Дэвид Брин.

Война за возвышение

(страница 25 из 52)

скачать книгу бесплатно

   Атаклена закрыла глаза. Она этого ожидала. Прежде всего, внизу много проблем с конспирацией. Фибен подозревал, что в городское сопротивление проникли предатели. Тем не менее Атаклена не отказалась от вылазок. Они отвлекли защитные силы губру, заняли скоростные истребители. Она надеялась, что не слишком много шимпов погибло, отвлекая на себя захватчиков. – Одно уравновешивает другое, – сказала она своему помощнику.
   Атаклена знала, что их победа имеет чисто символическое значение.
   Невозможно изгнать врага, располагая такими силами. Привычно пользуясь метафорой, она подумала о гусенице, пытающейся передвинуть дерево.
   «Нет, если мы и победим, то с помощью хитрости, а не силы».
   Бенджамин откашлялся. Атаклена взглянула на него.
   – Ты по-прежнему считаешь, что нам не следовало отпускать их живыми?
   – спросила она.
   Он кивнул.
   – Да, сэр, считаю. Кажется, я понимаю, что вы говорили о символизме всего этого… и я горжусь, что вы довольны тем, как я провел переговоры.
   Но я по-прежнему считаю, что всех их надо сжечь.
   – Из мести?
   Бенджамин пожал плечами. Оба они знали мнение большинства шимпов. Их не интересуют символы. Земляне вообще привыкли смотреть на этикет и тонкие различия статуса рас в галактике как на жеманную глупость декадентской цивилизации.
   – Вы знаете, что я не об этом думаю, – возразил Бенджамин. – Я согласен с вашим мнением, что мы одержали сегодня настоящую победу, заставив их разговаривать с нами. Если бы не одно обстоятельство.
   – Что именно?
   – Птицеподобным удалось осмотреть центр и заметить следы возвышения.
   И я не уверен, что они не увидели и самих горилл среди деревьев! – Бенджамин покачал головой. – Не думаю, чтобы после этого можно было позволить им уйти, – сказал он.
   Атаклена положила руку на плечо адъютанта. Но молчала, потому что не находила слов. Как объяснить Бенджамину?
   Сиулфф-куонн образовался над ее головой, выражая удовлетворение от того, как развиваются события, – в осуществление плана ее отца.
   Нет, она не может объяснить Бенджамину, что участие горилл в нападении – лишь этап сложного, долгого розыгрыша.


   – Не поднимай голову! – проворчал Фибен.
   – Ты перестанешь рявкать на меня? – с горячностью ответила Гайлет. Она подняла глаза поверх травы. – Я просто хочу посмотреть…
   Предложение оборвалось на середине, Фибен ударил по руке, которой она опиралась. Гайлет упала, резко выдохнув, и покатилась по земле, отплевываясь грязью.
   – Ты, царапающийся, покусанный блохами…
   Фибен зажал ей рукой рот, но глаза Гайлет продолжали говорить в том же духе.
   – Я тебе сказал, – прошептал он. – Если ты видишь их сенсоры, значит, и они видят тебя.
Наш единственный шанс – ползти по-пластунски, пока мы не сумеем затеряться среди гражданского населения.
   Неподалеку слышалось гудение сельскохозяйственных машин. Именно этот звук и привлек их. Если бы они могли смешаться с фермерами, избежали бы сети захватчиков. Насколько Фибен знает, они с Гайлет могут оказаться единственными уцелевшими участниками злополучного нападения в долине. Трудно себе представить, что горные повстанцы под руководством Атаклены могли достичь чего-то большего. С того места, где он лежит, восстание кажется подавленным.
   Он освободил рот Гайлет.
   «Если бы взгляды убивали», – подумал Фибен, видя выражение ее глаз.
   Со спутанной и грязной шерстью она больше не напоминает серьезную интеллектуальную шимми.
   – Я… думала… ты… сказал… – прошептала она с расстановкой, демонстрируя хладнокровие, – что враг не может нас засечь, если на нас только туземные материалы.
   – Да, если они ленивы и рассчитывают только на свое тайное оружие. Но не забудь, что в их распоряжении также инфракрасные лучи, радар, сейсмический сонар, пси-детекторы… – Он неожиданно осекся. Слева раздался низкий гул. Если это комбайн, который они заметили раньше, у них есть возможность подъехать.
   – Жди здесь, – прошептал Фибен.
   Гайлет схватила его за руку.
   – Нет! Я иду с тобой! – Она быстро взглянула по сторонам, потом опустила глаза. – Не… не оставляй меня одну.
   Фибен прикусил губу.
   – Хорошо. Пригнись и следуй за мной.
   Они двинулись друг за другом, прижимаясь к земле.
   Гул медленно приближался. Вскоре Фибен ощутил легкое покалывание в затылке.
   «Гравитика, – подумал он. – Совсем близко!»
   Он даже не сознавал, насколько близко, пока машина не показалась над травой в двух метрах от него.
   Он ожидал увидеть большого робота, но перед ними появился шар размером с баскетбольный мяч, усеянный серебряными и стеклянными кнопками – сенсорами. Шар мягко покачивался на полуденном ветерке, разглядывая их.
   «Дьявольщина!» Фибен сел на корточки, покорно опустив руки. Недалеко послышались негромкие голоса. Несомненно, хозяева этой штуки.
   – Это боевой робот? – устало спросила Гайлет.
   Фибен кивнул.
   – Нюхач. Я думаю, дешевая модель, но достаточно, чтобы найти и удержать нас.
   – Что нам делать?
   Он пожал плечами.
   – Сдаваться.
   Однако завел руку за спину, порылся в темной почве и нащупал гладкий камень.
   Голоса приближались.
   «Какого дьявола!» – подумал Фибен.
   – Слушай, Гайлет. Когда я тронусь с места, спрячься и уходи отсюда.
   Отнеси свои записи Атаклене, если она жива.
   И прежде чем она могла что-то ответить, он крикнул и изо всех сил швырнул камень.
   Несколько событий произошло одновременно. Правую руку Фибена обожгла боль. Вспыхнул свет, такой яркий, что Фибен на мгновение ослеп. Он подпрыгнул, и в грудь впился пучок игл.
   Он летел к шару, и неожиданное ощущение овладело Фибеном. Как будто такое уже происходило с ним и сотни раз в сотнях предыдущих жизней. Он помнит это на самой грани сознания. Так ему показалось, когда он пролетел через пульсирующее гравиполе я ухватился за машину чужаков. Мир наклонился и завертелся, шар пытался сбросить его с себя. Луч лазера ударил по тени Фибена и по траве. Фибен держался изо всех сил, а поля и небо слились во вращающемся тошнотворном пятне.
   Внушенное deja vu даже помогло! Фибен разжал раненую руку и поискал панель управления робота.
   Снимая крышку, вскрывая замок, Фибен сломал ноготь, но наконец засунул руку внутрь и схватил провода.
   Машина дико вертелась, словно понимая его намерение. Из-под ног Фибена вылетела опора, его бросало, как тряпичную куклу. Слабела левая рука, он держался за провода – все кружилось вместе с ним.
   И только одно в мире не расплывалось – линзы лазера робота, нацеленные прямо на него.
   «Прощай», – подумал он и закрыл глаза.
   Но тут что-то оборвалось. Он отлетел, по-прежнему сжимая провода. И, когда ударился о землю, испытал почти облегчение. Закричал и покатился рядом с огнем. Конечно, было больно. Ребра Фибена болели так, словно самая большая самка-горилла из Хаулеттс-Центра провела с ним страстную ночь. В него выстрелили по крайней мере дважды. Но он ожидал, что умрет. И, что бы ни случилось потом, сейчас приятно ощутить себя живым.
   Мигая, он прочистил глаза от пыли и сажи. В пяти метрах от него свистели и плевались остатки вражеской машины в круге почерневшей дымящейся травы. Хваленое качество скобяных товаров губру!
   "Какой торговец-ити всучил губру такой кусок дерьма? – подумал Фибен.
   – Если даже это йофур с десятью вонючими соковыми кольцами, я готов прямо сейчас расцеловать его!"
   Возбужденные голоса. Торопливые шаги. Фибен испытал прилив надежды.
   Он думал, что за своей разбитой машиной явятся губру. Но это шимпы! Он сморщился и, держась за бок, встал, улыбаясь.
   Но улыбка застыла у него на лице, когда он увидел, кто к нему подходит.
   – Ну, кто же у нас здесь? Мистер Синяя Карта собственной персоной!
   Похоже, ты пробежал длинную дистанцию с препятствиями, парень из колледжа.
   Ты словно не понимаешь, когда тебя побили.
   Высокий шен с тщательно выбритой на лице шерстью, с усами, элегантно напомаженными и завитыми. Фибен узнал вожака группы испытуемых-проби из «Обезьяньей грозди», который называл себя Железная Хватка.
   Ну почему именно он?
   Подошли остальные. На ярких комбинезонах новая деталь – шарф и наручная нашивка с одинаковым символом – вытянутой когтистой птичьей лапой.
   Вооруженные модифицированными сабельными ружьями, шимпы столпились вокруг Фибена. Очевидно, милиция коллаборационистов, о которой они с Гайлет слышали.
   – Помнишь меня, парень из колледжа? – спросил Железная Хватка, улыбаясь. – Думаю, да. Я-то тебя запомнил.
   Фибен вздохнул, глядя, как двое проби подводят Гайлет Джонс, крепко держа за руки.
   – Как ты? – негромко спросила Гайлет. Он не понял выражения ее глаз.
   Только кивнул. Говорить было не о чем.
   – Пошли, мой юный генетический красавец! – Железная Хватка рассмеялся и схватил Фибена за больную руку. – Кое-кто хочет с тобой поговорить, и на этот раз конкретно.
   Фибен оторвал взгляд от Гайлет. Его рывком поставили на ноги и толкнули. Для бесполезной борьбы у него не было сил.
   Проби потащили его перед Гайлет, и Фибен впервые смог оглядеться. Они всего в нескольких сотнях метров от Порт-Хелении! Двое шимпов в рабочих комбинезонах смотрели на него с площадки обслуживания культиваторов. Фибена и Гайлет отвели к калитке в стене чужаков, этого барьера, который самодовольно развертывался на местности, как сеть, поймавшая их жизни.


   Сюзерен Праведности демонстрировал возбуждение, раздуваясь и исполняя короткий танец на насесте выступлений. Получленораздельные возгласы мешали ему высказаться, и поэтому новость не распространялась в течение всего обращения планеты.
   Правда, уцелевшие в горной засаде губру все еще в шоке. Вначале они хотели доложить командованию, но военные, деловито расправлявшиеся с последними очагами восстания на ближайших равнинах, заставили их ждать.
   Что такое в конце концов небольшая стычка в горах по сравнению с почти удавшимся нападением на оборонительные батареи?
   Сюзерен хорошо понимал, почему совершаются такие ошибки. И все же это раздражало. Происшествие в горах гораздо важнее всех остальных партизанских вылазок.
   – Вы должны были прекратить – устранить – привести себя к концу!
   Сюзерен в танце выказывал свое негодование ученым-губру. Специалисты после долгого похода по холмам выглядели взъерошенными и непричесанными. В унынии они обвисли еще больше.
   – Сдавшись, вы причинили вред – нанесли ущерб – уменьшили нашу праведность и честь, – закончил обвинение сюзерен.
   Если бы они состояли на воинской службе, верховный священник потребовал бы наказания их и их семей. Но большая часть их эскорта погибла, а ученые всегда меньше озабочены вопросами праведности, чем военные.
   Сюзерен решил простить их.
   – Тем не менее я понимаю ваше решение, признаю, санкционирую его. Мы останемся верными вашему слову.
   Специалисты станцевали облегчение. Вернувшись домой, они не испытают унижения или чего-нибудь похуже. Их честь не пострадает.
   Но капитуляция обойдется им дорого. Их необходимо немедленно удалить из системы, и не заменять в течение года. Больше того, равное количество людей необходимо освободить из заключения!
   У сюзерена неожиданно появилась идея, которая вызвала странное ощущение – ощущение веселья. Он освободит шестнадцать человек, но горные шимпанзе не увидятся со своими опасными хозяевами. Людей отправят на Землю!
   Это, несомненно, соответствует праведности и слову. Конечно, обойдется недешево, но гораздо хуже выпустить людей в населенной местности Гарта.
   Достижения этих горных шимпанзе ошеломляют, если доклад уцелевших верен. Как это произошло? Протоклиенты, которых он наблюдал в городе и в долине, не способны на такие ухищрения.
   Неужели там еще остались люди?
   Мысль пугающая, и сюзерен не представлял, как это возможно. Согласно подсчетам, число незахваченных крайне незначительно и статистически его можно просто игнорировать. Скорее всего эти неучтенные мертвы.
   Конечно, придется усилить газовые бомбардировки. Новый сюзерен Стоимости и Бережливости будет жаловаться, потому что программа и так оказалась чрезмерно дорогостоящей. Но теперь сюзерен Праведности полностью перейдет на сторону военных.
   Что-то шевельнулось у него внутри. Сюзерен Праведности почувствовал легкое покалывание. Неужели предвестник сексуальных изменений? Сейчас, когда положение еще неопределенное и неясно, кто из троих сюзеренов будет господствовать, изменения не должны начинаться. Слияние должно подождать, пока не будет достигнута Праведность, пока не установлен консенсус, так чтобы стало ясно, кто сильнейший!
   Сюзерен зачирикал молитву утраченным Прародителям, все остальные подхватили ее.
   Как бы установить, в каком направлении разворачиваются сражения в галактических просторах! Найден ли корабль дельфинов? Может быть, именно сейчас флоты каких-нибудь союзов приближаются к вернувшимся Древним? И скоро придет всеобщий конец?
   Неужели действительно пришло время Перемены?
   Если бы священник знал, что галактический закон безвозвратно отменен, его не стесняло бы это отвратительное слово и связанное с ним признание разумности неошимпанзе.
   Конечно, есть и утешение. Даже если ими руководят люди, полуживотные не сумеют воспользоваться этим признанием. Так всегда бывает с видами волчат. Они не обращают внимания на тонкости древней галактической культуры, устремляются напролом и почти всегда гибнут.
   – Утешение, – чирикал сюзерен. – Да, утешение и победа.
   Нужно позаботиться еще об одном деле, возможно, самом важном.
   Священник снова обратился к руководителю экспедиции.
   – Твое последнее обещание было избегать – устраняться – не появляться больше никогда в этом месте.
   Ученые протанцевали согласие. Небольшой клочок Гарта отныне закрыт для губру, пока не упадут звезды или не будут изменены правила.
   – И однако до нападения вы обнаружили – установили – заметили следы вмешательства в генетику, признаки тайного возвышения?
   Это тоже отражено в отчете. Сюзерен расспрашивал ученых тщательно и подробно. Они могли только поверхностно осмотреть лаборатории, но факты говорят за себя.
   В горах шимпанзе скрывают расу предразумных! И до вторжения они и их человеческие патроны занимались возвышением новой расы клиентов!
   Вот как! Сюзерен танцевал. Данные, полученные из сейфа тимбрими, подтверждаются! Каким-то чудом этот переживший катастрофу мир произвел на свет сокровище! И теперь, несмотря на то что губру захватили землю и небо, земляне умудряются держать это открытие в тайне!
   Неудивительно, что Отраслевая Библиотека не содержит файлов возвышения! Земляне пытались скрыть улики.
   «Но теперь, – радовался сюзерен, – мы знаем об этом чуде!»
   – Вы свободны – отпущены – отправлены на свои корабли, – сказал он поникшим ученым, повернулся к помощникам-кваку, собравшимся под насестом.
   – Свяжитесь с сюзереном Луча и Когтя, – сказал он с необычной краткостью. – Скажите ему, что нужно немедленно встретиться. – Один из пушистых четвероногих тут же поклонился и убежал выполнять поручение.
   Сюзерен Праведности застыл на насесте; обычай не позволяет ему ступать на почву, пока не завершены церемонии защиты.
   Время от времени он переступал с ноги на ногу; опустив клюв на грудь, сюзерен глубоко задумался.



   Не обвиняй Природу, она свое дело сделала:
   Сделай же ты свое.
 Джон Милтон. «Утраченный рай»


   Вестовой сидел на диване в углу зала совещаний, завернувшись в одеяло, и прихлебывал из чашки горячий суп. Время от времени молодой шен вздрагивал, и выглядел безмерно усталым. Его шерсть не успела просохнуть от ледяной воды.
   «Удивительно, что он вообще добрался, – думала, глядя на него Меган Онигл. – Никто из шпионов и разведывательных групп, которых мы посылали на берег, не вернулся, хотя у них было надежное снаряжение. А этот маленький шимп всех нас заткнул за пояс, приплыл на крохотном плоту из срубленных деревьев с домотканым парусом. Он принес письмо от моего сына».
   Меган снова вытерла глаза, вспоминая первые слова посыльного, который, выбиваясь из сил, добрался по подземным пещерам к их убежищу.
   – Капитан Онигл шлет свои позд… свои поздравления, мэм.
   Он протянул пакет в водонепроницаемой упаковке из сока дерева оли и упал на руки медиков. "Сообщение от Роберта, – удивленно думала она. – Он жив. Он свободен.
   Помогает сражаться". Она не знала, радоваться или содрогаться от таких известий.
   Конечно, этим можно гордиться. Возможно, сейчас Роберт единственный свободный взрослый человек на поверхности Гарта. А если его «армия» всего лишь оборванная толпа партизан-обезьян, то она по крайней мере добилась большего, чем тщательно сохраненные остатки милиции планеты.
   Но Роберт не только заставил ее гордиться, он еще и удивил ее. Может, она что-то просмотрела в этом мальчике? Или лишения закалили его?
   «Наверное, в нем больше отцовского, чем мне хотелось бы».
   Сэм Теннейс, пилот космического корабля, он появляется на Гарте примерно раз в пять лет. Это один из трех космических мужей Меган. Каждый из них проводил дома не больше нескольких месяцев, с огромными промежутками, и эти мужья почти никогда не встречались друг с другом.
   Другие женщины могли бы не справиться с такой ситуацией, но это устраивало и астронавтов, и женщину-политика. И из всех троих только Сэм Теннейс подарил ей ребенка.
   «Я никогда не хотела, чтобы мой сын стал героем, – подумала Меган. – И хоть всегда относилась к нему критически, тем не менее не хотела, чтобы он походил на Сэма».
   Будь Роберт не таким изобретательным, он оказался бы теперь в безопасности – интернирован на одном из островов с остальными людьми, оставаясь по-прежнему плейбоем среди друзей. И ему не пришлось бы отчаянно и бесполезно сражаться с могущественным врагом.
   «Что ж, – успокаивала она себя, – вероятно, в письме он немного привирает».
   Слева от нее раздавались громкие изумленные возгласы. Правительство в изгнании изучало послание, написанное на древесной коре самодельными чернилами.
   – Сукины дети! – услышала она полковника Миллчемпа. – Так вот как им всегда удавалось узнать, где мы, еще до начала боя!
   Меган придвинулась к столу.
   – Подведите, пожалуйста, итоги, полковник.
   Миллчемп взглянул на нее. Дородный краснолицый офицер милиции тряс листочками, пока кто-то не перехватил их.
   – Оптические волокна! – воскликнул он.
   Меган покачала головой.
   – Прошу прощения?
   – Вот что нас выдавало! Они все подстроили! Каждый провод, телефонный кабель, коммуникационные линии… вся электроника планеты! Все они резонируют на вероятностной волне, которую улавливают приборы проклятых птицеподобных… – Полковник Миллчемп подавился от гнева, махнул рукой и отошел.
   Должно быть, изумление Меган бросалось в глаза.
   – Я попробую объяснить, мадам координатор, – сказал Джон Кайли, болезненный высокий мужчина с телосложением человека, всю жизнь проведшего в космосе. В мирное время Кайли был капитаном фрайтера. Его торговый корабль участвовал в пародии космического сражения и случайно уцелел, если к нему можно применить это слово. Избитая и поврежденная, успевшая только пощекотать планетоиды губру своим лазером, «Эсперанца» добралась до Порт-Хелении только потому, что враг не очень торопился захватить всю систему Гимельхая. И теперь капитан «Эсперанцы» стал советником Меган.
   Кайли выглядел ошеломленным.
   – Мадам координатор, вы помните сделку двадцатилетней давности о покупке фабрики по производству электроники и протоники? Небольшая саморегулирующаяся фабрика, в самый раз для таких колоний, как наша.
   Меган кивнула.
   – Координатором тогда служил ваш дядя. Мне кажется, первое ваше торговое поручение заключалось в завершении сделки и доставке фабрики на Гарт.
   Теперь кивнул Кайли. Его удивление не проходило.
   – Одно из главных изделий этой фабрики – оптические волокна. Тогда еще говорили, что эта сделка с кваку заключена на слишком выгодных для нас условиях. Но кто мог подумать, что они действовали с таким дальним прицелом? Всего лишь шанс, что они когда-нибудь захотят…
   Меган ахнула.
   – Кваку! Они клиенты…
   – Губру. – Кайли кивнул. – Проклятые птицеподобные уже тогда планировали это.
   Меган вспомнила, слова Утакалтинга: «Галакты не торопятся. Они терпеливы, как планеты на орбитах».
   Кто-то еще откашлялся. Это майор Пратачулторн, невысокий, мощного телосложения офицер земной морской пехоты. Он со своим небольшим отрядом оставался единственной регулярной военной силой после космической битвы и безуспешной защиты космодрома Порт-Хелении. Миллчемп и Кайли находились в резерве.
   – Положение очень серьезное, мадам координатор, – сказал Пратачулторн. – Оптические волокна этой фабрики применяются в любом военном и гражданском оборудовании, изготовленном на планете. Они есть почти в каждом здании. Можем ли мы быть уверены в открытии вашего сына?
   Меган едва не пожала плечами, но инстинкт политика вовремя остановил ее. «Откуда мне знать? – подумала она. – Мальчик для меня незнакомец». Она взглянула на маленького шена, который едва не погиб, доставляя послание Роберта. Она и представить не могла, что Роберт способен у кого-нибудь вызвать такую преданность.
   «Наверное, я ревную», – решила Меган.
   В разговор вступила женщина – офицер морской пехоты.
   – Отчет подписан также тимбрими Атакленой, – заметила лейтенант Лидия Маккью. Молодая женщина поджала губы. – Это второй свидетель, подтверждающий подлинность.
   – Тысяча извинений, Лидия, – ответил майор Пратачулторн. – Тим всего лишь ребенок.
   – Она дочь посла Утакалтинга, – резко сказал Кайли. – И эксперименты помогали проводить техники шимпы.
   Пратачулторн покачал головой.
   – Значит, у нас нет компетентных свидетелей.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Поделиться ссылкой на выделенное