Дэвид Брин.

Война за возвышение

(страница 39 из 52)

скачать книгу бесплатно

   Роберт увидел, как Фибен посмотрел в его сторону и подмигнул.
   «Не меньше пяти порций пива», – подумал Роберт.
   Пратачулторн наклонился вперед.
   – Вы говорите, что видели гиперпространственный шунт? Можете указать точное место расположения?
   – Я получил подготовку разведчика, майор. В письменный отчет я включу карту или схему.
   Пратачулторн кивнул.
   – Если бы у нас уже не имелось других сообщений, никогда не поверил бы этому рассказу. Но теперь вынужден вам поверить. Говорите, установка дорогая, даже по стандартам губру?
   – Да, сэр. Так считаем мы с Гайлет. Судите сами. Люди смогли организовать только по одной церемонии возвышения для своих клиентов за все годы после Контакта, и в обоих случаях они происходили на Тимбриме.
   Поэтому другие клиенты, вроде кваку, относятся к нам пренебрежительно.
   – Частично это спровоцировано кланами соро и губру, которые пытались отказать людям в статусе патронов, но главным образом из-за нашей бедности, по галактическим стандартам.
   Фибен явно поднаторел. Роберт подумал, что отчасти это заслуга Гайлет Джонс. Со своим обостренным чувством эмпатии он воспринимал слабую дрожь, с которой Фибен произносил это имя.
   Роберт взглянул на Сильвию. «Похоже, у Фибена возникли сложности».
   Конечно, это напомнило Роберту о собственной ситуации. «Фибен не одинок», – подумал он. Всю жизнь он хотел стать восприимчивее, лучше разбираться в других и себе. Наконец его желание исполнилось, но не принесло ему радости.
   – Клянусь Дарвином, Джейн Гудолл и Гринписом! – Пратачулторн ударил по столу. – Мистер Болджер, ваше сообщение пришло как нельзя вовремя! – Он повернулся к Роберту и Лидии. – Вы понимаете, что это значит, джентльмены?
   – Гм… – начал Роберт.
   – Цель, сэр, – сжато ответила Лидия.
   – Совершенно верно, цель! Это полностью соответствует приказу, полученному от Совета. Если сумеем разрушить шунт – предпочтительно до прибытия почетных гостей, ударим губру в самое больное место – по кошельку!
   – Но… – попытался возразить Роберт.
   – Вы слышали рассказ разведчика, – сказал Пратачулторн. – Губру в трудном положении. Они истратили все ресурсы, их предводители вцепились в горло друг другу, и это может стать последней каплей! Да, мы можем ударить, когда там соберется весь их триумвират!
   Роберт покачал головой.
   – Не стоит ли все хорошенько обдумать, сэр? Я имею в виду предложение этого сюзерена Правдивости…
   – Праведности, – поправил Фибен.
   – Да. Его предложение Фибену и доктору Джонс.
   Пратачулторн в свою очередь покачал головой.
   – Явная ловушка, Онигл.
Будьте осторожней.
   – Я осторожен, сэр. Я эксперт в этих вопросах не лучший, чем Фибен, и гораздо хуже разбираюсь, чем доктор Джонс. И, конечно, я согласен, что это может быть ловушка. Но по крайней мере внешне это выглядит чрезвычайно выгодно для Земли! Не думаю, что мы должны отбросить такое предложение, даже не сообщив Совету.
   – На это нет времени, – ответил Пратачулторн, качая головой. – Я получил приказ действовать по собственному усмотрению и по возможности до прибытия почетных гостей из галактики.
   Роберт ощутил растущее отчаяние.
   – Но давайте хотя бы посоветуемся с Атакленой. Она дочь дипломата и быстрее нас разберется в том, какими могут оказаться последствия.
   Хмурое лицо Пратачулторна было весьма красноречиво.
   – Если найдется время, я с удовольствием выслушаю мнение молодой тимбрими. – Но стало ясно, что Роберт упал в глазах майора, упомянув имя «генерала».
   Пратачулторн хлопнул по столу.
   – Требуется срочно собрать совещание офицеров и выработать тактику действий против гипершунта. – Он повернулся и кивнул шимпам. – Вы свободны, Фибен. Благодарю вас за храбрость и своевременные действия. То же самое относится и к вам, мисс. – Он кивнул Сильвии. – С нетерпением жду письменный отчет.
   Элси и Бенджамин встали и вышли. Как временно получивших офицерское звание, их не включили в штаб Пратачулторна. Фибен встал медленнее, с помощью Сильвин.
   Роберт торопливо заговорил вполголоса с Пратачулторном.
   – Сэр, я уверен, вы просто забыли, что Фибен офицер колониальных сил.
   Если мы его не пригласим, это будет политической ошибкой.
   Пратачулторн мигнул. Выражение его лица не изменилось, но Роберт понял, что опять промахнулся.
   – Да, конечно, – спокойно сказал майор. – Пожалуйста, передайте лейтенанту Болджеру, что он может остаться, если не очень устал.
   После этого он повернулся к приемнику и стал вызывать файлы. Роберт чувствовал на себе взгляд Лидии. «Наверно, считает, что я никогда не научусь такту», – подумал он, подходя к двери и придерживая Фибена, когда тот уже выходил.
   Друг улыбнулся ему.
   – Наверно, детское время кончилось, – тихо заметил Фибен, взглянув в сторону Пратачулторна.
   – Даже хуже, старина. Но я только что добился для тебя статуса почетного взрослого.
   «Если бы взгляды могли ранить, – думал Роберт, глядя на кислую мину Фибена. – Ты считал, что это время Миллера». – Они говорили о возможном происхождении этого выражения – «детское время».
   Фибен, держась за плечо Сильвии, вернулся в помещение. Она какое-то время смотрела на него, потом повернулась и вышла вслед за Элси.
   Бенджамин, однако, задержался. Он увидел, как Роберт кивком попросил его остаться. Роберт незаметно передал ему небольшой диск. Вслух он не решился говорить, но сделал знак рукой.
   «Передай», – попросил он.
   Бенджамин быстро кивнул и вышел.
   Когда Роберт вернулся к столу, Пратачулторн и Лидия уже углубились в сложности предстоящего боя. Майор повернулся к Роберту.
   – Боюсь, некогда будет использовать бактерии, хотя вы проявили большую изобретательность…
   Роберт почти не слышал. Он сел, думая о том, что только что совершил преступление. Тайно записав весь ход встречи, включая доклад Фибена, он нарушил правила. Отдав запись Бенджамину, он нарушил приказ.
   А попросив шимпа доставить запись чужаку, он тем самым совершил измену.


   Рослого неошимпанзе ввели в обширное подземное помещение на цепи со скованными руками. Шимп не обращал внимания на стражников, тоже шимпов, но в мундирах захватчиков, которые несли другой конец цепи, но время от времени вызывающе посматривал на чужаков техников, которые располагались на переходах вверху.
   Лицо его было испещрено старыми шрамами, а теперь к ним прибавились ссадины и открытые раны; местами не хватало шерсти. Раны заживали, но выглядели весьма непривлекательно.
   – Пошли, – сказал один из стражников, подталкивая шимпа вперед. – Птицы хотят задать тебе несколько вопросов. Макс продолжал игнорировать проби. Его отвели к помосту в центре помещения. Здесь ждали несколько кваку, стоя на платформе с приборами.
   Макс смотрел на предводителя чужаков, затем небрежно поклонился.
   Птицеподобный едва поклонился в ответ.
   Рядом с кваку стояли еще трое квислингов. Двое хорошо одетых шимпов, из тех, что наживаются на поставке губру стройматериалов и рабочих. Ходили слухи, что делают они это за счет своих отсутствующих партнеров-людей. Но рассказывали также о согласии и прямом попустительстве людей, интернированных на острове Гилмор. Макс не знал, какую версию предпочесть.
   Третий шимп на платформе – командир вспомогательных сил, высокий шен, который высокомерно именует себя Железной Хваткой.
   Макс знал, как полагается обращаться с предателями. Он улыбнулся, обнажив большие клыки, и плюнул к их ногам. Проби с криком дернули за цепь, и он пошатнулся. Стражники подняли дубинки. Но быстрое чириканье кваку остановило их. Они с поклоном отступили.
   – Ты уверен… не сомневаешься, что этот… этот индивидуум тот самый, кого мы ищем? – спросил пернатый офицер у Железной Хватки.
   Шимп кивнул.
   – Он найден раненым около того места, где были захвачены Гайлет Джонс и Фибен Болджер. Его видели в их обществе до восстания; он много лет служил в ее семье. Я провел анализ, показывающий, что контакт с этими индивидуумами делает его пригодным.
   Кваку кивнул.
   – Ты очень изобретателен, – сказал он Железной Хватке, – и будешь вознагражден, тебе повысят статус. Хотя один из кандидатов, избранных сюзереном Праведности, каким-то образом сумел уйти из наших сетей, мы можем заменить его новым. Тебе сообщат.
   Макс достаточно долго жил под властью губру, чтобы понять, что эти чиновники – приближенные сюзерена Стоимости и Бережливости. Хотя не представлял себе, чем он может оказаться им полезен.
   Почему его привели сюда? В глубинах рукотворной горы через залив от Порт-Хелении находится устрашающий муравейник механизмов и энергетических установок. Во время подъема на лифте волосы Макса вставали дыбом от статического электричества: губру и их клиенты испытывали титанические машины.
   Функционер-кваку разглядывал его одним глазом.
   – Ты исполнишь две функции, – сказал он Максу. – Послужишь двум целям. Ты дашь нам информацию, сообщишь сведения о твоем прежнем нанимателе, нужные нам материалы. И ты поможешь, окажешь помощь нам в эксперименте.
   Макс снова улыбнулся.
   – Ни того, ни другого я не сделаю, и мне безразлично, если это проявление неуважения. Можете надеть клоунский наряд и кататься на велосипеде.
   Кваку мигнул раз, другой, слушая компьютерный перевод. Обменялся чириканьем со своими помощниками, потом снова повернулся к Максу.
   – Ты не понял, ошибся в наших словах. Вопросов не будет. Тебе не нужно говорить. Твое согласие не требуется.
   Полная убежденность этого заявления звучала устрашающе. Макс вздрогнул в неприятном предчувствии.
   Когда его схватили, враг добивался признаний. Он приготовился сопротивляться, но его потрясло, когда выяснилось, что их интересуют только гартлинги. Снова и снова его спрашивали: «Где предразумные?» Гартлинги?
   Легко обманывать их, несмотря на все наркотики и пси-машины, потому что главное предположение врагов оказалось таким нелепым. Представить себе только: галакты, поверившие в глупые детские сказки! Макс узнал множество способов дурачить кваку.
   Например, он изо всех сил старался не «признаваться», что гартлинги существуют. И ему удалось на время убедить их, что они идут по правильному пути.
   Наконец они сдались и оставили его в покое. Вероятно, поняли, что он их дурачит. После этого его направили на строительство, и Макс решил, что о нем забыли.
   «Отнюдь», – понял он теперь. Слова кваку обеспокоили его.
   – Что значит, не будете спрашивать?
   На этот раз ответил предводитель испытуемых. Железная Хватка радостно погладил усы.
   – Это значит, что всю информацию, которой ты владеешь, из тебя выдавят. Все эти машины, – он обвел рукой, – будут сосредоточены на тебе.
   Твои ответы выйдут наружу, а ты – нет.
   Макс резко выдохнул и почувствовал, как заколотилось сердце. Но ему помогла держаться твердая решимость: он не даст этим предателям радости увидеть, как у него отнялась речь! Он сконцентрировался на том, чтобы найти слова.
   – Это… это против… Правил Войны.
   Железная Хватка пожал плечами. И предоставил объяснять чиновнику-кваку.
   – Правила защищают… они созданы для видов и планет, а не для индивидуумов. И к тому же мы не приближенные священников!
   «Вот как, – понял Макс. – Я в руках фанатиков».
   Мысленно он попрощался с шимпами и шимми, с детьми своей групповой семьи, особенно со старшей групповой женой, которую больше никогда не увидит. Так же мысленно он наклонился и прощально поцеловал собственный зад.
   – Вы допустили две ошибки, – сказал он тюремщикам. – Первая: вы сказали, что Гайлет жива, а Фибен снова провел вас. Это поможет мне выдержать все, что вы со мной сделаете.
   Железная Хватка ответил:
   – Пока можешь радоваться. Но ты все-таки поможешь нам спустить на землю твоего бывшего хозяина.
   – Может быть, – кивнул Макс. – А вторая ошибка: вы прикрепили меня к этому…
   Руки его висели расслабленно, но вот он резко дернул ими и изо всей силы натянул цепь. Двое проби упали, выпустив концы цепи.
   Макс покрепче уперся ногами и взмахнул цепью, как кнутом. Охранники метнулись в стороны, но поздно. Удар расколол череп одного из шимпов на помосте. Другой, в отчаянии пытаясь увернуться, сбил с ног всех троих кваку, как кегли.
   Макс закричал от радости. Он вертел своим импровизированным оружием, пока все не оказались вне пределов досягаемости, потом изменил ось вращения. И, когда выпустил конец, цепь взлетела вверх и обвилась о поручень мостика над головой.
   Подняться по тяжелым звеньям нетрудно. Все казались слишком ошеломлены, чтобы помешать ему. Но наверху пришлось потратить несколько драгоценных секунд, разматывая цепь. И так как руки его были прикованы к цепи, пришлось тащить ее с собой.
   «Куда теперь?» – подумал он, собрав цепь. Увидев белое оперение справа от себя, Макс развернулся. И побежал в противоположную сторону, к лестнице, ведущей на следующий уровень.
   Конечно, мысль о бегстве нелепа. У него только две цели, обе сиюминутные: нанести как можно больше ущерба и потом покончить с жизнью, прежде чем он выдаст Гайлет.
   Первую задачу он выполнял на бегу, молотя цепью по приборам, трубам, нежным механизмам, до каких мог дотянуться. Некоторые механизмы оказались крепче, чем выглядели, но другие ломались со звоном. Стойки с приборами валились через край вниз.
   Макс искал возможность выполнить и другую задачу. Если не попадется оружие, он заберется достаточно высоко, чтобы перепрыгнуть через перила и упасть.
   Из-за угла показались техник-губру и два помощника-кваку, они чирикали, обсуждая какую-то проблему. Макс завопил и метнул цепь. У одного кваку образовалась лысина, перья полетели во все стороны. Обороняясь цепью на обратном пути, Макс крикнул «Уууу!» смотрящему на него губру, тот отчаянно пискнул и дал деру, оставив за собой облако пуха.
   – Со всем уважением! – добавил Макс в спину убегающему птицеподобному. Неизвестно, записывается ли происходящее. Гайлет говорила Максу, что убивать птиц нужно, делая это культурно.
   Заревели сирены. Макс спихнул кваку, оттолкнул другого и принялся подниматься по ступенькам. На следующем уровне он обнаружил заманчивую цель, мимо которой невозможно пройти. На краю грузовой платформы стояла длинная тележка с тонной хрупких фотонных приборов. У шахты лифта нет никаких поручней. Не обращая внимания на крики и шум, Макс нажал плечом.
   «Давай!» – выдохнул он, и тележка на колесах двинулась.
   – Эй! Он там! – услышал он крик шимпа. Макс напрягся, жалея о том, что раны ослабили его. Тележка покатилась.
   – Эй, ты! Прекрати!
   Слишком поздно, чтобы помешать инерции. Тележка вместе с грузом перевалила через край шахты. «Пора за ней», – подумал Макс.
   Но не успел он сделать и шага, как ноги его свело судорогой. Он узнал болезненный эффект воздействия станнера на нервы. И, повернувшись, успел заметить оружие в руках Железной Хватки.
   Руки Макса судорожно сжались, словно горло проби находилось рядом. Он отчаянно пытался упасть назад, в шахту.
   «Получилось!» Макс торжествовал, падая вниз. Колющее оцепенение продлится недолго. «Теперь мы сравнялись, Фибен», – подумал он.
   Но оказалось, что это не конец. Макс еще чувствовал, как руки чуть не выдернулись из суставов, когда он резко затормозил. Наручники оставили кровавые полосы, конец цепи задержался вверху. Сквозь металлическую сетку платформы Макс видел вверху Железную Хватку, который изо всех сил удерживал цепь. Проби посмотрел на него и медленно улыбнулся.
   Макс покорно вздохнул и закрыл глаза.

   Придя в себя, Макс чихнул и попытался отодвинуться от ужасного запаха. Он мигнул и смутно разглядел усатого неошимпа, который держал у него под носом еще дымящуюся разбитую капсулу.
   – Ну, вижу, ты проснулся.
   Макс чувствовал себя ужасно. Конечно, от станнера болело все тело, он едва мог шевелиться. Но особенно горели руки и запястья. Они были связаны за спиной, но Макс догадывался, что руки сломаны.
   – Где… где я? – спросил он.
   – В самом центре гиперпространственного шунта, – небрежно ответил Железная Хватка.
   Макс плюнул.
   – Проклятый лжец!
   – Как хочешь. – Железная Хватка пожал плечами. – Я просто подумал, что ты заслуживаешь объяснения. Видишь ли, вот эта машина называется усилитель. Она предназначена для проникновения в мозг и передачи изображения. Во время церемонии ею будут управлять представители Института, но они еще не прибыли. Так что мы собираемся чуть перегрузить ее, для проверки.
   – Обычно испытуемый субъект приходит добровольно, а сама процедура не причиняет вреда. Но сегодня все это не имеет значения.
   Из-за Железной Хватки послышалось резкое чириканье. В узком люке показались техники сюзерена Стоимости и Бережливости.
   – Время! – выпалил передний кваку. – Быстрей! Торопись!
   – А чего вы торопитесь? – спросил Макс. – Боитесь, что губру из других партий услышат и придут посмотреть?
   Закрывая люк. Железная Хватка взглянул на него и опять пожал плечами.
   – Это значит, что у нас есть время на один вопрос, но важный.
   Расскажи нам о Гайлет.
   – Никогда!
   – Ты ничего не сможешь сделать, – рассмеялся Железная Хватка. – Пытался когда-нибудь не думать о чем-то? Ты не сможешь не думать о ней.
   А машина, ухватившись за что-нибудь, извлечет из тебя все остальное.
   – Ты… ты… – Макс пытался найти слова, но на этот раз они исчезли.
   Он дергался, пытался уйти из центра массивных свернутых трубок, отовсюду нацелившихся на него. Но силы оставили его.
   Только не думать о Гайлет Джонс. Но, пытаясь не думать о ней, он, конечно, думал! Макс застонал, и в это время машина негромко загудела. И он сразу почувствовал, как вокруг него заиграли гравитационные поля сотен звезд.
   А в сознании завертелись тысячи картин. И все чаще и чаще среди них оказывалось изображение его прежней хозяйки и друга.
   – Нет! – Макс сражался с этим изображением. Он должен вообще ни о чем не думать, попытаться сосредоточиться на чем-то другом, прежде чем его разорвет на части.
   «Конечно!» Он позволил врагу вести себя. Неделями они допрашивали его, задавали вопросы только о гартлингах, и ни о чем, кроме них. Это походило на навязчивую идею. А теперь для него это мантра.
   «Где предразумные?» – настаивали они. Макс собрался и, несмотря на боль, рассмеялся.
   – Из всех… тупых… глупых… идиотских…
   Презрение к галактам наполнило его. Они хотят извлечь из него проекцию мысли? Пусть усилят это!
   Он знал, что снаружи, в горах и лесах, сейчас, должно быть, рассвет.
   Представил себе эти леса, представил себе, как мог, гартлинга, и расхохотался над получившимся изображением.
   И свои последние мгновения хохотал над идиотизмом жизни.


   Снова вернулись осенние бури, на сей раз обширный фронт циклона накатился на долину Синда. В горах ветры усилились, они срывали листья с деревьев и вздымали их вихрями. В пасмурном небе появились очертания смерчей.
   И как бы в ответ ожил вулкан. Его низкие жалобы медлительнее ветра, но от них лесные обитатели нервничали и забирались в норы или плотнее цеплялись за стволы деревьев. Разум не защищает от уныния. Шимпы в своих палатках на отрогах горы прижимались друг к другу, вслушиваясь в вой ветра. Время от времени кто-нибудь поддавался напряжению и с криком исчезал в лесу; через час или позже он возвращался, взъерошенный и смущенный, таща за собой хвост оборванной листвы.
   Гориллы тоже оказались восприимчивы к погоде, но проявляли это по-другому. По ночам они сосредоточенно смотрели на бегущие тучи, принюхивались, словно чего-то ждали. Атаклена не могла понять, о чем напоминают ей такие вечера, но позже, в собственной палатке, под густым пологом леса, она ясно слышала низкое атональное пение, каким гориллы отвечали на бурю.
   Эта колыбельная помогала ей уснуть, но за все нужно платить.
   Ожидание… такая песня, конечно, призовет то, что никогда не уходит насовсем.
   Голова Атаклены металась на подушке, щупальца развевались – искали, отталкивали, проникали, принуждали. И постепенно, неторопливо возникала знакомая сущность.
   – Тутсунуканн… – выдохнула она, не в состоянии проснуться и избежать неизбежного. Глиф собрался над головой, созданный из несуществующего.
   – Тутсунуканн с'ах браннитсун. А'твиллит'т…
   Тимбрими понимают, что бесполезно просить о милости, особенно во Вселенной Ифни. Но Атаклена превратилась в нечто, одновременно большее и меньшее, чем просто тимбрими. И у тутсунуканна появились союзники. К нему присоединились видимые изображения, метафоры. И грозная аура глифа усилилась, превратилась в кошмар. «…с'ах браннитсун…» – вздохнула Атаклена, умоляя во сне.
   Ночной ветер рвал ее палатку, а сонный мозг рисовал крылья огромных птиц. Злобные, они летят над самыми вершинами деревьев, их сверкающие глаза ищут, ищут… Слабая вулканическая дрожь сотрясает постель, а Атаклена представляет себе копошащиеся в земле существа – мертвые, неотмщенный утраченный Потенциал этой планеты, погубленный, уничтоженный буруралли много лет назад. Мертвые корчатся под обеспокоенной поверхностью, ищут…
   – С'ах браннитсун, тутсунуканн!
   Прикосновение собственных щупалец кажется нитями и лапами крошечных пауков. Гир-поток шлет крошечных гномов под кожу, они быстро начинают нежеланные изменения.
   Атаклена застонала: глиф ужасного выжидающего смеха повис над ней и уставился, наклонился, потянулся к ней…
   – Генерал? Мисс Атаклена! Прошу прощения, мэм, вы не спите? Мне жаль вас тревожить, сэр, но…
   Шимп замолчал. Он откинул клапан, собираясь войти, но тут же отскочил. Атаклена села, глаза ее были широко раскрыты, кошачьи зрачки расширились, зубы оскалились в пережитках сонного страха.
   Она как будто не замечала шимпа. Он замигал, глядя на волны, медленно пробегающие по ее горлу и плечам. А над вьющимися щупальцами, показалось шимпу, повисло что-то ужасное.
   Он чуть не сбежал. Потребовалась вся воля, чтобы только сглотнуть, наклонить голову и произнести:
   – Мэм, пожалуйста… Это я… Сэмми…
   Медленно, словно привлеченное исключительно силой воли, в глазах с золотистыми точками забрезжило сознание. Атаклена испустила дрожащий вздох. И упала вперед.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Поделиться ссылкой на выделенное