Дэвид Брин.

Война за возвышение

(страница 32 из 52)

скачать книгу бесплатно

   – Не знаю, что там внизу происходит, сэр, – честно сказала она. – Губру очень интересовались этими развалинами. Они могут вернуться.
   Роберт покачал головой.
   – Бенджамин принял капитуляцию выживших врагов при условии, что губру в этой долине появляться не будут и снимут наблюдение даже за подходами к ней. Есть признаки нарушения договора?
   Элси покачала головой.
   – Нет, но… – Она поджала губы, воздержавшись от замечания, что не слишком умно полагаться на слово ити.
   Роберт улыбнулся.
   – Ну, тогда пошли. Если поторопимся, к заходу вернемся.
   Элси пожала плечами, сделала несколько быстрых жестов руками. Шимпы выскочили из-за камней и устремились в лес. Спустя короткое время послышался разрешающий свист. Остальная часть группы быстро пересекла открытое место.
   – Они хороши, – негромко заметила Лидия Маккью, когда они снова оказались под деревьями.
   Роберт кивнул, заметив, что она не добавила «для любителей», как поступил бы Пратачулторн, за что мысленно поблагодарил ее. Но в то же время хотел, чтобы она была менее учтивой.
   Скоро они уже подходили к развалинам, старательно отыскивая следы пребывания кого-нибудь после битвы. Но таких признаков не было, хотя это не ослабило бдительности шимпов. Роберт пытался кеннировать, использовать Сеть, чтобы обнаружить присутствие врага, но мешали собственные чувства. Он жалел, что с ними нет Атаклены.
   Разрушение Хаулеттс-Центра оказалось сильнее, чем ожидалось при наблюдении со склона. Почерневшие от огня стены зданий рухнули под напором джунглей, бывшие газоны буйно заросли. Машины губру, с которых давно сняли все ценное, лежали в зарослях травы, доходившей Роберту до пояса.
   «Нет, здесь явно никто не появлялся, – подумал Роберт. Он пробирался через развалины. Ничего интересного не осталось. – Зачем я пришел сюда?» – подумал он. Он знал, что его идея – лишь предлог, чтобы сбежать из пещер, уйти подальше от Пратачулторна.
   Уйти от неприятной правды о себе самом.
   Возможно, одна из причин его прихода сюда в том, что именно здесь он вплотную столкнулся с врагом.
   Или он надеялся вернуть недавнее ощущение, когда ходил по мирным лесам. Он надеялся прийти сюда с другой женщиной, не с той, что сопровождает его, подвергая все профессиональному осмотру.
   Роберт отбросил мрачные мысли и направился к разбитым вражеским танкам. Опустился на одно колено, отвел высокую буйную траву.
   Механизмы губру, внутренности бронированных машин, коробки передач, крылья лопастей, гравитика…
   Многие части покрылись тонкой желтоватой патиной. В некоторых местах блестящая пластмасса обесцветилась, утончилась и даже сломалась. Роберт потянул, и в руках его оказался небольшой кусок.
   «Да будь я синеносым взломщиком! Я прав.
Моя догадка подтверждается».
   – Что это? – спросила у него за плечом лейтенант Лидия Маккью.
   Он покачал головой.
   – Пока не знаю. Но как будто что-то разъело эти части.
   – Можно мне поглядеть?
   Роберт протянул ей кусок корродированного керамета.
   – Ради этого вы хотели прийти сюда? Вы догадывались об этом?
   Он не видел смысла рассказывать ей обо всех причинах, в том числе личных.
   – Да, в основном. Я подумал, может, мы используем это, как оружие.
   Все записи и установки сожгли, когда эвакуировали центр. Но уничтожить микробы, созданные в лаборатории доктора Шульца, не смогли.
   Он не стал добавлять, что у него в рюкзаке флакон со слюной горилл.
   Если бы он не обнаружил вооружение губру в таком состоянии, то поставил бы собственный эксперимент.
   – Хм. – Материал раскрошился в руке Лидии Маккью. Она забралась под машину и стала разглядывать поврежденные части. Наконец выбралась и села рядом с Робертом.
   – Может, и пригодится, но остается проблема доставки. Мы не станем покидать горы, чтобы поливать микробами установки губру в Порт-Хелении.
   – К тому же биооружие быстро теряет свою эффективность. Нужно будет использовать все одновременно и неожиданно, потому что обычно принимаются быстрые и надежные меры. Через несколько недель микроорганизмы будут нейтрализованы – химически или путем клонирования другого микроорганизма, который уничтожит наши.
   – Но все равно. – Она повертела в руках новый кусок и с улыбкой посмотрела на Роберта. – Это здорово. То, что вы сделали раньше, и это…
   Именно так надо вести партизанскую войну! Мы сможем это использовать.
   Она так открыто и дружески улыбалась, что Роберт не мог не ответить.
   И почувствовал зов плоти, который пытался подавить весь день.
   «Черт возьми, она привлекательна», – жалобно подумал он. Тело сигнализировало ему сильнее, чем в присутствии Атаклены. А он ведь едва знает эту женщину! Она ему не нравится и он не связан с ней, как с тимбрими, супружеством.
   Но во рту у него пересохло, сердце забилось быстрее, когда она смотрела на него, узкоглазая, тонконосая, с высокими бровями, женщина…
   – Пора возвращаться, – быстро сказал он. – Идите вперед и возьмите образцы, лейтенант. Испытаем их на базе.
   Не обращая внимания на ее долгий взгляд, он встал и сделал знак Элси.
   Скоро с образцами в рюкзаках они снова поднимались к камням-чешуям.
   Бдительные стражи с явным удовольствием снова скрылись в лесу.
   Роберт шел, не глядя под ноги. Он пытался не думать о другом представителе своей расы, идущем рядом. И потому хмурился и холодно прятался за завесой из собственных мыслей.


   Фибен и Гайлет сидели рядом под немигающими взглядами специалистов губру в масках, которые направляли на двух шимпов свои приборы с бесстрастной аккуратностью экспериментаторов. Со всех сторон на них нацелились шары с многочисленными линзами и плоские экраны. Испытательная станция представляла собой путаницу труб и стерильных блестящих машин.
   И все же от этого места разило птицами-чужаками. Фибен сморщил нос и снова запретил себе негативные мысли о губру. Несомненно, среди этих машин есть и пси-детекторы. И хотя он сомневался, чтобы они действительно могли «прочесть его мысли», общее отношение галакты могут определить.
   Фибен искал предмет для размышлений. Наклонился влево и обратился к Гайлет.
   – Я разговаривал с Сильвией, перед тем как за нами пришли сегодня утром. Она сказала, что не посещала «Обезьянью гроздь» с того вечера, когда я пришел в Порт-Хелению.
   Гайлет посмотрела на Фибена напряженно и неодобрительно.
   – Ну и что? Может, сейчас таких игр, как ее стриптиз, больше нет, но губру найдут применение ее разнообразным талантам.
   – С тех пор она отказалась делать что-либо подобное, Гайлет. Честно.
   Не понимаю, почему ты так враждебно к ней настроена.
   – А я не понимаю, как ты можешь быть дружески расположен к тюремщику!
   – выпалила Гайлет. – Она проби и коллаборационист!
   Фибен покачал головой.
   – На самом деле Сильвия не проби, даже не серая или желтая, она имела зеленую репрокарту. Она присоединилась к ним, потому что…
   – Меня не интересуют ее причины! О, представляю, какую печальную историю она тебе поведала, недотепа, хлопая ресницами и размягчая тебя, чтобы…
   Из соседней машины послышался низкий атональный голос:
   – Молодые разумные неошимпанзе… тише. Тише, юные клиенты…
   Гайлет отвернулась, стиснув зубы.
   Фибен мигнул. «Хотел бы я лучше понимать ее», – подумал он. Зачастую он не мог предположить, что может вывести Гайлет из себя.
   Прежде всего мрачное настроение Гайлет вынудило его разговаривать с Сильвией, просто ради компании. Он хотел объяснить это Гайлет, но решил, что ни к чему хорошему это не приведет. Лучше подождать, пока она сама справится со своими чувствами. Так всегда бывает.
   Всего час назад они смеялись, шутили друг с другом, разбирая сложные механические головоломки, забыв на время о немигающих механических взглядах. Закончив и взглянув на сложенную ими башню, они поняли, что удивили наблюдателей. И в этот момент рука Гайлет невинно и дружески проскользнула в его руку.
   И все время так. Фибен иногда чувствовал, что этот опыт полезен для него. Впервые в жизни, например, у него нашлось время, чтобы просто посидеть и подумать. Теперь им разрешили книги, и Фибен получил несколько томов, которые давно хотел прочесть. Разговоры с Гайлет приоткрыли перед ним таинственный мир науки о чужаках. Он, в свою очередь, рассказывал ей о том, какую грандиозную работу начали здесь, на Гарте, осторожно приводя разрушенную экосистему в первоначальное состояние.
   Но постоянно возникали длинные мрачные паузы, когда часы тянулись бесконечно. В такие моменты над ними словно нависал полог угрюмости.
   Стены, казалось, смыкаются, разговор постоянно возвращался к войне, к воспоминаниям о подавленном восстании и потерянных друзьях и к тоскливым размышлением о судьбе самой Земли.
   В такие периоды Фибену казалось, что он готов отдать всякую надежду на долгую жизнь за несколько часов свободы под деревьями и чистым небом.
   Так что даже новые тесты губру принесли обоим облегчение.
   Без всякого предупреждения машины отъехали, и перед скамьей открылся широкий проход. «Мы закончили, закончили… Вы делали хорошо, хорошо… А теперь идите за шаром, идите за ним к транспорту».
   Фибен и Гайлет встали, и перед ними возникла коричневая октаэдральная проекция. Не глядя друг на друга, они пошли вслед за голограммой, миновали техников-чужаков, вышли из испытательного помещения и пошли по длинному коридору.
   Мимо с негромким гулом хорошо отлаженных механизмов скользили служебные роботы. Однажды из двери кабинета выскочил кваку, бросил на них удивленный взгляд и снова исчез за дверью. Наконец Фибен и Гайлет вышли через большой портал на солнечный свет. Фибену пришлось закрыть глаза.
   Стоял отличный день, но чувствуется, что короткое лето уже кончается.
   Шимпы на улицах за лагерем губру были одеты в легкие свитера – еще один признак близкой осени.
   Никто из шимпов не смотрел на них. Расстояние слишком велико, чтобы Фибен смог понять, каково их настроение, или надеяться, что кто-нибудь узнает его или Гайлет.
   – Назад поедем в другой машине, – прошептала Гайлет. Она указала на посадочную площадку внизу. Действительно, желто-коричневый военный фургон, который привез их сюда, сменился большой открытой баржей на воздушной подушке. За местом пилота стоял высокий резной пьедестал. Слуги-кваку держали зонтик, закрывая клюв и гребень хозяина от яркого света Гимельхая.
   Крупного губру они узнали. Его густой, слегка блестящий плюмаж казался в большем беспорядке, чем в прошлый раз, в полутемной камере тюрьмы, в которой их содержали. И его оперение сильнее отличалось от оперения обычных функционеров губру. В нескольких местах радужные перья казались изорванными. На птичьем аристократе было полосатое ожерелье.
   Сюзерен нетерпеливо расхаживал по насесту.
   – Ну, ну, – прошептал Фибен. – Да ведь это наш старый друг, Что-то-о-Хорошем-Домоводстве.
   Гайлет фыркнула, удерживаясь от смеха.
   – Его зовут сюзерен Праведности, – напомнила она Фибену. – Полосатое ожерелье подтверждает, что он возглавляет касту священников. Помни, что нужно вести себя прилично. Не чешись и смотри, что делаю я.
   – Буду повторять каждый ваш шаг, госпожа.
   Гайлет не обратила внимания на его сарказм и вслед за ведущей голограммой прошла к ярко окрашенной барже. Фибен шел следом.
   Когда они дошли до посадочной площадки, голограмма исчезла. Кваку, с воротником из перьев ярко-розового цвета, чуть заметно поклонился им.
   – Вам оказана честь… великая честь… наш патрон… благородный патрон соизволил показать вам… вам, полусформировавшимся… преимущества вашей судьбы.
   Кваку говорил без помощи переводчика. Это само по себе чудо, учитывая его высокоспециализированные органы речи. В сущности, он говорил на англике очень правильно, только немного задыхаясь, отчего речь его казалась нервной и выжидательной.
   Вряд ли легко работать на сюзерена Праведности. Фибен повторил поклон Гайлет и молчал, пока она отвечала.
   – Внимание твоего хозяина для нас великая честь, высокий патрон из великою клана снизошел до нас, – сказала она медленно, на хорошем галактическом-семь. – Тем не менее мы, во имя своих патронов, сохраняем за собой право не одобрять его действия.
   Даже Фибен ахнул. Собравшиеся кваку гневно заворковали, угрожающе распустили перья.
   Их гнев прервали три резкие ноты. Передний кваку быстро повернулся и поклонился сюзерену, который передвинулся на край насеста, ближе к двум шимпам. Раскрыв клюв, губру наклонился, разглядывая Гайлет сначала одним глазом, потом другим. Фибен обнаружил, что с него ручьями льет пот.
   Наконец чужак выпрямился и зачирикал на собственном, с богатыми интонациями, варианте галактического-три. Только Фибен заметил, как дрожь облегчения пробежала по напряженной спине Гайлет. Он не понял слов сюзерена, но переводчик тут же произнес:
   – Хорошо сказано… хорошо сказано… хорошо для клиентов клана Земли… Идите… идите и увидите… идите и увидите и услышите… вы не сможете не одобрить договор, даже именем своих патронов. Фибен и Гайлет переглянулись и дружно поклонились.

   Воздух позднего утра был чист, а слабый запах озона, вероятно, не предвещал дождя. Правда, такие древние приметы бесполезны в мире высокой технологии.
   Баржа шла на юг мимо закрытых лодочных причалов Порт-Хелении и через залив. Фибен впервые увидел, как изменилась гавань после прихода чужаков. Прежде всего сократился рыболовный флот. Только один из каждых четырех траулеров не лежал на берегу или в сухом доке. Почти таким же мертвым выглядел главный торговый порт. У причалов стояло несколько заброшенных мореходных судов; ясно, что уже много месяцев они бездействовали. Фибен видел, как медленно причаливает к берегу один из еще работающих рыболовных траулеров: по-видимому, какая-то случайная поломка, а экипаж из шимпов не в силах с ней справиться в море. Плоскодонный корабль поднимался и падал на волнах там, где море встречается с заливом.
   Экипаж сражался изо всех сил, потому что проход в залив стал гораздо уже, чем раньше, в мирные дни. Половину протоки закрывал мощный изогнутый утес – кераметаллическая стена крепости чужаков. В легкой дымке то появлялся, то пропадал военный корабль губру. Капли воды конденсировались на его защитных экранах, играли радуги, и туман опускался на барахтающийся траулер, который, наконец, волны вынудили повернуть на север. Баржа сюзерена пролетела над ним; Фибен не видел лиц рыбаков, но заметил, с каким облегчением вздохнули матросы, когда корабль наконец достиг тихих прибрежных вод.
   От мыса Бореалис берег залива идет несколько километров на север, потом поворачивает непосредственно к Порт-Хелении. Этот высокий берег пуст, если не считать нескольких навигационных бакенов. Ветви сосен мягко шелестели на морском ветерке.
   Однако на юге, через узкий пролив, все выглядело совершенно по-другому. За стоящим военным кораблем местность преобразована. Лес убрали, изменили очертания утеса. Вдали поднимался столб дыма и виднелось множество машин на воздушной подушке и тяжелых подъемников. Еще южнее, в сторону космопорта, возводились новые купола, как часть оборонительной сети губру; их сооружению пытались помешать партизаны своим неудачным нападением. Но баржа как будто направлялась не туда. Она повернула к новой строительной площадке на узкой холмистой полосе между заливом Аспинал и морем Гилмор.
   Фибен понимал, что безнадежно пытаться узнать у хозяев, что там строят. Специалисты и служители кваку вежливы, но вежливость их угрюмая.
   Вероятно, они подчинялись приказу. И никакой информации они не давали.
   Гайлет подошла к поручню, где стоял Фибен, и взяла его за руку.
   – Смотри, – прошептала она испуганно.
   Баржа поднялась над холмом, и перед ними открылось удивительное зрелище.
   Вершину одного из холмов у самого берега океана выровняли, а у ее основания находилась группа зданий, в которых Фибен узнал протонную энергетическую станцию. Оттуда вверх по склонам холма отходили многочисленные кабели. А на срезанной вершине располагалось полушарие плоскостью вверх; оно сверкало, как мраморная чаша в лучах солнца.
   – Что это? Полевой энергетический проектор? Какое-то оружие?
   Фибен покачал головой и наконец пожал плечами.
   – Понятия не имею. Не похоже на военное сооружение. Но что бы оно ни делало, для этого требуется большая энергия. Ты только посмотри на эту станцию. Гудолл!
   На них упала тень – не рваная пушистая прохлада облака, проходящего под солнцем, а резкий холод чего-то прочного и огромного. Фибен вздрогнул, но не от перепада температур. Они с Гайлет пригнули головы, глядя на гигантский подъемник, проходящий всего в ста метрах над ними. Однако их хозяева-птицеподобные оставались невозмутимы. Сюзерен стоял на насесте, игнорируя гудящие поля, от которых вздрагивали шимпы.
   «Они не любят неожиданностей, – подумал Фибен. – Но когда обладают информацией – сильны».
   Их корабль начал длинный медленный облет строительной площадки. Фибен думал о назначении перевернутой чаши вверху, когда к нему подошел кваку с розовым воротником и слегка наклонил голову.
   – Великий снисходит… оказывает любезность… и предлагает общность… взаимовыгодность… целей.
   Сюзерен Праведности гордо восседал на своем насесте на другом конце баржи. Фибен жалел, что не может понять выражения лица губру. «Что у старой птицы на уме?!» – подумал он, но скорее риторически.
   Гайлет ответила таким же легким поклоном.
   – Пожалуйста, передай своему достопочтенному патрону, что мы покорно выслушаем его предложение.

   Галактический-три сюзерена звучал протокольно, и одновременно сюзерен исполнял жеманный танец вежливости. Переводчик не помог Фибену понять происходящее. Поэтому Фибен следил скорее за Гайлет, чем за губру, стараясь разобраться.
   – …допустимый пересмотр Ритуала Выбора и советника возвышения… изменения, вносимые в критические периоды ответственными представителями клиентов… должны быть выполнены точно в интересах расы их патронов…
   Гайлет казалась потрясенной. Она недоверчиво смотрела на губру. Губы ее сжались в тонкую линию, переплетенные пальцы побелели от напряжения.
   Сюзерен прекратил чирикать, переводчик еще некоторое время говорил, затем наступила тишина, слышался только свист ветра и слабое гудение машин баржи.
   Гайлет глотнула. Поклонилась. Казалось, ей трудно говорить.
   «Ты можешь», – молча подбадривал ее Фибен. Речевой барьер может поразить любого шимпа, особенно в напряженной ситуации, но Фибен знал, что ничем не должен помогать Гайлет.
   Гайлет закашлялась, снова глотнула и сумела произнести.
   – Досто… почтенный старший… мы не можем говорить… от лица своих патронов… или даже всех шимпов Гарта. То, что ты предлагаешь…
   Сюзерен снова заговорил, как будто она полностью ответила. Или просто считал, что патрон может прервать клиента, в этом нет нарушений этикета.
   – Тебе не нужно… не нужно… отвечать немедленно, – произнес переводчик; губру чирикал и раскачивался на насесте. – Думай… соображай… обдумывай… тебе предоставят материалы. Ты получишь преимущество.
   Чириканье снова смолкло, переводчик погудел и тоже затих. Сюзерен, по-видимому, отпустил их, просто закрыв глаза.
   Словно по невидимому сигналу, пилот баржи повернул и повел корабль в сторону от строительства, к Порт-Хелении. Военный корабль в гавани, огромный и невозмутимый остался позади, в покрове тумана и радуг. Фибен и Гайлет вслед за кваку направились к сидениям в конце баржи.
   – Что это все значит? – прошептал Фибен. – Что за церемонию нам предлагали? Чего ждет от нас проклятая птица?
   – Ш-ш-ш! – Гайлет знаком попросила Фибена молчать. – Объясню позже, Фибен. А сейчас дай мне подумать.
   Она села в углу, обхватив колени руками, с отсутствующим видом почесала левую ногу. Ее рассеянный взгляд не изменился, когда Фибен сделал жест, словно хотел покопаться в ее шерсти. Она продолжала смотреть за горизонт, словно мысли ее были далеко-далеко.

   В камере они обнаружили много изменений.
   – Я думаю, мы выдержали испытание, – сказал Фибен, глядя на преобразившееся помещение.
   Цепи убрали сразу же после первого посещения сюзерена, той темной ночью несколько недель назад. Потом солому заменили матрацами, и им позволили получать книги.
   Но теперь прежняя обстановка казалась поистине спартанской. Пол накрыли плюшевым ковром, большую часть одной стены покрывала дорогая голографическая шпалера. Появились также удобства в виде кроватей, стульев и стола, и даже музыкальная установка.
   – Нас подкупают, – сказал Фибен, перебирая кубы с музыкальными записями. – Черт возьми, у нас есть что-то нужное им. Может, сопротивление не разгромлено. Может, Атаклена и Роберт жалят их, и они хотят, чтобы мы…
   – Это не имеет никакого отношения к твоему генералу, Фибен, – еле слышным шепотом отозвалась Гайлет. – Или почти не имеет. Дело гораздо серьезнее. – Лицо ее омрачилось, всю дорогу назад она молчала и нервничала. Иногда Фибену казалось, что он слышит, как вращаются колесики у нее в голове.
   Гайлет знаком позвала его к новой голостене. В этот момент она изображала трехмерную сцену из абстрактных форм и рисунков – кажущуюся бесконечной последовательность блестящих кубов, шаров и пирамид, уходящих вдаль. Гайлет села, скрестив ноги, и повозилась с управлением.
   – Дорогая установка, – сказала она чуть громче, чем необходимо. – Давай поиграем и посмотрим, что она может делать.
   Фибен сел рядом с ней, а эвклидовы фигуры расплылись и исчезли.
   Щелкнул контроллер под рукой Гайлет, и неожиданно стена растаяла и появилась новая картинка – широкий песчаный пляж. Небо, вплоть до низкого серого горизонта, закрывали тучи, грозящие дождем. В двадцати метрах от берега катились волны прибоя, такие натуральные, что ноздри Фибена расширились, пытаясь уловить соленый запах.
   Гайлет сосредоточилась на управлении.
   – Это, должно быть, общий план, – услышал Фибен ее негромкий голос.
   Прекрасная морская сцена исчезла, и на ее месте оказалась сплошная стена листвы. Картина джунглей, такая живая и настоящая, что Фибену захотелось перескочить и скрыться в чаще, если бы здесь имелось средство таинственной «телепортации», о которой любят писать фантасты, а не высококачественное голографическое изображение.
   Глядя на пейзаж, выбранный Гайлет, он сразу понял, что это не Гарт.
   Перевитый лианами тропический лес полон жизни, шума, дрожи, цвета и разнообразия. Кричали птицы и обезьяны-ревуны.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Поделиться ссылкой на выделенное