Дэвид Брин.

Война за возвышение

(страница 47 из 52)

скачать книгу бесплатно

   Она закрыла глаза и задремала. «Чуть-чуть», – подумала она. Впрочем, перерыв был совсем недолгим. Неожиданно Гайлет увидела прежний сон, тот самый, в котором над ней склонялись губру со своими злыми машинами. Она вздрогнула и открыла глаза.
   Сумерки становились все гуще. Ярко светили звезды.
   Шимпы встали, когда приблизился ярко раскрашенный флиттер и опустился перед ними. Из него появились трое: высокий губру в белоснежном оперении, паукоподобный галакт и низенький полный человек, на котором протокольный мундир висел мешком. Шимпы поклонились, а в человеке Гайлет узнала Кордвайнера Эпплби, главу местного отделения Совета возвышения.
   Человек выглядел ошеломленным. Конечно, принять участие в таком событии – большое потрясение. Но Гайлет показалось, что его чем-то опоили.
   – Хм, хочу поздравить всех участников, – сказал он, выходя вперед. – И пусть все знают – мы гордимся вами. Мне передали, что результаты некоторых тестов еще изучаются, но в целом Институт возвышения считает, что Pan agronostes, то есть неошимпанзе из земного клана, уже готовы к третьей стадии.
   Подошел чиновник арахноид.
   – Это правда. Более того, могу даже пообещать, что Институт благосклонно отнесется к просьбе Земли о дальнейших испытаниях.
   «Спасибо, – подумала Гайлет, кланяясь в общей массе. – Но только без меня».
   Главный испытатель разразился длинной речью о правах и обязанностях клиентов. Он говорил об исчезнувших Прародителях, которые давным-давно основали галактическую Цивилизацию, и об установленных для всех последующих поколений процедурах.
   Испытатель говорил на галактическом-семь, известном большинству шимпов. Гайлет пыталась следить за речью, но ей мешали тревожные мысли о последствиях.
   Она не сомневалась, что легкая вибрация, сопровождавшая их на всем пути по холму, теперь усилилась, заполнила воздух низким, еле различимым гудением. Гайлет покачнулась: ее словноокатиловолной нереальности. Она заметила, что несколько вечерних звезд неожиданно вспыхнули ярче. Остальные начали разбегаться по сторонам, и прямо над головой появилось овальное искажение. Там концентрировалась тьма.
   Музыкальная речь испытателя затянулась. Кордвайнер Эпплби слушал завороженно и благоговейно. Но белоперый губру с каждой минутой проявлял все большее нетерпение. Гайлет понимала, в чем дело. Теперь, когда гиперпространственный шунт разогрелся и готов к действию, любое промедление дорого обходится захватчикам. Теперь она испытала благодарность к многословному представителю Института, и слегка толкнула Микаэлу призывая к вниманию.
   Несколько раз губру раскрывал клюв, собираясь совершить чуть ли не преступление – прервать испытателя. Наконец, когда арахноид на мгновение смолк, чтобы перевести дыхание, птицеподобный резко вмешался.
Гайлет, обучавшаяся достаточно долго, легко понимала его галактический-три.
   – …затягивать, откладывать, длить. Ваши мотивы сомнительны, подозрительны, не внушают доверия. Я настаиваю на том, чтобы вы продолжали, проводили, завершали церемонию!
   Но испытатель невозмутимо тянул на галактическом-семь.
   – Приняв сегодня вызов более серьезный, чем те, что мне приходилось видеть прежде, вы доказали, что достойны статуса младших клиентов нашей цивилизации и принесли честь всему своему клану. Вы по заслугам получаете сегодня право подтвердить любовь к своим патронам и выбрать консорта-представителя. Последнее очень важно. Вы должны выбрать консорта из известных кислорододышащих космических рас, не принадлежащих к вашему клану. Эта раса защитит ваши интересы и в качестве посредника будет беспристрастно рассматривать ваши возможные споры с патронами. Если хотите, можете оставить тимбрими, из клана краллнитов, которые были вашим консортом до сих пор. Впрочем, можете и сменить консорта. Так или иначе, у вас есть право выбора: вы можете заявить, что не желаете участвовать в галактической цивилизации и просите повернуть назад процесс возвышения.
   Даже такой шаг предусмотрен Прародителями, как гарантия фундаментальных прав живых существ. «Неужели? Неужели мы имеем право?» Одна лишь мысль об этом ошеломила Гайлет. Она знала, что такого прецедента никогда еще не было, но сама возможность существует!
   Она вздрогнула и вновь сосредоточилась: главный испытатель поднял руки в благословении.
   – Именем Института возвышения и перед лицом всей галактической цивилизации объявляю вас, представителей вашей расы, достойными и способными делать выбор и наблюдать. Вперед без страха, и пусть все сущее гордится вами!
   Серентини отступил. Настала очередь спонсора церемонии. Это должен был быть человек, возможно, тимбрими, но не сегодня. Представитель губру исполнил танец нетерпения. Он быстро заговорил в переводчик, и прозвучали механические слова на галактическом-семь.
   – Десять шимпов должны сопровождать двоих представителей расы к гиперпространственному шунту в качестве свидетелей. На избранную пару возлагается вся ответственность выбора, который является делом чести.
   Сейчас я назову этих двоих. Доктор Гайлет Джонс, самка, гражданин Гарта, Земная федерация, клан Земли.
   Гайлет не хотела шевелиться, но Микаэла, выдала ее, слегка подтолкнув. Гайлет сделала несколько шагов вперед и поклонилась.
   Переводчик загремел снова.
   – Железная Хватка Хансен, самец, гражданин Гарта, Земная федерация, клан Земли.
   Большинство шимпов в отчаянии ахнули. Но Гайлет лишь закрыла глаза: ее опасения подтверждались. До сих пор в ней жила надежда, что сюзерен Праведности еще сохранил влияние среди губру, еще может заставить триумвират вести честную игру. Но теперь…
   Она нутром чувствовала, что ненавистный шен остановился рядом и злорадно улыбается.
   «Хватит! Мое терпение лопнуло! Должен же был главный испытатель что-то заподозрить! Если я скажу ему…»
   Но она не шевельнулась, не смогла даже рта раскрыть, не то что заговорить.
   Совершенно отчетливо Гайлет вдруг осознала, почему так долго не решалась выйти из игры и продолжала участвовать в этом фарсе.
   «Они вмешались в мою подкорку!»
   Она вспомнила свои сны… кошмарную картину, когда машины, управляемые безжалостными костями, воздействовали на нее, тонко, незаметно.
   «Институт возвышения просто не готов к такой проверке!» Конечно, нет! Церемонии возвышения – радостные события, это праздник клиентов и их патронов. Где это слыхано, чтобы представителей расы заставляли участвовать, предварительно обработав?
   «Должно быть, все сделано после ухода Фибена. Сюзерен Праведности вряд ли мог согласиться на подлог. Если бы только главный испытатель знал, мы получили бы с губру компенсацию ценой в целую планету!» Гайлет раскрыла рот.
   – Я… – Она пыталась заговорить. Главный испытатель посмотрел на нее.
   Пот выступил на лбу Гайлет. Ей нужно только произнести обвинение.
   Просто намекнуть!
   Но мозг застыл, словно она забыла все слова.
   Ну конечно. Речевой затор. Губру знают, как легко вызвать его у неошимпанзе. Человек, возможно, преодолел бы его, но усилия Гайлет тщетны.
   Она не могла разобрать реакцию арахноида, но ей показалось, что серентини разочарован. Испытатель отступил.
   – Направляйтесь к гиперпространственному шунту, – сказал он.
   «Нет!» – хотела крикнуть Гайлет. Но смогла только вздохнуть. Сама собой в знак согласия поднялась правая рука, встретилась с левой рукой Железной Хватки. Он схватил ее, и даже при желании она не могла бы высвободиться.
   В ее перевозбужденном мозгу пронеслась мгновенно картина: птичье лицо с желтым клювом и холодными, немигающими глазами. И никаким образом от нее невозможно было избавиться. Гайлет с абсолютной ясностью осознала, что именно этот образ она принесет на вершину церемониального холма и вместе с Железной Хваткой пошлет его в овал искаженного пространства над головой, и именно его увидят галакты – и здесь, и на тысячах других планет.
   Часть сознания, ее логическая сущность, все еще принадлежавшая ей, но сейчас отрезанная и изолированная, разгадала холодную расчетливость этого плана.
   Конечно, люди опротестуют выбор, заявив, что он сделан под принуждением. И, вероятно, более половины кланов галактики поверят, но уже ничего не изменится. Выбор сохранится! Альтернативой была бы дискредитация всей системы. Однако звездная цивилизация сейчас испытывает такие трудности, что нового кризиса просто не вынесет.
   Скорее всего большинство кланов посчитают, что и так слишком много внимания уделено незначительному племени волчат. Справедливо или нет, но большинство пожелает просто ликвидировать эту проблему раз и навсегда.
   Все это Гайлет поняла мгновенно. Губру хотят не просто стать новыми консортами-представителями, «защитниками» шимпов. Они хотят уничтожить человечество. Тогда ее племя перейдет к другим патронам.
   Гайлет ни на минуту не усомнилась в том, что это будут губру.
   Сердце Гайлет отчаянно билось. Она пыталась сопротивляться Железной Хватке, но безуспешно. Она молилась, чтобы ее хватил удар.
   «Уж лучше бы мне умереть!»
   Жизнь ее не имеет значения, и в любом случае ее «исчезновение» запланировано сразу после церемонии. От свидетеля избавятся. «О, Гудолл и Ифни, ударьте меня молнией!» Ей хотелось закричать.
   И в этот момент раздался голос. Голос… но не ее, произнес:
   – Остановитесь! Нарушена справедливость, и я требую внимания!
   Гайлет и не предполагала, что сердце может так колотиться. От тахикардии она едва не лишилась сознания. «О Гудолл, пусть это будет…» Она слышала, как выругался Железная Хватка; он выпустил ее руку. Одно это уже доставило облегчение. Послышалось гневное квохтанье губру и изумленные возгласы шимпов. Кто-то – Гайлет поняла: Микаэла – взял ее за руку.
   Уже сгустились сумерки. Разбросанные облака освещались прожекторами с холма и тем беспокойным туннелем энергии, который возник над искусственной горой. В свете фар стоящего флиттера показался одинокий неошимпанзе в грязном церемониальном платье. Он приближался к последней испытательной станции, вытирая пот со лба, решительно направился к троим удивленным чиновникам.
   «Фибен!» – подумала ошеломленная Гайлет. Однако первыми восстанавливаются старые привычки: «О, Фибен, не важничай. Не забывай протокол…»
   Гайлет истерически захихикала, разобравшись в своих мыслях. Это частично вывело ее из шока и она смогла поднять руку и прикрыть рот.
   – О, Фибен, – выдохнула она.
   Железная Хватка заворчал, но вновь прибывший не обратил на проби внимания. Фибен поймал взгляд Гайлет и подмигнул. Гайлет поразилась: жест, который раньше приводил ее в ярость, теперь вызвал радостную дрожь в коленях.
   Фибен остановился перед чиновниками и низко поклонился. Потом, уважительно сложив руки, стал ждать разрешения говорить.
   – …бесчестное, недопустимое, неслыханное вмешательство, – загремел переводчик-губру. – Мы требуем немедленного устранения, изъятия, наказания…
   Голос неожиданно прервался: это главный испытатель протянул руку и выключил переводчик. Потом сделал шаг вперед и обратился к Фибену:
   – Младший, поздравляю тебя, ты в одиночку сумел преодолеть этот путь.
   Твой подъем просто потряс публику, он совершенно необычен и делает особенно необычной всю эту церемонию. Набранные тобой баллы и остальные достижения дают тебе право находиться здесь. – Серентини сложил две руки и склонил переднюю часть тела. – А теперь, – сказал он, снова выпрямляясь, – правильно ли я понял, что у тебя есть жалоба? Достаточно важная, чтобы оправдать такую резкость?
   Гайлет напряглась. Главный испытатель может симпатизировать Фибену, но его слова звучат как завуалированная угроза. Фибену надо остерегаться.
   Одна ошибка, и он сделает положение еще критичнее.
   Фибен снова поклонился.
   – Я… я почтительно прошу объяснить, как были выбраны представители.
   «Не так уж плохо». Гайлет продолжала сражаться с незримым принуждением. Если бы только она могла подойти и помочь!
   Главный испытатель терпеливо ответил:
   – По традиции церемонии пару представителей выбирают спонсоры среди тех, кто прошел все предыдущие испытания. В данном случае спонсоры действительно враги твоего клана, но всякая вражда прекращается до завершения обрядов. Между кланами Земли и гуксу-губру в настоящее время мир. Ты протестуешь против этого, младший?
   – Нет. – Фибен покачал головой. – Не против этого. Я просто хочу знать: должны ли мы полностью согласиться с выбором представителей, сделанным спонсором?
   Губру немедленно негодующе заквохтал. Шимпыудивленно переглядывались. Железная Хватка пробормотал:
   – Когда это кончится, я проучу маленького братца…
   Испытатель знаком восстановил тишину. Его многофасеточные глаза устремились на Фибена.
   – Младший, значит, если бы тебе дали право решать, ты бы оспаривал право избранных?
   Фибен поклонился.
   – Да, ваша честь.
   На этот раз крик губру прозвучал особенно жалобно.
   Гайлет попыталась шагнуть вперед, но Железная Хватка удержал ее. Она вынуждена была остаться на месте, слушая глухие проклятия проби.
   Наконец серентини снова заговорил:
   – Я симпатизирую тебе, но не вижу способа удовлетворения твоей просьбы. Без прецедента…
   – Но прецедент существует!
   Новый низкий голос донесся со склона. На свет из толпы галактов-наблюдателей и официальных лиц вышли четыре фигуры, и если раньше Гайлет удивлялась чудесам, то теперь могла только зачарованно созерцать, не веря своим глазам.
   «Утакалтинг!»
   Стройного тимбрими сопровождал бородатый мужчина-человек; его одежда была явно заимствована у какого-то двуногого негуманоидного галакта и наброшена поверх шкуры животного. Рядом с ним шел неошимпанзе с явными трудностями прямохождения и множеством атавизмов. Приблизившись к поляне, этот шимп задержался, словно понимая, что ему тут не место.
   Четвертый из приближавшихся, высокий галакт с ярким, гордо раздутым гребнем, небрежно поклонился и обратился к главному испытателю.
   – Я тебя вижу, Коугх*Квинн'3 из Института возвышения.
   Серентини поклонился в ответ.
   – И тебя я вижу, почтенный посол Каулт-теннанинец, и тебя вижу, Утакалтинг-тимбрими, и ваших спутников. Мне приятно быть свидетелем вашего благополучного прибытия.
   Рослый теннанинец широко развел руки.
   – Благодарю тебя за разрешение воспользоваться твоей аппаратурой для связи с моим кланом после долгой вынужденной изоляции.
   – Это нейтральная территория, – ответил представитель Института возвышения. – Я знаю, что ты поставишь перед Институтом серьезные вопросы относительно этой планеты, когда церемония завершится. Но сейчас мы должны продолжить. Пожалуйста, объясни слова, которые ты сейчас произнес.
   Каулт указал на Утакалтинга.
   – Этот уважаемый посол представляет расу, которая служит консортом-представителем и защитником неошимпанзе с того момента, как волчата вступили в галактическое сообщество. Я уступаю ему право объяснить тебе.
   Гайлет сразу заметила, каким уставшим выглядит Утакалтинг. Обычно выразительные, щупальца тимбрими безжизненно обвисли, глаза его почти закрылись. С явным усилием он вышел вперед и протянул маленький черный куб.
   – Вот ссылки, – сказал он.
   Подошел робот и взял у него куб. Теперь штат Института займется рассмотрением материалов. А пока испытатель внимательно слушал Утакалтинга.
   – Материалы подтверждают, что еще в самом начале галактической истории Прародители выработали церемонию возвышения из желания предотвратить возможные этические ошибки. Те, кто начинал процесс возвышения, постоянно советовались со своими клиентами, как в наши дни поступают люди со своими. И клиентам никогда не навязывали выбор представителей.
   Утакалтинг указал на собравшихся шимпов. – Строго говоря, спонсоры церемонии вносят только предложение.
   Клиенты, выдержавшие испытание, согласно закону могут отвергнуть их. Это плато по закону является их территорией. Мы здесь только их гости.
   Гайлет видела возбуждение галактических наблюдателей. Многие консультировались со своими накопителями информации, оценивая аргументы Утакалтинга. Со всех сторон слышался уже многоязычный говор собравшихся.
   Появился новый флиттер с представителями губру и портативным устройством связи. Очевидно, захватчики тоже проводили розыск.
   Все это время действовал гиперпространственный шунт. Теперь низкое гудение прощупывает всю округу, и Гайлет дрожала в заданном ритме.
   Главный испытатель обратился к номинальному представителю людей Кордвайнеру Эпплби.
   – От имени своего клана, поддерживаешь ли ты просьбу отступить от обычной процедуры?
   Эпплби прикусил нижнюю губу. Он посмотрел на Утакалтинга, потом на Фибена, снова на посла тимбрими. И, наконец впервые улыбнулся.
   – Черт побери, конечно! Конечно, поддерживаю! – сказал он на англике.
   Потом покраснел и перешел на превосходный галактический-семь:
   – От имени своего клана я поддерживаю просьбу посла Утакалтинга.
   Испытатель отвернулся и выслушал своих помощников. Все стихли, напряженно ожидая. Испытатель поклонился Фибену.
   – Действительно, существует неоспоримый прецедент, оправдывающий твою просьбу. Могут ли твои товарищи подтвердить выбор поднятием руки? Или нужно тайное голосование?
   – Давай! – послышался шепот на англике. Молодой человек, сопровождавший Утакалтинга, улыбнулся и просигналил Фибену. К счастью, никто из галактов не смотрел в эту сторону и не видел нарушения протокола.
   Фибен усилием воли сохранил выдержку и поклонился.
   – Я думаю, голосования руками достаточно, ваша честь. Спасибо.
   Во время выборов Гайлет даже развеселилась. Она очень старалась отклонить свою кандидатуру, но та же жуткая воля, неумолимая сила, которая раньше не давала ей заговорить, теперь помешала отозвать свое имя. Ее избрали единогласно.
   Соревнование представителей мужчин прошло тоже гладко. Фибен стоял перед Железной Хваткой и смотрел прямо в свирепые глаза высокого проби.
   Гайлет обнаружила, что может только воздержаться, но и это вызвало удивленные взгляды.
   Тем не менее она чуть не заплакала от радости и облегчения, когда голосованием получилось девять к трем… в пользу Фибена Болджера. Когда он наконец подошел к ней, Гайлет повисла у него на шее и всхлипнула.
   – Ну, ну, – сказал он. И ее успокоили не эти обычные слова, а его голос. – Я ведь тебе говорил, что вернусь.
   Она всхлипнула, вытерла слезы и кивнула. Привычный жест, привычные слова. Гайлет коснулась его щеки и слегка насмешливо сказала:
   – Мой герой.
   Вокруг собрались остальные шимпы, все, кроме оказавшихся в меньшинстве проби. Впервые показалось, что церемония может все-таки обернуться праздником.
   Они построились по двое вслед за Фибеном и Гайлет и поспешили по последнему участку тропы к вершине, где очень скоро установится связь между этой планетой и далекими-далекими мирами.
   И тут над небольшим плато послышался резкий свист. Новая машина на воздушной подушке приземлилась перед шимпами, преградив им дорогу.
   – О нет! – простонал Фибен. Он сразу узнал баржу с тремя сюзеренами сил вторжения губру.
   Сюзерен Праведности выглядел удрученно. Он свисал со своего насеста, не в силах даже поднять голову. Остальные два правителя, однако, тут же спрыгнули на землю и обратились к испытателю.
   – Мы тоже хотим представить, предъявить, предложить… прецедент!


   Легко ли победу превратить в поражение?
   Фибен размышлял об этом, сняв протокольное платье и позволив двум шимпам растереть себе плечи. Он потянулся. Остается надеяться, что он еще не забыл уроки борьбы.
   «Я слишком стар для этого, – подумал он. – И позади такой длинный и трудный день».
   Губру не шутили, когда радостно объявили, что нашли выход. Гайлет пыталась объяснить ему, пока он готовился. Как обычно, все связано с абстракциями.
   – Как я понимаю, Фибен, галакты совсем не отвергают идею эволюции, они не принимают только эволюцию разума. Они верят в нечто подобное тому, что мы называли «дарвинизмом», для существ ниже предразумных. Более того, они считают, что природа поступает мудро, заставляя каждый вид демонстрировать свою пригодность к жизни в первобытных условиях.
   Фибен вздохнул.
   – Пожалуйста, ближе к делу, Гайлет. Просто скажи мне, почему я должен драться с этим ублюдком. Разве даже по земным стандартам судебный поединок не кажется глупостью?
   Она покачала головой, на какое-то время ее словно постиг речевой затвор. Но как только это прошло, мозг ее вновь стал мозгом обычного педанта.
   – Нет, не совсем так. Подумай сам. Одна из опасностей, которой подвергается процесс возвышения, заключается в том, что патроны могут в ходе этого процесса лишить клиентов самой их сути, тех самых качеств, которые прежде сделали их кандидатами на возвышение.
   – Ты хочешь сказать…
   – Я хочу сказать, что губру могут обвинить в этом людей, и единственный способ избежать этого – доказать, что мы остаемся стойкими, страстными и физически сильными.
   – Но я думал, все эти тесты…
   Гайлет покачала головой.
   – Они свидетельствуют, что все оказавшиеся на плато соответствуют критериям третьей стадии. – Гайлет поморщилась, словно снова боролась с речевым барьером. – Эти испытуемые проходят даже по критериям института.
   Они обладают недостатками только с точки зрения необычных земных стандартов. – Такими, как приличие и телесный запах. Конечно, но я все еще не понимаю…
   – Фибен, Институту все равно, кто из прошедших испытания предстанет перед гиперпространственным шунтом. И если губру считают, что их представитель превосходит по крайней мере по одному критерию – по физической силе, – это имеет прецеденты. В сущности, так делалось много раз, когда результаты голосования расходились.
   Теперь наступила очередь Фибена качать головой и негромко ворчать:
   – Гудолл, что за порядки в этой галактике. Кажется, Пратачулторн все-таки прав. – В чем, Фибен?
   – Неважно. – Он увидел, что рефери, представитель Института пила, приближается к центру круга. Фибен повернулся и посмотрел в глаза Гайлет.
   – Скажи мне только, выйдешь ли ты за меня, если я выиграю?
   – Но… – Она заморгала, потом кивнула. Казалось, Гайлет силится сказать что-то еще, но у нее опять отнялась речь. Она вздрогнула и странным незнакомым голосом умудрилась произнести пять слов:
   – Убей… его… ради… меня… Фибен.
   И в глазах ее читалась не жестокость, не жажда крови, а нечто гораздо более глубокое. Отчаяние.
   Фибен кивнул. Он не питал иллюзий относительно того, что собирается сделать с ним Железная Хватка.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Поделиться ссылкой на выделенное