Дэвид Брин.

Война за возвышение

(страница 38 из 52)

скачать книгу бесплатно

   – Когда доберемся до Мулуна, – ответил он. – Скоро рассвет, а буря не продлится вечно. Пошли, я буду опираться на тебя.
   Она положила его здоровую руку себе на плечо, поддерживая его. И он сумел встать.
   – Знаешь, – сказал он. – Ты сильная маленькая шимми. Хм. Перенесла меня сюда?
   Она кивнула, глядя на него все с тем же блеском в глазах. Фибен улыбнулся.
   – Хорошо, – сказал он. – Очень хорошо.
   Они пошли, спотыкаясь, к лесистым холмам на востоке.



   Давным-давно, когда правил Посейдон и корабли людей были хрупки, как сухой трут, неудача постигла фракийский торговый корабль, он в начале зимы попал в бурю и разбился. Все моряки утонули, остался в живых только талисман корабля – обезьяна.
   И тут, как решили судьбы, когда обезьяна в последний раз глотнула воздух, появился дельфин. Зная, что между людьми и дельфинами большая любовь, обезьяна закричала «Спаси меня! Ради моих бедных детей в Афинах!» Быстрый, как молния, дельфин подставил спину.
   – Ты очень необычная, маленькая и уродливая для человека, – сказал дельфин, когда обезьяна ухватилась за него.
   – Люди считают меня очень красивой, – ответила обезьяна, закашлявшись и крепко держась за дельфина, который повернул к суше.
   – Ты говоришь, что ты из Афин? – спросило осторожное морское существо.
   – Конечно. Я бы не стала говорить, если бы это было не так, – заявила обезьяна.
   – А знаешь ли ты Пирей? – спросил подозрительный дельфин.
   Обезьяна оказалась находчивой.
   – О, да! – воскликнула она. – Пирей мой лучший друг! Я только на прошлой неделе разговаривала с ним!
   Дельфин гневно подпрыгнул и сбросил обезьяну в море, где она и утонула.
   Мораль: когда выдаешь себя за другого, постарайся придерживаться фактов.
 М.Н.Плано


   Изображение на голографическом экране дрожало. Ничего удивительного.
   Оно приходило за многие парсеки через свернутое пространство в пункте перехода Пурмин. Картинка прыгала и иногда теряла четкость.
   Но смысл послания совершенно ясен сюзерену Праведности.
   Толпа разнообразных существ находится перед пьедесталом сюзерена.
   Большинство он узнавал с первого взгляда. Вот пила, низкорослые, пушистые, с короткими руками. А вот высокий нескладный з'танг, он стоит перед паукообразным серентини. Лениво светится би-гле, свернувшись рядом с существом, которое сюзерен сразу не узнал. Возможно, клиент, а может быть, домашнее животное.
   К отчаянию сюзерена, в делегацию входили синтианин и человек.
   Человек!
   И невозможно жаловаться.
Логично включить в число официальных наблюдателей человека, так как планета отдана по лицензии людям, если, конечно, найдется подходящий претендент. Но сюзерен был уверен, что в распоряжении Института возвышения в этом секторе такого нет!
   Видимо, это еще один признак того, что политическая ситуация в пяти галактиках ухудшилась. С родины от Повелителей Насестов поступают сообщения о серьезных неудачах между спиральными рукавами. Сражения терпят неудачу. Союзники оказываются ненадежными. На некогда выгодных торговых путях, закрытых из-за блокады Земли, теперь доминируют боевые флоты соро и танду.
   Наступают тяжелые времена для великого и могучего клана гуксу-губру.
   Все теперь зависит от некоторых мощных кланов, пока еще сохраняющих нейтралитет. Но если произойдет нечто такое, что позволит заключить с ними союз, триумф достанется праведным.
   С другой стороны крыла, будет катастрофой, если эти нейтралы примкнут к противникам великого клана!
   Именно этими соображениями руководствовался сюзерен Праведности, когда выдвинул идею захвата Гарта. Внешне экспедиция была нацелена на захват заложников, чтобы вынудить Верховное Командование Земли поделиться своими тайнами. Но психологические прогнозы показывали, что это маловероятно. Волчата очень упрямы.
   Нет, поддержку плана сюзерена Повелителями Насестов обеспечили посулы добыть честь и славу клану, одержать решительную победу и тем самым привлечь на свою сторону колеблющихся. И вначале все шло так хорошо!
   Первый сюзерен Стоимости и Бережливости…
   Священник издал глубокую траурную ноту. Он не понимал раньше, какого мудреца они потеряли, как умел старый чиновник оттенить яркие способности своих молодых коллег своим здравым смыслом и надежностью.
   «Какой консенсус, какое единство, какую политику могли бы мы получить!»
   А теперь, вдобавок к постоянным раздорам во все еще не достигшем единства триумвирате, недавние дурные новости: землянин в составе делегации Института возвышения. О последствиях этого думать страшно.
   И даже не это еще самое плохое! Сюзерен в отчаянии смотрел, как землянин выступил вперед в качестве главы делегации. Он заговорил на отчетливом галактическом-семь.
   – Приветствую триумвират сил гуксу-губру, оккупирующих в настоящий момент лицензионную планету под названием Гарт от имени Каф'Квин*3, Верховного Высшего Экзаменатора Института возвышения. Это послание отправлено вам быстрейшим доступным способом, чтобы вы могли подготовиться к нашему прибытию. Состояние гиперпространства и пунктов перехода таково, что мы почти наверняка сможем присутствовать на предлагаемой церемонии и вовремя предложить соответствующие тесты на разумность в том месте и в то время, какие назначены вами.
   – Вы также извещаетесь, что галактический Институт возвышения с большим сомнением идет навстречу вашей необычной просьбе – из-за спешки и ограниченной информации.
   – Церемонии возвышения – радостные события, особенно в такие тревожные времена. На них празднуется продолжение и постоянное возобновление галактической культуры во имя наших почитаемых Прародителей.
   Клиенты – это надежда и будущее нашей цивилизации, и именно в таких ритуалах мы демонстрируем свою ответственность, честь и любовь.
   – Мы встречаем это событие, преисполненные любопытства к тем чудесам, которые клан гуксу-губру намерен показать пяти галактикам.
   Сцена исчезла, оставив сюзерена в задумчивости.
   Конечно, слишком поздно отозвать приглашения и отменить церемонию.
   Даже остальные сюзерены понимают это. Шунт должен быть завершен, и они должны приготовиться к приему почетных гостей. Поступить иначе – означает нанести невосполнимый ущерб делу губру.
   Сюзерен исполнил танец гнева и раздражения, изрыгая короткие резкие проклятия.
   Будь проклят этот дьявольский шутник-тимбрими! Задним числом сама мысль о гартлингах, туземных предразумных существах, переживших катастрофу буруралли, кажется нелепой. Но цепочка фальшивых свидетельств выглядела такой убедительной, сулила такие огромные возможности!
   Сюзерен Праведности начинал эту экспедицию, будучи первым из предводителей. Его высокое положение в Слиянии казалось непоколебимым, особенно после безвременной гибели первого сюзерена Стоимости и Бережливости.
   Но все изменилось, когда лопнул миф о гартлингах и стало ясно, что сюзерена Праведности просто одурачили. Неспособность найти доказательства ошибок людей в восстановлении Гарта и воспитании клиентов означала, что сюзерен по-прежнему не может вступить на почву этой планеты. Это, в свою очередь, задерживает выработку необходимых для Слияния гормонов. Все эти факторы – серьезные неприятности, ставящие под сомнение саму возможность Слияния.
   Восстание неошимпанзе помогло военным выдвинуться на первый план.
   Теперь сюзерен Луча и Когтя быстро и неудержимо завоевывает авторитет.
   Приближение Слияния наполняло сюзерена Праведности дурными предчувствиями. Такие события должны быть торжественными и высокодуховными даже для проигравших. Слияние – это время обновления и сексуального становления расы и одновременно – кристаллизация политики, консенсус для правильных действий.
   Но на этот раз, однако, консенсуса почти нет. Что-то в этом Слиянии изначально неверно.
   Единственное, в чем трое сюзеренов достигли единодушия, – строящийся гиперпространственный шунт необходимо использовать для церемонии возвышения. Поступить иначе в данный момент равносильно самоубийству. Но во всем остальном мнения сюзеренов расходятся. Их непрерывные споры отражаются на состоянии всей экспедиции. Религиозные солдаты Когтя ссорятся со своими товарищами. Чиновники, военные в отставке, поддерживают расточительство своих бывших товарищей и глухо ропщут, получив приказ своего сюзерена. Даже среди священников вместо былого единодушия часто возникают споры.
   Верховный священник недавно обнаружил, к чему приводит деление на фракции: к настоящему предательству! Иначе каким образом пропали два представителя расы шимпанзе?
   Теперь сюзерен Стоимости и Бережливости настаивает на том, что он будет выбирать нового представителя-самца. Несомненно, именно главный чиновник виновен в «бегстве» Фибена Болджера! И столь же очевидно, что теперь этот шимп – прах и пепел.
   Конечно, невозможно обвинить в этом никого из сюзеренов-соперников. Приблизился слуга-кваку, поклонился и протянул в клюве информационный куб.
   В помещении стемнело, и сюзерен Праведности глазами видеокамеры увидел дождь и темноту. Он невольно вздрогнул от отвращения к омерзительному тусклому и сырому городу волчат.
   Камера приблизилась и показала панорамой грязную тропу в глухом переулке… сломанную клетку из дерева и проволоки, в которой земляне держали своих ручных птиц… груду мокрой одежды рядом с закрытой на замок фабрикой… следы, ведущие по грязному полю к изогнутой и разорванной ограде… еще отпечатки за оградой, уходящие в туман, в степь.
   Прежде чем следователи завершили доклад, сюзерену все стало ясно.
   Самец-шимп сумел уйти от подготовленной для него ловушки! Он умудрился действительно сбежать!
   Сюзерен исполнил на своем насесте ряд древних жеманных па.

     Ущерб, вред, урон
     Нашей программе огромен.
     Но он не есть, не должен быть
     Невосполнимым!

   По сигналу сюзерена появились слуги-кваку. Первый приказ сюзерена был прост.
   Мы должны усилить, углубить, усугубить нашу преданность, нашу настойчивость.
   Сообщите самке, что мы согласны, мы изъявляем готовность, мы принимаем ее просьбу.
   Она может посетить Библиотеку.
   Слуга поклонился, и все остальные кваку пропели:

     Зууун!



   Межзвездное послание закончилось, голографический экран опустел.
   Когда зажегся свет, члены Совета удивленно переглянулись.
   – Что… что все это значит? – спросил полковник Мейвен.
   – Не знаю, – ответил командор Кайли. – Но ясно, что губру что-то задумали.
   Комендант убежища Му Чей побарабанила пальцами по столу.
   – Это как будто официальные представители Института возвышения. Мне кажется, захватчики планируют провести какую-то церемонию возвышения и пригласили свидетелей.
   «Это-то очевидно», – подумала Меган.
   – Вы думаете, это имеет отношение к загадочному строительству у Порт-Хелении? – спросила она. Это сооружение послужило предметом недавних многих обсуждений.
   Полковник Мейвен кивнул.
   – Не хотелось раньше признавать эту возможность, но сейчас я с этим согласен.
   Заговорил член Совета – шимп.
   – Зачем им проводить церемонию для кваку здесь, на Гарте? Это не имеет смысла. Разве это подкрепит их требование на лицензию на Гарт?
   – Сомневаюсь, – сказала Меган. – Может быть… может быть, церемония проводится не для кваку.
   – Но тогда для кого?
   Меган пожала плечами. Кайли заметил:
   – По-видимому, представители Института возвышения тоже этого не знают.
   Повисло тяжелое молчание. Наконец снова заговорил Кайли.
   – Насколько значительно, по вашему мнению, то обстоятельство, что возглавляет делегацию человек?
   Меган улыбнулась.
   – Очевидно, это проявление отношения к губру. Человек, возможно, всего лишь младший чиновник в местном отделении Института возвышения. То, что он стоит выше пила, з'танг и серентини, означает, что с Землей еще не покончено. И определенные силы хотят указать на это губру.
   – Хм. Пила. Они серьезные члены клана соро. То, что ими руководит человек, может, конечно, означать оскорбление для губру, но еще не значит, что с Землей все в порядке.
   Меган поняла, что имеет в виду Кайли. Если в земном пространстве господствуют соро, всех их ждут тяжелые времена.
   Снова долгое молчание. Затем заговорил полковник Кайли.
   – Они упомянули гиперпространственный шунт. Такие установки очень дорогие. Губру, должно быть, возлагают много надежд на эту церемонию.
   «Действительно», – подумала Меган, помня, какое предложение было выдвинуто на Совете. Теперь она поняла, что трудно ей будет придерживаться совета Утакалтинга.
   – Вы предлагаете цель, полковник?
   – Да, мадам координатор, – Мейвен выпрямился и встретился с ней взглядом. – Я думаю, именно такого случая мы ждали.
   За столом все одобрительно закивали. «Они так голосуют от раздражения и скуки. – Меган это знала. – Но разве это не золотой шанс, которым нужно воспользоваться или навсегда его утратить?!»
   – Мы не можем нападать, когда прибудут посланники Института возвышения, – подчеркнула она и увидела, что все понимают важность этого.
   – Однако я согласна, что до их прибытия у нас есть возможность.
   Согласие было очевидно. Меган мельком подумала, что должно быть более тщательное обсуждение. Но и она испытывала крайнее нетерпение.
   – Мы передадим новый приказ майору Пратачулторну. Он получает карт-бланш. Единственное условие – нападение должно быть организовано до первого ноября. Согласны?
   Простое поднятие рук. Командор Кайли колебался, потом присоединился к остальным, и голосование прошло единодушно.
   «Мы обречены, – подумала Меган. – Приготовлено ли в аду специальное местечко для матерей, посылающих своих сыновей в бой?»


   «Ей ведь не обязательно было уходить! Она сама говорила, что все в порядке».
   Роберт потер колючий подбородок. Подумал о душе и бритье. Когда рассветет, майор Пратачулторн созовет совещание, а командир любит, чтобы его офицеры выглядели аккуратно.
   «На самом деле мне следовало бы поспать», – подумал Роберт. Они только что закончили серию ночных опытов. Но через пару часов беспокойного сна он обнаружил, что слишком нервничает, слишком переполняет его беспокойная энергия, чтобы он мог оставаться в постели. Он встал и пошел к своему маленькому столу. При рассеянном свете информационного экрана, чтобы не разбудить остальных обитателей комнаты, начал читать приказ майора Пратачулторна, подробное описание предстоящего боя.
   Оно оказалось изобретательным и профессиональным.
   Предлагались разнообразные варианты для использования ограниченных сил для сильного удара по врагу. Оставалось только правильно выбрать цель.
   Но все-таки что-то в этой стройной системе показалось Роберту неверным. Документ не укрепил его уверенности, как он надеялся.
   Роберт почти чувствовал, как образуется нечто в пространстве над его головой – что-то отдаленно напоминающее темные тучи, которые закрывали вершины гор в недавнюю грозу – символическое проявление его беспокойства.
   В другом конце небольшой комнаты шевельнулась стройная фигура под одеялом. Одна изящная рука свесилась вниз, видны также гладкое бедро и икра ноги.
   Роберт сосредоточился и убрал нечто, создаваемое его простой аурой.
   Оно начало тревожить сон Лидии, несправедливо взваливать на нее свои тревоги. Несмотря на недавнюю интимную близость, они еще чужие друг другу.
   Роберт напомнил себе, что в последние дни произошли и некоторые положительные изменения. Например, план боя показывал, что идеи Роберта Пратачулторн воспринимает серьезно. А время, проведенное с Лидией, приносило не только физическое удовлетворение. Роберт не сознавал, как ему не хватало простого прикосновения другого человека. Люди выдерживают одиночество легче шимпов. Если у тех долго нет партнера по расчесыванию, они впадают в глубокую депрессию. Но и у людей обоего пола есть подобные потребности.
   Даже в самые страстные моменты с Лидией Роберт продолжал думать и о ком-то другом.
   «Нужно ли было ей на самом деле уходить? Не было никаких убедительных причин для похода к горе Фосси. О гориллах и без того хорошо заботятся».
   Конечно, гориллы послужили только предлогом уйти от неодобрительных взглядов майора Пратачулторна и электрических разрядов человеческой страсти.
   Атаклена, возможно, права, нет ничего дурного в том, что Роберт ищет общества людей. Но кроме логики, у нее есть и чувства. Юная и одинокая, она страдает, хотя понимает, что он поступает правильно.
   – Черт возьми! – проворчал Роберт. Слова и чертежи Пратачулторна расплывались. – Черт возьми, мне ее не хватает.
   Снаружи, за одеялом, которым его комната отделяется от остальной пещеры, послышался шум. Роберт посмотрел на часы. Всего лишь час ночи. Он встал и надел брюки. Шум в такое время означает скорее всего дурные новости. То, что враг целый месяц, не проявлял активности, вовсе не значит, что так будет всегда. Может быть, губру разнюхали про их планы и наносят упреждающий удар. По камню зашлепали босые ноги.
   – Капитан Онигл? – произнес голос из-за одеяла. Роберт подошел и откинул занавеску. Перед ним стояла запыхавшаяся посыльная-шимми.
   – Что случилось? – спросил Роберт.
   – Сэр, вам лучше взглянуть.
   – Хорошо. Только возьму оружие.
   Шимми покачала головой.
   – Это не нападение, сэр… из Порт-Хелении прибыли шимпы.
   Роберт нахмурился. Небольшие группы новобранцев приходят все время.
   Почему такое возбуждение сейчас? Он услышал, как шевелится потревоженная Лидия.
   – Хорошо, – сказал он шимми. – Расспросим их немного позже…
   Она прервала:
   – Сэр! Это Фибен! Фибен Болджер, сэр. Он вернулся.
   Роберт мигнул.
   – Что?
   Сзади послышался шорох.
   – Роб? – произнес женский голос. – Что…
   Роберт завопил. Его крик отозвался в тесном помещении. Он сжал в объятиях и поцеловал удивленную шимми, потом подхватил Лидию и подбросил в воздух.
   – Что?.. – недоуменно повторила она и замолчала, увидев, что Роберта и след простыл.

   Особой необходимости торопиться не было. Фибен со своим эскортом еще не появился. К тому времени, когда можно было рассмотреть поднимающихся по тропе лошадей, Лидия оделась и присоединилась к Роберту около внешнего укрепления пещеры. Серый рассвет уже принялся гасить звезды.
   – Все на ногах, – заметила Лидия. – Даже майора подняли. Везде бегают шимпы и возбужденно болтают. Должно быть, мы ждем необычного шена.
   – Можно и так сказать. – Роберт рассмеялся и подул на руки. – Старина Фибен действительно необычен.
   – Это я поняла. – Она заслонила глаза от света с востока и смотрела, как конный отряд поворачивает на тропе. – Это тот, что в бинтах?
   – Гм? – Роберт прищурился. Зрение Лидии было улучшено биоорганически во время ее военного обучения. Ему стало завидно. – Ничего удивительного.
   Фибен частенько ходит перебинтованный, хотя и говорит, что ненавидит повязки. Сваливает все на свою природную неуклюжесть и невезучесть, но я всегда подозревал в нем склонность к авантюрам. Никогда не встречал шимпа, которому так много нужно, просто чтобы рассказать о себе.
   Через несколько минут он тоже мог разглядеть фигуру своего друга.
   Роберт крикнул и поднял руку. Фибен улыбнулся и помахал в ответ, хотя левая его рука висела на перевязи. Рядом с ним на светлой кобыле ехала шимми, которую Роберт не узнал.
   Из пещеры вышла посыльная и отдала честь.
   – Джентльмены, майор просит вас и лейтенанта Болджера немедленно явиться к нему.
   Роберт кивнул.
   – Пожалуйста, передай майору Пратачулторну, что мы сейчас явимся.
   Лошади поднялись на последний пригорок. Лидия сунула руку в ладонь Роберта, и он ощутил одновременно прилив радости и вины. Он сжал ее руку и постарался не показывать противоречивости своих чувств. «Фибен жив! – подумал он. – Надо сообщить Атаклене. Я уверен, она обрадуется».

   У майора Пратачулторна выработалась нервная привычка тянуть себя за ухо. Слушая доклады подчиненных, он ерзает на стуле, время от времени что-то бормочет в свой накопитель информации, получает какие-то сведения.
   Может показаться, что он отвлекается, но стоит говорящему замолчать или просто заговорить медленнее, майор тут же нетерпеливо щелкает пальцами.
   Очевидно, Пратачулторн соображает быстро и способен решать одновременно несколько задач. Но такое поведение некоторые шимпы воспринимают с трудом, нервничают и лишаются дара речи. Это, в свою очередь, не улучшает мнения майора о солдатах нерегулярной армии, которые еще недавно находились под командованием Роберта и Атаклены.
   Однако при обращении с Фибеном такой проблемы не возникло.
   Прихлебывая апельсиновый сок, Фибен продолжал рассказывать. Даже Пратачулторн, который обычно прерывает посыльных, задает множество вопросов, безжалостно требует подробностей, на этот раз сидел молча, слушая о трагическом окончании восстания в долине, последующем пленении Фибена, о встречах с сюзереном Праведности и тестах и о теориях доктора Гайлет Джонс.
   Время от времени Роберт поглядывал на шимми, которую Фибен привез с собой из Порт-Хелении. Сильвия сидела между Бенджамином и Элси, выпрямившись, с непроницаемым выражением. Когда ей изредка задавали уточняющие вопросы или просили подтверждения, она негромко отвечала, но остальное время не сводила глаз с Фибена.
   Фибен подробно остановился на политической ситуации в лагере губру, как он понимал ее. Перейдя к рассказу о вечере своего бегства, он сообщил о ловушке, подготовленной «сюзереном Стоимости и Бережливости», и закончил просто, сказав:
   – Поэтому мы с Сильвией решили уходить другим путем, не морем. – Он пожал плечами. – Мы пролезли через дыру в ограде и добрались до передового поста повстанцев. И вот мы здесь.
   «Ничего себе!» – подумал Роберт. Разумеется, Фибен промолчал и о своих ранах, и о том, как же все-таки им удалось уйти. Конечно, все это будет в его письменном отчете майору, но остальным придется выкупать у него подробности.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Поделиться ссылкой на выделенное