Дэвид Брин.

Война за возвышение

(страница 11 из 52)

скачать книгу бесплатно

   – Не волнуйся, – сказала она ему. – Я знаю, что за последние двадцать минут среди всеобщей сумятицы ты пытался обмануть меня. Но это бесполезно.
   Я знаю, что тут происходит.
   Рот Бенджамина оставался закрытым. Он пожал плечами.
   – И что же?
   У четверых на ветке Атаклена спросила:
   – Признаете мое старшинство?
   – Да, – ответила Эприл. Нита перевела взгляд с девочки на Атаклену и тоже кивнула.
   – Хорошо. Оставайтесь на месте, пока за вами не придут. Понятно?
   – Да, мэм, – снова кивнула Нита. Джонни и Ча-Ча продолжали просто смотреть на нее.
   Атаклена встала, уловила равновесие на ветке и повернулась к Бенджамину.
   – Пошли к этим вашим специалистам по возвышению. Если газ не лишил их дара речи, я бы хотела узнать, почему они решили нарушить галактический закон.
   Бенджамин вызывающе посмотрел на нее, потом кивнул.
   – И еще, – добавила она, вставая на ветку рядом с ним. – Верни назад группы шимпов и горилл, которые ты отправил, чтобы я их не увидела. Нам может понадобиться помощь.


   Фибен умудрился смастерить костыль из ствола дерева, сломанного капсулой при падении. Подложил прокладки из своего костюма, и поэтому костыль лишь частично выбивал его плечо из сустава на каждом шагу.
   «Хм, – думал он. – Если бы люди не выпрямили нам спины и не укоротили руки, я бы двинулся назад к цивилизации на четвереньках».
   Оглушенный, избитый, голодный… и все же в хорошем настроении, Фибен пробирался через препятствия по пути на север. «Дьявол, я жив. Не имею права жаловаться».
   Он провел немало времени в Мулунских горах, работая в Восстановительном проекте, и знал, что находится на водоразделе недалеко от известных земель. Растительность вся знакома, в основном – местная, но есть и виды, импортированные и введенные в экосистему, чтобы заполнить бреши после катастрофы буруралли.
   Фибен был настроен оптимистично. Выжить в такой схватке, даже упасть в знакомой местности… Ифни явно рассчитывает на него в будущем. Она приберегает его для чего-то особого. Наверно, для судьбы гораздо мучительней и болезненней, чем простая смерть от голода в дикой местности.
   Напрягая слух, Фибен посмотрел вверх. Неужели ему померещился этот звук?
   Нет! Голоса! Он побежал по звериной тропе, прыгая на самодельном костыле, пока не оказался на поляне, откуда открывался вид на каньон.
   Шло время, а он все смотрел. Дождевой лес чертовски густой.
   Вот! На другой стороне каньона он увидел шестерых шимпов с рюкзаками за плечами. Они быстро пробирались к еще дымящимся обломкам «Проконсула».
   Сейчас они молчали.
Ему повезло, что они заговорили, как раз проходя под ним.
   – Эй! Тупицы! Сюда! – Он кричал, подпрыгивая на правой ноге и размахивая руками. Поисковая группа остановилась. Шимпы оглядывались, эхо отражалось от стенок дефиле. Фибен оскалил зубы. Он не сдержал раздраженного ворчания. Они смотрели куда угодно, но только не на него!
   Наконец он схватил костыль, повертел его над головой и швырнул в каньон.
   Один из шимпов вскрикнул и схватил другого. Они смотрели, как деревяшка исчезает в листве. «Правильно, – подталкивал их Фибен. – А теперь думайте. Проведите дугу назад».
   Двое шимпов посмотрели в его сторону и увидели, как он машет руками.
   Они возбужденно зашумели, забегали кругами.
   Мгновенно забыв о недавней регрессии, Фибен про себя бормотал:
   – Повезло: меня спасет толпа идиотов. Давайте, парни. Не нужно по всякому поводу исполнять танец грома.
   Но когда они подошли к его поляне, он улыбался. И когда его обнимали и хлопали по спине, забылся настолько, что сам испустил несколько воплей.


   Его маленький катер последним покидал взлетное поле Порт-Хелении. На экранах уже показались боевые крейсеры, опускающиеся в нижних слоях атмосферы.
   В порту горстка сухопутных и морских пехотинцев готовилась к последнему безнадежному сопротивлению. По всем каналам они передавали обращение:
   – Мы отказываем захватчикам в праве посадки. Мы требуем у галактической цивилизации защиты от агрессии. Мы не разрешаем губру высаживаться на планете, отданной нам в лицензию.
   – Небольшая вооруженная группа сопротивления ждет захватчиков в космопорту столицы. Наш вызов…
   Утакалтинг вел катер небрежными прикосновениями запястья и пальцев к контроллеру. Маленький корабль быстрее звука летел на юг вдоль берега Силмарского моря. Справа от воды ярко отражалось солнце.
   – …если они посмеют противостоять нам лицом к лицу, не укрываясь в боевых кораблях…
   Утакалтинг кивнул.
   – Скажите им, земляне, – негромко произнес он на англике. Командир группы просил его совета, как сформулировать ритуальный вызов. Утакалтинг надеялся, что его помощь окажется полезной.
   Продолжалось перечисление личного состава и вооружения, которое ждет снижающуюся армаду в космопорту, так чтобы у врага не было оправданий для использования превосходящей силы. В таких условиях у губру не останется выбора: им придется нападать наземными войсками. И они понесут потери.
   «Если они еще соблюдают Кодекс, – напомнил себе Утакалтинг. – Враг, возможно, больше не заботится о соблюдении правил войны. Трудно представить себе такую ситуацию. Но на звездных линиях ходят слухи…» В рубке ряд экранов. На одном виден крейсер, появившийся в камерах Порт-Хелении. На других быстроходные истребители разрывают небо над самым портом.
   Сзади послышался негромкий вой. Два иннина на ходулеобразных ногах выражали друг другу соболезнование. Эти существа по крайней мере могут использовать предназначенные для тимбрими сиденья. Но их рослому хозяину приходится стоять.
   Каулт не просто стоял, он расхаживал по узкой рубке, раздув гребень, который снова и снова задевал за низкий потолок. Теннанинец был не в духе.
   – Почему, Утакалтинг? – не в первый раз спрашивал он. – Почему тебя не было так долго? Мы последними уходим отсюда.
   Дыхательные щели Каулта раздувались.
   – Ты сказал мне, что мы улетим еще прошлой ночью. Я быстро собрался и ждал, но ты не пришел! Я ждал. Упустил возможность нанять другой транспорт, а ты только слал сообщение за сообщением, призывая к терпению.
   А когда на рассвете ты пришел, мы улетели так беспечно, словно отправляемся на каникулы к Арке Прародителей!
   Утакалтинг позволил коллеге ворчать. Он уже формально извинился и заплатил дипломатический налог в качестве компенсации. Большего не требуется.
   К тому же все развивается именно так, как он планировал.
   На контрольном щите вспыхнул желтый огонек, послышалось гудение.
   – Что это? – Каулт нервно приблизился. – Они засекли наш двигатель?
   – Нет.
   Каулт облегченно вздохнул.
   Утакалтинг продолжил.
   – Это не двигатели. Огонек сообщает, что нас просканировали лучом вероятности.
   – Что? – чуть не закричал Каулт. – Разве этот корабль не защищен?
   Мы даже не пользуемся гравитикой! Какую вероятностную аномалию могли они засечь?
   Утакалтинг пожал плечами, словно с детства привык к этому человеческому жесту.
   – Может быть, невероятность внутренняя, – предположил он. – Что-то в нас самих, в нашей собственной судьбе, светится вдоль мировых линий. А они это засекли.
   Правым глазом он заметил, как вздрогнул Каулт. Теннанинцы испытывают почти сверхъестественный страх перед всем, имеющим отношение к науке/искусству формирования реальности. Утакалтинг сформировал щупальцами лут-тру – извинение перед врагом и напомнил себе, что его народ и народ Каулта официально находятся в состоянии войны. В его праве дразнить врага-друга; именно поэтому этически приемлемо и то, что он вывел из строя собственный корабль Каулта.
   – Я бы не стал об этом беспокоиться, – сказал он. – Мы их намного опередили.
   Прежде чем теннанинец смог ответить, Утакалтинг наклонился и быстро заговорил на гал-семь, приказывая одному из экранов увеличить изображение.
   – Твиллку-чллиу! – выругался он. – Только посмотри, что они делают!
   Каулт повернулся и посмотрел. На голоэкране виден был повисший над городом гигантский крейсер, он заливал здания и парки коричневым газом.
   Хотя звук был уменьшен, в голосе диктора слышалась паника: он описывал темнеющее небо, как будто кто-то в Порт-Хелении мог этого не заметить.
   – Это нехорошо. – Гребень Каулта снова задел потолок. – Губру проявляют больше жестокости, чем требует ситуация.
   Утакалтинг кивнул. И тут же вспыхнул еще один желтый огонек.
   – А сейчас что? – спросил Каулт.
   Глаза Утакалтинга максимально расширились.
   – Это значит, что нас преследуют, – ответил он. – Возможно, придется сражаться. Можешь управлять оружейной консолью класса пятьдесят семь, Каулт?
   – Нет, но мне кажется, один из моих иннинов…
   Его прервал крик Утакалтинга:
   – Держись! – Катер перевернулся. Земля пронеслась мимо. – Я начал маневр уклонения, – объяснил Утакалтинг. – Хорошо, – сказал Каулт через носовые отверстия.
   «О, будь благословен крепкий череп теннанинцев», – подумал Утакалтинг. Он строго контролировал свою мимику, хотя и знал, что его коллега обладает чувствительностью камня и не сможет уловить его радость.
   Преследующие корабли начали стрелять, и корона Утакалтинга запела.


   Зеленые островки леса сливались с газонами и окрашенными в цвет листвы зданиями Центра; поселок очень трудно заметить с воздуха. Хотя западный ветер унес все видимые остатки аэрозоля, все до высоты в пять метров покрывал толстый слой жесткого порошка, издававшего острый неприятный запах.
   Под ударами волн паники корона Атаклены обвисла. Настроение в поселке изменилось. Преобладала покорность… и гнев. Атаклена вслед за Бенджамином прошла к первой поляне и увидела несколько групп неошимпанзе, они суетились между зданиями. Двое несли на носилках что-то закутанное в ткань.
   – Может, вам все же не стоит спускаться, мисс, – прохрипел Бенджамин.
   – Газ явно должен был поразить людей, но и мы, шимпы, его почувствовали. А вы для нас очень важны…
   – Я тимбрими, – холодно ответила Атаклена. – Я не могу отсиживаться в безопасности, когда клиентам и патронам другой расы нужна помощь.
   Бенджамин покорно поклонился. По веткам, похожим на ступеньки, он повел ее вниз, и наконец она с облегчением ступила на землю. Здесь острый запах чувствовался сильнее. Атаклена пыталась не обращать на него внимания, но пульс ее нервно участился.
   Они миновали помещения, в которых жили и учились гориллы. Обнесенные решеткой лужайки, игровые площадки, площадки для тестирования. Здесь явно велась напряженная работа, хотя и в сравнительно небольшом масштабе.
   Неужели Бенджамин вообразил, что может обмануть ее, просто отослав предразумных в джунгли?
   Она надеялась, что никто из них не пострадал от газа или во время последующей паники. Из краткого курса истории Земли Атаклена помнила, что гориллы – существа хоть и сильные, но крайне чувствительные, с тонкой психикой.
   Шимпы в шортах, сандалиях, с неизменными поясами для инструментов суетились с серьезным видом, выполняя различные поручения. Они поглядывали на Атаклену, но не заговаривали с ней. Она вообще почти не слышала слов. Легко ступая по темному порошку, они пришли в центр поселка. Здесь наконец она встретила людей. Они лежали на кушетках у входа в главное здание. Мел и фем. У мужчины совершенно лысая голова, видно, что он пережил пластическую операцию – глаза его сужены. Он почти без сознания.
   Второй человек – высокая темноволосая женщина. Кожа у нее очень черная, такого глубокого черного цвета Атаклена никогда раньше не встречала. Вероятно, она из тех редких «чистокровных» людей, которые сохраняют признаки своих древних рас. По контрасту кожа стоявших рядом с ней шимпов под редкой шерстью казалась бледно-розовой.
   Когда Атаклена подошла, черная женщина с помощью двух старших шимпов приподнялась на локте. Бенджамин вышел вперед и представил.
   – Доктор Така, доктор Шульц, доктор М'Бзвелли, шимп Фредерик, все из клана земных волчат. Представляю вам уважаемую Атаклену, тимбрими аб-Калтмур аб-Брма аб-Краллнит ул-Титлал.
   Атаклена взглянула на Бенджамина, пораженная тем, что он смог произнести ее полное почетное имя по памяти.
   – Доктор Шульц. – Атаклена кивнула стоящему слева шимпанзе. Женщине она поклонилась ниже. – Доктор Така. – И последний поклон относился одновременно к человеку и шимпу. – Доктор М'Бзвелли и шимп Фредерик. Прошу принять выражение сочувствий по поводу жестокого нападения на ваш поселок и на вашу планету.
   Шимпы низко поклонились. Женщина тоже попыталась, но не смогла из-за слабости.
   – Спасибо за сочувствие, – с трудом ответила она. – Я уверена, мы, земляне, справимся… Признаюсь, я немного удивлена, увидев, как словно ниоткуда появляется дочь посла тимбрими…
   «Еще бы, – подумала Атаклена на англике, наслаждаясь человеческим сарказмом. – Мое присутствие – такая же угроза вашим планам, как губру и их газ!»
   – Мой друг ранен, – вслух сказала она. – Трое ваших неошимпанзе пошли за ним. Вы что-нибудь о нем слышали?
   Женщина кивнула.
   – Да-да. Мы получили сообщение поисковой партии. Роберт Онигл в сознании, состояние его удовлетворительное. Другая группа, которую мы отправили на поиски потерпевшего крушение корабля, скоро присоединится к ним. У этой группы имеется все необходимое медицинское оборудование.
   Атаклена почувствовала, как ее тревога проходит.
   – Хорошо. Очень, хорошо. Тогда займемся другими делами.
   Корона ее блеснула, создавая куоувассуе – глиф предчувствия. Конечно, она понимала, что собеседники лишь смутно почувствуют его, если вообще почувствуют.
   – Прежде всего, как представитель расы, которая была вашим союзником с того момента, как вы, земляне, с таким шумом возникли в сообществе пяти галактик, я предлагаю вам помощь. Что могу сделать как патрон, я сделаю. В ответ я попрошу только помочь мне вернуться к отцу.
   – Договорились, – доктор Така кивнула. – И примите нашу благодарность.
   Атаклена шагнула вперед.
   – Во-вторых, я должна выразить беспокойство по поводу функций Центра.
   Явижу,вызаняты несанкционированным возвышением… невозделанного вида!
   Четверо руководителей Центра переглянулись. Атаклена уже достаточно хорошо разбиралась в мимике землян: у этих четверых выражение досадливой покорности.
   – Больше того, – продолжала она, – вы совершаете это преступление на планете Гарт, трагической жертве экологической катастрофы…
   – Минутку! – возразил шимп Фредерик. – Как вы можете сравнивать нашу работу с катастрофой бурур…
   – Фред, тише! – настойчиво вмешался второй шимп, доктор Шульц.
   Фредерик замигал. Поняв, что уже слишком поздно делать вид, что он ничего не говорил, шимп сказал:
   – Нам, землянам, дают только те планеты, которые другие ити привели в негодность…
   Второй человек, доктор М'Бзвелли, закашлялся. Фредерик замолчал и отвернулся.
   Мужчина посмотрел на Атаклену.
   – Вы загнали нас в угол, мисс. – Он вздохнул. – Позвольте нам объясниться, прежде чем выдвинете обвинения. Понимаете… мы не представители правительства. Мы… частные преступники.
   Атаклена испытала странное облегчение. Старые земные двухмерные фильмы времен до Контакта, особенно триллеры «копы и бандиты», популярны у тимбрими. В них часто сюжет сосредоточен вокруг попыток «заставить замолчать свидетеля». И она подумала, насколько атавистичны эти люди.
   Атаклена перевела дыхание и кивнула.
   – Очень хорошо. На время чрезвычайного положения оставим этот вопрос.
   Пожалуйста, ознакомьте меня с ситуацией. Чего враг пытается достичь с помощью этого газа?
   – Газ ослабляет людей, которые вдохнули его, – ответила доктор Така.
   – Час назад была передача. Захватчики объявили, что пораженные люди должны в течение недели получить противоядие. Иначе они умрут. И, разумеется, противоядие будет выдаваться только в городах.
   – Газ принуждения! – прошептала Атаклена. – Они хотят всех людей на планете превратить в своих пешек.
   – Совершенно верно. Мы должны сдаться, или через шесть дней умрем.
   Корона Атаклены излучала гнев. Газ принуждения – негуманное оружие, хотя допускается в некоторых ограниченных типах войн.
   – А что станет с вашими клиентами? – Расе неошимпанзе исполнилось всего несколько сотен лет, их нельзя было оставлять без присмотра.
   Доктор Така поморщилась. Очевидно, она тоже обеспокоена.
   – На большинство шимпов газ, по-видимому, не подействовал. Но у них очень мало прирожденных руководителей, как Бенджамин или доктор Шульц.
   Карие обезьяньи глаза доктора Шульца устремились на женщину.
   – Не волнуйтесь, Сьюзен. Как вы говорите, мы, земляне, справимся. – Он повернулся к Атаклене. – Мы постепенно эвакуируем людей. Начнем сегодня вечером с детей и стариков. Тем временем разрушим поселок и уничтожим все следы нашей деятельности.
   Видя, что Атаклена собирается возразить, пожилой неошимпанзе поднял руку.
   – Да, мисс. Мы дадим вам камеры и помощников, чтобы вначале вы могли собрать доказательства. Договорились? Мы и не думаем мешать вам исполнять долг. Атаклена слышала горечь в словах шимпа. Горечь генетика. Но она ему не сочувствовала. Только представить себе, что почувствует отец, когда узнает об этом! Утакалтинг любит землян. Эта безответственность очень огорчит его.
   – Нет смысла оправдывать агрессии губру, – добавила доктор Така. – Если хотите, передадим вопрос о гориллах Высшему Совету тимбрими. Наши союзники решат, что делать: выдвинуть формальные обвинения или предоставить наказать нас нашему правительству.
   Атаклена видела логичность такого решения. Немного подумав, она кивнула.
   – Договорились. Принесите камеры, я буду снимать разрушение.


   Адмиралу флота, сюзерену Луча и Когтя, спор казался глупым. Но, конечно, так повелось у штатских. Священники и чиновники всегда спорят.
   Действуют только военные!
   Но все же адмирал признавал, что это большое событие – первое политическое решение, принятое втроем. Так, по традиции губру достигают Истины – путем стрессов и разногласий, убеждения и танца, пока не будет достигнут новый консенсус.
   А тем временем…
   Сюзерен Луча и Когтя отбросил эту мысль. Слишком рано думать о Слиянии. Будет еще много споров, много интриг и маневров, много борьбы за высший насест, пока не настанет день Слияния.
   А что касается первого спора, адмирал был доволен: он оказался в положении арбитра между двумя спорящими.
   Хорошее начало.

   Земляне в маленьком космопорте прислали хорошо сформулированный формальный вызов. Сюзерен Праведности настаивал на том, что солдаты Когтя должны теперь атаковать защитников. Сюзерен Стоимости и Бережливости не соглашался. Они уже кружат друг возле друга на командном мостике флагмана, выкрикивая доводы.

     Сократить расходы!
     Сократить настолько, чтобы не пришлось,
     Не пришлось оголять другие фронты!

   Сюзерен Стоимости и Бережливости тем самым напоминал, что их экспедиция – лишь одна из многих, для которых требуются силы клана гуксу-губру. В сущности, это незначительное периферийное сражение.
   Положение в галактической спирали напряженное. В такие времена долг сюзерена Стоимости и Бережливости – ограждать клан от чрезмерных расходов. В ответ сюзерен Праведности негодующе растопырил оперение воротника.

     Что значат расходы,
     Что они означают,
     Что символизируют,
     Если мы падем,
     Потерпим поражение,
     Унизимся,
     Лишимся праведности
     В глазах наших предков?
     Мы должны поступать правильно!
     Зуууун!

   Со своего командного поста сюзерен Луча и Когтя наблюдал за спором, ожидая, где проявится рисунок господства. Поразительно видеть и слышать превосходный танец-спор тех, кто избран быть партнерами адмирала. Все трое представляют великолепный образец инженерии «горячего яйца», предназначенной для высиживания лучших представителей расы.
   Скоро стало очевидно, что его партнеры зашли в тупик. И теперь решать предстоит сюзерену Луча и Когтя.
   Разумеется, для экспедиционных сил гораздо дешевле просто не обращать внимание на дерзких волчат там, внизу, пока газ принуждения не заставит их сдаться. Или простым приказом превратить их оплот в дымящиеся развалины.
   Но сюзерен Праведности против обоих решений. Священник утверждает, что такие действия приведут к катастрофе.
   А чиновник проявляет такую же неуступчивость из-за бесцельной, ради красивого жеста, гибели солдат.
   Оказавшись в тупике, двое командующих смотрели на сюзерена Луча и Когтя, продолжая кружить и вскрикивать, раздувая пушистое оперение.
   Наконец адмирал расправил собственный плюмаж и сошел с насеста, чтобы присоединиться к ним.

     Ввязаться в наземную схватку – стоит дорого,
     Означает дополнительные затраты,
     Но это почетно,
     Это достойно восхищения.


     Определяет третий фактор,
     Он помогает принять решение.
     Солдатам Когтя
     Необходима тренировка.
     Бездумная агрессия против войск волчат.


     Наземные силы атакуют их,
     Клюв к клюву,
     Коготь к когтю.

   Вопрос решен. Насест-полковник солдат Когтя отдал честь и отправился выполнять приказ.
   Конечно, после такого решения насест Праведности станет чуть выше.
   Насест Бережливости понизится. Но спор за господство только начинается.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52

Поделиться ссылкой на выделенное