Дэвид Брин.

Война за возвышение

(страница 24 из 52)

скачать книгу бесплатно

   Некоторые бежали прямо по Атаклене и Бенджамину в отчаянном стремлении убраться подальше. Радиус уничтожения расширялся, смертоносные машины стреляли по всему движущемуся. Взрывы и огонь были повсюду.
   И вот внезапно передний танк прекратил стрельбу. Вначале один, потом другой ствол раскалился добела и замолчал. Стало тише.
   Второй танк, по-видимому, столкнулся с теми же проблемами, но пытался продолжать огонь, несмотря на то, что его стволы начали наклоняться.
   – Ныряй! – крикнул Бенджамин и потащил Атаклену вниз. На холме успели укрыться вовремя: задний танк взорвался с ослепительной вспышкой. Над головой полетели куски металла и пластиковой брони.
   Атаклена помигала, чтобы убрать пятно с глаз. Испытывая перегрузку восприятия, она на мгновение удивилась тому, что Бенджамина так тянет к воде и земным водоплавающим.
   – Второй заклинило! – крикнул кто-то. И верно: обретя вновь способность видеть, Атаклена заметила дым, поднимающийся от переднего танка. Башня издавала скрежещущие звуки, но, по-видимому, не могла двигаться. К запаху горящей растительности примешивался едкий запах разложения.
   – Подействовало! – возбужденно воскликнула Элейн Су. И тут же побежала к раненым.
   Бенджамин и Роберт предложили использовать против патруля губру химикалии. Атаклена видоизменила план так, чтобы он отвечал ее целям. Ей не нужны мертвые губру, как до сих пор. Теперь ей нужны живые.
   Вот они, закрытые в своих машинах, не в состоянии двигаться и действовать. Их коммуникационные антенны расплавились, да и сейчас уже начались нападения в Синде. У высшего командования губру достаточно забот и поближе. Помощь придет не скоро.
   Осколки упали на лесную почву. Медленно оседала пыль. Наступила тишина.
   И тут послышались крики – радостные вопли, забытые с тех пор, как люди вмешались в гены шимпанзе. Атаклена слышала и другой звук – вопль торжества, «тарзаний» крик Роберта.
   "Хорошо, – подумала она. – Хорошо знать, что он выжил в этой бойне.
   Если бы только он еще придерживался плана и отныне прятался получше".
   Из леса показались шимпы, многие устремились на помощь доктору Су к раненым. Остальные расположились вокруг обезвреженных машин.
   Бенджамин смотрел на северо-запад, где видно было еще несколько звезд. Оттуда доносился слабый грохот.
   – Хотел бы я знать, как Фибен и парни из города выполняют свою часть плана, – сказал он.
   Впервые Атаклена расправила корону. Освобожденная, она начала формировать кухуннагарра – глиф отложенной неопределенности.
   – Это не в наших силах, – ответила Атаклена Бенджамину. – Мы действуем здесь, в этом месте.
   Она махнула рукой и ввела в бой ждущие на склонах группы.


   Дым поднимался над долиной Синда.
В полях и садах горели огни. В бледный утренний воздух взлетала сажа.
   Сидя на грубой деревянной раме самодельного воздушного змея в ста метрах над землей, Фибен в бинокль разглядывал разбросанные пожары. Бой в Синде разворачивался не очень удачно. Операция предполагалась стремительной: удар и отступление – попытка причинить вред захватчикам. Но она превратилась в сражение.
   А теперь опускаются облака, словно отяжеленные дымом и несбывшимися надеждами. Скоро видимость сократится до километра.
   – Фибен!
   Внизу и слева, недалеко от угловатой тени змея, ему махала Гайлет Джонс.
   – Фибен, как дела у группы В? Захватила она сторожевой пункт губру?
   Фибен раздраженно покачал головой.
   – Я их не вижу! – крикнул он в ответ. – Но там пыль от вражеского вооружения!
   – Где? Сколько? Мы выпустим веревку, чтобы ты разглядел получше…
   – Невозможно! Я спускаюсь!
   – Но нам нужны сведения…
   Фибен покачал головой.
   – Везде патрули! Надо убираться отсюда! – И он помахал шимпам, державшим веревку.
   Гайлет прикусила губу и кивнула. Змей начали опускать.
   Когда нападения окончились неудачей, а связь прекратилась, Гайлет еще решительней требовала сводок. Фибен не мог винить ее. Он тоже хотел знать, что происходит. У него там друзья! Но сейчас лучше подумать о собственной шкуре.
   «А как хорошо все начиналось!» – думал он, медленно опускаясь.
   Восстание вспыхнуло, когда шимпы, работающие на строительстве губру, закончили закладывать взрывчатку. Они делали это целую неделю. И пять из восьми целей взлетели в утреннее небо огненными столбами.
   Но потом сказывались преимущества технологии. Автоматические защитные системы губру сработали и принялись косить ряды необученных бойцов, не успело еще начаться нападение. По сведениям Фибена, не захватили ни одного важного объекта. О том, чтобы удержать захваченное, не было и речи.
   В целом дела обстояли неважно.
   Фибен развернул змея, и неуклюжее сооружение устремилось к поверхности. Земля понеслась навстречу, и Фибен подобрал ноги, готовясь к удару, он получился очень сильным. Треснула деревянная рама крыла, которое приняло на себя основную тяжесть.
   «Лучше рама, чем кость». Фибен отвязался и выбрался из тяжелой самодельной упряжи. Конечно, настоящий дельтаплан, с композитной рамой и дюратканевыми крыльями, был бы лучше. Но они по-прежнему не знают, каким образом захватчики распознают присутствие искусственных материалов. Поэтому Фибен настоял на самодельных – и гораздо более неуклюжих – заменах.
   Поблизости с лазерным ружьем губру в руках стоял рослый шимп со шрамами на лице – Макс. Он протянул руку.
   – Все в порядке, Фибен?
   – Да, Макс, в порядке. Давай уберем эту штуку.
   Его команда разобрала змея и унесла под покров ближайших деревьев. С самого начала злополучного набега на рассвете над головой пролетали флиттеры и истребители губру. Змей буквально невидим для радара и инфракрасных лучей. Но все равно слишком рискованно использовать его днем. На краю сада их встретила Гайлет. Она не хотела верить в тайное оружие губру – способность врага находить промышленно изготовленные вещи. Но отчасти пошла навстречу требованиям Фибена. На шимми поверх шортов и домотканой рубашки была грубая коричневая куртка. Гайлет прижимала к груди блокнот и ручку.
   Пришлось долго уговаривать ее оставить портативный дисплей компьютера.
   Когда Фибен выбирался из остатков змея, ему показалось, что на ее лице отразилось облегчение. Но теперь она интересовалась только делом.
   – Что ты видел? Сильные ли подкрепления подходят к врагу из Порт-Хелении? Близко ли подошла группа Йосси к батарее небесной сети?
   «Сегодня утром погибло много хороших шимпов и шимми, а ее интересуют только проклятые данные!»
   Укрепления космической обороны – одна из целей нападения. До сих пор несколько мелких засад в горах вряд ли способны были привлечь внимание врага. Фибен настаивал, чтобы в первом набеге удар пришелся по важным целям. Теперь уже не удастся застать врага врасплох.
   И все же Гайлет спланировала операцию в Синде с учетом удобства для своих наблюдателей. Для нее информация важнее любого ущерба, который они могут причинить врагу. И, к удивлению Фибена, генерал согласилась с Гайлет.
   Фибен покачал головой.
   – В том направлении много дыма, так что, может быть, Йосси чего-то добился. – Фибен отряхнулся. В его домотканом комбинезоне дыра. – Я видел много вражеских подкреплений. Все здесь. – Он похлопал себя по голове.
   Гайлет поморщилась. По-видимому, хотела все услышать немедленно. Но по плану они должны быть далеко отсюда. Уже очень поздно.
   – Ладно, расскажешь позже. Отложим наше совещание.
   «Ты, должно быть, шутишь», – саркастично подумал Фибен. Он обернулся.
   – Убрали эту штуку, парни?
   Трое шимпов из команды змея забрасывали листвой небольшую насыпь под соковым деревом.
   – Все готово, Фибен. – Они прихватили охотничьи ружья, стоявшие под другим деревом.
   Фибен нахмурился.
   – Мне кажется, от них лучше избавиться. Они изготовлены на Земле.
   Гайлет решительно покачала головой.
   – А чем мы их заменим? Чего добьемся, действуя несколькими трофейными лазерами? Я готова нападать на врага голой, но не безоружной! – Ее карие глаза горели.
   Фибен тоже начал сердиться.
   – Готова нападать! Почему бы не гоняться за птицами с заточенным карандашом? Это твое любимое оружие!
   – Это нечестно! Я делаю записи, потому что…
   Ее прервал Макс, закричавший:
   – В укрытие!
   Со свистом разрывая воздух, что-то белое пронеслось над самыми вершинами деревьев. Вслед за ним вились и падали на луг сорванные листья.
   Фибен не помнил, как упал за узловатый корень. Выглянув из-за него, он увидел, как вражеский корабль долетел до ближайшего холма и начал поворачивать назад.
   Рядом с Фибеном очутилась Гайлет. Макс слева, он уже забрался на ветви соседнего дерева. Остальные лежали правее, ближе к краю сада.
   Фибен видел, как один из шимпов поднял ружье и прицелился в приближающуюся машину.
   – Нет! – закричал он, понимая, что уже поздно.
   Край луга взорвался. Комья земли полетели в небо, словно поднятые злобными демонами. В мгновение ока водоворот прошел по деревьям, вздымая обрывки листьев, ветви, грязь, плоть и кости, которые взметнулись во все стороны.
   Гайлет с раскрытым ртом смотрела на это опустошение.
   Фибен упал на нее перед тем, как ударная волна прокатилась через них.
   Он ощутил воздушный удар, вражеский истребитель пронесся над головой.
   Уцелевшие деревья дрожали и раскачивались на волне вытесненного воздуха.
   На спину Фибену падал дождь обломков. Из-под его руки появилось лицо Гайлет.
   – Убирайся с меня, пока я не задохнулась, ты, вонючий, блохастый, побитый молью…
   Фибен видел, что вражеский разведчик исчез за холмом. Он быстро встал.
   – Пошли, – сказал он, поднимая Гайлет. – Надо сматываться.
   Цветистые проклятия Гайлет внезапно прекратились. Она встала. И ахнула, увидев, что натворило оружие губру. Слишком страшно в это поверить.
   Обломки дерева перемешались с останками троих ее солдат-новобранцев. Там лежали и ружья шимпов. – Если собираешься взять одно из них, действуй самостоятельно, сестренка.
   Гайлет замигала, потом покачала головой и убежденно обронила:
   – Нет.
   Потом повернулась.
   – Макс!
   Она двинулась в ту сторону, где в последний раз видела своего рослого помощника. Но в этот момент раздался грохочущий звук.
   Фибен остановил Гайлет.
   – Военные транспорты. У нас нет времени. Если он жив, выберется.
   Пошли!
   Гул гигантских машин приближался. Но Гайлет сопротивлялась.
   – О, ради Ифни, подумай о спасении своих записей! – настаивал Фибен.
   Это подействовало. Гайлет позволила ему утащить себя.
   Вначале она спотыкалась, потом пошла уверенней. Они побежали.
   "Ничего девушка! – думал Фибен на бегу. Они укрывались под деревьями.
   – Упрямая, но смелая. Впервые такое видит, и ее даже не стошнило".
   «Да? – как будто произнес в его голове другой голос. – А ты когда такое видел? Космические битвы по сравнению с этим чистые и аккуратные».
   Фибен вынужден был признаться, что его не вывернуло только потому, что он не может позволить себе потерять завтрак на глазах у этой шимми.
   Такого удовольствия он ей никогда не доставит.
   Вместе они пересекли мутный ручей и побежали дальше.


   Действовать теперь предстояло Бенджамину.
   Атаклена и Роберт из укрытия на склоне смотрели, как их друг приближается к конвою губру. Бенджамина сопровождали еще двое шимпов, один из них нес флаг перемирия с изображенным на нем символом Библиотеки – крылатой спиралью галактической цивилизации.
   Шимпы-парламентеры сбросили домотканую одежду и надели серебристое протокольное платье, приличествующее двуногим. Требовалась смелость, чтобы идти так. Хотя машины выведены из строя, уже полчаса незаметно никаких признаков жизни, трое шимпов гадали, что предпримут губру.
   – Десять к одному, что птицеподобные сначала используют робот, – сказал Роберт, не отрывая взгляда от сцены внизу.
   Атаклена покачала головой.
   – Нет, Роберт? Смотри! Открывается дверца центральной машины.
   Со своего наблюдательного пункта они видели всю поляну. Над одним все еще дымящимся танком на воздушной подушке возвышаются развалины Хаулеттс-Центра. Второй танк, с бесполезно обвисшим стволом, лежит накренившись на гибкой завесе воздушной подушки.
   А из одной разбитой машины высунулась фигура губру.
   – Я прав! – Роберт с отвращением фыркнул. Действительно робот. Он тоже несет флаг с изображением крылатой спирали.
   – Проклятые птицы не хотят ставить шимпов выше земляных червей, – заметил Роберт. – Хотят, чтобы переговоры вела машина. Надеюсь, Бенджамин помнит, что должен сделать.
   Атаклена коснулась руки Роберта, призывая к тишине.
   – Он помнит, – негромко сказала она. – И ему поможет Элейн Су. – Тем не менее, наблюдая, оба испытывали ощущение беспомощности. Это дело уровня патронов. Клиентов не следует оставлять одних в такой ситуации.
   Плавающий робот, по-видимому, один из сборщиков образцов, торопливо приспособленный для выполнения дипломатических функций, остановился в четырех метрах от приближающихся шимпов, которые тоже замедлили шаг и поставили свой флаг. Робот негодующе застрекотал. Атаклена и Роберт слов не поняли. Тон, однако, был безапелляционный.
   Двое шимпов попятились, нервно улыбаясь.
   – Это тебе по силам, Бенджамин! – проворчал Роберт.
   Атаклена видела, как вспухли бугры мышц на его руках. Если бы вместо этих мышц оказались железы изменения тимбрими… Она вздрогнула от такого сравнения и снова посмотрела вниз.
   Бенджамин стоял неподвижно, как скала, не обращая внимания на машину.
   Он ждал. Наконец робот смолк. Наступила тишина, и тут Бенджамин сделал простой жест – в точности, как его учила Атаклена, – презрительно отстраняя неживого участника переговоров разумных.
   Робот снова запищал, на этот раз громче и с ноткой отчаяния.
   Шимпы продолжали ждать, не снисходя до ответа машине.
   – Какая надменность! – вздохнул Роберт. – Отлично, Бен. Покажи им класс.
   Проходили минуты. Положение оставалось прежним.
   – Конвой губру пришел в горы без пси-щита, – неожиданно объявила Атаклена. Она коснулась правого виска, и ее корона задрожала. – Либо щит поврежден во время нападения. Я чувствую, что они все сильнее нервничают.
   Захватчики располагают приборами для наблюдения. Они могли засечь движение в лесу. Это подходит вторая группа нападения, оснащенная современным оружием.
   Для достижения эффекта внезапности сопротивление свои основные силы держало в резерве. Антиматерия вызывает резонанс, который можно уловить на большом расстоянии. Но теперь пора раскрывать карты. Враг знает, что даже за своей броней он не в безопасности.
   Неожиданно без всяких церемоний робот взлетел и направился к центральной машине. После недолгой паузы снова открылась дверца и появились два новых парламентера.
   – Кваку, – объявил Роберт.
   Атаклена сдержала глиф сиртуну. У ее друга-человека странная манера объяснять очевидное.
   Пушистые белые четвероногие, верные клиенты губру, приближались к месту переговоров, оживленно болтая друг с другом. Рядом с шимпами они казались огромными. На толстой шее одного из них висел медальон-переводчик.
   Трое шимпов сложили руки перед собой и, как один, поклонились, опустив головы на тридцать градусов. Потом выпрямились и продолжали ждать.
   Кваку просто стояли. Было ясно, кто кого игнорирует на этот раз.
   В бинокль Атаклена видела, что Бенджамин заговорил. Она прокляла невозможность услышать его слова.
   Однако эти слова подействовали. Кваку гневно зачирикали и заблеяли.
   Заработал переводчик, результаты сказались немедленно. Бенджамин не стал ждать, пока они закончат. Вместе с товарищами он поднял флаг, повернулся, и трое шимпов начали уходить.
   – Отличные ребята, – довольно заметил Роберт. Он знает шимпов. Их лопатки сейчас ужасно чешутся, но поступь спокойна и преисполнена достоинства.
   Передний кваку замолчал и в замешательстве посмотрел вслед шимпам, потом начал подпрыгивать и издавать резкие крики. Его спутник тоже казался возбужденным. Находящиеся на склоне теперь услышали усиленный голос переводчика, который снова и снова кричал: «…вернитесь!» Шимпы продолжали идти к деревьям, и наконец до Атаклены и Роберта донеслось:
   – …вернитесь… ПОЖАЛУЙСТА!..
   Человек и тимбрими переглянулись и улыбнулись друг другу. Отчасти из-за этого и произошло сражение.
   Бенджамин и его спутники резко остановились, повернулись и пошли назад. Снова поставив на место флаг со спиралью, они застыли в ожидании. И наконец, дрожа от страшного унижения, четвероногие послы поклонились.
   Неглубокий поклон – чуть заметно согнуты передние ноги, но тем не менее поклон. Клиенты губру на договоре признали клиентов людей на договоре равными.
   – Они могли предпочесть смерть, – удивленно сказала Атаклена, хотя сама планировала эту встречу. – Кваку шестьдесят тысяч земных лет, а неошимпанзе стали разумными три столетия назад, и они клиенты волчат. – Она знала, что Роберт не обидится на ее слова. – Кваку так далеко зашли в возвышении, что имели право выбрать смерть. Должно быть, они и губру ошеломлены и не обдумали все последствия. Наверное, не верят в происходящее.
   Роберт улыбнулся.
   – Подожди, пока они услышат остальное. Пожалеют, что не избрали выход полегче.
   Шимпы ответили поклоном под прежним углом. Покончив с формальностями, один из гигантов быстро заговорил, из переводчика послышались звуки англика.
   – Кваку, вероятно, требуют встречи с руководителями засады, – заметил Роберт, и Атаклена согласилась.
   Усиленная жестикуляция при ответе выдала Бенджамина. Но это уже не страшно. Бенджамин указал на развалины, на танки, на беспомощные машины и на окружающий лес, где силы мстителей готовились завершить начатое.
   – Он говорит, что он предводитель.
   Так в сценарии, конечно. Атаклена сама написала его, поражаясь тому, как легко перешла от тонкого лицемерия тимбрими к грубой и прямой манере людской лжи.
   Поведение Бенджамина помогало ей следить за переговорами, а эмпатия и воображение заполняли пробелы.
   "Мы потеряли своих патронов, – произносил Бенджамин отрепетированный ответ. – Вы и ваши хозяева забрали их у нас. Нам их не хватает, мы хотим их возвращения. Но мы знаем, что бездеятельное оплакивание им не понравится и не позволит им гордиться нами. Только своими действиями покажем мы, насколько нас возвысили.
   И поэтому мы поступаем так, как они учили нас: ведем себя как существа, обладающие разумом и честью.
   Во имя чести и в соответствии с Кодексом Войн я требую, чтобы вы и ваши хозяева сдались, иначе вы испытаете все последствия нашего законного и праведного гнева?"
   – У него получается! – удивленно прошептала Атаклена.
   Роберт закашлялся, пытаясь сдержать смех. Бенджамин говорил, а кваку отчаивались на глазах. Когда он замолчал, пернатые четвероногие начали подпрыгивать и визжать. Они распускали перья, чистили их клювами и громко протестовали.
   Но Бенджамина вывести из себя не удалось. Он посмотрел на наручные часы и произнес три слова.
   Кваку неожиданно успокоились. Должно быть, получили приказ, потому что одновременно поклонились и понеслись назад к центральной машине.
   Солнце поднялось над грядой холмов на востоке. Сквозь ветви деревьев прорвались лучи утреннего света. Площадку для переговоров начало припекать, но шимпы терпеливо ждали. Время от времени Бенджамин поглядывал на часы и говорил, сколько времени осталось.
   Атаклена видела, как на краю леса их специальный отряд устанавливает единственный излучатель антиматерии. Несомненно, губру тоже видят это.
   Роберт шепотом считал минуты.
   Наконец – в самый последний момент – люки трех машин раскрылись. Из каждого показалась процессия. Впереди все губру в сверкающем одеянии старших патронов. Они высокими голосами пели, и басом им подпевали верные кваку.
   Пышное зрелище разворачивалось в древних традициях, восходящих к временам, когда жизнь еще не выбралась из воды на земную твердь. Можно представить, что испытывали Бенджамин и остальные шимпы, когда сдающиеся проходили перед ними. У самого Роберта во рту пересохло.
   – Помни, что нужно снова поклониться, – прошептал он настойчиво.
   Атаклена улыбнулась. Корона давала ей привилегию.
   – Не бойся, Роберт. Он помнит. – И действительно, Бенджамин сложил перед собой руки жестом глубокого уважения младшего клиента перед старшим патроном. Все шимпы низко поклонились.
   Только белая полоска выдавала улыбку Бенджамина, от уха до уха.
   – Роберт, – сказала Атаклена, удовлетворенно кивая. – Твой народ отлично поработал. И всего за четыреста лет.
   – Не перехвали, – ответил он. – Все было ясно с самого начала.

   Сдавшиеся птицы ушли в сторону долины Синда. Несомненно, вскоре их подберут. В противном случае Атаклена приказала распространить приказ. Они должны без помех добраться до базы. Всякий шимп, который коснется их пера, будет объявлен вне закона, его плазму выльют в канализацию, а его генетический код будет уничтожен. Настолько серьезно это дело.
   Процессия исчезла на горной тропе. И только тут началась тяжелая работа.
   Команды шимпов принялись разбирать покинутые машины; нужно управиться за то небольшое драгоценное время, пока не появились силы возмездия.
   Гориллы нетерпеливо пыхтели, ожидая грузов, чтобы унести их в горы.
   К этому времени Атаклена уже перенесла командный пункт на каменистую вершину холма на два километра ближе к горам. Она в бинокль следила за тем, как уносят последние грузы, оставив в тени разрушенных зданий пустые корпуса машин.
   Роберт по настоянию Атаклены ушел гораздо раньше. Завтра он отправится с другим заданием, и ему нужно отдохнуть.
   Расправив корону, Атаклена кеннировала Бенджамина еще до того, как послышались его мягкие шаги. Когда он заговорил, голос звучал серьезно.
   – Генерал, мы, получили по семафору сообщение, что нападения на Синде потерпели неудачу. Несколько сооружений ити удалось взорвать, но все кончилось поражением.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Поделиться ссылкой на выделенное