Дэвид Брин.

Риф яркости

(страница 43 из 48)

скачать книгу бесплатно

   – Значит, экипаж “Обители” состоял совсем не из беглецов?
   Дэйнел слегка улыбнулся.
   – Легенда прикрытия – на случай, если колонистов поймают. В таком случае Совет мог бы отказаться от них как от изменников. На самом деле наши предки должны были отыскать тайное укрытие для человечества. – Мудрец поднял обе руки. – Но где? Вопреки слухам за пределами Пяти Галактик нет никаких маршрутов. А в самих галактиках каждая звезда занесена в каталог, и за каждой звездой наблюдают обладатели лицензий. Поэтому Совет стал искать в Библиотеке, что делали на нашем месте другие расы. И, несмотря на свои недостатки, феномен “сунеров” обещал некую надежду.
   Лена покачала головой:
   – Многое остается непонятным. Например, что мы должны были здесь делать, в укрытии, если не готовиться к Тропе Забвения.
   – Если Лестер и другие это знают, мне ничего не говорили, – ответил Дэйнел. – Может, просто сидеть тихо и ждать, пока вселенная не изменится. Но в любом случае сейчас это вряд ли имеет значение. Если с нашей культурой будет покончено, я не собираюсь сохранять жалкие остатки и растить детей, которые станут дикарями.
   Дженин начала говорить, потом поджала губы.
   – Но мы знаем, что Земля прожила несколько столетий, – сказал Двер.
   – Хотя грабители говорят, что там кризис, – кивнула Лена. – И Земля в самом его центре.
   Дэйнел с напряженным лицом отвел взгляд.
   – Эй, – сказал Двер, – разве небесные люди не то, чего хотел Земной Совет? Это группа людей, которая в безопасности от всего, что может произойти на Земле. Этих парней, которых мы встретили на Поляне, защищают могучие ротены.
   Дэйнел вздохнул.
   – Может быть, хотя кто знает, остались ли они людьми под таким влиянием? Я не могу перенести такую иронию: быть убитым собственными братьями.
   Мудрец встряхнулся, словно сбрасывая паутину.
   – Давайте готовить погребальный костер. Если эти вещи не могут обеспечить цивилизованную жизнь группе землян-изгнанников, давайте по крайней мере выполним свой долг перед этой планетой и не оставим мусора. Лена, поставь таймер на день от этого часа, если мы не вернемся.
   – Вернемся? – Лена оторвалась от своих приготовлений. – Я думала, мы отказались…
   Мудрец повернулся, в глазах его сверкнул прежний огонь.
   – Кто сказал, что мы отказываемся! Что с вами тремя? Одно небольшое препятствие может вас остановить?
   Небольшое препятствие? Двер посмотрел на следы выстрелов, на поломанные деревья, окружающие урский лагерь.
   – Не понимаю. Ты сказал, что наша миссия окончена.
   – Ну и что? – спросил Озава. – Мы можем адаптироваться. Мы изменим свою миссию. Мы больше не колонисты – ну и что?
   Но мы все еще можем быть воинами.


   Пленники угнетенно лежали в грязных углублениях, опустив шеи.
Прошло всего два дня заточения во влажном загоне, но от уров уже пахло. Тринадцать уров предпочли бы сухое плато, где они разбили свой поселок, но военный корабль без всякого предупреждения повис над их лагерем, испуская молнии, и погнал выживших туда, где с веревками ждали Джесс и остальные охотники.
   Так Кунн выполнил свою часть договора, избавив холмы от недавнего ненавистного урского вторжения. В обмен Джесс должен был отвести Кунна туда, где они с Бомом впервые увидели летающую машину-птицу. Никто не понимал, почему договор не был выполнен, почему Джесс неожиданно передумал, предпочитая ласки робота тому, чтобы поделиться сведениями с пилотом.
   Никто, кроме Рети.
   Бинни говорила: зачем противиться мужчинам; ведь они могут побить тебя, если ты их рассердишь? Постарайся словами направлять этих грубиянов. Пусть думают, что идея принадлежит им.
   Но я продолжала противиться, верно?
   Что ж, теперь я попробовала действовать по-твоему, Бинни, и знаешь что? Ты была права. Я не могла бы причинить Джессу большую боль, чем он сам теперь причиняет себе.
   Бом охранял вход в загон пленников. Рослый охотник торопливо выполнил ее приказ открыть ворота, ни разу не встретившись с Рети взглядом. Он знал, где теперь его приятель. Только два обстоятельства помешали Бому разделить его участь. Во-первых, он совершенно не умеет ориентироваться. В одиночку он ни за что не найдет место, где они с Джессом заметили металлическую птицу.
   А во-вторых, таков каприз Рети. Униженные пресмыкательства Бома нравились ей больше криков. Этот грубиян так испуган, что готов выскочить из штанов.
   Она посмотрела на мальчишек, плюющих на пленников, и те тут же соскочили с изгороди и убежали. Рети коротко рассмеялась им вслед. Дети племени в прошлом тоже никогда не разговаривали с ней.
   Она вошла в загон.
   Ур-Танн, предводительница несчастных уров, встретила ее гибким наклоном длинной шеи. Она разразилась серией свистов и щелчков, пока Рети не прервала ее.
   – Ничего подобного! – приказала она. – Я не понимаю это бормотание.
   Поморщившись, Ур-Танн перешла на англик.
   – Прошу прощения. Твой костюм обманывает зрение. Мне показалось, что я вижу существо галактического уровня. Рети задрала голову.
   – Глаза тебя не обманули. Я такая и есть.
   Надеюсь, про себя добавила она. Ранн и остальные могут передумать до возвращения корабля, особенно если она отдаст им все, что может предложить. Но если грабители сдержат слово, ей со временем придется изучить все эти проклятые языки, на которых они говорят меж звезд
   – Еще раз прошу прощения. Я не хотела оскорбить. Значит, это правда? Ты из заброшенной пустыни Джиджо возвышена до клана звездных существ? Какая ты счастливица!
   – Да, – согласилась Рети, гадая, не смеется ли над ней ур. – Йии сказал, что ты готова рассказать, зачем вы оказались здесь, за Риммером.
   Последовал тяжелый вздох.
   – Мы хотели основать колонию, чтобы сохранить свою расу в тайном святилище. Рети хмыкнула:
   – Ну, это и так ясно. Но почему здесь? И почему именно сейчас?
   – Мы знали, что этот район обитаем… что здесь живут земляне и, следовательно, смогут жить ослы, на которых мы рассчитывали. Ты сама подтвердила этот факт.
   – Ага. – Должно быть, Ур-Танн принадлежит к младшим мудрецам, которые были в павильоне, когда Рети рассказывала Высокому Совету свою историю. – Продолжай.
   – Что касается нашей торопливости – мы хотели избежать участи, ожидающей Склон. Уничтожения от рук звездных преступников.
   Рети гневно возразила:
   – Я и раньше слышала эту ложь. Они никогда ничего такого не сделают!
   Ур-Танн наклонила голову.
   – Прошу прощения, я ошиблась. Конечно, такие чистые существа не будут убивать тех, кто не причинил им никакого вреда, не будут без предупреждения посылать смерть с неба.
   На этот раз ее сарказм был совершенно очевиден. Рети посмотрела на молодого урского среднего со страшным ожогом на боку от теплового луча робота.
   – Ну, наверно, вам просто не повезло. У нас были причины задавать вопросы и опасаться, что вы нападете на мою прежнюю семью.
   – Никакого нападения. Недоразумение. Не мы его начали. Естественно, твои родичи удивились, увидя нас. Мы хотели преодолеть их рефлективную враждебность решительными проявлениями дружелюбия. Довиться хорошего отношения дарами и предложением помощи.
   – Ну, конечно. – Рети знала, как обращались в прошлом уры с первыми поселенцами-людьми. – И, конечно, вы рассчитывали на то, что у вас лучше оружие, чем у нас.
   Снова вздох-фырканье.
   – Как ваши союзники обрушились на нас с более мощным орудием, чем наше? Интересно, можно ли и дальше экстраполировать такую цепь происшествий?
   Рети не понравилось насмешливое выражение в глазах ура.
   – Что ты хочешь сказать?
   – Предположение. Существуют ли силы, гораздо большие, чем те, что твои новые повелители применили против нас? Может ли кто-нибудь во всех великих галактиках выть уверен, что он выбрал правильную сторону?
   У Рети по спине пробежал холодок, напомнив о недавних ночных кошмарах.
   – Ты ничего не знаешь о галактиках и всем таком, так что нечего предполагать…
   В этот момент ее прервал резкий крик: йии высунул голову из сумки, тревожно запищав. Все мужья пленниц заволновались, закричали и, высунув головы, смотрели на юг. Вскоре так же повели себя и самки, вставая на ноги.
   Рети встревожилась. Это что, восстание? Но нет, очевидно, что-то их испугало.
   – Что ты слышишь? – спросила она у йии.
   – двигатель! – ответил маленький урс, изгибая шею.
   Мгновение спустя Рети тоже ощутила это. Далекий гул. Она поднесла руку к правому уху и нажала.
   – Эй, Кунн! Что случилось?
   Последовала долгая пауза, во время которой доносились звуки из кабины: включались приборы, прогревались моторы. Наконец в черепе послышался голос пилота.
   Джесс согласился сотрудничать, так что я отправляюсь на поиски источника этой твоей металлической птицы.
   – Но я тоже хочу отправиться!
   Последовал холодный ответ Кунна.
   Джесс рассказал мне все, включая и причину, по которой так сопротивлялся. Кажется, ты убедила его, что я с ним покончу, как только он расскажет все, что знает. Что живет он только пока молчит. Почему ты так поступила с этим беднягой, Рети? Это вызвало неудобства и ненужную боль.
   Рети подумала: Для тебя ненужную, зато очень нужную мне! Месть была лишь одним из поводов для манипулирования Джессом. Но и одного этого повода было бы вполне достаточно.
   – Кунн, не бросай меня. Я теперь одна из вас. Так говорили Ранн и Беш и даже Ро-кенн!
   Неожиданно она почувствовала себя маленькой и очень уязвимой – перед этими урами, со стоящим за воротами Бомом, со всеми остальными, которые лишь обрадуются ее падению. Она прикрыла рот и настойчиво зашептала в передатчик:
   – Сунеры набросятся на меня, Кунн. Я знаю это!
   – Может, тебе следовало подумать об этом раньше. Снова долгая пауза, затем: Если бы Ранн не приказал соблюдать радиомолчание, я мог бы посоветоваться с остальными, прежде чем решать.
   – Что решать?
   Брать ли тебя с собой или оставить здесь.
   Услышав эти жестокие слова Кунна, Рети задрожала всем телом. Ее надежды – эта высокая яркая башня – теперь готовы рухнуть.
   Вот что я тебе скажу. Оставлю для твоей защиты робота, Рети. Он будет выполнять твои приказы до моего возвращения. Цени эту привилегию.
   Сердце ее радостно дрогнуло при словах “до моего возвращения”.
   – Обещаю! – прошептала она.
   Считай это вторым шансом. Расспрашивай уров. Уничтожь их оружие. Никому не позволяй покидать долину. Хорошо выполнишь эту работу, и, может быть, мы начнем все сначала, когда я вернусь. Конечно, если моя охота наконец принесет добычу.
   Кунн закончил.
   Послышался щелчок, звуки кабины смолкли. Рети подавила желание снова нажать передатчик и опять попросить взять ее с собой. Она стиснула зубы, забралась на ограду и оттуда смотрела, как серебряная стрела поднялась над узким каньоном, повернулась в утреннем свете и устремилась на юг, оставив девушку с сердцем холодным и пустым, как ледник.


   Поселок сунеров мерцал на дне каньона, заполненного серным неподвижным воздухом.
   Адское место, с урской точки зрения.
   Высокий наблюдательный пункт Двера на самом краю каньона позволял заглянуть в тесный загон. Уры лежали, опустив длинные шеи, и, как вся местная атмосфера, почти не двигались.
   – Я насчитала их двенадцать, не считая мертвых, как ты и сказал, – заметила Лена, вглядываясь в компактный телескоп. – Ты неплохой следопыт, приятель.
   – Спасибо, о госпожа запретных приспособлений, – ответил Двер. Он начинал привыкать к манере обращения Лены. Она всегда немного покусывала, даже когда делала комплимент. Как нур, который мурлычет у вас на коленях, а за ласку платит тем, что впивается когтями вам в ногу. Забавно, что он привыкал и к мысли о жизни с этой женщиной – а также с Дженин. И Дейнелом и племенем землян-изгнанников. Даже открытие вторжения уров не сделало эту мысль нелепой. Дэйнел был прав. У них есть основания действовать вместе. Но сейчас все эти мысли кажутся устаревшими.
   И слева видна причина этого – серебристо-серая машина в форме хунской сигары, с короткими крыльями. Это первый предмет чужаков, который видит Двер с того времени, как его и Рети едва не убил в тот вечер в логове мульк-паука летающий робот.
   Небесная машина не должна находиться здесь в пустыне.
   Она означает срыв всех их планов.
   К тому же она не имеет права быть такой прекрасной.
   Двер гордился найденным наблюдательным пунктом высоко над каньоном. Отсюда виден весь поселок, все пространство парящих прудов вплоть до летающей машины, сидящей на примятой растительности.
   – Я бы хотела, чтобы эти деревенщины перестали расхаживать. Трудно сосчитать, – пожаловалась Лена. – Девчонка говорила, что местные главари не разрешают женщинам пользоваться оружием, так что они не бойцы и о них можно не беспокоиться.
   Она презрительно фыркнула от такой глупой растраты ресурсов.
   Двер предпочел бы не сражаться с людьми с Джиджо, да и с чужаками тоже. В любом случае их единственный шанс – внезапность.
   Лежа на узком тесном карнизе, Двер чувствовал под рукой грудь Лены, но это не возбуждало его. Их тела словно осознали происшедшую перемену. Больше не будет страстных эпизодов. Никаких жизнеутверждающих жестов. Секс и пол важны для колонистов, которые собираются растить семейства, а не для боевого отряда, нацеленного на уничтожение. Теперь важно только мастерство. И способность рассчитывать друг на друга.
   – Похоже на стандартный атмосферный разведчик, – сказал Дэйнел Озава. – Определенно боевая машина. Хотелось бы, чтобы мы захватили с собой книгу по галактической технологии. Дай-ка мне бинокль.
   Как и у Двера и Лены, у Дейнела теперь лицо было неровными черными полосами вымазано сажей. Предполагалось, что это не даст возможности оптическим приборам машины-убийцы разглядеть их. Двер предпочитал думать об этом как о военной раскраске.
   – Да будь я… – сказал Дэйнел. – Посмотрите. Кажется, теперь мы знаем, как звездные боги нашли это место.
   Когда Двер взял в руки бинокль, он сразу увидел, что теперь вход в машину открыт, видна часть внутреннего помещения, включая контрольную панель. Если бы мы сейчас были близко, подумал он. Дверь открыта, а робота поблизости нет…
   – Смотри вправо, немного выше по тропе, – сказал Дэйнел.
   Двер передвинул прибор и увидел маленькую фигуру, одетую в цельный костюм чужаков, движущуюся к поселку сунеров.
   – Великое Яйцо Ифни! – воскликнул он.
   – Что там? – спросила Лена и схватила бинокль, когда Двер отнял его от глаз и посмотрел через переплетенные ветки на туманное небо.
   – Ну, ну, – сказала она немного погодя. – Похоже, она все-таки нас догнала.
   – Надо было задушить ее тетивой лука, который она у меня украла. Оставить этому проклятому пауку.
   – Ты несерьезно, сынок, – посмеивался Дэйнел. Двер знал, что мудрец прав. Но продолжал ворчать:
   – Неужели? Она с самого начала была невыносима. А теперь все погубила.
   – Может, Рети заставили. – Но голос мудреца звучал неуверенно, когда он снова взял бинокль. Каждый из них разглядел одежду девушки, ее тщательно причесанные волосы и уверенную походку. Она шла так, словно весь лагерь принадлежит ей.
   – Она пошла к пленникам, – немного погодя сообщила Лена. – Сейчас разговаривает с одним из них… Эти уры выглядят измученными, бедняги. – Лена поцокала языком, сочувственно, а не саркастически. – Хотела бы я разобрать…
   Она смолкла: Двер неожиданно схватил ее за руку, среагировав на слабый высокий звук, который словно царапался внутри черепа. Hyp раздраженно заверещал, тряся головой и чихая. Скоро звук стал громче, и его услышали все остальные. Даже Дженин, которая караулила ниже по склону, встревоженно спросила, в чем дело.
   Звук доносился от воздушной машины. У Двера от него заныли зубы, словно готовые сорваться с корней.
   – Что-то выходит! – воскликнула Лена, поворачивая бинокль. – Это робот!
   Двер видел, как черная точка со свисающими щупальцами отделилась от корабля, после чего люк закрылся. Воздух затуманился от поднятой пыли, когда гудящие моторы подняли разведчик над землей. Серая стрела была больше дома, в котором вырос Двер, но легко поднялась и повернулась, нацелив нос точно на юг. Затем в небе эхом отозвался могучий рев, и машина стремительно улетела. Никогда Двер не видел такой скорости.
   – Черт побери, – сказал Дэйнел. – Мы упустили свою лучшую возможность.
   Лена не смотрела на улетающий разведчик. Она следила за черным роботом, который двигался к поселку племени.
   – Не волнуйтесь, – заверила она. – Думаю, у нас будет еще один шанс.
   Глейверы вернулись. Глупые звери, нашли время тащиться за людьми!
   Должно быть, своим неторопливым шагом шли по следу с самой последней ночевки. Теперь они недовольно мяукали от вида и запахов зловонной лощины, но не оставляли Двера, когда тот вышел из леса и направился к грубым хижинам.
   Двер оглянулся на Лену Стронг, которая оставалась в укрытии под последними деревьями. Приподнятыми бровями она спросила, хочет ли он, чтобы она застрелила этих идиотских животных. Напряженным взмахом руки он ответил отрицательно. Они опасны только для того, кто старается спрятаться. А он совсем не стремился к тому, чтобы оставаться незаметным. Напротив, идея заключалась в том, чтобы его увидели.
   Тем не менее, минуя гнилой ствол, он несколько раз быстро пнул его, обнажив сердцевину с многочисленными личинками. Глейверы радостно занялись ими.
   Оставался только один источник раздражения – нур быстро бежал за ним, мелькал в густой траве, пробегал между ног.
   Стараясь не обращать внимания на Грязнолапого и неся лук через плечо, Двер с деланной небрежностью миновал пни срубленных деревьев и направился прямо к племени. Загон пленников на расстоянии в четверть полета стрелы слева от него, хижины справа. Прямо впереди над костром лениво, словно подниматься ему не хочется, вздымается дым.
   Давайте, приятели, уговаривал молча Двер. Он уже достиг середины луга, а его все еще не заметили. Неужели у вас нет никаких часовых?
   Он поджал губы и засвистел “Янки дудль” – первое, что пришло в голову.
   Наконец один из мальчишек, окружавших загон с пленниками, посмотрел в его сторону, раскрыл рот, снова удивленно посмотрел и закричал, указывая пальцем на Двера.
   Наконец!
   Неделю или две назад их реакция могла бы быть совершенно другой. Много поколений эти люди не видели ни одного чужака. Теперь, после вторжения уров, встречи с летающей машиной богов и наконец возвращения утерянной родственницы, которая преобразилась в богиню, они восприняли его появление достаточно спокойно. Только трое или четверо убежали в криками ужаса. Остальные – неуверенно, с широко раскрытыми глазами, так что сверкали белки, – оставались на месте, а потом стали медленно приближаться, видя, что он не проявляет агрессивности.
   Двер поманил к себе одного мальчика.
   – Да, верно, ты! Не бойся, я не кусаюсь.
   Он сел, чтобы выглядеть не таким устрашающим. Мальчишка, грязный оборванец, выглядел так, словно для него не уронить себя в глазах окружающих важней, чем выжить. Двер знал этот тип. На глазах у остальных парень скорее умрет, чем проявит страх. Раздувая грудь, он сделал несколько шагов по направлению к Дверу, потом оглянулся, проверяя, увидели ли это остальные.
   – Смелый молодой человек, – заметил Двер. – И как же тебя зовут?
   Мальчик как будто находился в затруднении. Можно подумать, что его никогда раньше не спрашивали об имени. Неужели можно вырасти, не зная, как зовут окружающих?
   – Ну, не важно, – сказал Двер, замечая, что толпа растет: любопытство побеждало страх. – Хочу, чтобы ты выполнил мое поручение. Если выполнишь, я дам тебе что-то особенное, понял? Хорошо. Пожалуйста, иди к Рети. Скажи ей, что ее ждет один знакомый… – Двер повернулся и показал, откуда пришел, – …вон там. У деревьев. Запомнил?
   Мальчик кивнул. Расчетливая алчность в нем сменила страх.
   – А что я получу?
   Двер достал из колчана одну стрелу. Она изготовлена лучшим мастером города Овум, совершенно прямая, со сверкающим на солнце наконечником из буйурского металла. Мальчик протянул руку, но Двер убрал стрелу.
   – После того как приведешь Рети.
   На мгновение их понимающие взгляды встретились. Небрежно пожав плечами, мальчик повернулся и исчез, пробежал мимо толпы, крича изо всех сил. Двер посмотрел на глазеющих дикарей и пошел назад к лесу, тихонько насвистывая. Оглянувшись, он заметил, что почти весь клан на небольшом удалении идет за ним. Что ж, пока все хорошо.
   Дьявольщина, выругался он, увидев глейверов. Убирайтесь отсюда!
   Они закончили рыться в гнилом стволе и направлялись к нему. Двер встревожился: если они увидят жителей деревни, могут испугаться и побежать к загону пленников. Самка глей-вера повернула один выпуклый глаз в сторону приближающейся толпы. Потом повернула и второй глаз – явный признак тревоги. Фыркнула, и ее напарник в удивлении и страхе отпрянул. Они повернулись – и побежали как раз в том направлении, которого Двер и опасался!
   Опытным глазом следопыта, умеющим различать тень и свет, он видел за деревом, в том месте, где лес ближе всего подходит к тюрьме-загону, Дженин Уорли. Одна из целей Двера – отвлечь всех оттуда.
   Он уже снял лук с плеча и наложил стрелу, когда неожиданно из высокой травы показался Грязнолапый и с шипением замахал лапами прямо перед бегущими глейверами. Те затормозили и с поразительной быстротой изменили направление своего движения, убежали прочь, а нур преследовал их, держась очень близко.
   По какой-то причине местные нашли все это происшествие ужасно забавным. Казалось, им не важно, что они никогда раньше не видели нура. Они указывали пальцами, гоготали над отчаянием глейверов, хлопали, как будто Двер разыграл это специально для них. Он с улыбкой повернулся и снова повесил лук на плечо. Все что угодно, лишь бы удерживать их внимание.
   Неожиданно толпа смолкла. Над Двером нависла тень. Низкий, уже знакомый гул двигателя вызвал мурашки на спине. Заслонив глаза от солнца, Двер посмотрел вверх и увидел парящую черную машину, угловатую, со свисающими щупальцами, как тот демон, что все еще приходит к нему во сне, – огнедышащее чудовище, которое прикончило в горах старого мульк-паука. Несмотря на окружающее машину темное мерцание, Двер разглядел некую восьмиугольную симметрию. Но только на этой машине, на широком плече, какой-то негеометрический силуэт.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48

Поделиться ссылкой на выделенное