаешь. В древнем мире эльфы, как и все существа, населявшие его, владели волшебством. Теперь – не так. Теперь они люди, такие же как ты. Их магия давно утрачена.

– А как такое могло случиться? – Вил положил руки на колени и оперся о них подбородком, как делают дети, когда им рассказывают что-нибудь интересное.

– Это не так просто объяснить. Но я вижу, ты не успокоишься, пока не узнаешь. После рождения Элькрис, когда зло было изгнано с земли, эльфы и их союзники разделились и разошлись по домам. Это было естественно, они объединились, чтобы уничтожить общего врага, но, когда дело было сделано, ничто больше не связывало их. У них не было ничего общего – только земля, их дом и обязанность защищать его. У каждого была своя жизнь, свои обычаи и интересы. Эльфы, карлики, феи, гномы, тролли, ведьмы – все они отличались друг от друга, как, к примеру, лесной зверь отличается от морской рыбы.

На людей тогда они не обращали внимания, да иначе и быть не могло. Ведь в то время люди были всего лишь высшей формой животной жизни, просто звери с чуть более развитым сознанием. Никто не предвидел, какое влияние окажут они однажды на развитие мира. – Алланон помедлил. – Количество людей быстро росло. У эльфов же, равно как и у других существ, редко появлялись дети.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42

Поделиться ссылкой на выделенное