Борис Долинго.

Круглые грани Земли

(страница 3 из 39)

скачать книгу бесплатно

Глава 2

До окраины городка, застроенной в массе своей одноэтажными деревенскими домиками, они домчались меньше, чем за минуту. Только одна машина попалась им на встречу – какая-то белая иномарка.

Лис едва успел окинуть взглядом окрестности, которые он в той или иной степени, в общем-то, узнавал. Вид на подъезде к Сысерти изменился, но не столь уж разительно.

Конечно, некоторые перемены присутствовали налицо. Прежде всего, кое-где подросли деревья, кое-где они оказались вырублены, но, надо отдать должное, не слишком сильно – можно было ожидать и худшего. Будка поста ГАИ у самого знака въезда в городок исчезла, но слева за рядами улочек также как и раньше, знакомо дыбились трубы и краны завода «Гидромаш».

Мало изменился и вид строений на окраине. Единственное, что удивило Лиса, так это то, что возле одних ворот стоял явно иностранный легковой автомобиль.

В целом же общее впечатление узнаваемости настолько сильно резануло память, что на мгновение Лису показалось, будто он никуда и не отлучался с Земли.

Лис скользнул взглядом по салону машины, в которой сейчас сидел. Сомнений быть не могло, автомобиль производства ВАЗа, о чём свидетельствовал, например, значок на большой кнопке звукового сигнала, но раньше Лис не видел ничего подобного. Не будь знакомого логотипа, Лис, до этого вообще не сидевший в иномарках, решил бы, что машина не советсткая.

В верхней части панели располагалось некое устройство, сверкающее разноцветными огоньками. Вероятно, устройство являлось магнитолой, но она имела настолько мало общего с магнитолой «Урал», добытой в своё время Лисом по большому блату через знакомую продавщицу в отделе радиотоваров, что сейчас он даже подался вперёд, чтобы рассмотреть незнакомое название «Alpina». Водитель по-своему истолковал любопытство пассажира:

– Вещь сильная: по сто ватт на канал!

И в подтверждение этих слов парень коснулся какой-то пупки, установленной на рулевой колонке. Рявкнуло так, что Лис поморщился – звуки неслись не только сзади, но и из динамиков, врезанных в обивку передних дверей. Несмотря на оглушающую громкость, нельзя было не признать, что качество воспроизведения действительно хорошее.

Да и сама музыка не оказалась в принципе противной, и в другое время Лис даже с интересом послушал бы, насколько продвинулась культура за время его отсутствия, но сейчас голову занимали совсем другие мысли.

– Слушай, – попросил он водителя, – всё, конечно, здорово, но сделай потише, пожалуйста! Так ведь оглохнуть можно!

Парень довольно засмеялся и убавил звук. Они проехали мимо знакомого Лису первого магазина на въезде в Сысерть, откуда уже рукой подать оставалось до автовокзала. Возле магазина расположились несколько киосков с витринами, ломившимися от разноцветных пакетов и бутылок. Пятнадцать лет назад здесь стоял лишь грязный овощной ларёк, а в самом магазине было, что называется, шаром покати. Сейчас на стёклах каждой из двух витрин красовались большие красно-белые надписи «Coca-Cola», немыслимые в советские времена и, тем более, здесь.

Напротив этого очень старого заведения в первом этаже двухэтажного жилого дома появился новый магазин под показавшейся Лису странной вывеской «Зеркальный», отделанный определённо в западном стиле.

На его открытой двери виднелась большая яркая наклейка «Sprite». Что это значило, Лис не знал. Возможно, там торговали зеркалами одноимённой фирмы?

Автомобиль лихо свернул на небольшую площадь и остановился перед автовокзалом, здание которого существенно не изменилось. Лис достал деньги, изготовленные Терпом по соответствующим образцам купюр, произвольно выбрав номера и серии банкнот.

– Я уверен, что сойдёт, – заметил тогда Терп, – тем более, что они практически настоящие. Вот только номера могут где-то подвести, но вероятность такого прокола ничтожная.

Лис отсчитал двадцать пять рублей и протянул водителю:

– Спасибо за доставку!

Они с Монрой вышли из машины и остановились, оглядываясь вокруг. Лис вспомнил, где находится вход в отделение касс автовокзала, и направился туда.

Водитель начал разворачиваться, чтобы выехать с площадки. Когда автомобиль сделал почти круг и вновь поравнялся с парочкой, парень притормозил, высовываясь через опущенное стекло.

– А вам чё, в Свердловск? – поинтересовался он.

Лис машинально отметил про себя, что парень назвал город по-старому.

– А что такое? – ответил Лис вопросом на вопрос.

– Да ничего. – Водитель продолжал настолько явно пялиться на Монру, что это уже начинало раздражать. – Могу подвезти и до Свердловска. Я всё равно хотел туда смотаться попозже. А могу и сейчас, так что смотрите…

– Не надо! – отрезал Лис. – У нас тут дела.

– Слушай, а ты не из группы случайно? У нас тут недавно группа из Свердловска выступала, ты вроде похож на одного парня оттуда.

Лис догадался, что речь идёт о музыкальном ансамбле, и, наверное, на подобную мысль водителя навели его слишком длинные волосы.

– Нет, не из группы! – ответил Лис, поворачиваясь, чтобы уйти.

Парень открыл, было, рот, возможно намереваясь начать выяснять какие дела у них могут быть в Сысерти. Вероятно, он стал бы интересоваться, не имеют ли они тут общих знакомых, но Лис прервал подобные поползновения в зародыше, коротко бросив «Пока!», и зашагал с Монрой к зданию автовокзала.

– Почему он говорит «Свердловск», – спросила Монра. – Терп сказал, что город, куда нам надо, называется Екатеринбург.

– Наверное, называет по старой привычке, – поразительно точно угадал Лис.

– Может быть, стоило поехать с ним? Мы бы уже были в пути, а так нам надо садиться в этот, как ты его называешь, автобус, рассчитанный на много людей сразу. – Монра кивнула на обшарпанный «Икарус», стоявший у здания автовокзала. – Мне кажется, что в аппарате аборигена комфортнее ехать.

– Давай-ка переходить на русский язык. Говорящие на иностранном языке в таком месте как Сысерть, будут привлекать повышенное внимание. Да и в Екатеринбурге, тоже.

Монра перед их отправкой на Землю прошла ускоренный курс русского, включавший около двадцати тысяч слов и выражений, так что могла изъясняться не хуже, если не лучше многих, кто считал этот язык родным, хотя значение многих слов ей было не всегда ясно.

– Аппарат называется автомобилем или просто машиной, – уточнил Лис и добавил: – Уверен, что с этим типом мы бы поехали не сразу. Он же предлагал свои услуги затем, чтобы попытаться познакомиться с тобой поближе и, возможно, «снять». То есть, в конце концов, затащить в постель. Жлоб так на тебя пялился, и только не говори, что ты не заметила, не поверю. Явно рассчитывал, что произведёт на тебя впечатление своим автомобилем, и, чем чёрт не шутит, отобьет, может быть.

– Ну и что, что пялился? – хмыкнула Монра. – Уж не ревнуешь ли ты? К нему?! Глупо, Лис, мы ведь могли просто использовать этого аборигена для собственного удобства.

– Повторяю, вряд ли бы он повёз нас сразу. Даже не сомневаюсь, что начал бы оттягивать время отъезда под любыми предлогами, навязывал бы знакомство, а нам лишние знакомые ни к чему. Мы сами будем выбирать знакомых, а не они нас! – резко сказал Лис.

– Ну ладно, ладно, чего ты волнуешься! – засмеялась Монра. – Неужели думаешь, что у него могли быть хоть какие-то шансы?

Лис покачал головой:

– Дело не только в нём. У нас, похоже, могут быть непредвиденные проблемы, если все местные мужики будут так пялиться на тебя. Надо будет подобрать тебе какую-то одежду, скрывающую фигуру, что ли. Хотя… – Он махнул рукой. – На тебя хоть покрывало надень, всё равно видно.

– Что я могу поделать! – снова засмеялась Монра. – Неужели тут, на твоей родине, все женщины такие страхолюдины?

– Вообще-то, совсем нет, – ответил Лис. – В своё время мне казалось, что здесь красивых девчонок хватает, но ты – дело особенное. Тебя можно хоть сейчас в Голливуд или на конкурс красоты: сходу бы получила везде первые роли и места.

– Что такое Голливуд? – спросила Монра.

Лис вкратце объяснил, и, поскольку они уже подходили к самому зданию автовокзала, возле которого стояли и сидели на скамейках люди, попросил задавать пока меньше вопросов.

У кассы толпилось несколько человек, и Лис пристроился к очереди. Потрёпанный мужчина в потрёпанной куртке с надписью «Chicago Black Hawkes», которому Лис задал дежурный вопрос, кто последний, ответив, как-то странно посмотрел на него. Видимо, сам Лис сильно отвык от русского языка, поскольку за пятнадцать лет практически ничего, кроме матерных слов в слух на нём не произносил.

Лис припомнил, что в местах, подобным Сысерти, кассиры обычно не слишком торопятся, и не ошибся: стоять пришлось довольно долго. С шестью человеками полная женщина в цветастом платье, сидевшая за перегородкой, разбиралась минут двадцать.

Пока они переминались с ноги на ногу, Лис огляделся вокруг и чуть не заскрипел зубами от раздражения: все мужчины «детородного возраста», находившиеся в кассовом зале, так или иначе обратили внимание на Монру, и даже несколько присутствовавших молодых женщины косили глазами на его подругу. Больше всего Лису не понравились три шпанистого вида почти наголо обритых парня, попивавших пиво из бутылок с незнакомыми, но русскими этикетками.

Лису не терпелось поскорее убраться подальше из этих мест, поскольку после такого неожиданного нападения в самом начале вступления на земную территорию (Лис про себя усмехнулся некоторой тавтологии собственной мысли) он постоянно ждал неприятностей. К сожалению, когда, наконец, он наклонился к окошку, выяснилось, что билеты есть только на автобус, отходящий лишь через полтора часа.

– Чего вы хотите, суббота же, – буркнула кассирша.

– Ага, – кивнул Лис, а про себя подумал, что хорошо бы ещё выяснить точный день и месяц: Терп упустил из виду сообщить эти сведения, а сам Лис не спросил в суматохе. И только спустя несколько мгновений, Лис сообразил, что дата штампуется на билетах.

– Что будем делать? – поинтересовалась Монра.

Лис пожал плечами:

– Ну а что делать? Возьмём то, что есть, а пока сходим перекусим. Тут не так далеко, между прочим, была вполне приличная блинная. Немного осмотримся.

Монра даже обрадовалась: она, как и Лис, тоже проголодалась.

Купив билеты, они вышли на улицу. Погода разгулялась окончательно: большинство облаков исчезло, и голубое небо Земли раскинулось над Сысертью и, казалось, над всем этим миром.

Кивнув на киоски с яркими витринами, стоявшие справа от здания автовокзала, Лис предложил Монре подойти и взглянуть на то, чем торгуют.

Лис отвык от земных товаров, точнее – от их внешнего вида и оформления. Все предметы, которыми он пользовался во Дворце, и пища, производимая там, несмотря на иной раз практически полное соответствие многим земным аналогам, не имели какой бы то ни было упаковки и этикеток в торговом понимании. То же самое, естественно, относилось и к товарам, производимым на гранях планеты, поскольку самый высокий уровень товарного производства там соответствовал максимум эпохе раннего средневековья.

Живя в Советском Союзе Лис, конечно, как и большинство граждан этой страны, не был избалован обилием товаров и яркими этикетками. Сейчас перед ним раскинулась витрина, немыслимая в прежние времена не то что в захолустной Сысерти, но даже в Москве. Чего тут только не было! Рядами выстроились многочисленные виды прохладительных напитков, пива, вин, кондитерских изделий, сигарет, зажигалок, жевательной резинки и даже презервативов с томными красотками в зазывающих позах на пакетиках. А чтобы догадаться о содержимом некоторых упаковок даже требовалось время.

– Надо же! – пробормотал он, разглядывая дешёвое и не очень великолепие. – Изменения-то в стране, действительно, грандиозные!

Единственное, что немного разочаровало Лиса – то, что подавляющее число этикеток за небольшим исключением показались ему импортными. Это вносило какие-то смутные сомнения в общее впечатление о достигнутом процветании, во всяком случае, как понимал Лис. Он, разумеется, рад был увидеть изобилие товаров по сравнению с убожеством советской торговли времён своей юности, но предпочёл бы лицезреть разнообразные и красиво оформленные вещи и продукты, выпущенные в родной стране.

Чтобы освежиться, Лис купил по бутылочке светлого пива, называвшегося «Holsten». Насколько он помнил по прочитанному когда-то, это была хорошая датская марка. Тут его удивил ещё один факт: пиво со всеми датскими регалиями оказалось всё-таки разлито на заводе в Калуге, о чём и сообщала этикетка.

В одном из трёх киосков продавались газеты. Печатная продукция могла поведать о том, что сейчас происходит в стране, чтобы лучше понять изменения, случившиеся в отсутствие Лиса. Правда, из-за пестроты обложек и множества никак не связанных с полиграфией товаров Лис сначала принял данную торговую точку тоже за киоск, торговавший напитками и сластями.

Киоск назывался «Роспечать», но в нём продавались не одни газеты, а и всякие мелочи, и также книги, поразившие Лиса. Тут были такие обложки! Они могли поспорить только с немногими печатными штучками западного производства, изредка виденными Лисом в советские времена. Полуголые и голые особы женского пола соседствовали с драконообразными тварями и оскаленными бандитскими рожами, размахивающими пистолетами и совершенно невообразимыми орудиями убийства, с которых обильно капала кровь. Всё это буднично-спокойно располагалось на фоне газет – и каких: с цветными фотографиями выставлявших напоказ сиськи и разводящих ноги обнажённых девиц. По мнению Лиса, подобное было уж слишком, тем более, в провинции.

– Я, определённо, попал в весьма переломный период истории родной страны, – пробормотал Лис, задумчиво рассматривая шедевры полиграфии.

Монра, стоя рядом с ним, сделала неопределённый жест плечом и скривила губы.

– Ладно, идём, – сказал Лис, – но я обязательно накуплю этих газеток.

– С голыми бабами? – участливо поинтересовалась Монра по-русски.

– Нет, про голых баб я и так знаю достаточно. Мне нужно то, что несёт более существенную информацию.

Стоявший неподалёку автобус запустил двигатель, и вдоль заасфальтированной площади потянуло удушливым смрадом дизельного выхлопа, просто отвратительного в жаркий летний день. Монра скривилась, да и Лису, отвыкшему от подобных ароматов за пятнадцать лет, тоже резануло обоняние.

– Вот-вот, – покивал он, – начинается. Представляю, что будет в большом городе. Пойдём отсюда.

Попивая пиво, они двинулись по тенистой улочке в сторону, где, как помнил Лис, располагалась закусочная. Оглянувшись, Лис заметил, что трое стриженых парней вышли из здания автовокзала и стоят, зыркая в их сторону, смачно поплёвывая, продолжая прихлёбывать из бутылок и о чём-то переговариваясь.

Лису очень не хотелось, чтобы парни увязались за ними. Судя по внешнему виду, ничего хорошего ждать от общения с ними не приходилось, а устраивать драку не стоило. Он не сомневался, что справится с парнями даже без применения оружия, но любая стычка – это лишнее привлечение внимания милиции или ещё кого.

К счастью, опасения его не оправдались, и парни так и остались стоять на углу у киосков, провожая парочку неприятными взглядами. Очевидно, их намерения не пошли дальше созерцания удаляющегося зада Монры, и Лис удовлетворённо вздохнул.

Минут через десять, дойдя до более широкой асфальтированной улицы, идущей в пересекающем направлении, Лис повернул направо. Здесь в торце первого же дома располагался магазин под уже виденной вывеской «Зеркальный». Лис непроизвольно пожал плечами, недоумевая.

В этот момент у обочины дороги за редкой шеренгой кривовато росших тополей притормозила машина. Возможно, Лис и не обратил бы на неё внимания, если бы это был какой-нибудь знакомый автомобиль советской марки. Но это была белая «Toyota Carina Е» – Лис хорошо мог разглядеть шильдик на торце багажника, поскольку машина встала чуть впереди по ходу их движения.

Лис задержал взгляд на автомобиле. Ему показалось, что трое мужчин, сидевших внутри разглядывали его и Монру.

– Ты чего? – спросила Монра, почувствовав напряжение друга.

– Эта машина мне не нравится, – процедил Лис сквозь зубы. – Но не обращай внимания, идём, как шли.

Пока автомобиль оставался в поле зрения, Лис следил за ним краем глаза. Одновременно он нащупал в боковом кармане куртки лучемёт-авторучку.

Когда они прошли несколько шагов, сзади заурчал двигатель. Лис напрягся, готовый выхватить оружие, но автомобиль не спеша отъехал от обочины, покатил по улице и удалился, свернув в один из боковых проездов примерно через квартал.

– Ты заметил нечто подозрительное? – спросила Монра.

– После такого бурного утра мне почти всё кажется подозрительным, – вздохнул Лис. – Надеюсь, я буду и дальше только ошибаться в этих подозрениях.

Метров через сто он снова свернул направо, и они оказались на улочке с небольшим базарчиком, где местные жители торговали плодами с приусадебных участков и вообще, чем придётся. Так же здесь стял самый крупный по тем временам универмаг в Сысерти.

Универмаг остался, на месте осталась и сама блинная, к названию которой теперь имелось непонятное дополнение «ООО», а вот место базарчика пустовало. Правда на тротуаре напротив маленького скверика, стояли два переносных навеса из цветной синтетической ткани и с прилавками, где сейчас продавались фрукты. Лис чуть не обомлел: там лежали бананы, апельсины и даже ананасы – и ни одного человека рядом, кроме самих продавщиц! Ну кто мог в начале восьмидесятых годов представить подобное в Сысерти, если даже в Москве у прилавка с таким товаром колыхалась бы неврастеничная очередь!

На той же стороне, что и блинная, в торце хрущёвской пятиэтажки на высоком крыльце красовался вход в некий магазин «Альянс», торговавший, как утверждала вывеска, теле-видео-аудиоаппаратурой и бытовой техникой.

– Так как ты насчёт того, чтобы перекусить? – спросил Лис.

– Положительно, – подтвердила Монра. – Посмотрим, чем на твоей родине кормят.

Лис покосился на фруктовые ларьки:

– Мне это сейчас уже и самому интересно проверить.

В помещении блинной так же, как и помнил Лис, стояло шесть-семь столиков, однако вместо масляной краски по стенам шли панели из лакированной рейки. То, что можно было назвать стойкой бара, тоже оделось в дерево и, судя по замызганности, уже давно. Основные изменения, к которым Лис начал привыкать, состояли в содержимом полок бара. Такой набор напитков и сигарет, в большинстве своём импортных, во времена оные можно было вообразить только в сказке, или заграничном кино.

Несмотря на достаточно ранний час, в блинной уже сидели посетители – четверо молодых мужчин, все коротко стриженые и вполне мускулистые… Одеты они были в свободные рубашки, а один в чёрную майку с чрезвычайно узкой грудной и спинной частью. Кроме того, на одном красовались короткие штанах до колен. Лиса это весьма удивило, поскольку ранее в Сысерти увидеть взрослого человека в шортах даже в жаркий день было практически невозможно.

У того, что носил майку, на плече намалёвана татуировка: голова девушки, на фоне перекрещенных розы и меча. У того, что носил шорты, на пальцах руки Лис заметил два вытатуированных синих перстня, соседствовавших с одним золотым. Мужики, само собой, сразу же положили глаза на Монру.

Лис прикинул, как сесть, чтобы четвёрка оставалась в поле зрения, и подошёл к стойке, рассматривая содержимое бара, предварительно поставив сумку на пол у столика в углу рядом с выходом.

Из-за занавески, отделявшей заднее подсобное помещение, вышла женщина в белом фартуке и весьма дружелюбно посмотрела на Лиса, одновременно охватив быстрым взглядом зал и вновь занятый столик.

– Кушать будете, – то ли спросила, то ли сделала заключение женщина.

– За тем и пришли, – улыбнулся Лис и попытался скаламбурить: – Что у вас есть поесть?

– Вот меню, посмотрите, – хозяйка зала протянула Лису тонкую пластиковую папочку. – Блинчики, как всегда: с мясом, с капустой, с творогом, с грибами, простые. Пельменчики можно отварить, домашние.

Лис поблагодарил и, взяв меню, вернулся к столику. Монра, закинув ногу на ногу, рассматривала стыки стен и потолка. Глядя на неё со стороны, можно было подумать, что она одна в этом небольшом зале и совершенно не замечает жадных взглядов, бросаемых в её сторону четвёркой за столиком у окна.

На предложение Лиса выбрать блюдо Монра усмехнулась и пожала плечами: она смутно помнила какие-то деликатесы, которые ела с Терпом сто лет тому назад во Франции, но тут…

Лис порекомендовал взять порцию блинчиков с мясом и порцию простых блинов со сметаной, но, увидев в меню красную икру, рекомендовал, конечно, блины с икрой.

Монра согласилась, Лис сделал заказ на блюда и взял по пятьдесят граммов армянского коньяка «Арарат». В ассортименте присутствовали разные водки, иноземные виски и ликёры, но Лис предпочёл проверенный армянский напиток, навевавший ему особые воспоминания. К выпивке Лис взял по шоколадному батончику “Bounty” в показавшейся очень красивой голубой упаковке.

За столом у мужиков звякнуло стекло, и Лис искоса взглянул: там разливали что-то из бутылки с надписью «Smirnoff» – судя по бесцветности напитка, водку.

Лис тоже поднял стаканчик с коньяком и понюхал. Запах неожиданно удивил: в нём присутствовал совсем иной, чем ожидаемый, аромат. Возможно, обоняние изменилось за годы, проведённые в мире Терпа, а, возможно, он просто отвык от запаха коньяка? Хотя, нет, ведь коньяк был в многочисленных кладовых Дворца, и Лис его неоднократно пробовал… Логично оставалось предположить, что напиток – совсем не «Арарат», знакомый ему.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39

Поделиться ссылкой на выделенное