Дэвид Брин.

Война за возвышение

(страница 19 из 52)

скачать книгу бесплатно

   Болезнь вызывается «парами», или излишком желчи, или проклятием врага… Солнце движется по небу в большой колеснице… Ход истории определяется экономикой…
   А в теле живет душа…
   Атаклена коснулась пульсирующего бугорка под подбородком и вздрогнула, когда он отодвинулся, словно маленькое пугливое существо.
   Ужасающая вещь, эта метафора, она страшнее, чем тутсунаканн, потому что вторгается в самое тело, в самую суть.
   Атаклена застонала и закрыла лицо руками.
   «Сумасшедшие земляне! Что они со мной сделали?» Она вспомнила, как отец призывал ее лучше узнавать людей, преодолеть свои предрассудки относительно обитателей третьей планеты Солнца. Но что вышло из этого? Она обнаружила, что ее судьба переплелась с их судьбами, и она бессильна повлиять на это.
   – Отец, – вслух сказала она на галактическом-семь. – Я боюсь.
   Теперь у нее остается только воспоминание об отце. Даже свечение нахакиери, которое она ощутила в Хаулеттс-Центре, больше недоступно для нее, может, исчезло навсегда. Она не может опускаться внутрь в поисках отца, потому что там ждет тутсунаканн, как некий подземный зверь.
   «Опять метафора, – поняла она. – Они переполняют мои мысли, и собственные глифы приводят меня в ужас!»
   Шум в коридоре заставил ее поднять голову. Занавес отдернули, и на пол лег треугольник света, на фоне которого была видна чуть согнутая фигура шимпа.
   – Прошу прощения, мисс Атаклена, сэр. Не хотелось нарушать ваш отдых, но мы подумали, что вы захотите знать…
   Атаклена глотнула, прогоняя комок из горла. Вздрогнула и сосредоточилась на англике.
   – Да? Что случилось?
   Шимп сделал шаг вперед, частично закрыв свет.
   – Капитан Онигл, сэр. Я… Боюсь, мы нигде не можем его отыскать.
   Атаклена замигала.
   – Роберт?
   Шимп кивнул.
   – Его нигде нет, сэр. Он просто исчез!


   Лесные животные останавливались и настороженно прислушивались. Шорох шагов заставлял их нервничать. Все без исключения, они прятались в укрытиях и оттуда смотрели, как большой зверь пробегает мимо, перепрыгивая с камня на мягкий суглинок.
   К низкорослой двуногой разновидности, а также к тем большим зверям, что часто передвигаются на трех конечностях, они уже начали привыкать. Это волосатые и пахнут как животные. Но этот зверь совсем другой. Он бежит, но не охотится. Его преследуют, но он не пытается сбить преследователей со следа. Он теплокровный, но, отдыхая, лежит на полуденном солнце, которое могут выдержать только птицы.
   Маленькие наивные существа не связывали бегущего зверя с теми, что летают в металлических и пластиковых остро пахнущих оболочках, потому что те всегда издают так много шума, и от них всегда так несет…
   Но этот зверь… он бежит совсем без одежды.

   – Капитан, стойте!
   Роберт перескочил на следующий булыжник в осыпи.
Наклонился, переводя дух, и посмотрел на своего преследователя.
   – Устал, Бенджамин?
   Офицер-шимп тяжело дышал, он наклонился, опираясь обеими руками о колени. Ниже по склону лежали остальные шимпы из разведывательной группы, некоторые на спинах, не в состоянии двигаться.
   Роберт улыбнулся. Они, должно быть, решили, что его легко будет поймать. Ведь в конце концов шимпы в лесу как дома. И даже у самки хватит сил, чтобы схватить его и унести назад.
   Но Роберт все рассчитал. Он держался открытой местности и использовал личное преимущество – длинные ноги.
   – Капитан Онигл… – снова попробовал Бенджамин, переведя дыхание. Он поднял голову и сделал шаг вперед. – Капитан, пожалуйста, вы больны.
   – Я себя отлично чувствую, – заявил Роберт, лишь немного солгав. На самом деле ноги у него начало сводить судорогой, правая рука болела: он сам снял свой гипс. И еще босые ноги…
   – Блесни логикой, Бенджамин, – сказал Роберт. – Докажи мне, что я болен, и, может быть, я вернусь с вами в эти вонючие пещеры.
   Бенджамин, мигая, смотрел на него. Потом пожал плечами, очевидно, готовый ухватиться за любую соломинку. Роберт доказал, что они не смогут догнать его. Может быть, логика на него подействует.
   – Ну, сэр. – Бенджамин облизал губы. – Во-первых, тот факт, что на вас нет никакой одежды.
   Роберт кивнул.
   – Неплохо для начала. Я согласен, что простейшее, самое естественное объяснение моей наготы в том, что я спятил. Но оставляю за собой право предложить альтернативную теорию.
   Шимп вздрогнул, заметив улыбку Роберта. Роберт не мог не сочувствовать Бенджамину. С точки зрения шимпа, происходит трагедия, и он никак не может предотвратить ее.
   – Пожалуйста, продолжай, – сказал Роберт.
   – Хорошо, – вздохнул Бенджамин. – Во-вторых, вы убегаете от шимпов, которые вам подчиняются. Патрон, который боится своих верных клиентов, не может быть в здравом рассудке.
   Роберт кивнул.
   – От клиентов, которые оденут на патрона смирительную рубашку и при первой же возможности накачают его успокоительным? Не пойдет, Бен. Если ты примешь мою посылку, что у меня есть причина для такого поведения, ты поймешь: я должен пытаться помешать вам, ребята, утащить меня назад.
   – Хм… – Бенджамин шагнул вперед. Роберт небрежно перескочил на булыжник выше по склону. – Ваша причина может быть неразумной, – предположил Бенджамин. – Неврозы защищаются, они пытаются рационализировать нелепое поведение. Больной на самом деле верит…
   – Хорошее доказательство, – жизнерадостно согласился Роберт. – Для дальнейших рассуждений принимаю, что моя «причина» на самом деле объяснение, предложенное неуравновешенным мозгом. Может быть, ты в обмен признаешь, что эта причина может быть разумной?
   Бенджамин оскалил зубы.
   – Вы нарушаете приказ. Здесь запрещено находиться.
   Роберт вздохнул.
   – Приказ ити, да еще штатского, офицеру морской пехоты? Шимп Бенджамин, ты удивляешь меня. Я согласен: Атаклена организует сопротивление. У нее к этому склонность, и большинство шимпов преклоняются перед ней. Но я предпочитаю действовать независимо. Ты знаешь, я имею на это право.
   Разочарование Бенджамина было очевидно. Шимп, казалось, находится на грани истерики.
   – Но вы здесь в опасности!
   Наконец-то. Роберт гадал, сколько еще Бенджамин выдержит эту игру в логику, когда каждая мышца его дрожит от волнения: последний уцелевший человек в опасности. Роберт сомневался, чтобы в аналогичных обстоятельствах многие люди повели бы себя лучше.
   Он собирался что-то сказать об этом, но тут голова Бенджамина резко дернулась. Шимп прислушался к небольшому приемнику. И на лице его отразилась тревога.
   Должно быть, некоторые шимпы тоже услышали это сообщение, потому что переступали с ноги на ногу, глядя на Роберта с растущей паникой.
   – Капитан Онигл, сообщение о звуковых сигналах на северо-востоке.
   Газовые роботы!
   – Расчетное время появления?
   – Четыре минуты! Пожалуйста, капитан, идемте!
   – Куда? – Роберт пожал плечами. – Мы не доберемся за это время до пещер.
   – Мы можем вас спрятать. – Но, судя по ужасу Бенджамина, он понимал, что это невозможно.
   Роберт покачал головой.
   – У меня есть предложение получше. Но нам нужно прекратить наш небольшой спор. Ты должен согласиться, что я здесь по уважительной причине, шимп Бенджамин. И немедленно!
   Шимп смотрел на него, потом неуверенно кивнул.
   – Я… у меня просто нет выбора.
   – Отлично, – сказал Роберт. – А теперь раздевайся.
   – С… сэр?
   – Снимай одежду! И этот твой передатчик! Пусть все разденутся.
   Снимите с себя все! Во имя любви к патронам не оставляйте ничего, кроме кожи и шерсти. А потом идите сюда ко мне, к деревьям на вершине осыпи.
   Роберт не стал ждать, пока мигающий шимпанзе выполнит этот странный приказ. Он повернулся и побежал по склону, оберегая ногу, которую порезал во время бега.
   «Сколько времени осталось?» – думал он. Даже если он прав – а Роберт знал, что он очень рискует, – все равно нужно забраться как можно выше.
   Он не мог удержаться и все время поглядывал на небо в поисках роботов-бомбардировщиков. И поэтому споткнулся и упал на колени, достигнув вершины. Прополз последние два метра, срывая кожу, и укрылся под ближайшим карликовым деревом. Согласно его теории, неважно, будет ли он на виду. Но все же Роберту хотелось спрятаться. Возможно, у роботов губру есть дополнительные оптические приборы.
   Он слышал крики снизу, там яростно спорили шимпы. Потом с севера донеслось слабое гудение.
   Роберт глубже забрался в кусты, хотя острые сучки царапали нежную кожу. Сердце забилось сильнее, во рту пересохло. Если он ошибся, если шимпы не послушаются его приказа…
   Если хоть одно условие будет нарушено, он вскоре окажется на пути в Порт-Хелению, к интернированию. Или вообще умрет. В любом случае Атаклена останется одна, единственный уцелевший в горах патрон. А он проведет оставшиеся минуты или годы жизни, кляня себя последними словами.
   «Может, мать была права и я действительно лишь вечный плейбой. Ну, скоро увидим».
   Застучали камни, скатывающиеся по осыпи. Пять коричневых фигур достигли зарослей, и в этот момент гул над головой достиг крещендо. Шимпы быстро повернулись, подняв облака пыли, и смотрели широко раскрытыми глазами. Над маленькой долиной повис корабль чужаков. Роберт в своем укрытии откашлялся. Шимпы, которым без одежды было явно неловко, напряженно и удивленно посмотрели на него.
   – Ребята, вы лучше все выбросьте, включая эти ваши наушники, иначе я от вас снова убегу.
   Бенджамин фыркнул.
   – Мы разделись. – Он кивком указал вниз, в долину. – Гарри и Франк не захотели. Я им велел забраться на другой склон и держаться от нас подальше.
   Роберт кивнул. Вместе со своими спутниками он смотрел, как робот начинает действовать. Остальные это уже видели, но у него раньше такой возможности не было. И поэтому Роберт смотрел не просто с легким интересом.

   Корабль-робот, примерно пятидесяти метров в длину, каплевидный, на остром конце установлены медленно поворачивающиеся сканеры. Газовый робот пролетел над долиной справа налево, от его гравиполя дрожала листва деревьев. Летая зигзагами над каньоном, он как будто принюхивался. Исчез за холмом.
   Гудение стихло, но ненадолго. Скоро звук вернулся, а вслед за ним снова появилась машина. На этот раз за ней тянулось темное ядовитое облако. Газробот пролетел над долиной и оставил самый толстый слой газа в том месте, где шимпы бросили свою одежду и оборудование.
   – Я поклялся бы, что эти мини-компьютеры невозможно обнаружить, – прошептал один из шимпов. – Придется нам выходить совсем без электроники, – с несчастным видом добавил другой, глядя, как корабль снова исчезает из виду. Все дно долины затянулось газом.
   Бенджамин посмотрел на Роберта. Оба знали, что это еще не конец.
   Высокое гудение послышалось снова, машина губру вернулась и пролетела на большей высоте. Ее сканеры осматривали оба склона долины.
   Машина остановилась прямо напротив них. Шимпы застыли, словно глядели в глаза огромного тигра. Так продолжалось несколько мгновений. Потом бомбардировщик двинулся под прямым углом к прежнему курсу.
   Прочь от них.
   И выпустил облако газа на противоположный склон. С той стороны послышался кашель и громкие проклятия. Один из шимпов бранил химию губру.
   Робот начал по спирали набирать высоту. Очевидно, поисковый маршрут вскоре приведет его к землянам на этом склоне.
   – Есть у кого-нибудь предметы, не предъявленные таможне? – сухо спросил Роберт.
   Бенджамин повернулся к одному из неошимпов. Протянул руку. Младший шимп сердито разжал ладонь. Сверкнул металл.
   Бенджамин схватил цепочку и медальон, на мгновение выпрямился и швырнул их вниз. Цепочка сверкнула и исчезла в дымном облаке.
   – Возможно, в этом не было необходимости, – сказал Роберт. – Придется поэкспериментировать. Будем выкладывать различные предметы в разных местах и посмотрим, какие вызовут бомбардировку… – Он говорил для того, чтобы поддержать моральный дух. И не только их, но и свой. – Я полагаю, что это что-то очень простое, обычное, но рассчитанное на Гарт. Его резонанс говорит о земном происхождении.
   Бенджамин и Роберт посмотрели друг на друга. В словах не было нужды.
   Истинная причина или попытки объяснения? Через десять секунд станет ясно, прав Роберт или катастрофически заблуждается.
   «Они могут засекать и нас, – подумал Роберт. – Ифни! Что, если они настроены на человеческую ДНК?»
   Робот пролетел над головой. Все закрыли уши и поморщились: поля отталкивания задели нервные окончания. Роберт испытал волну deja vu [5 - уже видел (фр.)], как будто он и его спутники уже многократно испытывали это в бесчисленных прежних жизнях. Трое шимпов закрыли головы руками и заскулили.
   Остановилась ли машина? Роберту показалось, что остановилась, что сейчас она начнет…
   Но вот она миновала их… задрожали вершины деревьев в десяти метрах… в двадцати… в сорока. Поисковая спираль расширилась, и вой двигателей газробота медленно стих в отдалении. Машина улетела в поисках новых целей.
   Роберт посмотрел на Бенджамина и подмигнул.
   Шимп фыркнул. Очевидно, он считал, что Роберт не должен быть таким самоуверенным, оттого что оказался прав. В конце концов он ведь патрон.
   И еще важен стиль. Бенджамину явно хотелось, чтобы Роберт более достойно продемонстрировал свою правоту.

   Роберт должен будет вернуться в пещеры другим путем, избегая малейшего контакта с газом принуждения. Шимпы собрали свои вещи и стряхнули черный, похожий на сажу порошок. Но снова одеваться не стали.
   И не только из-за чуждого запаха. Впервые сами предметы вызвали их подозрение. Инструменты и одежда, сами символы разума, вдруг стали предателями. Им нельзя доверять.
   Домой шли обнаженными.
   Потребовалось какое-то время, чтобы маленькая долина вернулась к нормальной жизни. На туземных обитателей Гарта не действовал газ, который время от времени спускался с неба. Но он нравился им не больше, чем шумные двуногие существа.
   Нерешительно, нервно туземные животные возвращались на свои жилые и охотничьи территории.
   Такой реакции естественно ожидать от тех, кто пережил катастрофу буруралли. На северном краю долины животные останавливались и прислушивались, подозрительно нюхали воздух.
   Многие снова уходили. Что-то чуждое поселилось в долине. И пока не уйдет, возвращения домой не будет.
   Темная фигура показалась на склоне, осторожно пробираясь между камнями, где черный слой самый толстый. Сгущались сумерки. Животное смелее двинулось вперед, больше не прячась, потому что здесь ничто не может ему повредить. Оно задержалось, разглядывая что-то. Заходящее солнце отразилось от этого чего-то. Существо подобралось к блестящему предмету, цепочке и медальону среди камней, и подобрало его.
   Посидело, разглядывая этот подарок на память, негромко дыша. Потом уронило блестящую безделушку и пошло дальше.
   Оно ушло, и остальные животные завершили одиссею и разбежались по своим нишам и убежищам. И через минуту все было забыто. Изнурительный день кончился.
   Память бывает помехой. У животных есть занятия поважнее, чем размышления о том, что произошло здесь раньше. Приближается ночь, а это трудное время суток. Охотиться и убегать от охотников, есть и быть съеденным, жить и умирать.


   – Мы должны наносить удары таким образом, чтобы они не могли выйти на нас.
   Гайлет Джонс сидела, скрестив ноги, на ковре, спиной к углям очага.
   Она посмотрела на ad hoc [6 - на данный случай; временный (лат.)] комитет сопротивления и подняла один палец.
   – Люди на острове Гилмор и на других островах совершенно беспомощны перед наказанием. Кстати, все городские шимпы тоже. Поэтому начинать нужно осторожно и сосредоточиться на разведке, прежде чем сумеем по-настоящему нанести ущерб врагу. Если губру поймут, что перед ними организованное сопротивление, невозможно предсказать, что они сделают.
   Фибен из своего затененного конца комнаты видел, как один из вновь назначенных руководителей ячейки, профессор колледжа, поднял руку.
   – Но как они могут угрожать заложникам? Это запрещено галактическим кодексом войны. Помнится, я читал…
   Его прервала одна из старших шимми.
   – Доктор Уолд, мы не можем рассчитывать на галактические кодексы. Мы просто не знаем всех тонкостей, и у нас нет времени на их изучение!
   – Ну, мы можем проверить, – неуверенно возразил пожилой шен. – Городская Библиотека открыта.
   – Да, – фыркнула Гайлет. – Можно представить себе, как отнесется старший библиотекарь-губру к запросу о правилах войны сопротивления!
   – Ну предположительно.
   Они уже довольно давно спорили об этом. Фибен откашлялся в кулак. Все подняли головы. Впервые с начала встречи Фибен заговорил.
   – Вопрос спорный, – спокойно сказал он. – Даже если бы мы знали, что заложники в безопасности, Гайлет все равно права, потому что есть еще одна причина.
   Она подозрительно взглянула на него. Вероятно, не очень довольна, что он поддержал ее.
   «Она очень умна, – подумал Фибен. – Но у меня с ней еще будут неприятности».
   Он продолжал.
   – Первые наши удары должны казаться легкими, потому что сейчас захватчики расслабились, они ничего не подозревают и совершенно презирают нас. Такие условия сохранятся недолго. Мы должны их использовать, чтобы сопротивление скоординировало свои действия и укрепилось.
   – Это значит, что мы не должны очень высовываться. пока не получим приказ генерала.
   Он улыбнулся Гайлет и прислонился к стене. Гайлет нахмурилась, но ничего не ответила. Они и раньше спорили, нужно ли подчинять сопротивление в Порт-Хелении юной девушке-чужаку. Здесь ничего не изменилось.
   Но сейчас он ей необходим. Выступление Фибена в «Обезьяньей грозди» привело десятки новобранцев и наэлектризовало ту часть общины, которая наслушалась пропаганды губру.
   – Хорошо, – сказала Гайлет. – Начнем с чего-нибудь простого. О чем ты сможешь доложить своему генералу.
   Их взгляды на мгновение скрестились. Фибен только улыбнулся и задержал ее взгляд. Заговорили остальные.
   – А что, если мы…
   – Как насчет взрыва…
   – Может быть, единый удар…
   На Фибена обрушился поток предложений – как ужалить и одурачить древнюю, опытную, высокомерную и необыкновенно могущественную галактическую расу; и он чувствовал, что знает, о чем думает Гайлет, о чем она должна думать после посещения колледжа Порт-Хелении.
   "На самом ли деле мы разумные существа в отсутствие наших патронов?
   Рискнем ли применить даже самые блестящие планы против мощи, которую и осознать не можем?"
   Фибен кивнул, соглашаясь с Гайлет Джонс. «Да, действительно. Начинать нужно с простого».


   Расходы росли, но не только это тревожило сюзерена Стоимости и Бережливости. Новые противокосмические укрепления, непрерывные газовые атаки на любое место, где можно заподозрить присутствие землян, – все эти меры были предложены сюзереном Луча и Когтя, и в начальной стадии операции трудно было возражать военному руководителю экспедиции.
   Но дело сюзерена Стоимости и Бережливости не только в подсчетах расходов. Главная его задача – защитить расу губру от возможных последствий ошибок.
   Как много космических видов возникло с тех пор, как три миллиарда лет назад Прародители начали великую цепь возвышения! Многие расы расцвели, достигли высот величия, но потом погибли из-за глупых ошибок, которых вполне можно было избежать.
   Это еще одна причина, по которой власть у губру разделяется.
   Агрессивный дух солдат Когтя должен отыскивать новые возможности для Насестов. Опыт Праведности не позволяет свернуть с Истинного Пути. Но вдобавок обязательно должна быть Бережливость, крик предупреждения, что смелость может завести слишком далеко, а чрезмерный догматизм тоже приводит к падению насестов. Сюзерен Стоимости и Бережливости расхаживал по своему кабинету. За окружающими садами лежит маленький город, который люди называют Порт-Хеления. Везде чиновники губру и кваку обсуждают подробности, подсчитывают расходы, строят планы.
   Скоро состоится новое совещание с остальными сюзеренами. Сюзерен Стоимости и Бережливости знает, что возникнут другие требования.
   Коготь спросит, почему большая часть флота отозвана. И придется доказывать, что Повелителям Насестов флот больше нужен в другом месте: ведь Гарт в безопасности.
   Праведность снова будет жаловаться, что планетарная Библиотека совершенно неадекватна и, по-видимому, повреждена бежавшим правительством землян. Или саботаж организовал тимбримийский шутник Утакалтинг? Во всяком случае, будут требования об установке расширенной ветви Библиотеки, а это чрезвычайно дорого.
   Сюзерен Стоимости и Бережливости распушил оперение. На этот раз он чувствует себя уверенно. До сих пор он уступал остальным двум, но сейчас положение под контролем, обстановка мирная.
   Остальные двое моложе, не такие опытные. Умные, но торопливые. Пора показать им, как обстоят дела, как они должны обстоять, если они намерены выработать разумную, здравую политику. На этой встрече, уверял себя сюзерен Стоимости и Бережливости, он победит!
   Сюзерен почистил клюв и выглянул, увидев мирный полдень. Прекрасные сады, с десятками разновидностей деревьев и трав, привезенных со многих планет. Прежнего обитателя здания нет, но его вкус чувствуется в окружении.
   Как печально, что таких губру, которые думают об эстетическом чувстве других рас, можно по пальцам пересчитать. Есть слово, описывающее восприятие чужого. В англике это – эмпатия. Конечно, некоторые разумные заходят здесь слишком далеко. Теннанинцы и тимбрими, каждые по-своему, дошли до нелепости, разрушив свою уникальность. Но все же среди Повелителей Насестов есть и такие, которые считают, что небольшая доза понимания и оценки других в будущем может оказаться полезной.
   Более чем полезной. Осторожность просто требует ее теперь.
   Сюзерен подготовил свои планы. Мудрые замыслы других сюзеренов объединятся под его руководством. Уже становятся ясными очертания новой политики.
   Жизнь – очень сложная штука, думал сюзерен Стоимости и Бережливости.
   Но все же иногда она бывает очень приятной!
   Какое-то время сюзерен удовлетворенно ворковал в одиночестве.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Поделиться ссылкой на выделенное