Дэвид Брин.

Война за возвышение

(страница 31 из 52)

скачать книгу бесплатно

   – Хорошо. Тогда, не очень увлекаясь, может, ты объяснишь и продемонстрируешь, что именно ты делал, когда так коснулся меня… какие физические моменты с этим связаны? Но на этот раз, пожалуйста, помедленнее.

   На следующий день они неторопливо возвращались к пещерам.
   Шли медленно, останавливаясь, чтобы посмотреть, как солнечные лучи падают на поляны, задерживались у небольших разноцветных прудов, гадая, какой именно элемент тут накапливается. Иногда они просто держались за руки, слушая негромкие звуки лесной жизни Гарта.
   Иногда садились и осторожно экспериментировали, испытывая приятные ощущения от прикосновений.
   Атаклена была удивлена. Большинство нервных окончаний, необходимых для этого, у нее есть. Не требовалось глубокого самовнушения, просто небольшие изменения в капиллярах и рецепторах, чтобы эксперимент осуществился. По-видимому, у тимбрими некогда существовали аналогичные поцелуям ритуалы, поскольку осталась возможность осуществить их.
   Вернувшись к обычной форме, она может сохранить некоторые особенности адаптации губ, горла, ушей. Их приятно ласкает ветерок. Словно сладостный эмпатический глиф на короне. А поцелуи, это теплое давление, вызывали в ней сильные, хотя и примитивные чувства.
   Конечно, ничего подобного не произошло бы, если бы люди и тимбрими не были так близки. Много любопытных, но глупых теорий ходило среди необразованных слоев населения обоих видов, объясняя это сходство.
   Например, предполагалось, что у них есть общий далекий предок.
   Разумеется, это нелепая мысль. Но Атаклена знала, что ее случай не первый. Тесные связи на протяжении нескольких столетий привели, ко многим случаям межвидового флирта, иногда откровенного. Ее открытия, должно быть, уже многократно делались раньше.
   Она просто не знала об этом, а разговоры считала непристойными.
   Атаклена поняла, что друзья на Тимбрими скорее всего считали ее ханжой. Но ее нынешнее поведение шокировало бы большинство из них!
   Она не уверена, что хочет, чтобы дома – если, конечно, она туда доберется, – знали обо всем спектре ее взаимоотношений с Робертом.
   Утакалтинг, вероятно, принялся бы смеяться.
   «Неважно, – твердо сказала она себе. – Я должна жить сегодняшним днем». Эксперимент помогает проводить время и имеет свои приятные стороны.
   А Роберт – отличный учитель.
   Конечно, придется установить ограничения. Она, например, готова и дальше изменять распределение ткани в своих грудных железах, а прикосновение к нервным окончаниям в них очень приятно. Но когда дело доходит до основ, она непреклонна. Основы своей физиологии и анатомии она менять не собирается… ни для какого человека!

   На обратном пути они осматривали посты восставших и разговаривали с бойцами.
Моральный дух был высок. Ветераны трехмесячных боев спрашивали, когда предводители завлекут в горы новые группы губру. Атаклена и Роберт смеялись и обещали, что подумают, как не оставить бойцов без дела.
   Но от них требовали действий. А как завлечь противника, клюв которого несколько раз пускал кровь? Может, пора перенести сражения на его территорию?
   Проблема заключалась в отсутствии надежных сведений об обстановке в Синде и Порт-Хелении. Несколько уцелевших участников городского восстания добрались до гор и доложили, что их организация разбита. С того злополучного дня ничего не известно о Гайлет Джонс и Фибене Болджере.
   Контакт с некоторыми индивидуумами в городе восстановили, но он был нерегулярным и ненадежным.
   Думали о посылке новых разведчиков. Казалось, такую возможность дают объявления губру о выгодной работе всем специалистам по экологии и возвышению. Но к этому времени птицы явно разработали тактику допросов и создали детектор лжи для шимпов. Роберт и Атаклена решили не рисковать, по крайней мере пока.
   Они шли по узкой, редко посещаемой долине, когда увидели обращенный к югу склон, поросший невысокими специфичными растениями. Постояли некоторое время молча, глядя на зеленое поле плоских перевернутых чаш.
   – Я так и не покормил тебя печеными корнями плюща, – заметил наконец Роберт.
   Атаклена принюхалась, оценив его иронию. Место, где произошел несчастный случай, далеко отсюда. Но этот неровный склон вызвал в ее памяти яркие воспоминания о том ужасном дне, когда начались их «приключения».
   – Эти растения больны, в них что-то нарушено? – Она указала на чаши, перекрывающие друг друга, как чешуя дракона. Верхний слой выглядит не таким гладким и толстым, каким остался в ее памяти, он кажется очень тонким и непрочным.
   – Гм. – Роберт наклонился, разглядывая ближайшие чаши. – Лето кончается. Жара высушивает верхние пластины. К середине осени, когда поднимутся восточные ветры с Мулунского хребта, они станут тонкими и легкими, как вафли. Разве я не говорил тебе, что они разносят семена?
   Ветер подхватывает их и уносит в небо, как облако бабочек.
   – Ах, да. Я помню, ты говорил об этом. – Атаклена задумчиво кивнула.
   – Но разве не ты говорил…
   Ее прервал громкий крик.
   – Генерал! Капитан Онигл!
   На узкой лесной тропе показалась группа шимпов. Двое – сопровождавшие их всюду охранники, а третий – Бенджамин! Выглядел он уставшим. Очевидно, бежал всю дорогу от пещер им навстречу.
   Атаклена почувствовала, как напрягся Роберт в ожидании неприятностей.
   Но с помощью короны она уже знала, что Бен не принес дурных известий. Враг не нападал. И все же шимп казался смущенным.
   – В чем дело, Бенджамин? – спросила она.
   Он вытер лоб домотканым носовым платком. Потом порылся в другом кармане и вытащил маленький черный кубик.
   – Сэры, наш курьер, молодой Петри, наконец возвратился.
   Роберт сделал шаг вперед.
   – Он добрался до убежища?
   Бенджамин кивнул.
   – Да, добрался и привез послание Совета. Оно здесь. – И он протянул куб.
   – Послание Меган? – У Роберта перехватило дыхание при виде кубика с записью.
   – Да, сэр. Петри говорит, что с ней все в порядке. Она шлет свои наилучшие пожелания.
   – Но… но это здорово! – завопил Роберт. – Связь восстановлена! Мы больше не одни!
   – Конечно, сэр! Совершенно справедливо. К тому же… – Атаклена наблюдала, как Бенджамин пытается подобрать нужные слова. – Петри принес не только новости: в пещерах вас ждут пять человек.
   Роберт и Атаклена замигали.
   – Пять человек?
   Бенджамин кивнул.
   – Морская пехота, сэр.
   – О, – сказал Роберт. Атаклена продолжала молчать, но скорее кеннировала, чем слушала.
   – Профессионалы, сэр, – продолжил Бенджамин. – Клянусь, это удивительно после такого длительного времени без… ну, я хочу сказать, что с нами вас было только двое. Все шимпы сейчас пребывают в радостном возбуждении. Мне кажется, вам лучше как можно быстрее вернуться.
   Роберт и Атаклена в один голос сказали:
   – Конечно.
   – Немедленно.
   Почти неощутимо отношения между Атакленой и Робертом изменились.
   Когда подбежал Бенджамин, они держались за руки. Теперь, двигаясь по тропе, им показалось это неуместным. Их близость не нуждалась в объяснениях, им не нужно было смотреть друг на друга, чтобы понять, о чем думает другой.
   К лучшему или к худшему, но ситуация изменилась.


   Майор Пратачулторн сосредоточенно изучал данные компьютера. Листы с цифрами занимали весь стол. Наблюдая за тем, как работает маленький смуглый человек, Роберт понял, что беспорядок только кажущийся: то, что нужно для работы, он находит, едва взглянув и протянув мозолистую руку.
   В перерывах офицер поглядывал на голографический экран и что-то негромко произносил в горловой микрофон. На экране менялись данные в соответствии с его командами.
   Роберт спокойно ждал, стоя перед деревянным столом. В четвертый раз Пратачулторн приглашал его и задавал четко сформулированные вопросы. И каждый раз Роберт испытывал все большее удивление и уважение к пунктуальности и проницательности этого человека.
   Совершенно очевидно, что майор Пратачулторн – профессионал. Всего за день он со своим небольшим штабом начал приводить в порядок самодельные тактические программы партизан, перерабатывал данные, выдвигал предложения, которые и в голову не могли прийти партизанам.
   Именно в таком человеке, как Пратачулторн, нуждалось их движение.
   Именно такого они ждали.
   Это бесспорно. Но Роберт возненавидел этого человека и теперь пытался понять, почему.
   «Дело ведь не только в том, что он заставляет меня молча стоять перед ним, пока наконец не соизволит обратить внимание». Роберт понимал, что это просто способ подчеркнуть, кто здесь теперь хозяин. И это понимание помогало ему сдерживаться.
   Майор выглядел как настоящий офицер морской пехоты, хотя единственным признаком его звания была нашивка на левом плече. У Роберта даже в мундире не будет такой выправки, как у Пратачулторна в плохо подогнанной домотканой одежде, сшитой гориллами на склонах серного вулкана.
   Землянин некоторое время барабанил пальцами по столу. Этот стук напомнил Роберту о головной боли, с которой он борется уже больше часа с помощью обратной биологической связи. Почему-то на этот раз способ не действовал. Роберт испытывал приступ клаустрофобии, ему было душно и тесно. И становилось все хуже.
   Наконец Пратачулторн поднял голову. К удивлению Роберта, его первое замечание воспринималось даже как комплимент.
   – Ну, капитан Онигл, – сказал Пратачулторн. – Признаюсь, я опасался, что положение будет гораздо, гораздо хуже.
   – Приятно слышать, сэр.
   Глаза Пратачулторна сузились, он как будто уловил тонкий оттенок сарказма в голосе Роберта.
   – Говоря точнее, – продолжал он, – я опасался, что вы солгали в своем докладе правительству в изгнании и что мне придется расстрелять вас.
   Роберт подавил желание сглотнуть и умудрился сохранить бесстрастное выражение.
   – Я рад, что в этом нет необходимости, сэр.
   – Я тоже. Тем более, это вызвало бы недовольство вашей матери.
   Учитывая, что вы не профессионал, готов признать, что вы добились неплохих результатов. Майор Пратачулторн покачал головой.
   – Нет, пожалуй, неточно. Позвольте сформулировать так. Будь я здесь, я бы многое сделал по-другому. Но в свете того, как проявили себя государственные вооруженные силы, вы с вашими шимпами действовали очень неплохо.
   Роберт почувствовал, как пустота в груди рассасывается.
   – Шимпов это обрадует, сэр. Хочу напомнить, что я здесь не единственный предводитель. Львиную долю тяжести взвалила на себя тимбрими Атаклена.
   На лице майора Пратачулторна появилось кислое выражение. Роберт не знал, то ли из-за того, что Атаклена галакт, то ли он, как офицер, должен был принять всю ответственность на себя.
   – А, да. «Генерал». – Улыбка казалась по меньшей мере покровительственной. Майор кивнул. – Я упомяну о ее помощи в своем отчете.
   Дочь посла Утакалтинга, несомненно, изобретательна. Надеюсь, она не откажется продолжать помогать нам – в известных пределах.
   – Шимпы преклоняются перед ней, сэр, – заметил Роберт.
   Майор Пратачулторн кивнул, посмотрел на стену и задумчиво заговорил:
   – Тайна тимбрими, я знаю. Иногда мне кажется, что средства массовой информации сами не ведают, что творят, формируя такое представление. Какие бы чужаки нас ни окружали, люди должны знать, что земляне всегда останутся одинокими. Мы никогда не сможем доверять никому из галактов. Должно быть, решив, что сказал лишнее, Пратачулторн снова покачал головой и сменил тему.
   – Теперь относительно будущих операций против врага…
   – Мы думали об этом, сэр. Непонятная активность в горах, кажется, кончилась, хотя мы не знаем, надолго ли. Но мы кое-что обдумали и сможем использовать против них, если они вернутся.
   – Хорошо. – Пратачулторн кивнул. – Но вы должны понять, что в будущем все действия в Мулуне должны быть скоординированы с действиями других сил по всей планете. Нерегулярные войска просто не способны нанести противнику ощутимый урон. Это показало неудачное нападение городских шимпов на космические батареи вблизи Порт-Хелении.
   Роберт не оспаривал правоту Пратачулторна.
   – Да, сэр. Хотя с тех пор мы захватили кое-какое вооружение, которое может оказаться полезным.
   – Несколько ракет. Они пригодятся, если мы решим, как их использовать. И особенно, если у нас появится информация, куда их нацеливать. Кое-какая информация у нас уже есть, – продолжал майор. – Я хочу собрать больше и доложить Совету. После этого нашей задачей станет поддержка любых действий Совета.
   Наконец Роберт получил возможность задать вопрос, который держал наготове с тех пор, как, вернувшись, обнаружил, что Пратачулторн и его люди переворачивают пещеры вверх дном, во все вмешиваются и всем командуют.
   – Что будет с нашей организацией, сэр? Мы с Атакленой дали нескольким шимпам временный офицерский статус. Но, кроме меня, ни у кого здесь нет настоящего офицерского звания.
   Пратачулторн поджал губы.
   – Ну, ваш случай самый простой, капитан. Вы заслужили отдых. Можете проводить дочь посла Утакалтинга в убежище с моим отчетом и рекомендациями о присвоении вам очередного звания и награждении медалью. Я знаю, координатору это понравится. Я также сообщу дополнительные сведения о том, как вы открыли резонансную технику обнаружения губру.
   По тону было совершенно ясно, что подумает майор о Роберте, если тот примет предложение.
   – С другой стороны, я был бы рад, если бы вы присоединились к нам, во внеочередном статусе первого лейтенанта вдобавок к вашему званию в колониальной милиции. Ваш опыт нам бы пригодился.
   – Спасибо, сэр. Я останусь здесь, если вы не возражаете.
   – Отлично. Придется кого-то другого назначить в эскорт…
   – Я уверен, что Атаклена тоже захочет остаться, – торопливо добавил Роберт.
   – Гм. Да. Я думаю, какое-то время она будет полезна. Вот что я вам скажу, капитан. Я сообщу обо всем этом в послании Совету. Но в одном мы должны быть уверены: поскольку у нее здесь нет военного статуса, шимпы должны перестать обращаться к ней как к офицеру и командиру. Понятно?
   – Да, сэр. – Роберт подумал, как убедить в этом штатских неошимпанзе, которые называют всех как им заблагорассудится.
   – Хорошо. Теперь о тех, кто находился под вашим командованием… У меня с собой несколько бланков колониальных офицерских званий, мы можем присвоить их шимпам, проявившим инициативу. Я не сомневаюсь, что вы назовете мне имена.
   Роберт кивнул.
   – Да, сэр.
   Он вспомнил, что еще один солдат «армии», кроме него самого, служил в милиции. Мысль о Фибене, несомненно давно погибшем, вызвала угнетенное состояние. «Эти пещеры! Они меня с ума сводят! Мне все труднее и труднее оставаться здесь».
   Майор Пратачулторн дисциплинированный военный, он месяцы провел в подземном убежище Совета. Но у Роберта не такой твердый характер. «Мне нужно выбраться отсюда!»
   – Сэр, – быстро сказал он. – Прошу разрешения оставить базовый лагерь на несколько дней и заняться делом в районе перехода Лорне… в развалинах Хаулеттс-Центра.
   Пратачулторн нахмурился.
   – Там, где незаконно изменяли генетику горилл?
   – Место, где мы одержали свою первую победу, – напомнил Роберт командиру, – и заставили губру сдаться.
   – Ха, – усмехнулся майор. – А что вы надеетесь там обнаружить?
   Роберт подавил желание пожать плечами. В усиливающейся клаустрофобии, в стремлении любой ценой вырваться, он высказал идею, которая только начинала формироваться в его сознании.
   – Возможное оружие, сэр. У меня созрела мысль, которая сможет сослужить хорошую службу, если подтвердится.
   Это заинтересовало Пратачулторна.
   – Что за оружие?
   – Я предпочел бы сейчас не вдаваться в подробности, сэр. Сначала мне нужно кое-что подтвердить. Я буду отсутствовать не больше трех-четырех дней. Обещаю.
   – Гм. Что ж, – Пратачулторн поджал губы. – Мне потребуется столько времени, чтобы привести в порядок данные. Пока вы будете только путаться под ногами. Но потом вы мне понадобитесь. Нужно будет готовить отчет Совету.
   – Да, сэр, Я буду торопиться.
   – Хорошо. Возьмите с собой лейтенанта Маккью. Я хочу, чтобы один из моих людей ознакомился с местностью. Покажите Маккью, как вам удалось организовать эту маленькую засаду, познакомьте ее с основными партизанскими группами и немедленно возвращайтесь. Вы свободны.
   Роберт вытянулся. «Кажется, теперь я знаю, почему ненавижу его», – подумал он, отдавая честь, повернулся кругом и вышел, отодвинув повешенное вместо двери подземного кабинета одеяло.
   Вернувшись в пещеры и обнаружив Пратачулторна и его людей, которые всюду расхаживали по-хозяйски, покровительственно обращались к шимпам покритиковали все, что они сделали вместе, Роберт чувствовал себя ребенком, которому до поры до времени разрешали играть героя. Но теперь ему предстоит вынести родительское поглаживание по головке. А оно обжигает, хотя и означает похвалу.
   Аналогия не слишком верная, чувствовал Роберт, но справедливая.
   Он молча вздохнул и пошел подальше от кабинета и арсенала, которые раньше делил с Атакленой, а теперь заняли взрослые.

   Только снова оказавшись под высоким лесным пологом, Роберт понял, что может дышать свободно. Знакомый аромат деревьев очищал легкие от влажных запахов пещер. Впереди и по бокам шли разведчики, которых он хорошо знает, быстрые, верные: они выглядели свирепо со своими самострелами и черными лицами. «Мои шимпы», – подумал он, испытывая при этих словах легкий комплекс вины и собственника, которые не оставляли его. Все равно как в «прежние времена», до вчерашнего дня, когда он считал себя нужным и важным.
   Однако иллюзия тут же рассеялась. Рядом послышался голос лейтенанта Маккью.
   – Эти горные леса очень красивы, – сказала она. – Жаль, что мне не пришлось побывать здесь до начала войны. – Она наклонилась и притронулась к цветку с голубыми прожилками; тот сложился от прикосновения и спрятался в зарослях. – Я читала об этом, но впервые вижу своими глазами.
   Роберт уклончиво улыбнулся. Он будет вежлив и ответит на прямой вопрос, но разговор его не интересует, особенно с заместителем майора Пратачулторна.
   Лидия Маккью – спортивная молодая женщина, со смуглым приятным лицом.
   Движения, гибкие, как у разведчика или убийцы, и в то же время грациозные.
   Одетую в домотканую набедренную повязку и блузу, ее можно было бы принять за деревенскую танцовщицу, если бы не арбалет с автоматическим заводом, который она, как ребенка, несет на руке. В карманах у нее достаточно стрел, чтобы превратить в подушечку для иголок всех губру на сто километров вокруг. И ножи у нее на запястьях и в голенищах не для красы.
   Она легко держалась рядом с ним на пересеченной местности и в путанице лиан, хотя он шел быстро. И хорошо, потому что он не собирался задерживаться. В глубине души Роберт понимал, что он несправедлив. По-своему она очень неплохой человек – как профессиональный солдат. Но почему-то все привлекательное в ней еще больше раздражало его.
   Роберт жалел, что Атаклена не захотела пойти с ним. Но она настояла на том, чтобы остаться на поляне у пещер, экспериментируя с движущимися лианами и создавая странные глифы, слишком тонкие для его слабого восприятия. Роберт обиделся и на первых же километрах чуть не загнал свой эскорт.
   – Так много жизни. – Земная женщина держалась рядом, вдыхая лесные запахи. – Мирное место.
   «Ты ошибаешься в обоих случаях», – подумал Роберт с тенью презрения к ее неспособности понять правду Гарта, правду, которую он ощущает вокруг себя. Благодаря урокам Атаклены он теперь мог воспринимать, пусть неуверенно и неглубоко, следы волн жизни, которые прокатываются по тихому лесу.
   – Это несчастная земля, – просто сказал он. Но не стал уточнять, хотя она удивленно взглянула на него. Его примитивное эмпатическое чувство отступило перед ее смятением.
   Некоторое время они двигались молча. Утро переходило в полдень.
   Где-то поблизости послышался свист разведчиков, и они укрылись в густых ветвях. Над головой пролетал большой крейсер. Выждав, Роберт, не сказав ни слова, зашагал дальше.
   Наконец Лидия Маккью вновь заговорила.
   – Это место, куда мы идем, – сказала она, – этот Хаулеттс-Центр.
   Расскажите мне о Нем. Он не может отказать: ведь Пратачулторн послал ее ознакомиться с обстановкой. Роберт старался говорить бесстрастно, но в голосе прорывались эмоции. Следуя ее негромким вопросам, Роберт рассказал Лидии Маккью о замечательной, хотя и незавершенной работе ученых, которая так печально закончилась. Его мать, разумеется, ничего не знала о Хаулеттс-Центре. Сам он лишь случайно узнал о нем за год до вторжения и решил хранить молчание.
   Конечно, теперь смелый эксперимент завершился. Потребуется чудо, чтобы спасти неогорилл от стерилизации, сейчас, когда тайна стала известна людям типа майора Пратачулторна.
   Пратачулторн может ненавидеть галактическую цивилизацию со страстью, граничащей с фанатизмом, но он понимает, что люди не должны нарушать торжественные договоры с галактическими Институтами. Сейчас единственная надежда Земли на древний кодекс Прародителей. И, чтобы оставаться под защитой этого кодекса, слабые кланы, подобно жене Цезаря, должны быть выше подозрений.
   Лидия Маккью внимательно слушала. У нее широкие скулы и страстные глубокие глаза, но Роберту больно смотреть в них. Слишком они близко посажены, слишком неподвижны. И он видел лишь тропу впереди.
   Но мягкий голос женщины-офицера привлекал его. Роберт с удивлением обнаружил, что продолжает болтать, теперь уже о Фибене Болджере, о том, как они спаслись во время газовой бомбардировки фермы Мендозы, о первом походе его друга в Синд.
   И о втором, из которого он не вернулся.
   Они пересекли хребет, покрытый странными камнями-чешуями, и оказались на площадке над узкой долиной, к западу от прохода Лорне. Роберт указал на развалины нескольких зданий.
   – Хаулеттс-Центр, – просто сказал он.
   – Здесь вы заставили губру принять шимпов, как равных противников? И принудили их сдаться? – спросила Лидия Маккью. Роберт почувствовал, что в голосе ее звучит уважение, повернулся и бросил на нее взгляд. Она ответила улыбкой. Роберт понял, что краснеет.
   Он быстро отвернулся, указал на ближайший склон и принялся рассказывать, как организовали засаду, как она подействовала. Он опустил только собственный полет с трамплина и нападение на часового губру. В конце концов его роль второстепенная, главную тогда играли шимпы. И он хотел, чтобы земляне-офицеры знали это.
   Он заканчивал рассказ, когда подошла Элси. Шимми отдала честь. До прихода военных в этом не было необходимости.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Поделиться ссылкой на выделенное