Борис Бабкин.

Сто баксов на похороны

(страница 6 из 54)

скачать книгу бесплатно

– Да?…


– Ну что же, – кивнул грузный мужчина в дорогом костюме. Его узкие глаза на полном лице хитро блеснули. – Все-таки ты нас дожал, Михайлов! – погрозил он пухлым пальцем сидевшему напротив Константину. – Но если вдруг что-то…

– Перестань, Саид, – укоризненно покачал головой сидевший рядом с Константином загорелый толстяк. – Мы серьезные люди, и вдруг ты позволяешь себе какую-то ребяческую вольность. Смотри, мол… Не солидно.

– А мне эта штука ни к чему, – сказал Саид. – Мне деньги нужны и безопасность. Я почему так долго не соглашался – советовался с коллегами. У нас с Москвой все время провалы были. Людей теряли и товар. А уж про деньги и вспоминать не хочется. Вот поэтому я и…

– Если что-то вдруг, – перебил Константин, – накроется, мы все оплатим. Разумеется, если не по вине твоих людей.

– Вот это слова мужчины, – кивнул Саид.

– Значит, по рукам?

– Насчет этого, – кивнул азиат, – договорились.

Они пожали друг другу руки.

– А как насчет наоборот? – спросил Саид.

– С этим придется подождать, – вздохнул Михайлов.

– Перестань, Константин, – снова вмешался загорелый. – Они будут платить по мировым ценам.

– Разумеется, – усмехнулся Константин. – Ибо мировая цена сейчас снизилась. Но я повторяю: сейчас об этом разговора быть не может. У меня просто нет товара для продажи. Излишки, какие имеются, я оставляю, надеясь, что цена вот-вот повысится.

– Я думаю, ты уже набрал предостаточно, – улыбнулся Саид.

– На этом все! – Давая понять, что разговор окончен, Михайлов поднялся. – Извините, но у меня еще несколько дел. Надеюсь, это на наш договор не повлияет? – взглянул он на азиата.

– Конечно, нет, – улыбаясь, покачал тот головой. Хотя его узкие глаза говорили о другом.

Михайлов, усмехнувшись, вышел из-за стола и неторопливо пошел к выходу из ресторана. Горец и еще трое крепких парней, сторожа каждое движение стоявших у стены четверых парней с узкими глазами, отошли к двери задом.

– Ты, Шарик, – Саид посмотрел на загорелого толстяка, – обещал мне не только договор о поставках. Нехорошо!..

– Я постараюсь объяснить все Косте. Но…

– Ты постарайся. – Саид тяжело поднялся. В сопровождении телохранителей пошел к выходу. Шарик, тяжело вздохнув, взял графин и, налив в рюмку водки, выпил.


– Ишь чего захотел! – усаживаясь на заднее сиденье «шестисотого», говорил Михайлов. – Пусть благодарит своего Аллаха, что добро дал на наш договор. – Он криво улыбнулся и взглянул на сидевшего рядом с водителем Горца. – Сними парней. Пусть поживет пока.

– А вы уверены, – повернувшись, взглянул на него тот, – что…

– Делай, что я сказал, – приказал Михайлов.

Горец включил передатчик.

– Отбой, – коротко бросил он.

– Запомни, Саша, – многозначительно проговорил Михайлов, – мне советники не нужны. От тебя требуется исполнение моих приказов – и ничего более. Ясно?

– Извините, – сказал Горец.

– Сейчас в «Космос». – Михайлов посмотрел на часы.


– Да? – взяла телефонную трубку Нина.

– Мам, – услышала она молодой мужской голос. – Это я.

– Яша! – радостно воскликнула она. – Господи, наконец-то! Мы уже переволновались все.

Почему молчал столько времени?

– Да так, небольшие проблемы.

– Что случилось?

– Мне нужны деньги.

– Но ведь в прошлом месяце…

– Где отец?

– Он занят.

– Мам, – быстро проговорил Яков, – вышли денег. Мне нужно десять тысяч. Жду.

– Яша! – услышав гудки отбоя, закричала Нина. Неожиданно выматерившись, с треском швырнула трубку на аппарат.


– Здоров! – Пожав руку худощавому мужчине, Глеб сел за столик. – Давно ждешь?

– Пару пива выпил, – усмехнулся тот. – Так что не в тягость. Пиво отменное. И обслужили сразу. Как дела?

– Как сажа бела, – буркнул Глеб. – У племянницы остановился. У нее мужика замели. По заказному сработал – и взяли. Пальчики оставил.

– Лох, – удивленно отметил худощавый. – А может, спецом оставил? Может, упокойного, которого шлепнул, знал? И рисовался там пару раз? Вот и засветил пальчики. Теперь главное – в отказ идти. Он раньше сидел?

– Ага, – кивнул Глеб. – За пиратство последний раз. На Охотском, кстати, работал. Слышал о Панине?

– О морском пограничнике? – переспросил худощавый и, увидев кивок Глеба, усмехнулся. – Значит, поменял ремесло супруг твоей племянницы. Впрочем, хрен с ним. Как у вас дела?

– Я тебя хотел спросить! – огрызнулся Глеб. – Ведь ты ворковал, что все сделать сможешь. Я сразу говорил, что я насчет этого…

– Но ты жил в столице и наверняка знаешь…

– Я говорил, – зло перебил его Глеб, – мне эти дела на фиг не нужны. Все время, пока ехали, потел. Два дня отмывался.

– Да все нормально будет, – успокаивая его, сказал худощавый. – Главное – найти покупателя. И все, – подмигнул он хмурому Глебу, – считай, в дамках.

– Ты, Игорек, воду намутил, – проворчал Глеб, – ты и расхлебывай. Покупателя! – передразнил он. – Сейчас с цветами стоят, и то подходят какие-то и документы из налоговой спрашивают. А мы с тобой что? – Он криво улыбнулся. – На углу встанем и будем народ зазывать. Мол, не нужно ли кому по дешевке? На кой черт я с тобой связался?

– Так иди в госбанк сдай, – посоветовал Игорь. – Получишь десять процентов от общей стоимости – и все, ешь кашу манную с маслом. Потому что на большее не хватит. Государство гребаное! – сплюнул он. – Колыма и Якутия в золоте все, а они на нас хрен забили. Поэтому и уходит русское золото и пушнина за границу тоннами. Видал, сколько кавказцев по осени слетается? Они на нашей работе себе бабки гребут приличные, а мы лапу сосем. Россия – великая держава, – пытаясь подстроиться под скрипучий голос президента, пробурчал он. – Он уже из ума, похоже, выжил. Премьеров меняет как перчатки. Свою дочурку пропихнуть желает. Путина скоро тоже снимет, а Дьяченко пихнет. Дума отклонит, он ее разгонит, сам в отставку уйдет. Она его преемником станет. И вот тогда наверняка в России легче жить станет. Народ, разумеется, за нее и проголосует.

– Политик! – усмехнулся Глеб.

– А вот увидишь, – убежденно проговорил Игорь. – Так и будет.

– Черт с тем, как будет. Нам свои дела решать надо. Я чувствую, что…

– Все будет нормально, – перебил его Игорь. – Ты с племянницей переговори. Может, она знает кого?

– Ты что? – покрутил указательным пальцем у виска Глеб. – Белены объелся? Еще Инку в это дело втянуть. Я когда ухожу, чемодан чуть ли не на амбарный замок запираю. А то ради любопытства полезет в него и точно инфаркт заработает.

– Или тебе в чашку с чаем крысиного яда сыпанет, – пробурчал Игорь.

– Ты чего там лепечешь? – не расслышал Глеб.

– Я говорю, – повысил голос Игорь, – что москвичи за это и пришить могут.

– Она моя племянница.

– Про незнакомых я вообще молчу, – хмыкнул Игорь.

– Ты, Бронин, думай, что говоришь! – раздраженно бросил Глеб.

– Извини, Ладов, но большие деньги толкали на преступление самых честных. Возьми вон Еву – сунула яблочко Адаму, и все, род человеческий начался.

Глеб засмеялся.

– Философ, – буркнул он. – Но не отклоняйся от темы, надо…

– Вот именно, надо делать деньги. Мы с тобой…

– В первый и последний раз. Мне такие заработки не нужны. На кой я с тобой связался? – вздохнул он.

В глазах Бронина мелькнула усмешка.


– Сколько ему нужно? – спросил Михайлов. Выслушал ответ и поинтересовался: – Он не объяснил, зачем именно?

– Просто сказал, – Михайлов услышал нервный голос жены, – что ему немедленно нужны десять тысяч.

– И что в этом страшного? – улыбаясь, поинтересовался он. – Раз нужны, значит, он их получит. Сегодня я отправлю деньги. Я верю Якову.

– Но нужно узнать, – осмелилась прервать его жена, – что у него случилось. Ведь он раньше никогда не просил денег.

– Все узнаю, – словно она могла его видеть, кивнул Константин. – Успокойся, я сегодня же все выясню. А сейчас извини, у меня срочное дело. В течение двух часов не звони. Целую! – Он чмокнул губами. Отключив телефон, отдал его Горцу. – Извините, – улыбаясь, посмотрел на сидевших перед ним пожилых женщину и мужчину. – Моя супруга, как все матери, волнуется иногда по пустякам из-за сына. Итак, продолжим. Я проверил ваши счета и понял, что вы недодали нам по крайней мере около двенадцати тысяч. И что же теперь с вами делать?

– Константин Федорович, – испуганно взглянула на него женщина, – в этом нет нашей вины. Понимаете, – вздохнула она, – мы дали эти деньги в долг под очень большие проценты. И…

– Так, – холодно улыбнулся Михайлов. – На этом наше сотрудничество прекращается. И мой вам совет: верните долг – я говорю о деньгах, которые вы нам недодали, – в течение месяца. Только из-за хорошего отношения к вам я готов ждать месяц. Потом же, как говорит современная молодежь, включаем счетчик.

– Константин Федорович, – умоляюще посмотрел на него мужчина, – честное слово, мы все вернем, с процентами. В течение трех месяцев вся сумма будет у вас. Только, ради Бога, не надо!..

– Георгий Яковлевич, вы, право слово, ставите меня в неловкое положение. Как я объясню все своим ребятам? Они рискуют жизнью, делая вашу работу спокойной. Оберегают ваше здоровье, – с усмешкой в глазах продолжил он. – А вы…

– Костя, – неожиданно спокойно проговорил Георгий Яковлевич, – и вы, и мы знаем правду. Ваша охрана по-другому называется рэкет. Просто вы сильней других, вот и…

– Вон вы как заговорили! – усмехнулся Михайлов. – Ну что же, называйте как хотите. Я жду неделю. В следующий вторник говорить будем по-другому. – Давая понять, что разговор окончен, встал, достал из кармана пятьдесят долларов, положил на стол. – Угощение за мой счет, – кивнул он и неторопливо направился к выходу.

– Константин Федорович, – укорив мужчину взглядом, заспешила за ним пожилая женщина.

Михайлов остановился.

– Вам нельзя волноваться, – улыбнулся он.

– Простите его, – со слезами попросила она. – Мы действительно просто хотели заработать. После кризиса еще никак не придем в себя. Ведь вы знаете…

– Хорошо-хорошо! – Увидев обращенные на них глаза немногочисленных посетителей ресторана, Михайлов, подойдя вплотную, положил руки на плечи женщины. – Все остается в силе. Так что, ради Бога, успокойтесь.

– Константин Федорович, – к нему подошел Георгий Яковлевич, – я стар, чтоб отказываться от своих слов. Но, как говорят, из двух зол выбирают меньшее. Мы отдадим вам деньги и будем по-прежнему платить…

– Все прекрасно, – кивнул Михайлов. – А чтобы изменить ваше мнение обо мне в лучшую сторону, – он широко улыбнулся, – я прощаю вам эти деньги. Но впредь так не поступайте.


– Лично я на хрену его видал, – лениво бросил невысокий парень, сидевший с бутылкой пива в руке. – Они наши клиенты, поэтому мы с них и должны бабки маять. А этот Костенька пусть лапу сосет. – Он сделал несколько глотков.

– Но он, говорят, крутой мужичок, – заметил его собеседник, набивавший папиросу, – худой, лохматый и небритый. – С ним спорить опасно.

– Видал я таких опасных! – ухмыльнулся первый. – Соберем всех и…

– Лады, – прикуривая и с наслаждением затянувшись, кивнул худой. – Лично мне один хрен, с кем разбор наводить. Лишь бы бабки маять.

– Вот и тряхнем сегодня старичков.

– Давно бы пора, – буркнул загорелый здоровяк, – а то почти все кормушки уже потеряли. Лично я на хрену всех крутых и вареных видал. Пусть в других местах мзду собирают. «Крыша», – усмехнулся он. – Разломаем мы и «крышу»!


– Где он? – спросил высокий дородный человек в элегантном костюме.

– У него было три встречи, – ответил Горец. – С Саидом, прибалтами и Буркевичами, они что-то ему должны.

– С Саидом он сумел договориться?

– Насчет поставок – да.

– Вот что, Александр, – сказал дородный. – Будешь сотрудничать со мной – твое будущее устроено. Но чуть что – я тебя раздавлю.

– Понимаю, – кивнул Горец. – Но хотел бы кое-что уточнить. Что со мной будет, если Кость узнает о моем сотрудничестве с вами?

– Надеюсь, я покончу с ним раньше, чем он что-то узнает.

– Я тоже.

– Если будет что-то важное, немедленно свяжись со мной. – Достав из кармана несколько сотенных бумажек, протянул Горцу.

– Я работаю за свое будущее, – усмехнулся тот. – Или вы, Альберт Александрович, передумали и видите во мне просто стукача?

– Вон ты как! – удивленно сказал Альберт Александрович. – Ну что же… – Он сунул доллары обратно. – Ты действительно заслуживаешь уважения. Вот что, позвони мне завтра. До свидания. – Он поднялся и в сопровождении четырех охранников пошел по залу небольшого кафе.

«В десятку попал! – довольно улыбнулся Горец. – Растешь, Сашок, прямо на глазах, – похвалил он себя. – Надо было сказать о звонке Кривого. Впрочем, все сразу тоже не стоит. Но интересно, с чем попал Вячик со своей командой?»


– Спасибо, – поблагодарил сидевший на кровати Свиридов двух пожилых женщин в наброшенных на плечи черных платках.

– Да Господь с тобой, Олежка, – вздохнула одна. – Ведь все-таки тела земле предавать надобно. Все собрали, кто сколько мог, и похоронили. Все как положено, – снова вздохнула она.

– А тебя энти даже не отпустили, – покосившись на дверь, сердито проговорила вторая. – Ироды! Никто в деревне не верит, что ты пьяный был. Мы письмо начальству милицейскому написали. Вот счас люди подпишут – и отошлем. Мы слыхали, что тебя будто бы столкнули на машине какие-то стервецы. Прости, Господи! – Она перекрестилась.


– Сейчас, – недовольно проговорил Владислав. – От него две бабуси уйдут, тогда зайдете. Но не больше чем на пять минут.

– Не строй из себя делягу! – хмыкнул Филин. – Сколько нужно, столько и будем.

– Пяти минут вполне хватит, – кивнул Вячеслав.

– Я сейчас пойду, – буркнул Владислав, – и того, который около палаты сидит, отведу. Но не более пяти минут, – предупредил он. – Иначе…

– Двигай! – оборвал его Филин.

Влад быстро пошел вверх по лестнице.

– Потопали, – последовал за ним Вячеслав.


– Выздоравливай, Олежка, – пожелали на прощание гостьи.

– Пошевеливайтесь, старые, – поторопил их стоявший у двери милиционер.

– Креста на тебе нету! – осуждающе бросила одна из женщин.

– Топай, карга! – усмехнулся милиционер.

– Ты чего грубишь им? – заступился за старух Свиридов.

– Ты вообще завянь, – повернулся к нему тот, – а то сейчас…

– Только тронь его, ирод, – неожиданно громко сказала одна из женщин. – Мы зараз к прокурору пойдем.

– Все, бабуси! – Милиционер явно испугался. – Просто сейчас к нему следователь приедет. Вот я вас и поторапливаю.


– Пошли! – увидев, как Владислав с милиционером удалились на другую лестницу, бросил Вячеслав. Он и Филин неторопливо направились к палате. Увидев их, лежавший Свиридов привстал. Вошедший последним Филин прикрыл дверь.

– Здравствуйте, – кивнул Олег. – Ну что, водители «КамАЗа» подтвердили мои показания?

– Пока нет, – подойдя, усмехнулся Вячеслав. – И вряд ли подтвердят.

Олег непонимающе уставился на него.

– Нас просили передать тебе, – проговорил Вячик, – чтобы ты забыл о своих показаниях. Ты был поддатый.

– Кто вы? – спросил Олег.

– Короче, вот что, земляк, – вступил в разговор Филин. – Тебе лучше оставить все так, как есть. Можешь неплохо заработать. Тебя не посадят, – опередил он открывшего рот Олега. – Сколько ты хочешь? Разумеется, в баксах.

– Погодите, – растерянно попросил Олег, – так вы…

– Меняй показания, – сказал Вячик. – Или тебя похоронят рядышком с твоими…

– Что?! – поразился Олег. – Что ты сказал? – поднимаясь, не сводя взгляда с нагло улыбающегося Вячеслава, спросил он.

– Что слышал, – спокойно отозвался Филин. – Доказать ты один хрен ничего не докажешь, даже если будешь упираться…

– Что ты сказал?! – не обращая на Филина внимания, прорычал Олег и, вытянув руки, рванулся к Вячеславу. – Придушу, гад!

Поднырнув под его руки, тот коротко и резко ударил Олега в живот. Он начал падать вперед. Поймав его, Вячик аккуратно уложил Олега на пол.

– Не получилось разговора, – усмехнулся Филин.

– Вообще мы зря нарисовались, – недовольно бросил Вячик.

– Ты сам захотел.

– Хорошо еще не сказали, – криво улыбнулся Вячеслав, – что мы его и сбили. Уходим! – шагнул он к двери.

Приоткрыв, выглянул и рванулся к лестнице. Филин бросился следом. Вышедшая из соседней палаты полная медсестра, увидев бегущих по коридору двух мужчин в белых халатах, пожала плечами и быстро пошла к своему столику.


Свиридов зашевелился. И сдавленно застонал. Попытавшись встать, поднялся на колени и ткнулся головой в пол. Снова застонал. Пытаясь восстановить сбитое дыхание, сделал глубокий вдох и, закашлявшись, снова потерял сознание. На этот раз в себя пришел почти сразу. Тряхнув головой, сипло простонал:

– Милиция…

Дверь открылась сразу же. В палату вошел старший сержант. Плотно прикрыв дверь, усмехнулся и, похлопывая по ладони левой руки дубинкой, подошел к кровати.

– Задержите этих двоих, – просипел Олег.

– Каких? – ухмыльнулся милиционер. – Бабусь, что ли? Так они сейчас, наверное, в церкви за тебя Бога просят.

– Двое мужчин, – подняв голову, посмотрел на него Олег.

– Кроме бабусь, – хмыкнул старший сержант, – никого не было.

– Ах ты и гнида! – понял Олег. – Это ты…

– Закрой свой поганый рот! – Милиционер ткнул его концом дубинки в грудь. – А не то сейчас кокну при попытке к бегству. Или скажу, что ты напал на меня, – явно издеваясь, добавил он.

– Мне нужен Лапин, – сказал Олег.

– А Ельцина не позвать? – рассмеялся милиционер. Оглянувшись на дверь, подошел вплотную к Олегу. – Вот что, гнида. Не советую ничего никому вякать. Тебе все равно не поверят. Только хуже сделаешь. Послушай, что тебе добрые люди советуют. Пока по-дружески советуют. – Он снова ткнул концом дубинки Олега в грудь.

– Лапина мне нужно, – сглотнул слюну Олег.

Засмеявшись, старший сержант вышел.


– Я свое сделал, – воровато оглядываясь, негромко проговорил Влад. – Вы обещали…

– Все будет путем, – кивнул Вячеслав. – Сегодня этого мусоренка шлепнем. Ты нам – мы тебе, – усмехнулся он. – Взаимовыручка. Но ты говорил, что Устинов что-то вякал. Кому и что именно?

– К нему приезжали в деревню, – вздохнул Влад. – Он за косу схватился. Кто-то участковому сообщил. Тот приехал и к Устинову зашел. Ну, он рассказал, что приезжали какие-то парни и требовали, чтобы он молчал.

– Значит, один не понял, – оглянувшись на Хаджи, сказал Медный.

– Придется самим объяснять, – недовольно буркнул тот.

– А с Лапиным вы точно разберетесь? – подстраховался Владислав. – А то он…

– Все будет о’кей, – успокоил его Медный.

– Я пойду. – Владислав вышел из машины. Хлопнул дверцей и, оглянувшись по сторонам, быстро пошел по улице.

– Значит, свидетели все-таки имеются, – недовольно проговорил Хаджи.

– И Свиридов уперся рогом, – кивнул Вячеслав.

– А что с этим мусором, – поинтересовался Медный, – про которого Влад базарил? Мы его…

– Посмотрим, – перебил Вячеслав. – Похоже, влипли мы крепенько. Если еще те с «КамАЗа» тоже своего держаться будут, нам привет.

– Да хрен нам чего докажут! – запротестовал Медный. – Я и не понимаю, что…

– А то, – резко бросил Хаджи, – если Кость узнает об этом, нам конец! Мы ехали на заказ, а засветились по-крупному. Кто даст гарантию, что мы не расколемся, когда менты нас прижимать начнут? К тому же водилы «КамАЗа» пушки видели. Да и угрозы были. Этот колхозник с молоковоза, сучонок, смелый крестьянин. Кто он по жизни?

– Хрен его знает, – ответил Вячеслав. – Мы им не занимались. Думали, парни Клавкины на него жути нагонят. А хрен на рыло! Заершенный колхозничек. С ним надо как-то увязывать, иначе…

– Сейчас менты наверняка заинтересовались визитом к нему парней. Молоковоз может и номер машины им сообщить. Если до кучи, еще женушка водилы с «КамАЗа», которой щеку попортили, вякнет, тогда запросто можем кранты выловить. Мусора этим вплотную займутся.

– На кой хрен ты в лоб «КамАЗу» пошел? – неожиданно зло спросил Хаджи.

– Чего? – посмотрел на него Вячеслав. – Ты чего вякаешь? Или праведником решил стать? Говори, да не заговаривайся!

– Ты на кого жути гонишь? – Хаджи сунул руку в боковой карман и замер. Ему в спину упиралось острие финки.

– Не надо, – посоветовал Медный. – Если мы друг с другом разборы начнем – всем хана.

– Ты никак меня замочить хотел? – усмехнулся Вячеслав.

– Хорош тебе, Вячик! – бросил Медный. – А то свинчу. Мне ваши разборы на хрен не упали. Если Кость узнает об этом, – он сунул финку в висевшие на ремне ножны, – нам всем крышка. Надо выбираться из этого говна всем, а уж потом меж собой разборы устраивать.

– Ты мне за это ответишь! – зло пообещал Вячеславу Хаджи.

– Разумеется, – кивнул тот. – Как только этот рамс разберем, с тобой перетолкуем. Сейчас надо думать, что с молоковозом делать. Эти с «КамАЗа», по-моему, рот закроют. Их мы убедить смогли. К молоковозу самим соваться нельзя. Если уж там мент был, то сразу кипиш будет. Тем более молоковоз, похоже, заблатненный. Но с ним нужно что-то решать.


– Да все нормально, – сказал Юрий, поднося ко рту ложку. – Просто из-за девки одной парень приезжал с приятелями. Ну я и хапнул косу. Они качки. – Он откусил хлеб и снова зачерпнул щей.

– Ты прекращай эти похождения, – сердито посмотрела на него средних лет женщина, моющая посуду, – а то ведь…

– Тетя Саша! – Проглотив, он положил ложку. – Хоть бы пожрать по-человечески дала. Маленький я, что ли? Ты постоянно мной недовольна. Дом забрала. Квартиру в Мичуринске я тебе тоже отдал. Чего тебе еще надо?

– Вон ты как заговорил! – Она уперла руки в бока. – Дом он мне отдал. Квартирой попрекает. А кто твою мать…

– А вот этого, – он резко встал, – не надо! Ты же все-таки сестра мамина. Пусть двоюродная. Так потому, что ты с мамой полгода сидела, я и квартиру тебе отдал, и дом тоже. Сам в бабкиной хибаре живу. А ты меня постоянно попрекаешь! – вспылил он. – За что? Ты же знаешь, что я не в ресторанах с девками сидел, когда мать болела. Я даже на похороны приехать не мог. А ты…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

Поделиться ссылкой на выделенное