Дэвид Брин.

Война за возвышение

(страница 49 из 52)

скачать книгу бесплатно

   Сюзерен Стоимости и Бережливости стоял в углу среди кучки своих верных последователей, а со всех сторон доносилась брань. Каждый раз, как собравшиеся подхватывали свой рефрен, сюзерен вздрагивал.
   Сюзерен Праведности, выпрямившись, стоял на своем насесте. Он расхаживал взад и вперед, демонстрируя новую расцветку, появившуюся под его плюмажем слияния. Собравшиеся губру и кваку отвечали на это зрелище преданными воплями.
   – А теперь непокорный, упрямый, несговорчивый препятствует нашему Слиянию и консенсусу, которые могли предоставить нам хоть что-то. Честь и союзников. Мир.
   Сюзерен говорил о своем отсутствующем собрате, который вроде бы не посмел явиться и предстать перед новым цветом и превосходством Праведности.
   Торопливо приблизился четвероногий кваку, поклонился и передал на насест предводителя сообщение. Потом, словно спохватившись, сделал копию и отнес сюзерену Стоимости и Бережливости.
   Новости с пункта перехода Пурмин не удивили: множество больших космических кораблей приближается к Гарту. После катастрофы на церемонии возвышения такое прибытие ожидалось.
   – Итак? – обратился сюзерен Праведности к присутствующим офицерам. – Планирует ли Луч и Коготь защищать эту планету вопреки всем советам, всей мудрости, всей чести?
   Офицеры, конечно, понятия не имели. Они покинули своего командующего, когда Слияние неожиданно изменило направление.
   Сюзерен Праведности исполнил танец нетерпения.
   – Вы не приносите мне добра, не приносите добра клану, бездействуя.
   Идите, ищите, вернитесь на свои посты. Выполняйте свой долг по его приказу, но сообщайте мне все его планы и намерения!
   Сюзерен сознательно использовал местоимение мужского рода. Слияние еще не завершилось, но все видели, в какую сторону дует ветер.
   Офицеры поклонились и бросились из павильона.


   Замусоренный Церемониальный Холм опустел. Сильный восточный ветер разносил опавшую листву и волокна, принесенные с далеких гор. Тут и там на нижних террасах рылись в мусоре городские шимпы в поисках сувениров. Вверху оставались отдельные павильоны. Среди них несколько больших черных существ лениво расчесывали шерсть друг другу и сплетничали на языке жестов, как будто нет в мире ничего важнее того, кто с кем спарится и что будет на ужин.
   Роберту казалось, что гориллы вполне довольны жизнью. «Я завидую им», – подумал он. В его случае даже большая победа не положила конец тревогам.
   На Гарте по-прежнему опасно, даже опаснее, чем две ночи назад, когда волею судьбы и случая совершилась церемония возвышения: это никогда не забудется.
   Жизнь иногда беспокойна, вернее всегда.
   Роберт вернулся к письму, которое чиновники Института возвышения передали ему час назад.

   "…Конечно, трудно старой женщине, особенно такой своенравной, как я, признавать, что я ошиблась в собственном сыне.
Мне очень жаль, но я была несправедлива к тебе.
   В свое оправдание могу только сказать, что внешность бывает обманчива, а твое поведение раздражало меня. Вероятно, мне следовало заглянуть под поверхность и заранее увидеть силу, которую ты проявил в последние месяцы. Но мне это и в голову не приходило. Возможно, я боялась слишком присматриваться к своим чувствам.
   Во всяком случае мы сможем поговорить об этом после наступления мира.
   А пока скажу, что я горжусь тобой. Твоя страна и твой клан в долгу перед тобой, так же как и твоя благодарная мать.
   С любовью, Меган."

   Странно, подумал Роберт, столько лет пытаться добиться одобрения матери, а теперь не знать, что с этим делать. Он испытывал ироническую симпатию к матери: ей действительно трудно было признать свою ошибку. И потому прощал холодноватый тон письма.
   Весь Гарт видел в Меган Онигл снисходительную добрую женщину и способного администратора. И только ее бродячие мужья и Роберт знали другую Меган, приходящую в ужас от постоянных обязанностей и больше всего боящуюся проявить личные пристрастия. В первый раз за всю жизнь Роберт видел, что она признает свои ошибки в важном деле, имеющем отношение к ее личной жизни.
   Все расплывалось, и Роберт закрыл глаза. Он обвинял в этих симптомах поля поднимающегося звездного корабля, шум двигателей которого доносился из космопорта. Роберт утерся и посмотрел на огромный лайнер, серебристый и почти ангельский в своей спокойной красоте. Корабль поднялся и неторопливо прошел над головой по пути к пространству и далее.
   – Еще одна стая бегущих крыс, – пробормотал Роберт.
   Утакалтинг даже не повернулся. Он лежал, опершись на локти, и смотрел на серые воды.
   – Галактические гости получили больше, чем ожидали, Роберт. Церемонии возвышения с них достаточно. Перспектива космического сражения и осады их привлекает гораздо меньше.
   – И с меня того и другого достаточно, – добавил Фибен Болджер, не открывая глаз. Он лежал чуть ниже на склоне, головой на коленях Гайлет Джонс. Она не нашла что сказать и сосредоточилась на распутывании узелков его шерсти, стараясь не задеть свежие синяки и царапины. А Джо-Джо тем временем расчесывал ноги Фибена.
   «Ну, он это заслужил», – подумал Роберт. Хотя церемонией возвышения завладели гориллы, баллы, набранные на испытаниях, сохраняются. Если Земля выпутается из своих нынешних неприятностей и сможет позволить себе расходы на новую церемонию, два провинциала с Гарта пойдут во главе процессии из самых умных шимпов. И хотя Фибена как будто это не интересовало, Роберт гордился своим другом.
   На тропе показалась шимми в простом платье. Она коротко поклонилась Утакалтингу и Роберту.
   – Хотите знать последние новости? – спросила Микаэла Ноддингс.
   – Я нет, – ответил Фибен. – Пусть Вселенная идет…
   – Фибен, – мягко упрекнула Гайлет. Она посмотрела на Микаэлу. – Я хочу.
   Шимми села и начала работать над другим плечом Фибена. Усмиренный, он снова закрыл глаза.
   – Каулт получил сообщение от своих, – сказала Микаэла. – Теннанинцы уже на пути сюда.
   – Уже? – Роберт свистнул. – Они не теряют времени.
   Микаэла покачала головой.
   – Народ Каулта уже связался с Советом Земли, чтобы договориться о покупке генетической базы невозделанных горилл и нанять земных экспертов в качестве консультантов. – Надеюсь, Совет выторгует хорошую цену.
   – Нищим выбирать не приходится, – сказала Гайлет. – Согласно некоторым из галактических наблюдателей, Земля в отчаянном положении, как и тимбрими. Если сделка означает, что теннанинцы перестают враждовать с нами и становятся союзниками, это жизненно важно.
   «А цена сделки – утрата горилл, наших родственников и клиентов», – думал Роберт. В вечер церемонии он обращал внимание только на забавную сторону случившегося, смотрел на происходящее вместе с Утакалтингом, как тимбрими. Но теперь невозможно было не задуматься о цене.
   «Ну, прежде всего они никогда не были нашими, – напомнил он себе. – Так мы, по крайней мере, будем помогать в их воспитании. Опять же, Утакалтинг говорит, что есть среди теннанинцев и неплохие».
   – А как же губру? – спросил он. – Они договорились заключить мир с Землей в обмен на согласие на церемонию.
   – Ну, это не совсем то, что они имели в виду – ответила Гайлет. – А вы как считаете, посол Утакалтинг?
   Щупальца тимбрими лениво обвисли. Весь вчерашний и сегодняшний день он создавал сложные глифы далеко превосходящие возможности Роберта кеннировать. Словно радовался чему-то утраченному и обретенному вновь.
   – Они будут действовать в собственных интересах, конечно, – сказал Утакалтинг. – Вопрос в том, хватит ли у них здравого смысла, чтобы не навредить себе.
   – Что вы имеете в виду?
   – Губру начинали эту экспедицию с разными целями. Их триумвират отражает конфликт между фракциями дома. Первоначальная цель экспедиции – захват населения Гарта в заложники и посредством этого, проникновение в тайны Совета Земли. Но потом им стало известно, что Земля не больше других знает о том, что именно открыл этот ваш гнусный дельфиний корабль.
   – А какие-нибудь новости о «Стремительном» поступали? – прервал Роберт.
   Выпустив по спирали глиф паланк, Утакалтинг вздохнул.
   – Дельфины каким-то чудом ушли из ловушки, поставленной для них десятком самых фанатичных кланов, – это само по себе поразительно, – и теперь «Стремительный» затерялся на звездных линиях. Фанатиков унизили, и напряжение в Галактике возросло. Это одна из причин растущего страха Повелителей Насестов губру.
   – Поэтому, когда захватчики обнаружили, что брать заложников для выуживания секретных сведений бессмысленно, они ухватились за другую возможность извлечь выгоду из этой дорогостоящей экспедиции, – предположила Гайлет.
   – Верно. Но когда погиб первый сюзерен Стоимости и Бережливости, равновесие в их триумвирате нарушилось. Вместо продвижения к консенсусу в политике все три сюзерена погрузились в необузданное соперничество за верховное положение в их Слиянии. Я не уверен, что даже сейчас понимаю все их замыслы и планы. Но последний замысел, наконец осуществленный ими, дорого им обойдется. Вульгарное вмешательство в правильный ход церемонии возвышения – серьезное дело.
   Роберт видел, как Гайлет вздрогнула от отвращения. Вспомнила, как на нее давили. Не открывая глаз, Фибен взял ее за руку.
   – Ну, так к чему же мы пришли? – спросил Роберт у Утакалтинга.
   – И здравый смысл, и честь требуют, чтобы губру сдержали данное Земле слово. Для них это единственный разумный выход.
   – Но вы не уверены, что они его видят?
   – Разве иначе я оставался бы здесь, на нейтральной почве? Мы бы с вами, Роберт, вместе с Атакленой, ели припрятанную мною кхугру и другие деликатесы и часами говорили бы… о многом. Но не сделаем этого, пока губру не выберут между логикой и самоуничтожением.
   Роберт ощутил холодок.
   – И насколько вероятно второе? – спросил он тихим голосом. Шимпы, однако, услышали.
   Утакалтинг осмотрелся. Вдохнул, как запах, вина сладкий прохладный воздух.
   – Прекрасная планета, – вздохнул он. – Но она пережила кошмар. Иногда так называемая цивилизация стремится уничтожить то, что призвана оберегать.


   – За ними! – воскликнул сюзерен Луча и Когтя. – За ними! Догнать их!
   Солдаты Когтя и их боевые роботы обрушились на небольшую колонну неошимпанзе, захватив их врасплох. Волосатые земляне пытались противостоять, они начали стрелять из своего разносортного оружия по наступающим губру. Действительно, разорвались два огненных шара, разбросав клочки обожженных перьев. Но в целом сопротивление было бесполезно. Вскоре сюзерен уже расхаживал среди остатков деревьев и трупов млекопитающих. Он разносил офицеров, докладывавших только об убитых шимпах.
   Ведь ходили слухи и о других – людях и тимбрими и трижды проклятых теннанинцах, наконец! Неужели невозможно найти ни одного из них? Они все сговорились! Это заговор!
   Теперь непрерывным потоком идут сообщения, просьбы, требования, чтобы адмирал вернулся в Порт-Хелению. Чтобы он присоединился к другим предводителям для встречи, совещания, консенсуса.
   Консенсус! Адмирал покажет им консенсус! Он вернет себе лидирующее положение! И единственный способ сделать это после катастрофы на церемонии возвышения – продемонстрировать эффективность военного выбора. А когда теннанинцы явятся за своим призом – гартлингами, их встретит сила! Пусть попробуют проводить возвышение своих новых клиентов в глубоком космосе!
   Конечно, чтобы не допустить их на планету, чтобы вернуть ее Повелителям Насестов, необходима абсолютная уверенность, что не будет нападения в спину. Партизанщину необходимо подавить.
   Сюзерен Луча и Когтя не признался бы даже себе, что на его решение повлияли гнев и жажда мести. Признать это означало бы попасть во власть к сюзерену Праведности. Уже и так несколько лучших офицеров переметнулись, но лицемерный верховный священник вернул их. И это особенно раздражало.
   Адмирал решил вернуть себе их преданность – испытанным способом, победой!
   – Новые детекторы работают, действуют, они эффективны! – Он исполнил танец удовлетворения. – Они позволяют нам выслеживать землян, не нюхая специальных материалов. Теперь мы выслеживаем их по их собственной крови!
   Помощники сюзерена разделяли его удовлетворение. При таких темпах все противники скоро вымрут.
   Но ликование мигом спало, когда пришло сообщение, что один из их транспортных кораблей вышел из строя. Еще одна жертва той чумы разложения, что обрушилась на оборудование губру в горах и в долине Синда. Сюзерен приказал провести немедленное расследование.
   – Не имеет значения! Мы разместимся в остающихся транспортах. Никто, ничто, никакое происшествие не остановит нашу охоту.
   Солдаты подхватили:
   – Зууун!


   Она смотрела, как заросший человек в четвертый раз читает сообщение, и думала, правильно ли поступает. Со спутанными волосами, бородатый и обнаженный, майор Пратачулторн казался символом диких хищных волчат… слишком опасное существо, чтобы ему верить.
   Он взглянул на сообщение, и на мгновение она почувствовала его бешеное напряжение, дрожью пробежавшее по плечам и мощному торсу.
   – Похоже, мне приказано простить вас, мисс, и следовать вашей политике. – Голос его звучал хрипло. – Значит ли это, что меня освободят под клятвенное обещание? Откуда мне знать, что это подлинный приказ?
   Атаклена знала, что у нее нет выбора. В предстоящие дни она не сможет выделять шимпов для охраны Пратачулторна. Таких, на кого она может рассчитывать, кто не поддастся властному голосу землянина, очень мало, и майор уже четырежды едва не сбежал. Альтернатива одна – прикончить его немедленно. А это выше ее сил.
   – Не сомневаюсь, что вы убьете меня, если обнаружите, что приказ подложный, – ответила Атаклена.
   Он сверкнул зубами.
   – Даю вам слово, – заверил он.
   – А еще?
   Он закрыл и снова открыл глаза.
   – Согласно этому приказу правительства в изгнании у меня нет выбора.
   Я должен действовать так, словно меня не похищали. Мятежа никогда не было, и мои действия должны соответствовать вашим советам. Я согласен, но вы должны знать, что при первой же возможности я буду апеллировать к командованию на Земле. А они обратятся с этим вопросом в Совет. И как только координатора Онигл снимут, я вас отыщу, моя юная тимбрими. Я вернусь к вам.
   Неприкрытая ненависть, звучавшая в его словах, заставила ее вздрогнуть и одновременно вызвала уверенность в себе. Этот человек ничего не скрывает. В его словах – один смысл. Атаклена кивнула Бенджамину.
   – Выпусти его.
   Отводя взгляды от темноволосого человека, шимпы с несчастным видом опустили клетку и открыли дверцу. Пратачулторн вышел, разминаясь. Потом совершенно неожиданно подпрыгнул и оказался рядом с Атакленой. И рассмеялся, когда Атаклена и шимпы попятились.
   – Где мои люди? – резко спросил он.
   – Точно не знаю, – ответила Атаклена, пытаясь прекратить гир-поток. – Мы разбились на небольшие группы. Нам даже пришлось оставить пещеры, так как губру о них узнали.
   – А это место? – Пратачулторн указал на парящие склоны горы Фосси.
   – Мы ожидаем нападения врага в любой момент, – честно ответила она.
   – Ну, что ж, – сказал он. – Я не верю и половине того, что вы мне рассказали вчера об этой «церемонии возвышения» и ее последствиях. Но должен отдать вам должное: по-видимому, вы с папочкой хорошо позлили губру.
   Он принюхался, словно пытался взять след.
   – Я полагаю, у вас найдется для меня карта и накопитель информации?
   Бенджамин принес портативный компьютер, но Пратачулторн поднял руку.
   – Не сейчас. Прежде всего давайте убираться отсюда. Я хочу уйти подальше.
   Атаклена кивнула. Она понимала его чувства.
   Он рассмеялся, когда она отклонила его ироничный поклон и попросила идти первым.
   – Как хотите, – бросил он.
   Скоро они уже бежали под покровом густой листвы. И немного погодя услышали гром в том месте, где находилось убежище. Однако небо осталось безоблачным.


   Ночь освещалась яркими огнями, которые отбрасывали четкие тени, опускаясь на землю. Они действовали неожиданно, ошеломляюще, заглушая шум боя и крики умирающих.
   Посылали огненные факелы в небо защитники, потому что нападающим свет был ни к чему. Они, руководствуясь радаром и приборами инфракрасного видения, атаковали уверенно и смертоносно, и мешали им только ослепительные вспышки.
   Шимпы бежали из своего темного, без костров лагеря во всех направлениях, бежали голые, прихватив только еду и оружие, в основном из укромных горных поселков, сожженных при недавнем наступлении. Несколько шимпов, прошедших школу партизанской войны, оставались сзади в отчаянной попытке прикрыть отступление.
   Они испробовали все способы, чтобы обмануть смертоносные и точные детекторы врага. Вспышки автоматически мешали активным и пассивным сенсорам. И им удалось замедлить продвижение птицеподобных, но лишь незначительно. Однако запас вспышек невелик.
   К тому же у врага появилась новая тайная система, которая позволяла выслеживать шимпов даже сквозь самую густую растительность, даже обнаженных, вообще без признаков цивилизации.
   Преследуемые могли только разбиться на небольшие группы. И тем, кто сумеет уйти, предстояло жить как животным, в одиночестве, в лучшем случае парами, испуганно озираясь под небом, которое когда-то принадлежало им.

   Сильвия помогала пожилой шимми и двум детенышам подняться по переплетенному лианами стволу, когда вставшие дыбом волосы подсказали ей, что поблизости заработал гравидвигатель. Она знаком велела всем укрыться, но что-то – может быть, неровный звук моторов, – заставило ее задержаться, выглянуть из-за упавшего дерева. Она разглядела в темноте тусклый беловатый корпус, который пробил освещенную звездами листву и с грохотом исчез в джунглях.
   Сильвия смотрела на темный туннель, пробитый упавшим кораблем.
   Слушала, кусая ногти, как опадают сорванные ветви и листья.
   – Донна, – прошептала она. Пожилая шимми подняла голову. – Ты можешь одна с детьми добраться до места встречи? Тебе нужно только дойти до ручья, а потом идти по течению, пока не увидишь небольшой водопад и пещеру. Сможешь?
   Донна помолчала, сосредоточившись, потом кивнула.
   – Хорошо, – сказала Сильвия. – Когда встретишь Петри, скажи, что я видела, как упал вражеский разведчик, и решила взглянуть на него.
   Глаза пожилой шимми от страха расширились, так что стали видны белки вокруг радужной оболочки. Она несколько раз кивнула, потом протянула руки к детям. К тому времени, как те прижались к ней, Сильвия уже исчезла в туннеле из сломанных ветвей.
   «Зачем я это делаю?» – думала Сильвия, проходя под расколотыми деревьями; из разломов еще сочилась жидкость. Слышались шорохи животных, они убегали от своих разрушенных жилищ. Волосы Сильвии встали дыбом от запаха озона. А когда она подошла ближе, ощутила еще один знакомый запах – запах пережаренной птицы.
   Все казалось странным в полутьме. Никакого цвета, кроме разнообразных оттенков серого. Когда перед ней показался белый корпус разбившегося корабля, Сильвия увидела, что он лежит на склоне под углом в сорок градусов и нос его поврежден от удара.
   Она слышала легкий треск – разряды какого-то электронного оборудования. Кроме него, изнутри не доносилось ни звука. Главный люк сорван с петель.
   Касаясь все еще теплого корпуса, Сильвия осторожно подошла поближе.
   Дотронулась до сопла одного из гравитационных двигателей, пальцы ее нащупали пятна ржавчины. «Плохое обслуживание, – подумала она, отчасти для того, чтобы мозг был чем-то занят. – Может, поэтому он разбился?» Во рту у нее пересохло, сердце ушло в пятки, когда она ухватилась за отверстие и перегнулась через край, вглядываясь внутрь.
   Два губру, привязанные ремнями, свисали с кресел, шеи у них были сломаны.
   Сильвия попыталась сглотнуть. Заставила себя поднять ногу и осторожно ступить на наклонную палубу. Сердце у нее чуть не лопнуло, когда плиты палубы заскрипели и один из солдат Когтя пошевелился.
   Но это только скрипы и оседания разбитого корабля.
   – О Гудолл! – простонала Сильвия, убирая руку с груди. Трудно сосредоточиться, когда инстинктивно ей хочется убраться отсюда.
   Как это было с ней на протяжении многих дней, Сильвия попыталась представить себе, как бы поступила в таких обстоятельствах Гайлет Джонс.
   Она понимала, что никогда не станет такой шимми, как Гайлет. Дело не только в карте. Но если она очень постарается…
   – Оружие, – прошептала она и заставила себя дрожащими руками забрать оружие у солдат. Секунды казались ей часами, но скоро два сабельных ружья и два пистолета пополнили груду у люка. Сильвия уже собиралась выползти, как вдруг хлопнула себя по лбу.
   – Дура! Сведения нужны Атаклене больше этих хлопушек!
   Она вернулась в рубку и осмотрелась, думая, сумеет ли распознать что-нибудь интересное и значительное, даже если оно прямо перед ней.
   «Ну, давай. У тебя полноправное земное гражданство, ты почти закончила колледж. И несколько месяцев работала на губру».
   Сосредоточившись, она узнала приборы управления полетом и – по символам, напоминающим снаряды, – оружейную консоль. На экране, еще освещенном садящимися батареями, рельефная карта местности, со множеством значков и надписей на галактическом-три.
   «Может, они с помощью этого находят нас?» – думала Сильвия.
   Шкала, сразу под экраном, на ней знакомые ей слова из языка врага.
   Надпись – «Выбор частоты». Она осторожно коснулась таблички.
   В нижнем углу экрана образовалось окно. В нем текст, слишком сложный, чтобы она его поняла. Сильвия сосредоточенно всматривалась в слова сразу под диаграммой. Вспоминала буквы галактического-три.
   – Ге… гем… мог…
   И вдруг почувствовала, что ее кожа покрылась пупырышками. Она провела языком по пересохшим губам и прошептала одно-единственное слово:
   – Гемоглобин.


   – Биологическая война! – Сюзерен Луча и Когтя прыгал на мостике крейсера, который сделал своим штабом, и указывал на техника-кваку, принесшего новость. – Коррозия, разложение, эта чума механизмов и вооружения – все это создано сознательно?
   Техник поклонился.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Поделиться ссылкой на выделенное