Дэвид Брин.

Война за возвышение

(страница 17 из 52)

скачать книгу бесплатно

   – Подводная лодка едва успела убрать камеры и нырнуть, – сказал майор Пратачулторн.
   Экран потемнел. Женщина-лейтенант, управлявшая проектором, включила свет. Члены Совета замигали, привыкая к свету. Несколько человек вытирали глаза.
   Южноазиатское лицо майора Пратачулторна было очень серьезно. Он снова заговорил.
   – То же самое происходило во время космической битвы и происходит при газовых атаках. Они каким-то образом всегда узнают, где мы.
   – Вы представляете, как они это делают? – спросил один из членов Совета.
   Меган мимоходом отметила, что отвечала на вопрос лейтенант морской пехоты Лидия Маккью. Молодая женщина покачала головой.
   – Все наши специалисты ломают головы над этой проблемой. Но пока мы не узнаем, как они это делают, мы не можем рисковать людьми.
   Меган Онигл закрыла глаза.
   – Мне кажется, мы не в состоянии сейчас обсуждать этот вопрос.
   Объявляю заседание закрытым.
   Вернувшись в свою крошечную комнату. Меган подумала, что заплачет. Но вместо этого просто сидела в кромешной темноте на кровати и смотрела туда, где находятся ее руки.
   Немного погодя ей показалось, что она их видит, видит устало лежащие на коленях пальцы. И ей представилось, что они кроваво-красного цвета.


   Глубоко под землей невозможно определить естественный ход времени.
   Но, неожиданно проснувшись в кресле, Роберт знал, сколько сейчас времени.
   «Поздно. Чертовски поздно». Атаклена должна была уже несколько часов назад вернуться.
   Если бы он лучше себя чувствовал, Роберт не обратил бы внимания на возражения Мики и доктора Су и сам отправился бы наверх отыскивать опаздывающий отряд. Да и так двум ученым-шимпам пришлось почти силой останавливать его.
   Время от времени у него еще повышалась температура. Он вытер лоб и сдержал неожиданно появившуюся дрожь.
   «Нет, – подумал он, – я себя контролирую!»
   Роберт встал и осторожно пошел туда, где негромко спорили. Там он нашел двух шимпов, работающих в жемчужном свете компьютера семнадцатого уровня. Роберт сел на упаковочный ящик за шимпами и некоторое время прислушивался. Потом внес предложение, шимпы испробовали его, и оно сработало. И вскоре Роберту почти удалось забыть тревогу; он погрузился в работу, помогая шимпам заложить военную тактическую программу в машину, которая не предназначалась для более воинственных занятий, чем игра в шахматы.
   Кто-то принес ему стакан сока. Роберт выпил. Ему дали сандвич. Он съел.
   Спустя какое-то время в подземном помещении послышался крик. По деревянным мостикам торопливо затопали. Глаза Роберта привыкли к свету экрана, поэтому он с трудом различал пробегавших мимо шимпов.
Хватая разносортное оружие, шимпы бежали по проходу, ведущему на поверхность.
   Роберт встал и схватил ближайшего бегущего.
   – Что случилось?
   С таким же успехом он мог попытаться остановить бегущего быка. Шимп вырвался, даже не взглянув на него, и исчез в неровном туннеле. Роберт замахал второму, тот посмотрел на него и неохотно остановился.
   – Экспедиция, – объяснил нервничающий шимп. – Они вернулись… Я слышал, что не все…
   Роберт выпустил его. И начал отыскивать оружие для себя. Если отряд преследуют…
   Конечно, ничего подходящего не нашлось. К тому же Роберт с горечью понял, что ружье ему не пригодится: у него неподвижна правая рука. Да и шимпы не позволят ему участвовать в бою. Силой утащат глубже в пещеры.
   Наступила тишина. Несколько престарелых шимпов вместе с Робертом ждали звуков выстрелов. Но вместо них послышались голоса, которые постепенно становились громче. В них звучало возбуждение, но не страх.
   Что-то погладило его прямо над ухом. С момента ранения у Роберта не было практики, но примитивная эмпатия подсказала, что это знакомое прикосновение. Роберт начинал надеяться.
   Из-за поворота показалась шумная толпа – оборванные грязные неошимпанзе, вооруженные самым разнообразным оружием, некоторые в повязках. Увидев Атаклену, Роберт почувствовал, как внутри ослаб какой-то узел.
   Но тут же одна тревога сменилась другой. Девушка тимбрими явно использовала гир-трансформацию. Выглядит она истощенной, и Роберт ощутил, насколько она устала.
   Более того, он понимал, что она по-прежнему напряженно работает.
   Корона ее стояла вертикально, сверкая без света. Шимпы почти не обращали внимания на оставшихся дома, которые расспрашивали торжествующих вернувшихся. И Роберт понял что это настроение создает Атаклена. Само по себе оно слишком слабо, слишком непрочно, чтобы сохраниться.
   – Роберт! – Глаза ее раздвинулись. – Разве тебе можно вставать? У тебя еще вчера была лихорадка.
   – Я в норме. Но…
   – Хорошо. Счастлива видеть тебя на ногах.
   Роберт увидел, что в импровизированный госпиталь несут на носилках две забинтованные фигуры. И почувствовал, как Атаклена старается отвлечь внимание всех от этих окровавленных, может быть, умирающих солдат. Только присутствие шимпов заставило Роберта держаться невозмутимо.
   – Мне нужно поговорить с тобой, Атаклена.
   Она встретилась с его взглядом, и на краткое мгновение Роберту показалось, что он кеннирует слабое дрожащее изображение над ее короной. Торопливо созданный глиф.
   Вернувшиеся приступили к еде, хвастались своими похождениями. Только Бенджамин с лейтенантскими лычками на рукаве серьезно стоял рядом с Атакленой. Она кивнула.
   – Хорошо, Роберт. Отойдем в сторону.

   – Попробую догадаться, – спокойно сказал Роберт. – Вас напинали в задницу.
   Шимп Бенджамин поморщился, но не стал возражать. Показал на расстеленной карте.
   – Мы напали на них вот здесь, на перевале Йенчинг, – сказал он. – Это был наш четвертый рейд, и поэтому мы считали себя опытными.
   – Четвертый? – Роберт повернулся к Атаклене. – И давно это происходит?
   Она достала из кармана печенье, начиненное чем-то остро пахнущим, и откусывала по маленькому кусочку. Сморщила нос.
   – Мы действуем уже примерно с неделю, Роберт. Но это первый серьезный набег, когда мы попытались причинить вред.
   – И что же?
   На Бенджамина, казалось, не действуют усилия Атаклены по формированию настроения. Может, она специально это делает. Ей нужен рядом по крайней мере один помощник с непосредственным восприятием мира. А может, он просто слишком умен. Бенджамин закатил глаза.
   – На этот раз вред причинили нам. – И продолжал объяснять. – Мы разделились на пять групп. По настоянию мисс Атаклены. И это нас спасло.
   – Какова была ваша цель?
   – Маленький патруль. Два легких танка на воздушной подушке и несколько открытых наземных машин.
   Роберт всмотрелся в это место на карте. Здесь одна из немногих дорог углубляется в предгорья. Он слышал, что враг редко выходит за пределы Синда. Казалось, его удовлетворяет контроль за космосом, архипелагом и узкой полосой континента вокруг Порт-Хелении.
   Да и зачем захватчикам дикая местность? Почти все люди теперь у них под контролем. Гарт принадлежит им.
   Очевидно, первые три набега были подготовкой: шимпы, служившие рядовыми в милиции, пытались научить остальных передвигаться и сражаться в лесу. Но в четвертый раз они сочли себя готовыми к встрече с противником.
   – Но, похоже они заранее знали, где мы, – продолжал Бенджамин. – Сначала мы шли за ними следом, учились прятаться за деревьями и подглядывать, как раньше. Потом…
   – Потом вы на самом деле напали на патруль.
   Бенджамин кивнул.
   – Мы заподозрили, что они о нас знают. Но нам нужно было удостовериться. И генерал предложила план…
   Роберт замигал, потом кивнул. Он еще не привык к почетному званию Атаклены. По мере того, как Бенджамин описывал ход событий, удивление Роберта росло.
   Засада была устроена таком образом, что каждая из пяти групп начинала обстрел патруля с минимальным риском.
   И, кстати, как он заметил, без особых шансов причинить ущерб врагу.
   Засады располагались слишком высоко или далеко, чтобы выстрел оказался удачным. Да и какой ущерб может причинить охотничье ружье и ударная граната?
   Первый залп уничтожил небольшую открытую машину губру. Вторая пострадала немного, но тут же огонь из танков заставил нападающих отступить. Вскоре с берега подоспела воздушная поддержка, и участникам рейда с трудом удалось уйти. Активная часть рейда заняла буквально пятнадцать минут. Зато отступление, маневрирование, чтобы запутать следы, – все это потребовало гораздо больше времени.
   – Значит, вам не удалось обмануть губру? – спросил Роберт.
   Бенджамин покачал головой.
   – Они как будто всегда знали, где мы. Чудо, что мы сумели их запутать, и еще большее чудо, что мы вообще унесли ноги.
   Роберт взглянул на «генерала». Хотел высказать свое неодобрение, потом еще раз взглянул на карту, задумавшись над избранной для засады позицией. Проследил линии огня, маршруты отступления.
   – Ты это подозревала, – сказал он наконец Атаклене.
   Ее глаза чуть сдвинулись и снова разошлись – тимбримийский эквивалент пожатия плечами.
   – Я думала, что в первом рейде не стоит подходить слишком близко.
   Роберт кивнул. Действительно, если бы засада была подготовлена «лучше», если бы шимпы оказались ближе к врагу, мало кто из них вернулся бы живым.
   План был хорош.
   Нет, не хорош. Вдохновенный план. Он нацелен не на поиски врага, а на то, чтобы внушить уверенность. Отряды разделились так, чтобы каждый смог выстрелить во врага, не подвергаясь при этом чрезмерному риску. Нападающие должны были с триумфом вернуться домой, но самое главное – они должны были вернуться.
   И все же они понесли потери. Роберт чувствовал, насколько истощена Атаклена. Отчасти ее утомление объясняется тем, что все остальные считают, что одержали победу.
   Он ощутил прикосновение к колену и взял руку Атаклены в свою. Она сжала свои длинные тонкие пальцы, и он почувствовал тройные удары ее пульса.
   Их взгляды встретились.
   – Сегодня мы превратили почти неизбежную катастрофу в небольшую победу, – сказал Бенджамин. – Но до тех пор, пока противник точно знает, где мы, мы можем только играть с ним в салки. И даже в этой игре потеряем больше, чем можем заплатить.


   Фибен потер затылок и раздраженно взглянул на стол. Итак, именно с ней он должен был установить связь, с лучшей студенткой доктора Таки, с будущим руководителем городского подполья.
   – Что это за глупость? – обвиняющим тоном спросил он. – Ты позволила мне войти в этот клуб, ничего не подозревая, вслепую. Меня десять раз за прошлый вечер едва не схватили. Могли даже убить!
   – Это было два дня назад, – поправила его Гайлет Джонс. Она сидела на стуле с прямой спинкой и разглаживала складки своего синего саронга. – Ну, я ведь была там, в «Обезьяньей грозди», ждала снаружи, чтобы установить контакт. Увидела незнакомца, пришедшего в одиночку, в рабочем костюме. И обратилась к тебе с паролем.
   – Розовая? – Фибен замигал. – Ты подошла ко мне и прошептала «розовая», и я должен был понять, что эта непристойность – пароль?
   В обычном состоянии он не стал бы так грубить молодой леди. Сейчас Гайлет Джонс больше похожа на того, кого он ожидал встретить, – шимми, явно образованная и хорошо воспитанная. Но он видел ее при других обстоятельствах и никогда этого не забудет.
   – Ты называешь это паролем? Мне велели искать рыбака!
   Собственный крик заставил его сморщиться. По-прежнему ощущение такое, словно голова протекает в пяти-шести местах. Мышцы уже перестало капризно сводить, но тело по-прежнему болит, и настроение у него не самое лучшее.
   – Рыбака? В этом районе города? – Гайлет Джонс нахмурилась, ее взгляд на мгновение затуманился. – Слушай, был настоявши хаос, когда я позвонила в Центр и попробовала разыскать доктора Таку. Я решила, что ее группа привыкла к конспирации и станет естественной базой в глуши. У меня было несколько мгновений, чтобы договориться о будущей встрече, прежде чем губру захватят все телефонные линии. Я подумала, что они уже и так все разговоры прослушивают и записывают, и мне нужно было подобрать такое слово, которое смогли бы воспринять их лингвистические компьютеры.
   Она неожиданно остановилась и поднесла руку ко рту.
   – О нет!
   – Что? – Фибен придвинулся к ней.
   Она несколько мгновений мигала, потом махнула рукой.
   – Я сказала этому глупцу оператору в Центре, как должен выглядеть их посланник, где он со мной встретится, потом сказала, что сама я буду потаскушкой…
   – Кем? Не понимаю. – Фибен покачал головой.
   – Это древнее слово. Еще из человеческого сленга до Контакта.
   Обозначает женщину, которая предлагает дешевый секс за наличные.
   Фибен выпалил:
   – Самая глупая из всех глупых, дурацких, проклятых Ифни мыслей!
   Гайлет Джонс горячо ответила:
   – Ну, ладно, умник, а что, по-твоему, я должна была сделать?
   Милиция разбегается. Никто и не подумал, что может возникнуть ситуация, когда опустеют все посты, занятые людьми! Мне из ничего нужно было организовать движение сопротивления. И я попыталась устроить встречу…
   – И предложила незаконный секс как раз там, где губру и так поощряют низменные инстинкты!
   – Откуда я знала, что они это сделают? Что выберут именно этот сонный ночной бар? Я считала, что социальные ограничения немного ослабнут и я легко смогу сыграть роль. У меня будет алиби, чтобы подходить к незнакомцам. Мне и в голову не приходило, что дойдет до этого! Я просто подумала, что, если обращусь не к тому, он удивится и поведет себя точно так, как ты!
   – Но у тебя не получилось?
   – Не получилось! Перед тобой показалось несколько одиноких шенов, одетых, как ты, и я начинала представление. Бедному Максу пришлось уложить с полдесятка станнером, и переулок уже заполнялся. Но уже поздно было менять место встречи или пароль…
   – Который никто так и не понял! Потаскушка? Ты должна была догадаться, что не сработает.
   – Доктор Така должна была сообразить. Мы вместе смотрели и обсуждали старые фильмы. Неясно, почему она… – Увидев выражение лица Фибена, она осеклась. – В чем дело? Почему ты так на меня смотришь?
   – Прости. Я только что понял, что ты не знаешь. – Он покачал головой.
   – Видишь ли, доктор Така умерла примерно в то время, когда было получено твое сообщение. От аллергической реакции на газ принуждения.
   У нее перехватило дыхание. Гайлет, казалось, осела.
   – Я… я боялась этого, когда она не пришла в город за противоядием.
   Это… большая потеря. – Она закрыла глаза и отвернулась, очевидно, чувствуя больше, чем могла выразить словами.
   По крайней мере она не видела гибели в огне Хаулеттс-Центра, не видела закопченных прилетающих и улетающих санитарных машин, не видела, как стекленели глаза ее умирающей учительницы. Фибен смотрел записи этого страшного вечера. И помнил их.
   Гайлет взяла себя в руки, отложив оплакивание на потом. Вытерла глаза и взглянула на Фибена, упрямо выставив подбородок.
   – Мне нужно было придумать что-то такое, что поймет шимп, но не поймут лингвистические компьютеры ити. Не в последний раз приходилось импровизировать. Но ты ведь здесь. И наши две группы установили контакт.
   – Меня чуть не убили, – заметил он, хотя сам понимал, что это упоминание грубовато.
   – Но не убили же. Вообще, мы можем извлечь из этого небольшого недоразумения для себя выгоду. На улицах до сих пор говорят о тебе.
   Неужели в голосе ее прозвучала нотка уважения? Может быть, предложение мировой?
   И вдруг он почувствовал, что это уж слишком. Слишком для него! Фибен понимал, что сейчас не самый подходящий момент для веселья, но не смог сдержаться.
   – Потаскушка? Таскать? – Он хихикнул, хотя при этом в голове как будто загрохотали булыжники. – Потаскушка? – Откинул голову и загоготал, колотя по ручкам кресла. Фибен ревел, пиная ногами воздух. – О Гудолл! Вот кого мне нужно было искать!
   Переводя дыхание, он увидел, как смотрит на него Гайлет Джонс. Но ему все равно, даже если она позовет этого рослого шимпа Макса и прикажет снова пустить в ход станнер.
   Это для него чересчур.
   И если он правильно понял выражение ее глаз в этот момент, их союз зарождается на очень зыбкой почве.


   Сюзерен Луча и Когтя вступил на борт личного крейсера и принял воинские почести солдат Когтя. Это тщательно отобранные военные, перья их аккуратно расчесаны, гребни раскрашены, указывая звание и часть. Кваку, помощник адмирала, заторопился вперед и принял церемониальную одежду.
   Когда все заняли места на своих насестах, пилот включил гравидвигатель и направил крейсер к оборонительным сооружениям на низком холме к востоку от Порт-Хелении. Сюзерен Луча и Когтя молча смотрел, как остается позади ограда города и внизу начинают мелькать фермы этого небольшого поселка землян.
   Старший насест-полковник, второй по званию командир, приблизился с резким щелканьем клюва – воинским приветствием.
   – Встреча прошла хорошо? Достойно? Удовлетворительно? – спросил насест-полковник.
   Сюзерен Луча и Когтя решил не обращать внимания на опрометчивость этого вопроса. Лучше, чтобы второй по команде умел думать, чем имел превосходно расчесанный плюмаж. Именно то, что он окружил себя несколькими такими помощниками, помогло сюзерену получить нынешнее назначение. Адмирал высокомерно мигнул.
   – Наша встреча прошла удовлетворительно, соответственно и успешно.
   Насест-полковник поклонился и вернулся на свое место. Конечно, он знает, что на такой ранней стадии Слияния консенсус никогда не бывает совершенным. Всякий может понять это по взъерошенному пуху и усталым глазам сюзерена.
   Последняя встреча командующих выдалась особенно утомительной, и некоторые ее аспекты вызывали недовольство и раздражение адмирала.
   Во-первых, сюзерен Стоимости и Бережливости настаивал на том, чтобы большая часть флота была отправлена на поддержку других операций губру далеко отсюда. И, как будто этого недостаточно, третий предводитель, сюзерен Праведности, по-прежнему требовал, чтобы его всюду носили на насесте, отказываясь ступать на почву Гарта, пока не будут соблюдены все формальности. Священника тревожило несколько проблем: высокая смертность людей от газа принуждения, что угрожало всему проекту губру восстановления Гарта, ничтожный размер местной отраслевой Библиотеки, статус в возвышении отсталых предразумных неошимпанзе.
   Каждая из этих проблем требовала новых напряженных переговоров, новых перегруппировок. Еще одна схватка за консенсус.
   Но все же это мелочи. Трое уже спорили об основах, и вот здесь процесс начал приносить наслаждение. Особенно сильное наслаждение члены триумвирата испытывали, когда танцевали, ворковали и спорили о фундаментальнейших проблемах.
   До сих пор адмирал считал, что его продвижение к статусу царицы будет прямым и легким: ведь он старший изначально. Но теперь сюзерену Луча и Когтя стало казаться, что дело окажется не столь легким. Предстоит совсем не тривиальное Слияние.
   Конечно, так всегда бывает с лучшими Слияниями. Очень разные силы были вовлечены в выбор трех руководителей экспедиционных сил. Повелители Насестов дома надеялись, что именно у этой троицы выработается новая единая политика. А чтобы это получилось, у всех должны быть хорошие головы, с оригинальным мышлением.
   И только сейчас становится ясно, насколько хороши эти умы и насколько они различны. Несколько идей, предложенных недавно другими, превосходны, но неспособны вывести из равновесия своей необычностью.
   «Но в одном они правы, – думал адмирал. – Мы не просто должны победить, покорить, подчинить себе волчат. Мы должны дискредитировать их!» Сюзерен Луча и Когтя так сосредоточился на военных проблемах, что остальные участники триумвирата начали казаться ему помехой.
   «С моей стороны это неверно, неправильно, неподобающе», – думал адмирал.
   Благочестиво было бы считать, что чиновник и священник так же отлично разбираются в своих сферах, как адмирал в военной. И если Праведность и Бережливость завершат вторжение так же великолепно, как начали, их троицу запомнят надолго!
   Сюзерен Луча и Когтя знал, что кое-что предопределено заранее. И так ведется со времен Прародителей. Уже давно недостойные еретические кланы оскверняют межзвездные пути – ужасные невежественные волчата, и тимбрими, и теннанинцы, и соро… Необходимо, чтобы клан гуксу-губру победил в эту неспокойную эпоху! Клан должен достичь величия!
   Адмирал думал о том, что поражение землян было предопределено давным-давно. Силы губру следили за каждым их ходом и противостояли ему.
   Газ принуждения разрушил все приготовления и планы землян. Это была идея самого сюзерена – конечно, вместе с его личным штабом. Теперь годы работы начинают приносить плоды.
   Сюзерен Луча и Когтя расправил руки, чувствуя, как напряглись мышцы-сгибатели. Эти мышцы за многие века до возвышения поднимали его предков в теплый сухой воздух родной планеты губру.
   "Да! Пусть идеи моих соперников будут смелыми, остроумными, полными изобретательности…
   Пусть они будут такими же великолепными – но все же не совсем такими, как мои собственные!"
   Сюзерен начал расчесывать перья, а крейсер выровнялся и под облачным небом полетел на восток.


   – Здесь, внизу, я сойду с ума! Меня словно в плену держат!
   Роберт расхаживал от стены к стене, и вместе с ним расхаживали две его тени от двух ламп. Свет отражался в ручейках влаги, которая медленно стекала по стенам подземного помещения.
   Левая рука Роберта сжата, сухожилия четко выделяются от кулака до локтя и дальше до мускулистого плеча. Роберт ударил по ближайшему шкафу, и эхо отразилось в переходах.
   – Предупреждаю тебя, Кленни. Я не смогу долго ждать. Когда ты выпустишь меня отсюда?
   Атаклена вздрогнула, когда Роберт снова ударил по шкафу, вымещая свое раздражение. По крайней мере дважды он собирался пустить в ход правую руку в гипсе, а не здоровую левую.
   – Роберт, – попыталась она утихомирить его, – ты удивительно быстро идешь на поправку. Скоро с тебя снимут гипс. Пожалуйста, не надо рисковать…
   – Ты уходишь от ответа – прервал он. – Даже в гипсе я могу выйти, буду учить войска, разведывать позиции губру. Но ты удерживаешь меня здесь, внизу, заставляешь программировать мини-компьютеры и втыкать булавки в карту! Это сводит меня с ума!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Поделиться ссылкой на выделенное