Дэвид Брин.

Война за возвышение

(страница 36 из 52)

скачать книгу бесплатно

   – Давай-ка еще раз посмотрим на этот узел. – Он наклонился и приблизил глаз к капсуле с посланием. Снова появились строки текста и пульсирующее красное пятно.
   Фибен пристально смотрел на него, вчитываясь:
   «Я согласен».
   Пятно немедленно изменило цвет, удовлетворенное его согласием. «Что теперь?» – подумал Фибен, откидываясь.

   Ответ пришел немного позже, когда неслышно открылась дверь. Вошла Сильвия, все в том же платье, и села перед ними.
   – Наблюдение отключено. Я запустила в камеры ложную запись. Пройдет час, прежде чем их компьютеры что-то заподозрят.
   Фибен снял с шерсти Гайлет диск, и она протянула за ним руку.
   – Дай мне минуту, – прошептала Гайлет, отошла и вложила капсулу в свой личный куб информации. – Не обижайся, Сильвия, но нужно кое-что поправить. Фибен подпишет изменения.
   – Я не обижаюсь; понятно, что вам нужно переделать запись. Я просто хотела объяснить вам свое предложение.
   Все происходило слишком быстро. Фибен уже почувствовал прилив адреналина.
   – Я ухожу?
   – Мы уходим, – поправила Сильвия. – Ты и я. У меня заготовлены припасы, одежда. И я знаю, как выйти из города.
   – Значит, ты с подпольем?
   Она покачала головой.
   – Я бы присоединилась с радостью, но это исключительно мое шоу. Я… я делаю это не даром.
   – Чего же ты хочешь?
   Сильвия покачала головой, показывая, что нужно подождать возвращения Гайлет.
   – Если вы двое согласитесь рискнуть, я выйду и позову ночного охранника. Я тщательно выбирала его и приложила много усилий, чтобы убедить Железную Хватку назначить его сегодня.
   – А что особенного в этом парне?
   – Может, ты заметил проби, похожего на тебя, Фибен, и с таким же телосложением. Сходство достаточное, чтобы в темноте на время одурачить роботов-шпионов, я думаю.
   Так вот почему этот шен у ворот показался таким знакомым! Фибен быстро соображал.
   – Ты его споишь, оставишь с Гайлет, а я переоденусь и воспользуюсь его пропуском.
   – Поверь мне, все гораздо сложнее. – Сильвия нервничала и выглядела усталой. – Но в общем ты уловил. Мы сменяемся через двадцать минут. Нужно успеть до этого.
   Вернулась Гайлет и протянула капсулу Фибену. Тот приблизил ее к глазу и внимательно прочел измененный текст, не потому что собирался критиковать работу Гайлет, но чтобы передать все подробно Роберту и Атаклене.
   Гайлет переписала все сообщение.
   ЗАЯВЛЕНИЕ О НАМЕРЕНИЯХ. ЗАПИСАНО ФИБЕНОМ БОЛДЖЕРОМ, А-ШИМПОМ АБ-ЧЕЛОВЕКОМ, КЛИЕНТОМ, ГРАЖДАНИНОМ ЗЕМНОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЛЕЙТЕНАНТОМ РЕЗЕРВА КОЛОНИАЛЬНЫХ ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ СИЛ ГАРТА.
   Я ПРИЗНАЮ, ЧТО ВО ВРЕМЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ СО МНОЙ ОБРАЩАЛИСЬ ВЕЖЛИВО; Я УВЕДОМЛЕН О ТОМ, ЧТО МНЕ УДЕЛИЛ ДОБРОЖЕЛАТЕЛЬНОЕ ВНИМАНИЕ ВЫСОКИЙ И УВАЖАЕМЫЙ СЮЗЕРЕН ВЕЛИКОГО КЛАНА ГУБРУ.
ТЕМ НЕ МЕНЕЕ КАК ВОЕННЫЙ И УЧАСТНИК НАСТОЯЩЕЙ ВОЙНЫ МЕЖДУ МОИМ КЛАНОМ И КЛАНОМ ГУБРУ Я СЧИТАЮ, ЧТО ДОЛГ ЗАСТАВЛЯЕТ МЕНЯ СО ВСЕЙ ВЕЖЛИВОСТЬЮ И УВАЖЕНИЕМ ОТКАЗАТЬСЯ ОТ ДАЛЬНЕЙШЕГО ЗАКЛЮЧЕНИЯ.
   ПЫТАЯСЬ БЕЖАТЬ, Я НИКОИМ ОБРАЗОМ НЕ ОТРИЦАЮ ЧЕСТИ, ОКАЗАННОЙ МНЕ ВЫСОКИМ СЮЗЕРЕНОМ, ПОСЧИТАВШИМ МЕНЯ ДОСТОЙНЫМ СТАТУСА ПРЕДСТАВИТЕЛЯ.
   ПРОДОЛЖАЯ ПОЧЕТНОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ ОККУПАЦИИ ГУБРУ ГАРТА, Я НАДЕЮСЬ, ЧТО ВЕДУ СЕБЯ, КАК ПОДОБАЕТ НАСТОЯЩЕМУ КЛИЕНТУ РАЗУМНЫХ, ВЫПОЛНЯЮЩЕМУ ВОЛЮ СВОИХ ПАТРОНОВ. Я ДЕЙСТВУЮ В ТРАДИЦИЯХ ГАЛАКТИЧЕСКОГО СООБЩЕСТВА, НАСКОЛЬКО МОГУ ИХ ПОНЯТЬ.
   «Да». Фибен достаточно усердно учился у Гайлет, чтобы понять, насколько лучше это сформулировано. Он снова зарегистрировал свое согласие, и снова записывающее пятно изменило цвет. Фибен вернул диск Гайлет.
   «Какая разница, попытка не пытка», – сказал он себе, понимая, насколько рискованно их предприятие.
   – А теперь, – Гайлет повернулась к Сильвии, – о какой плате ты говорила? Чего ты хочешь?
   Сильвия прикусила губу. Она смотрела на Гайлет, но указала на Фибена.
   – Его, – быстро сказала она. – Я хочу, чтобы ты поделилась со мной.
   – Что? – Фибен начал вставать, но Гайлет быстрым жестом остановила его.
   – Объясни, – сказала она Сильвии.
   Сильвия пожала плечами.
   – Я не знаю, какой вид брака у вас с ним.
   – Никакого! – горячо заявил Фибен. – И какое отношение…
   – Замолчи, Фибен, – спокойно сказала Гайлет. – Это верно, Сильвия. У нас нет соглашения, ни группового, ни моногамного. Так в чем дело? Чего ты хочешь от него?
   – Разве это не ясно? – Сильвия взглянула на Фибена. – Какой бы статус возвышения ни был у него раньше, сейчас он явно получит белую карту.
   Только посмотри на его результаты, на то, как он провел ити в Порт-Хелении, и не один раз, а дважды. Любого из этих поступков достаточно, чтобы поднять выше синей карты. А теперь сюзерен пригласил его представлять интересы расы. Такое внимание дорого стоит: статус сохранится, как бы ни кончилась война. Ты это знаешь, доктор Джонс.
   Сильвия подвела итог. – У него белая карта, у меня зеленая. Но мне нравится его стиль. Все очень просто.
   «Я? Проклятый беляк?» – Фибен расхохотался над таким абсурдным предположением. До него начало доходить, к чему клонит Сильвия.
   – Кто бы ни победил, – продолжала Сильвия, не обращая на него внимания. – Земля или губру, я хочу, чтобы мой ребенок попал на вершину возвышения, чтобы его защищал Совет. Пусть ему достанется достойная судьба, а мне – внуки и кусочек завтра.
   Очевидно, Сильвия говорила совершенно серьезно.
   Но Фибен не расположен был сочувствовать ей. «Самая глупая из всех метафизических глупостей!» – подумал он. Она даже не разговаривает с ним, а обращается к Гайлет!
   – Эй, а разве меня не надо спросить? – возразил он.
   – Конечно, нет, глупый, – ответила Сильвия, качая головой. – Ты шен, а самец-шен при случае совокупится с козлом или с листвой, если ничего более подходящего не найдется.
   Доля правды в этой шутке, конечно, имеется, Фибен покраснел.
   – Но…
   – Сильвия привлекательна и приближается к розовому. Что же ты сделаешь, освободившись? Мы соглашаемся, что твой долг и удовольствие совпадают. – Гайлет передвинулась. – Нет, решение принимать не тебе.
   Пожалуйста, помолчи, Фибен.
   И Гайлет повернулась к Сильвии со следующим вопросом. Но в этот момент Фибен даже не слышал ее слова. Гул в ушах заглушил все остальные звуки. Фибен мог думать только о барабанщике, бедном Игоре Паттерсоне.
   «Гудолл, защити меня!»
   – …так поступают самцы.
   – Да, конечно. Но, я думаю, тебе нужно будет заключить договор с ним, пусть и не формальный. В теории все в порядке, но сразу видно, что гордыня у него непомерная. Он может заупрямиться.
   "Так вот что на самом деле думают о нас, шенах, самки? – размышлял Фибен. Он вспомнил уроки «здоровья» в средней школе. Молодым самцам-шимпам читали лекции о праве на продолжение рода и показывали фильмы о венерических болезнях. Как и остальные подростки, он гадал, что же в это время изучают шимми. – Неужели в школе их учат такой формальной логике?
   Или они знакомятся с ней на собственном болезненном опыте? Узнают от нас?"
   – Он мне не принадлежит, – пожала плечами Гайлет. – Если ты права, то он и не будет никому принадлежать… кроме Совета возвышения, бедняга. – Она нахмурилась. – Я только прошу, чтобы он благополучно добрался до гор.
   До того времени он к тебе не притронется, понятно? Получишь свое, когда он будет в безопасности у партизан.
   «Мужчина-человек на такое бы не пошел», – с горечью подумал Фибен. Но ведь люди – это не незавершенные существа класса клиентов, которые «совокупляются с козлом или с листом…»
   Сильвия кивнула в знак согласия и протянула руку. Гайлет пожала ее.
   Они долго смотрели друг на друга, потом разняли руки.
   Сильвия встала.
   – Я постучу, прежде чем зайти. Минут через десять. – И она победно посмотрела на Фибена, словно только что заключила выгодную сделку. – Будь готов к тому времени.
   Когда она вышла, Фибен наконец обрел дар речи.
   – Ты слишком полагаешься на свои бойкие теории, Гайлет. Какого дьявола! Почему ты уверена…
   – Я ни в чем не уверена! – ответила она. Ее лицо исказила гримаса, что поразило Фибена больше всего происшедшего за этот вечер.
   Гайлет провела рукой по глазам.
   – Прости, Фибен. Поступай, как сочтешь нужным. Но только не обижайся.
   Никто из нас сейчас не имеет права обижаться. Да и Сильвия не очень много просит, учитывая, каковы ставки.
   Фибен видел сдержанное напряжение в глазах Гайлет. Гнев его растаял, сменившись тревогой за нее.
   – Ты… ты уверена, что с тобой все будет в порядке?
   Она пожала плечами.
   – Наверно. Сюзерен, вероятно, найдет мне другого партнера. Постараюсь тянуть как можно дольше.
   Фибен прикусил губу.
   – Мы принесем тебе известие от людей, обещаю.
   Ее взгляд сказал Фибену, что она почти не надеется на это. Но она улыбнулась.
   – Постарайся, Фибен. – Она протянула руку и легко коснулась его лица.
   – Знаешь, – прошептала она, – я по тебе буду скучать.
   Мгновение миновало. Она отняла руку, и выражение ее лица снова стало серьезным.
   – Теперь собери то, что тебе может пригодиться, а я буду говорить: нужно кое-что передать генералу. Запомнишь, Фибен?
   – Да, конечно. – Но на секунду Фибен задумался, увидит ли он еще когда-нибудь нежность в ее глазах. Вновь погрузившись в заботы, она ходила за ним, пока он собирался. И когда несколько минут спустя в дверь постучали, она еще говорила.


   Когда они ушли, Гайлет села на матрац, закрылась одеялом, обхватила колени руками и принялась медленно раскачиваться в такт своему одиночеству.
   Одинока, но не одна, хотя гораздо лучше было бы действительно остаться одной. Гайлет чувствовала присутствие другого шена, одетого в платье Фибена. От него исходил слабый запах наркотика, одурманившего его.
   Охранник еще долго не проснется, но тревогу, очевидно, поднимут раньше.
   Нет, она не одна, но никогда Гайлет Джонс не чувствовала себя такой отрезанной от всех, изолированной.
   «Бедный Фибен, – думала она. – Может, Сильвия права насчет него. Он, несомненно, один из лучших шенов, каких я встречала… – Она покачала головой. – И все же ему оказалась доступна только часть плана заговора. И я не могла сказать ему остальное, не открыв то, что знаю, невидимым слушателям».
   Она не знала, искренне ли действует Сильвия. Гайлет всегда не очень хорошо разбиралась в других. «Но готова поклясться всеми гаметами и зиготами, Сильвии никогда не удалось бы провести сторожей губру».
   Гайлет усмехнулась самой этой мысли – будто маленькая шимми может так провести мониторы ити, что они не заметят сразу отсутствия пленника. «Нет, все прошло слишком гладко для экспромта».
   Кем это организовано? И с какой целью?
   А важно ли это?
   «У нас не осталось ни единого шанса, Фибену пришлось принять предложение».
   Гайлет подумала, увидит ли его снова. Если это еще один тест на разумность, организованный сюзереном Праведности, к утру Фибен может вернуться… он получит еще одну «соответствующую реакцию»… соответствующую особо продвинутому неошимпанзе, представителю своей расы уровня клиента.
   Она вздрогнула. До сегодняшнего вечера она не задумывалась над последствиями, но Сильвия помогла все расставить по своим местам. Даже если им доведется встретиться, они с Фибеном никогда не станут прежними. И если раньше их разделяла ее белая карта, то теперь разверзлась настоящая пропасть.
   Но Гайлет подозревала, что это все-таки не тест сюзерена Праведности.
   И, если это не так, значит, какая-то фракция губру отвечает за ночное приключение. Может, один из других сюзеренов или…
   Гайлет покачала головой. Она слишком мало знает, чтобы строить догадки. Или она слишком слепа и глупа, чтобы увидеть картину в целом.
   Вокруг них разворачивается игра, и актерам кажется, что другого выхода нет. Фибен должен был уйти, независима от того, что ему предложили: спасение или ловушку. Она должна остаться и справляться с возникающими трудностями, которых не понимает. Такова ее судьба.
   Гайлет это ощущение сопровождает всю жизнь, словно кто-то ведет ее, а сама она не распоряжается своей судьбой. Фибен же только начинает привыкать к такому.
   Некоторые древние религии Земли подчиняли все предопределению – вере в то, что все события определены заранее, с момента сотворения мира, а так называемая свободная воля не более чем иллюзия.
   Вскоре после Контакта земные философы спросили у галактов, что они думают по этому поводу. Обычно мудрецы галактов отвечали покровительственно: «Такие вопросы можно формулировать только на нелогичном языке волчат. – На самом деле парадоксов не существует».
   И никаких загадок для разрешения… по крайней мере такими разумными, как земляне.
   Галактам не составляло труда понять идею предопределения. Большинство из них считало, что клан волчат ждет короткая и печальная судьба.
   Гайлет неожиданно вспомнила свое пребывание на Земле. Она встретилась там с пожилым поэтом-неодельфином. Он рассказывал ей, как плавал в сонном течении больших китов, часами слушая их печальные песни о древних китовых богах. Она была польщена и очарована, когда престарелый фин посвятил ей стихотворение.

   Там, где вспыхивает шар,
   Быстро летя в воздухе,
   Ударь его рылом!

   Гайлет понимала, что эта хайку гораздо выразительнее на тринари, гибридном языке, который неодельфины использовали для поэзии. Она, конечно, не знает тринари, но даже на англике до нее доходила аллегория.
   Думая об этом, Гайлет поняла, что улыбается.
   «Поистине, ударь рылом!»
   Спящий рядом с ней негромко храпел. Гайлет поискала языком и представила себе, что вслушивается в ритм барабанов.

   Несколько часов спустя она по-прежнему сидела в задумчивости, когда распахнулась дверь и из коридора пробился свет. Вошли несколько четвероногих птицеподобных. Кваку. Возглавляла эту процессию слуга сюзерена Праведности. В оперении пастельных тонов она встала, но ее поклон остался без ответа.
   Кваку посмотрел на нее, потом указал на неподвижную фигуру под одеялом.
   – Твой товарищ не встает, это неэтично.
   Очевидно, когда хозяина рядом нет, слуга не забывает про свою обязанность быть вежливым. Гайлет посмотрела на потолок.
   – Наверно, не расположен.
   – Ему нужна медицинская помощь?
   – Я думаю, он скоро придет в себя.
   Кваку раздраженно пошевелил трехпалыми лапами.
   – Скажу откровенно; мы хотим осмотреть его, удостовериться в личности.
   Гайлет подняла брови, хотя и знала, что жест этот останется непонятым.
   – А кто, по-твоему, это может быть? Дедушка Бонза? Следите ли вы, кваку, за своими пленниками?
   Возбуждение птицеподобного усилилось.
   – Эти помещения заключенных находятся под ответственностью вспомогательных сил неошимпанзе. И если что-то не так, виновата их некомпетентность животных, их недостойная разумных небрежность.
   Гайлет рассмеялась.
   – Вздор!
   Кваку прервал свой раздраженный танец и прислушался к портативному передатчику. Потом снова посмотрел на Гайлет. Она покачала головой.
   – Ты не можешь винить в этом нас, кваку. Мы с тобой оба знаем, что проби здесь, на страже, – только видимость. И если что-то случилось, причина в твоем собственном лагере.
   Слуга раскрыл клюв. Мелькнул язык. Гайлет знала, что это жест откровенной ненависти. Чужак сделал знак, и два шарообразных робота с гудением выдвинулись вперед. Мягко, но решительно они с помощью гравитики подняли спящего неошимпа, даже не сняв одеяла, и унесли к двери. Поскольку кваку не потрудился заглянуть под одеяло, он, очевидно, уже знал, кого найдет.
   – Начнем расследование, – пообещал он и повернулся. Гайлет знала, что через несколько минут кваку прочтут «прощальное послание» Фибена, оставленное в шерсти храпящего стражника. И попыталась помочь Фибену, еще немного задержать преследователей.
   – Отлично, – сказала она. – Тем временем исполните мою просьбу…
   Нет, требование.
   Слуга уже приблизился к двери во главе процессии кваку. Однако, услышав слова Гайлет, он остановился, вызвав небольшой затор. С гневным щебетом кваку сталкивались друг с другом и поворачивали клювы к Гайлет.
   Предводитель с розовым гребнем тоже обернулся.
   – Ты не имеешь права предъявлять требования.
   – Я делаю это во имя галактических традиций, – настаивала Гайлет. – Не заставляй меня адресоваться непосредственно к его превосходительству сюзерену Праведности.
   Наступила долгая пауза, во время которой кваку как будто взвешивал риск, связанный с этим предположением. Наконец он спросил:
   – Что за глупое требование?
   Но Гайлет молча ждала.
   Наконец с явной неохотой слуга поклонился, едва заметно склонив голову. Гайлет ответила тем же.
   – Я хочу пойти в Библиотеку, – сказала она на превосходном гал-семь. – Это мое право гражданина галактики.


   Уйти в одежде спящего охранника оказалось до смешного просто. Сильвия сообщила ему условную фразу, которую нужно сказать роботам у ворот.
   Единственный стражник-шимп жевал сандвич и махнул рукой, чтобы проходили, даже не взглянув на них.
   – Куда ты меня ведешь? – спросил Фибен, как только темная, увитая растительностью стена тюрьмы оказалась позади.
   – На пристань, – бросила через плечо Сильвия. Она быстро шла по влажному тротуару мимо кварталов темных, пустых зданий, подобных человеческому жилью. Потом они миновали район шимпов – большие дома для групповых браков, пестро раскрашенные, с окнами, похожими на двери, и с прочными решетками, чтобы могли взбираться дети. Время от времени Фибен замечал за плотно задернутыми занавесями силуэты.
   – Почему на пристань?
   – Потому что там лодки! – отрезала Сильвия. Она беспокойно посматривала то на часы на руке, то назад, через плечо, как будто опасалась слежки.
   То, что она нервничает, естественно, но Фибен тоже был на пределе. Он схватил ее за руку и заставил остановиться.
   – Послушай, Сильвия. Я ценю все, что ты до сих пор делала, но не пора ли ознакомить меня с планом?
   Она вздохнула.
   – Да, наверно, ты прав. – Ее тревожная улыбка напомнила ему вечер в «Обезьяньей грозди». То, что он тогда принял за похоть, на самом деле было бравадой, прикрывавшей страх.
   – Если не считать ворот в ограде, из города можно выбраться только на лодке. Мой план – пробраться на борт одного из рыболовных судов. Рыбаки выходят в море на ночной лов, – она взглянула на часы, – примерно через час.
   Фибен кивнул.
   – А потом что?
   – Когда корабль выйдет из залива Аспинал, мы спустимся за борт и поплывем в парк Северного мыса. Оттуда трудная дорога на север вдоль берега, но мы до рассвета сумеем добраться до холмов. Фибен кивнул: неплохо. Ему понравилось, что есть возможность для изменения плана, если возникнут проблемы или позволят обстоятельства.
   Например, попытаться плыть не на север, а на юг. Враг, конечно, не ожидает, что беглецы направятся прямо к его новой установке! Там должно быть много строительного оборудования. Фибена прельщала перспектива украсть одну из машин губру. Если это удастся, может, он действительно заслужит белую карту!
   Он быстро отбросил эту мысль, потому что сразу вспомнил о Гайлет.
   Черт возьми, как же ее не хватает!
   – Кажется, все хорошо продумано, Сильвия.
   Она настороженно улыбнулась.
   – Спасибо, Фибен. Э-э-э… может, пойдем?
   Он сделал знак, чтобы она шла впереди. Вскоре они миновали закрытые магазины и пищевые пункты. Облака над головой теперь висели низко и зловеще, и ночь пахла приближающейся бурей. Неравномерными, но сильными порывами дул юго-западный ветер, бросая им под ноги листья и обрывки бумаги.
   Когда пошел дождь, Сильвия подняла капюшон парки, но Фибен не стал этого делать. Лучше мокрые волосы, чем глухота и слепота.
   В направлении моря он увидел в небе сверкание, сопровождаемое далекими раскатами. «Дьявольщина! – подумал Фибен. – Что это со мной!» Он схватил свою спутницу за руку.
   – В такую погоду никто не выйдет в море, Сильвия.
   – Капитан этого корабля выйдет, Фибен. – Она покачала головой. – Мне не следовало тебе говорить, но… он контрабандист. Даже до войны он промышлял этим. Его корабль приспособлен к плохой погоде и даже может частично погружаться.
   Фибен мигнул.
   – А что он перевозит сейчас?
   Сильвия посмотрела по сторонам.
   – Главным образом шимпов, на остров Гилмор и обратно.
   – Гилмор! Он отвезет нас туда?
   Сильвия нахмурилась.
   – Я пообещала Гайлет, что отведу тебя в горы, Фибен, и вообще-то я не уверена, что можно настолько доверять этому капитану.
   Но голова у Фибена закружилась. Половина людей планеты интернирована на острове Гилмор! Зачем добираться до Роберта и Атаклены – ведь они в сущности дети, – когда там специалисты из университета!
   – Будем действовать по обстоятельствам, – уклончиво сказал он. Но уже решил, что сам оценит капитана контрабандистов. Может быть, под прикрытием бури это окажется возможным? Фибен раздумывал об этом всю оставшуюся дорогу.
   Вскоре они приблизились к пристани – и оказались недалеко от того места, где днем Фибен наблюдал за чайками. Дождь шел неожиданными, непредсказуемыми порывами. Как только он прекращался, воздух становился необычайно чистым и насыщенным запахами – от разлагающейся рыбы из таверны на берегу, где еще горели огни и откуда доносились звуки негромкой печальной музыки.
   Ноздри Фибена раздувались. Он принюхивался, стараясь разгадать тайны, скрываемые непостоянным дождем. Чувства питали воображение Фибена, подбрасывая темы для размышлений.
   Его спутница свернула за угол, и Фибен увидел три причала. У каждого несколько темных корпусов. Один из них, несомненно, корабль контрабандистов. Фибен снова остановил Сильвию, взяв ее за руку.
   – Нам нужно торопиться, – сказала она.
   – Слишком рано приходить тоже не стоит, – ответил он. – В лодке будет тесно и душно. Иди сюда, мы можем кое-чем заняться.
   Он увлек ее назад, в тень, и она удивленно подняла глаза. Фибен обнял ее, чувствуя сопротивление. Затем она расслабилась и он поцеловал ее.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Поделиться ссылкой на выделенное