Дэвид Брин.

Война за возвышение

(страница 16 из 52)

скачать книгу бесплатно

   Сюзерен Луча и Когтя доказывал, что судебное расследование крайне маловероятно. Теперь, когда все пять галактик в смятении, кто поинтересуется незначительными ошибками, допущенными на таком комке грязи?
   – Мы интересуемся! – заявил сюзерен Праведности.
   И подчеркнул свое решение, отказавшись сойти с насеста и ступить на почву Гарта. Он заявил, что если сделает это преждевременно, то тем самым официально подтвердит вторжение. А с этим нужно повременить. Из-за небольшой, но яростной схватки в космосе и из-за сопротивления в космопорту. Эффективно, хотя и недолго защищаясь, законные обладатели лицензии сделали необходимой задержку с официальным объявлением захвата. А любые, даже самые незначительные, ошибки не только ослабят положение губру, но и могут дорого обойтись.
   Сделав это заявление, священник расправил свой многоцветный плюмаж, самонадеянно уверенный в победе. Упоминая о расходах, он рассчитывал получить союзника. Праведность считал, что его обязательно поддержит Стоимость и Бережливость.
   «Как глупо думать, что Слияние может быть достигнуто такими ранними спорами», – думал сюзерен Стоимости и Бережливости. Он решил поддержать военного.
   – Пусть газовые атаки продолжаются, пусть будут найдены все спрятавшиеся, – сказал он, к отчаянию священника и к радости адмирала.
   Битва в космосе и высадка оказались очень дорогостоящими. Но без программы принуждения вышло бы еще дороже. Газовые атаки достигли своей цели: теперь почти все человеческое население сосредоточено на нескольких маленьких островках, и там его легко контролировать. Легко понять, почему этого добивался сюзерен Луча и Когтя. У чиновника тоже имелся опыт обращения с волчатами. Он тоже чувствует себя в большей безопасности, когда люди собраны там, где он их не видит.
   Конечно, придется принять кое-какие меры, чтобы замаскировать высокую цену экспедиции. Повелители Насестов уже отозвали часть флота. Очень важно прочно цепляться за насест в вопросе о расходах. Однако об этом нужно будет поговорить на другой встрече.
   Сегодня победа на стороне военного сюзерена. А завтра? Что ж, союзы создаются и распадаются, и так будет до тех пор, пока не выработается новая политика. И не появится царица.
   Сюзерен Стоимости и Бережливости обратился к одному из своих помощников-кваку.
   – Пусть меня отвезут, препроводят, отнесут в мои помещения.
   Правительственная машина на воздушной подушке поднялась и направилась к зданию на берегу моря, которое присмотрела гражданская служба. Машина со свистом проносилась по небольшому городку землян, патрулируемому боевыми роботами, и на нее смотрели группы смуглых волосатых животных, которых люди называют своими старшими клиентами.
   Сюзерен снова повернулся к помощнику.
   – Когда прибудем в канцелярию, собери весь штат.
Надо обдумать, обсудить, оценить новые предложения относительно этих существ, этих неошимпанзе, которые священник высказал сегодня утром.
   Некоторые идеи, предлагаемые отделом Праведности, кажутся чрезвычайно смелыми. Чиновник гордился этими яркими перьями своего будущего партнера.
   «Какой Тройкой мы станем!»
   Конечно, есть аспекты, которые придется изменить, чтобы план не привел к катастрофе. Только один в триумвирате хватает достаточно крепко, чтобы довести такой план до победного конца. И это было известно заранее, когда Повелители Насестов выбирали эту троицу.
   Сюзерен Стоимости и Бережливости вздохнул и принялся обдумывать следующую встречу. Завтра, послезавтра, через неделю. Стычка неизбежна.
   Каждый следующий спор будет все жарче, все важнее для будущего консенсуса и Слияния.
   На эту перспективу он смотрел со смесью тревоги, уверенности и крайнего удовольствия.


   Обитатели подземных пещер не привыкли к яркому свету и шуму, которые принесли с собой новые жильцы. Стаи летучих мышей бежали, оставляя накопившийся за столетия толстый слой отходов. У известняковых стен, покрытых влагой, щелочные ручейки перекрыли самодельными деревянными мостиками. В сухих углах, при свете настенных шаров, наземные существа нервно суетились, как будто им не хотелось нарушать стигийскую тишину.
   Неприятно просыпаться в таком месте. Тени здесь резкие и поразительные. Камень может казаться безобидным, но при небольшом изменении перспективы становится чудовищем, которое сотни раз видел в кошмарах.
   В таком месте лежа приходят дурные сны.
   В халате и шлепанцах, спотыкаясь, Роберт успокоился, отыскав, наконец, то, требуемое, – «центр управления» повстанцами. Большое помещение, освещенное ярче других. Но мебели почти нет. Поломанные столы и шкафы, скамьи на сталагмитах и вдобавок несколько перегородок из древесины, добытой в лесу вверху. От всего этого стены кажутся еще грандиознее, а деятельность повстанцев – еще мельче.
   Роберт потер глаза. Он видел за одной перегородкой несколько шимпов. Они негромко спорили и втыкали булавки в большую карту. Когда один из них заговорил громче, гулкое эхо отозвалось в переходах. Остальные испуганно оглянулись. Очевидно, новое помещение все еще пугает шимпов. Роберт вышел на свет.
   – Ну хорошо, – сказал он. В горле еще першит от долгого молчания. – Что здесь происходит? Где она и что делает?
   Они смотрели на него. Роберт понимал, как должен выглядеть в халате и шлепанцах, с всклокоченными волосами и с загипсованной по плечо рукой.
   – Капитан Онигл, – сказал один из шимпов. – Вам следует лежать. Ваша температура…
   – Засунь ее… Мим. – Роберту пришлось вспоминать, как зовут этого парня. Последние несколько недель он помнит не очень хорошо. – У меня уже два дня нет температуры. Я могу прочесть свой больничный лист. Лучше ответь, что происходит. Где все? Где Атаклена?
   Шимпы переглянулись. Наконец одна шимми вытащила изо рта булавки с цветными головками.
   – Генерал… мизз Атаклена отсутствует… Она руководит нападением.
   – Нападением? – Роберт замигал. – На губру? – Он поднес руку к глазам; комната словно зашаталась. – О, Ифни!
   Трое шимпов вскочили и, мешая друг другу, потащили деревянный стул.
   Роберт тяжело сел. Теперь он видел, что эти шимпы либо стары, либо очень молоды. Должно быть, всех боеспособных Атаклена взяла с собой.
   – Рассказывайте, – сказал он шимпам.
   Шимми, самая старшая по возрасту, в очках, серьезная, велела остальным заниматься работой и представилась.
   – Я доктор Су, – сказала она. – В Центре я занималась генетикой горилл.
   Роберт кивнул.
   – Доктор Су, да. Я помню, вы помогали обрабатывать мои раны. – Он вспомнил, что видел ее лицо в тумане, когда инфекция с жаром распространялась в его лимфатической системе.
   – Вы были очень больны, капитан Онигл. Дело не только в сломанной руке или в грибном яде, который вы получили во время несчастного случая.
   Мы думаем, что вы также вдохнули газ чужаков, когда они напали на ферму Мендозы.
   Роберт мигнул. В памяти его все перемешалось. Он выздоравливал в горах, в доме Мендозы. Там они с Фибеном провели несколько дней, разговаривали, строили планы. Надо отыскать других и начать что-нибудь.
   Может, связаться с правительством его матери в изгнании, если оно существует. В сообщении Атаклены говорилось о пещерах, которые идеально подходят для размещения центра. Может, в этих горах мы создадим штаб ведения боевых действий против врага.
   Но однажды утром повсюду забегали шимпы. И прежде чем Роберт встал, прежде чем он успел сказать что-нибудь, его схватили и унесли из фермы в холмы.
   Последовал звуковой удар… какое-то огромное пятно в небе.
   – Но… но я считал газ смертельным, если… – Он замолчал.
   – Если нет противоядия. Да. Ваша доза была очень небольшой. – Доктор Су пожала плечами. – Но и так мы вас едва не потеряли.
   Роберт вздрогнул.
   – А как маленькая девочка?
   – Она с гориллами. – Шимми-ученая улыбнулась. – Она в безопасности, насколько это возможно в наши дни.
   Роберт вздохнул и немного откинулся.
   – Ну, с этим хоть все в порядке.
   Шимпы, которые несли маленькую Эприл Ву, успели уйти в холмы. Сам Роберт чуть не опоздал. А Мендозы оказались медлительнее и попали в облако газа, выпущенного из брюха корабля чужаков. Доктор Су продолжала:
   – Риллам не нравятся пещеры, поэтому большинство их в высокогорных долинах, они бродят небольшими группами под присмотром вдали от зданий. Вы знаете, здания регулярно отравляют газом, несмотря на то, есть там люди или нет.
   Роберт кивнул.
   – Губру работают очень тщательно.
   Он посмотрел на стену, истыканную разноцветными булавками. Карта изображала весь район гор и доходила на севере до долины Синда и на западе до моря. Здесь острова архипелага представляли ожерелье цивилизации.
   Только один город расположен на берегу. Порт-Хеления на северном берегу залива Аспинал. Южнее и восточнее Мулунских гор раскинулся главный континент, но самая важная особенность размещена на краю карты. Медленный, но неудержимый поток серого льда с каждым годом опускается все ниже.
   Проклятие Гарта.
   Но булавки на карте указывают на бедствие поближе. Легко оценить расположение розовых и красных значков. – Они контролируют положение.
   Пожилой шимп по имени Мика принес Роберту стакан воды. Он тоже мрачно взглянул на карту.
   – Да, сэр. Сопротивление, по-видимому, прекратилось везде. Губру сосредоточили пленных в Порту и на архипелаге. Пока в горах действий почти не было, только роботы продолжают газовые атаки. Но везде враг устанавливает свое господство.
   – Откуда вы получаете информацию?
   – В основном из его собственных передач и передач коммерческих станций Порт-Хелении, которые работают под цензурой. Генерал также разослала во всех направлениях гонцов и наблюдателей. Некоторые уже вернулись.
   – Кто разослал бегунов?
   – Ген… хм… – Мика в замешательстве отвел взгляд. – Некоторым шимпам трудно произнести имя мисс Атак… мисс Атаклены, сэр. Так что… – Он замолчал.
   Роберт фыркнул. «Придется поговорить с девчонкой», – подумал он.
   Он поднял стакан с водой и спросил:
   – Кого она послала в Порт-Хелению? Опасное место для шпиона.
   Доктор Су ответила без особого энтузиазма.
   – Атаклена выбрала шимпа по имени Фибен Болджер.
   Роберт закашлялся, пролив воду на халат. Доктор Су торопливо добавила:
   – Он военный, капитан, и мисс Атаклена решила, что для шпионажа в этом городе нужен… нетрадиционный подход.
   От этого Роберт закашлялся еще сильнее. «Нетрадиционный». Да, это о Фибене. Если Атаклена выбрала для этого поручения старину «Трога» Болджера, она хорошо разбирается в шимпах. Возможно, и не бредет ощупью в потемках.
   «Все равно, она еще подросток. И к тому же чужак! Неужели на самом деле считает себя генералом? Кем же она командует?» – Он оглядел бедную обстановку пещеры, горстку украденных и принесенных припасов. Убогое зрелище.
   – Эта настенная карта – довольно грубая информация, – заметил Роберт, выбирая одно обстоятельство.
   Пожилой шен, который до сих пор молчал, почесал редкие волосы на подбородке.
   – Мы можем организовать что-нибудь получше, – согласился он. – У нас есть несколько небольших компьютеров. Они работают на батареях, но, чтобы использовать их в полном объеме, не хватает энергии.
   Он насмешливо взглянул на Роберта.
   – Тимбрими Атаклена настаивает, чтобы мы вначале прорыли геотермальную скважину. Но я полагаю, что лучше установить несколько солнечных коллекторов на поверхности… конечно, хорошо замаскировав их…
   Он замолчал. И Роберт понял, что по крайней мере одни шимп не пришел в восторг от того, что ими командует девушка, к тому же неземного происхождения.
   – Как вас зовут?
   – Джоберт, капитан.
   Роберт пожал ему руку.
   – Что ж, Джоберт, обсудим это позже. А сейчас не расскажет ли мне кто-нибудь об этом «нападении»? Что собирается делать Атаклена?
   Мика и Су переглянулись. Шимми заговорила первой.
   – Они выступили до рассвета. Сейчас уже вечер, и скоро должен вернуться гонец.
   Джоберт снова сморщился, его потемневшее от возраста лицо было лицом пессимиста.
   – Они вооружены булавочными ружьями и ударными гранатами. Надеются захватить врасплох патруль губру.
   – Мы уже час назад должны были получить сообщение от них, – сухо добавил пожилой шимп. – Боюсь, они задерживаются.


   Фибен пришел в себя в темноте. Он лежал, свернувшись клубком, под пыльным одеялом.
   Сознание принесло боль. Чтобы отвести руку от глаз, потребовалось усилие воли, и движение это вызвало приступ тошноты. Соблазнительно манило назад беспамятство.
   Но его заставило сопротивляться воспоминание о снах. Сны гнали его к сознанию… странные, приводящие в ужас образы и ощущения. Последняя яркая сцена – пустынная местность, усеянная кратерами. Вокруг него в песок ударяют молнии; куда бы он ни направился, где бы ни пытался скрыться, повсюду его настигает горячая искрящаяся шрапнель.
   Он вспомнил, как пытался протестовать, как будто есть слова, способные остановить бурю. Но речь у него отобрали.
   Фибен заставил себя повернуться на скрипящей койке. Пришлось потереть костяшками пальцев глаза, прежде чем они открылись окончательно, и он увидел полутемную маленькую комнату. Небольшое окно закрывал плотный занавес. Из-под него пробивалась полоска света.
   Мышцы Фибена дрожали. Он вспомнил, когда в последний раз чувствовал себя так плохо – на острове Гилмор. Тогда прилетел с Земли цирк неошимпанзе. Цирковой силач предложил посостязаться с чемпионом колледжа, и Фибен сдуру согласился.
   Несколько недель после этого он ходил не разгибаясь и прихрамывая.
   Фибен застонал и сел. Внутренние поверхности бедер горели, как в огне.
   – Мама, – простонал он. – Никогда не буду делать прием «ножницы».
   Его кожа и волосы на теле были влажны. Фибен почувствовал острый запах дальсебо, мощного мышечного расслабителя. Значит, похитители постарались все-таки уберечь его от тяжелых последствий станнера. Но все равно, попытавшись встать, он почувствовал себя так, словно в голове у него испорченный гироскоп. Фибен, вставая, ухватился за хлипкий стол; держась за него, побрел к единственному окну.
   Схватил грубую ткань по обе стороны от светлой полоски и потянул. И тут же отшатнулся, закрывая глаза руками от неожиданной яркости. Перед глазами вертелись круги.
   – Хм, – сжато прокомментировал он. И услышал только хрип.
   Где он? В какой-то тюрьме губру? Явно не на борту боевого корабля захватчиков. Он сомневался, чтобы привередливые галакты стали использовать туземную деревянную мебель, тем более такого допотопного образца.
   Фибен опустил руки, мигая, осушил глаза от слез. В окно он видел закрытый двор, неухоженный огород, несколько деревьев. Похоже на обычный небольшой коммунальный дом, в таких живут семьи шимпов в групповом браке.
   Над соседними крышами на холмах эвкалипты. Значит, он по-прежнему в Порт-Хелении, недалеко от парка Приморского Обрыва.
   Может, губру поручают допросы своим квислингам. Или его захватили эти враждебно настроенные испытуемые-проби. У них могут быть на него свои планы.
   Рот у Фибена словно набит пылью. Фибен увидел на единственном столе в комнате кувшин. Рядом уже наполненная чашка. Он попытался взять ее, но промахнулся и уронил на пол.
   «Сосредоточься! – приказал себе Фибен. – Если хочешь выбраться отсюда, постарайся думать как представитель космической расы!» Это трудно. Непроизнесенные слова болезненно теснятся за лбом. Фибен чувствовал, как пытается отступить его сознание… отказаться от англика, предпочитая ему более простой и естественный способ мышления.
   Фабен подавил всепоглощающее желание схватить кувшин и просто напиться из горлышка. Напротив, несмотря на жажду, заставил себя взять другую чашку.
   Пальцы дрожали на ручке кувшина.
   «Сосредоточься!»
   Фибен вспомнил старинное дзенбуддистское высказывание: «До просвещения руби дрова, носи воду. После просвещения руби дрова, носи воду».
   Преодолевая жажду, он превратил простое действие наливания воды в чашку в упражнение на выдержку. Держа кувшин обеими дрожащими руками, он налил полчашки, больше пролив при этом на стол и на пол. Неважно. Взял чашку и выпил воду большими жадными глотками.
   Вторую чашку налить оказалось легче. Руки меньше дрожали.
   «Вот так. Сосредоточься… Используй трудную дорогу, ту, на которой нужно думать». Шимпам это сделать легче, чем неодельфинам. Вторая раса клиентов на сто лет моложе, и, чтобы думать, ей приходится пользоваться тремя языками.
   Он так сосредоточился, что не заметил, как дверь за ним открылась.
   – Ну, для парня, который был так занят ночью, ты держишься бодро.
   Фибен повернулся. Вода пролилась на стену, от неожиданного движения закружилась голова. Чашка ударялась о пол, Фибен схватился за виски и застонал.
   Он увидел шимми в синем саронге с подносом в руках. Фибен попытался устоять, но ноги подогнулись и он опустился на колени.
   – Дурак, проклятый дурак, – услышал он ее слова. И не ответил только потому, что рот наполнился желчью.
   Шимми поставила поднос на стол и взяла Фибена за руку.
   – Только идиот попытается встать, получив полный заряд станнера в упор.
   Фибен зарычал и попытался сбросить ее руку. Он вспомнил! Это маленький «сводник» из «Обезьяньей грозди». Тот самый, что стоял на балконе недалеко от губру и который выстрелил в него из станнера, когда Фибен пытался убежать.
   – Ост…вь м…ня в покое, – сказал он. – Мне не нужна помощь проклятого предателя!
   По крайней мере он хотел это сказать, но услышал только еле внятное бормотание.
   – Ладно. Как скажешь, – спокойно вымолвила шимми и отвела его на койку. Несмотря на свой рост, она оказалась очень сильной.
   Фибен со стоном лег на комковатый матрац. Он пытался собраться, но разумные мысли, казалось, накатываются и уходят, как океанский прибой.
   – Я тебе сейчас кое-что дам. И ты проспишь часов десять. А тогда, может быть, сумеешь ответить на несколько вопросов. Фибен не мог тратить энергию, чтобы выругать ее. Все его силы уходили на то, чтобы сосредоточиться, удержать на чем-то внимание. Англик для этого больше не годится. Фибен попробовал галактический-семь.
   – На… ка… ча… креш… – хрипло начал он считать.
   – Да, да, – ответила она. – Мы теперь уже знаем, как хорошо ты образован.
   Шимми склонилась к нему с капсулой в руке. Фибен открыл глаза.
   Щелчком шимми обломила верхушку капсулы, выпустив облако тяжелою пара.
   Фибен пытался задержать дыхание, не вдыхать анестезирующий газ, но знал, что это бесполезно. В то же время он не мог не заметить, что она очень хорошенькая, с маленьким детским подбородком и гладкой кожей. Только сухая горькая усмешка нарушала впечатление.
   – Какой ты упрямый. Будь хорошим мальчиком, вдохни и отдыхай, – приказала она.
   Не в состоянии дальше удерживаться, Фибен вынужден был вдохнуть.
   Сладкий запах, похожий на аромат перезревших плодов, заполнил его ноздри.
   Сознание начало уходить.
   И только тут Фибен сообразил, что она тоже говорила на превосходном галактическом-семь, без всякого акцента.


   Меган Онигл вытерла слезы. Она хотела отвернуться, не смотреть, но заставила себя еще раз увидеть бойню до конца.
   На большом экране появилась ночная сцена, серый морской берег, затянутый дождем, едва заметные угрюмые утесы. Ни луны, ни звезд, вообще почти никакого света. Камеры усиливают изображение до предела, чтобы хоть что-то было видно.
   Меган с трудом различала пять темных пятен, которые выползли на берег, проползли по песку и начали подниматься на низкие обрушивающиеся утесы.
   – Можно сказать, что они точно следуют процедуре, – объяснил майор земной морской пехоты Пратачулторн. – Вначале из подводных лодок выходят разведчики, они плывут на берег и осматривают его. Потом, когда выясняется, что берег чист, выходят диверсанты.
   Меган видела, как поднялись на поверхность в потоках пузырей маленькие лодки и быстро двинулись к берегу. Причалили, открылись крышки, и появилось еще много темных фигур.
   – У них с собой лучшее доступное оборудование. И подготовка у них наилучшая. Это земная морская пехота.
   «Ну и что? – Меган покачала головой. – Значит ли это, что у них нет матерей?»
   Впрочем, она понимала, о чем говорит Пратачулторн. Если эти профессионалы потерпели поражение, как можно винить колониальную милицию Гарта в катастрофах последних месяцев?
   Темные фигуры направились к утесам, неся за спиной тяжелый груз.
   Вот уже несколько недель остатки правительства, ушедшие вместе с Меган в глубоководное убежище, обдумывали причины краха их, казалось бы, хорошо организованного сопротивления. Все было готово: агенты, диверсанты, арсеналы оружия. Но тут появился проклятый газ принуждения губру, и под облаками смертоносного дыма рухнули все планы.
   Немногие оставшиеся на континенте люди теперь уже мертвы или почти мертвы. И самое раздражающее, что никто, даже враг, не знает, сколько людей успело добраться до островов и вовремя получить противоядие.
   Меган старалась не думать о сыне. Если повезло, то он сейчас где-нибудь на острове Гилмор, сидит с друзьями в какой-нибудь пивной или жалуется девушкам на то, что мать не пустила его на войну. Она может только молиться и надеяться, что так оно и есть и что дочь Утакалтинга тоже в безопасности.
   Гораздо больше беспокоила ее судьба самого посла тимбрими. Утакалтинг обещал вслед за Советом планеты уйти в укрытие, но так и не появился.
   Сообщили, что его корабль пытался уйти в глубокий космос и был уничтожен.
   «Столько жизней! Для чего они утрачены?»
   Меган смотрела, как диверсанты на экране начали отступать в воду.
   Основные силы уже поднялись на утесы.
   Без людей, разумеется, под вопросом вообще всякое сопротивление.
   Самые умные шимпы могут время от времени наносить удары, но чего ожидать от них без опеки патронов?
   Цель этой высадки – приспособиться к новым обстоятельствам.
   В третий раз – хоть Меган и знала, что предстоит, – она была захвачена врасплох неожиданно ударившей в берег молнией. На мгновение все застыло в ослепительном свете.
   Вначале взорвались маленькие лодки.
   Затем настала очередь людей.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Поделиться ссылкой на выделенное