Борис Бабкин.

Сто баксов на похороны

(страница 3 из 54)

скачать книгу бесплатно

– Имя, – кивнул тот. – Мой отец – немец из Поволжья. Вот и назвал…

– Хапнул ты горюшка с имечком! – насмешливо посочувствовал ему Константин. – Наверное, все время фашистом дразнили?

– В детстве – да. Но именно благодаря этому я сумел воспитать себя так, чтобы меня безнаказанно обидеть было нельзя. А теперь мне мое имя даже нравится.

– Молодец! – одобрительно проговорил Константин Федорович. – А с чем ты пожаловал? – обратился он к Уютному.

– В Саратове все сделано, – бросив взгляд на Курта и Романа, ответил тот.

– Вот видите, – удовлетворенно улыбнулся Константин. – Я же сказал, что все решится в самое ближайшее время.


Вячеслав, подойдя к холодильнику, открыл его, достал запотевшую бутылку «Баварии» и не отрываясь выпил.

– Жара, – войдя, зевнул рыжеватый верзила.

– Пивка вмажь, – посоветовал Вячеслав, – холодненького. Самое то.

– После пива потеешь больше, – вновь зевая, отозвался верзила. – Сейчас бы на речку. Может, скатаемся на Волгу-матушку? А то ведь она вот! – Он махнул рукой на окно. – Совсем, можно сказать, рядом. А мы…

– Сейчас высовываться нельзя. Менты запросто прихватить могут. Мы все-таки вчера неплохое представление сыграли. Прямо в жанре боевика! – Вячеслав усмехнулся.

– Точно, – кивнул верзила. – Только вот я не понимаю: на кой дьявол устраивать эти спектакли? Ведь можно выпасти где-нибудь в укромном месте. Или в конце концов просто взорвать вместе с домом. А мы при свидетелях…

– Тактика устрашения. Этим самым мы показываем, что можем казнить любого. И милиция против нас бессильна. Собственно, ради этого мы и устраиваем подобные шоу.

– Мне вот что непонятно, – сказал сидевший в кресле плотный мужчина в очках. – На кой хрен ты этому водиле с «Нивы» сотню зелени сунул?

– На похороны, Филин, – весело улыбнулся Вячеслав. – Мы знаем, что они из-за нас…

– Из-за тебя, – перебив, поправил его четвертый, по пояс голый, мускулистый кавказец. – Ты в лоб «КамАЗу» пошел. Хотя любой бы на твоем месте так же сделал. Так что по натуре из-за нас! – Он коротко засмеялся.

– Меня эти, с «КамАЗа», волнуют, – неожиданно признался Филин. – Зря мы их тогда отпустили. Ведь они, сучары, наверняка наш номер тоже запомнили. И если…

– Ничего не будет, – усмехнулся Вячеслав. – Они никому ничего не вякнут. И вообще забудьте об этой «Ниве». Сейчас надо из Саратова выбираться. Пару-тройку дней отсидимся – и по одному уходим. Лизке надо сказать, чтоб прошвырнулась по городу и послушала, что говорят. К тому же у нее был хахаль из ментов. Вот пусть и возобновит с ним…

– Они расстались навсегда, – усмехнулся верзила. – Хахаля Лизки прирезали полгода назад. Она, говорят, даже в трауре пару дней была.

Все рассмеялись.

– Все равно пусть по знакомым пройдется, – сказал Вячеслав, – и послушает, что говорят.

– Ты нервничаешь, – заметил кавказец.

– Никогда не любил работать на выезде, – буркнул Вячеслав. – Тем более без подготовки.

Ведь обычно сначала готовишь надежную «крышу». Уходить сразу нельзя.

– Ты насчет водителей «КамАЗа» мыслишь, – усмехнулся кавказец. – Сам знаешь правило: перед операцией не светиться. А мы срисовались по-крупному. Нужно было не стоять у «Нивы», а догонять и валить их. И тогда сейчас бы мы…

– Тогда мы уже сидели бы, – перебил его Вячеслав. – И еще до того, как попали в тюрьму, были бы убиты в милиции. На нас прокуратура даже не успела бы санкцию дать.

– Нормалек! – усмехнулся рыжеватый.

– Ладно, – прекратил разговор Вячеслав, – закончили. Все будет нормально. Но больше на подобное я не писанусь ни за какие деньги. В каждой работе свои правила. В нашей тем более. Без подготовки я больше не работаю.

– Тогда напиши завещание, – усмехнулся Филин. Сняв очки, протер их платком.

– Хорош тебе, – недовольно посмотрел на него Вячеслав. – Я не мальчик для битья, и не надо на меня…

– Ты и сам это прекрасно знаешь, потому что мы не раз говорили об этом…

– Филин, – перебил его верзила, – хорош! Эта тема уже избита. Сейчас упираться в нее смысла нет. Все началось с облома, с «Нивы», которую мы вышибли с трассы. Потом мы задержались – решили вернуться, чтобы договориться с мусором. А сейчас все думаем о том, что будет, если водители «КамАЗа» вдруг решат дать показания. К тому же нас наверняка запомнили свидетели из останавливавшихся машин. И номер нашей колымаги тоже. Вот о чем думать надо.

– Ты, Медный, давно таким умным стал? – насмешливо поинтересовался кавказец. – По-моему, что-что, а думать ты как раз никогда и не умел. Что ножом бьешь классно – факт. В рукопашном – спец. А насчет мыслить – извини, но…

– И тем не менее, – необидчиво проговорил верзила, – про аварию забывать не следует. И поэтому как только мы свалим отсюда, нужно будет заняться теми, кто может навести на нас милицию. В первую очередь водилами «КамАЗа». И теми, с «шестерки». Мне там баба особо не понравилась. Уж как-то подозрительно она на нас смотрела. И еще, – опередил он собравшегося сказать что-то кавказца, – нужно разобраться с водилой «Нивы». Он наверняка даст показания, – Медный, усмехнувшись, взглянул на кавказца, – что его сбили с трассы. Вот что надо решать.

– Вообще-то Медный прав, – кивнул Вячеслав. – И не дай Бог об этом узнает босс. Кстати, Кость звонил, и, как сказала Клавка, он недоволен.

– Еще бы он был довольным! – усмехнулся кавказец. – Нас послали в Саратов три дня назад, а мы…

– Мы сделали работу, – буркнул Филин. – А сейчас нужно позаботиться о себе. Медный прав. Водителем «Нивы» тоже необходимо заняться.


– Господи! – опустив голову, тяжело вздохнул Свиридов. – Ну неужели вы не понимаете, что я говорю правду? Да, анализ показал, что я был в состоянии слабого опьянения. Но не пил я, честное слово, не пил…

– Как ваша рука? – посмотрел на его правое плечо сидевший за столом молодой мужчина в джинсовой рубашке.

– Нормально, – пошевелил плечом Свиридов. – Просто слегка ноет. Да черт с ней, с рукой! – горячо проговорил он. – Меня, наверное, осудят. Я прошу вас, товарищ следователь, найдите тех, с джипа. Они убили Тоню и сына.

– Скоро должны приехать два водителя «КамАЗа», – сказал следователь. – Мы получили от них письмо, где они подтверждают ваши слова о джипе. Мы выслали им повестки. А вас сегодня переведут в больницу.

– Понимаю, – кивнул Свиридов. – Спасибо. Мне кажется, вы не верите мне.

– Надеюсь, вы не сбежите, – что-то написав на бланке, буркнул следователь.

– Вам сообщили номер джипа? – неожиданно спросил Олег.

– Да, – вздохнул следователь. – Непонятно, почему эти водители раньше молчали и вообще почему уехали. Но они сообщили о себе все и готовы дать показания. Машина из Тамбова. Мы связались с тамбовскими товарищами и попросили записать их показания. Но нам ответили, что оба сейчас в рейсе. Поэтому вас и решили вернуть в больницу.

– Спасибо, – благодарно посмотрел ему в глаза Олег. – Оказывается, есть и в милиции настоящие…

– Вас отвезут сейчас же, – перебил его следователь. – Возьмите в камере вещи. Деньги отдаст дежурный – три тысячи двести пятьдесят два рубля пятьдесят копеек. И сто долларов. Груз, рыба, разумеется, частично пропал, частично растащили. Вы из Волгограда шли? Давно рыбу продаете? – И вдруг удивленно спросил: – Что с вами?

Глаза Свиридова были устремлены в одну, только ему видимую точку. Он, не отвечая, по-прежнему с окаменевшим лицом, стоял неподвижно.

«Правильно медики говорят, – подумал следователь. – С головой у него не в порядке».

Нажав кнопку, вызвал милиционера и только после того, как в кабинет вошел старший сержант, осторожно коснулся плеча Свиридова.

– Эй! – слегка тряхнул его следователь. – Очнись.

– А? – дернувшись, посмотрел на него Олег.

– Отведи его в камеру, – сказал следователь милиционеру. – Пусть возьмет свои вещи.


– Найди его! – резко бросил Владислав. – Этого водителя сегодня снова отвезут в больницу. Пришло письмо двух свидетелей. Они подтвердили его показания о том, что «Ниву» сшиб джип. И поторопись, а то у твоего приятеля будут крупные неприятности.

– Я дам тебе номер, – сказала Клавдия, – сам и позвони. Да ведь я уже давала тебе…

– С ним должна связаться ты! – отрезал он. – И чем быстрее, тем лучше. – Он не прощаясь вышел из небольшого коммерческого магазина.

«Придется звонить Константину Федоровичу, – подумала Клавдия, – хотя Славик и запретил. Но если не передам, то потом виноватой буду. Да, вечером позвоню Константину Федоровичу. Вообще-то завтра за деньгами приедут, вот и скажу».


– Слышь, Свирид, – прошептал Олегу, запихивавшему в пакет зубную щетку, мыло и полотенце, Бетховен, – ты переправь маляву на волю. Тут номерок телефона. Звякни, подойдут – скажи, от Бетховена. Там тебе и помогут, если что.

– Зря, Бетховен, – возразил небритый. – Ему наверняка шмон устроят. Запалят маляву, и хана и тебе и ему. Ты же потом на него сам зуб точить будешь.

– В натуре, – согласно кивнул худой. – На кой хрен мужика под запал пускаешь?

– Короче, вот что, – торопливо проговорил Бетховен. – Запомни номер. Двадцать три. Восемнадцать. Десять. Скажи, что Бетховен насчет хат в Кашире не в сознанку.

– Двадцать три, восемнадцать, десять, – повторил Олег. – Если смогу, обязательно позвоню и скажу.

– Готов? – В открытую дверь заглянул милиционер. – Пошли.


– Отлично! – Довольно улыбаясь, пожилой мужчина в плавках отключил сотовый телефон. – Ерша в Саратове расстреляли, – сообщил он лежавшей рядом в шезлонге женщине. – Его и двух компаньонов. Значит, с саратовскими я в расчете.

– А милиция тебя за это не возьмет? – спросила женщина.

– Я все время на месте, – улыбнулся он. – Тем более милиция знает, что убийство не мой профиль. Как заказчика привлечь меня тоже не смогут. Ведь они не знают, что я догадался, кто меня подставил. И еще одно: золото мне было подложено. Об этом знают все. Просто кто-то попытался меня подставить.

– И все же, Женя, зря ты это сделал. Точнее, рано. Надо было выждать маленько. Хотя бы месяца два. А уж потом…

– И кто из серьезных людей со мной стал бы иметь дела? Если бы я знал, кто меня сдал, оставил бы это на потом. В нашем деле на уважении не держится ничего. Здесь нужно время от времени доказывать, что ты тоже что-то можешь. Так что все сделано очень своевременно и абсолютно правильно. Костя умница, умеет уважить компаньона.

– А ты не задумывался о том, что за более высокую цену он может уважить в отношении тебя кого-то другого?

– В таком случае он потеряет гораздо больше. Имея с ним дела, я прилично теряю в деньгах, но зато выигрываю в остальном. Я говорю про жизнь. А это стоит гораздо больше всего, за что приходится платить. К тому же, зная о наших деловых отношениях, остальные, хоть и смотрят на меня искоса, сделать ничего не могут. Потому что за мной Костя. Его зовут Кость, за глаза, разумеется. Потому как Константин сильно обижается на это прозвище.

– А вот курить, – проворчала она, – тебе бы не следовало. Ты же не курил.

– Там закурил. – Он потушил выкуренную до половины сигарету. – На нервах полгода. Сигарета вроде как успокаивает. К тому же когда в камеру, рассчитанную на восьмерых, набивают девятнадцать и все курят, то лучше тоже курить. Так даже медики говорят. И опять-таки проблем в камере у меня не было благодаря Константину. Хотя поначалу и косились. Но когда узнали, что я Костин приятель, отношение сразу же изменилось.

– Евгений, – немного помолчав, заговорила она, – а не пора ли тебе самому зарабатывать себе имя? Ведь благодаря тебе товар расходится почти по всей России. А…

– Жанна, – перебил Евгений, – я сколько раз просил тебя не совать свой нос в мои дела. Я делаю так, как мне лучше. Зарабатываю деньги. Большие деньги. И в советчиках не нуждаюсь. Ты бы лучше занялась собой, а то похожа на слониху. Раздаешься не по дням, а по часам.

Женщина порывисто села.

– Я тебя хоть в чем-то устраиваю? Уже и слонихой стала! А что за эти шесть месяцев обежала всех знакомых, потратила кучу денег и здоровья – это тебя не волнует. Я до сих пор транквилизаторы принимаю, а ему, видите ли, я… – Не договорив, поднялась и быстро пошла к подъезду трехэтажного особняка.

«Вообще-то, – провожая взглядом тяжело идущую женщину, подумал он, – „корова“ больше подходит. Какая она была раньше – ноги, как говорят, от плеч. Фигурка как у балерины. А в постели… Прошло пять лет, и все, не узнать бабу. Одних складок на животе восемь. Хотя когда в камере сидел, мечтал о своей Жанке…»

– Евгений Матвеевич! – К нему подошел рослый парень. – Москва. – Он протянул сотовый телефон.

– Кто? – тихо спросил Евгений.

– Рыбаков, – так же негромко ответил парень.


Вика вышла из магазина с двумя сумками в руках и медленно пошла по тротуару.

– Вика, – услышала она. Повернувшись, увидела спешащего к ней Алексея. – Ну зачем ты пошла в магазин? – принимая из ее рук сумки, упрекнул он. – Позвонила бы и сказала, что тебе надо. Я бы все привез.

– Спасибо. Просто вдруг захотелось выйти на улицу. Увидеть людей. Солнце. В конце концов, понять, что жизнь продолжается.

– Ты правильно сделала, – улыбнулся Алексей.

К ним подошли двое крепких молодых людей. Взяли сумки и вернулись к стоявшему у тротуара «мерседесу».

– Мы дойдем, – махнул рукой Алексей.

– Спасибо, Леша, – тихо сказала Виктория.

– Не надо. Я всегда хорошо к тебе относился. Сейчас не время говорить об этом, но я лю…

– Не надо, – сказала Вика и быстро пошла вперед. Он последовал за ней.


– Видали? – кивнула на идущих Алексея и Викторию одна из трех сидевших на лавочке пожилых женщин. – Не успела мужика похоронить, а уже с другим якшается. Совсем стыд потеряли. В наше время так считали: коли баба с другим ходит, значит, непутевая. Могли и родительских прав лишить. Для начала, конечно, вызывали куда следует.

– И правильно делали, – охотно поддержала ее другая. – А то сейчас только и слышишь: СПИД, сифилис.

Алексей и Виктория подошли к подъезду. Женщины сразу замолчали.


– Наверняка тебя обсуждали, – войдя в подъезд, негромко сказал Алексей.

– Пусть, – равнодушно ответила Вика. – Мне все равно, что говорят. Леша, – остановившись, она посмотрела ему в глаза, – найди убийц Николая! Ты можешь, я знаю. Умоляю тебя! Я хочу видеть их лица и узнать, за что они убили Колю… – Ее голос дрогнул.

– Я найду того, кто заказал это убийство.

– Господи, – всхлипнула Вика, – кому мог помешать Коля?

– Я найду и накажу убийцу.

– Меня вызывали на опознание. Я, кажется, опознала одного. Но сказала, что не узнала никого. Знаешь, Леша, я вдруг почувствовала ненависть. Я никогда никому не желала зла. А тут поняла, что сама должна наказать убийцу. И не того, кто стрелял, а того, кто его послал. Найди его!

– Я обещаю. Я найду заказчика.

Вика подошла к лифту.

– Зачем ты отдала Антошку Валентине Антоновне?

– Я боюсь. Коля никому не мог сделать настолько плохо, что его убили. Нет. И я боюсь за сына. Не знаю почему, но мне кажется, это все дело рук человека, который хорошо нас знает. И я не уверена, что убийством Николая все закончится. Не знаю… Не могу объяснить… Просто чувствую.

– Может, это впечатление, – осторожно проговорил Алексей, – от гибели любимого человека? Когда близкие умирают, нам больно и тяжело. Но когда убивают… – Он со вздохом махнул рукой. – Это, наверное, вообще ужасно. Поэтому ты и чувствуешь ужас. Не волнуйся, милая, я не дам вас в обиду. А негодяев, которые виновны в смерти Николая, мы накажем.

Вика вошла в лифт. Алексей с сумками в руках шагнул следом.


– Да не при делах я, – устало проговорил сидевший на стуле со скованными за спиной руками Зубов. – Не был я там и не стрелял ни в кого. Вилова этого знать не знаю. Около дома того, на Пригородном, ни разу не был. Тихон – да, приятель мой. Я его последний раз видел где-то… – Вспоминая, нахмурился. – Ну да, – кивнул он. – В том…

– Хорош, Зубов, – перебил его стоявший у окна мужчина в штатском. – Человек в наших делах ты грамотный, знаешь, что почем и откуда. Твои пальчики на пистолете, из которого стреляли в Вилова на Пригородном, и на ручке ножа, которым убили Тихона. Около дома, где убили Вилова, тебя видели два раза. Так что…

– Да иди ты, ментяра! – заорал Зубов. – Не при делах я!

– Значит, по-хорошему ты не хочешь, – сказал следователь.

– По-хорошему – это как? – вызывающе уставился на него Зубов. – Петлю в голову и, чтоб вас не беспокоить, самому табуретку из-под ног вышибить? Хрен вам!

Стоявший возле Зубова молодой мужчина в джинсах резким ударом в грудь сбил его на пол. И еще дважды пнул ногой.

– Ну что же, – кивнул следователь. – Значит, ты сам себе высший приговор подписываешь. Так бы, может, получил лет двенадцать – пятнадцать. А раз в отказную идешь, пожизненное светит. Ну, может, суд и смилостивится и впаяет лет так двадцать пять, – откровенно издевательски добавил он.

– Да иди ты, козлиная морда! – морщась от боли в боку, буркнул Зубов. Молодой снова пнул его. – Вот она, гребаная демократия…

– Слушай, сторонник реформ и преобразований, – подойдя, присел рядом человек в штатском. – Мы не стали поднимать на тебя дело из-за бойни в камере, думали, и так мужик лишку хватанул. Все-таки пойдешь не на восьмерик, из которого ты шесть оттянул. Но, похоже, ты по-хорошему не желаешь. Мы можем устроить тебе небольшой мордобой. Сунем тебя в камеру к Лошаку – и представляешь, что с тобой будет? По крайней мере отделают по полной камерной программе. А там парочка громил сидит, те вообще беспредел, они и опустить могут.

Зубов плюнул ему в лицо.

– Но ведь можно и по-другому, – рукавом вытерев слюну, спокойно продолжал оперативник. – Ты нам просто на ушко шепни заказчика, и все дела. Мы к тебе со всем уважением относиться станем. Все-таки послужной список у тебя солидный, да и получишь самое малое лет восемнадцать. Так почему бы не уважить тяжеловеса! Кто заказчик?

Зубов ответил ему матом.

– Скажите корпусному, – поднявшись, кивнул оперативник, – пусть его в камеру к Лошаку сунут.


– Тихона Зуб замочил? – удивленно переспросил невысокого пожилого мужчину худой парень, и тот усмехнулся:

– Не мети пургу, Чудо. Зуб никогда в спину никого не бил. А с кентами всегда по делу себя держал. Да и не стал бы Зуб по заказу работать. Не той масти. Тихон мог, тому один хрен был, какая делюга, лишь бы бабок хапнуть. А кого завалили?

– Одного частного извозчика. Тут дело швах. Хрен поймешь, что к чему. На кой хрен извозчика мочить так принародно? Тот ни при каких был. Так, не пришей к ширинке рукав. Я парней видел, которые с ним иногда катались. Ну там… по кабакам или чувих снимать. Они базарят – простой мужик был. Крутил баранку и сопел в две дырочки. Базарок катит, что на Зуба кто-то сверху что-то мает. Где-то Зуб ему дорогу перешел. Вот и сделали Пашку.

– Жаль. А я думал ему, Зубу, делюгу одну предложить. По его части. Но теперь кого-то другого искать придется. Кто здесь из стреляющей публики есть? – спросил пожилой. – Вольных стрелков знаешь кого-нибудь?

– Нет, – немного подумав, качнул головой Чудо. – Профиль другой. Я всегда старался подальше от этих бандюков держаться. С ними неприятностей полную запазуху хапнешь только за то, что тебя с кем-нибудь из них срисуют. А что за дело у тебя такое, Скелет? Ты никак масть поменял. Неужели в мокроту ударился?

– Мне не киллер нужен, – усмехнулся Скелет, – а паренек, который за себя постоять может и, если дела коснется, шмалять сумеет. Ладно, забудь. И если где-нибудь вякнешь, я тебя…

– Да ты чё, Скелет? – Чудо испуганно отступил назад. – Я…

– Смотри…


– Все путем, – кивнул Лошак. – Они, похоже, во мне пресс-хату увидели. Не ломай уши, – усмехнулся он. – Я тогда сам загрубил. Садись, счас чифирку хапнем. Заварганьте кто-нибудь, – приказал он.

– Ты, по натуре, ништяк, – облегченно вздохнул Зубов.

– Думаешь, непонятно, почему тебя сюда пихнули? – усмехнулся Лошак. – Но под мусорскую дудку я хренушки когда танцевать буду. В общем, вот что: тебя могут снова куда-нибудь сунуть. Я сейчас маляву отошлю: что в базаре сам грубанул. Так что не дергайся, если кто наезжать за меня станет. Подожди маляву. Потом получить можешь, если кто загрубит крепко.


– Хорошо, – ответила в телефон Инна. Замолчала, потом улыбнулась. – Не думаю. Мне кажется, все будет хорошо.

В это время раздался звонок в дверь.

– Извини, – сказала Инна. – Кто-то пришел. До встречи… Кто там? – звонко спросила она, подойдя к двери.

– Я, – отозвался мужской голос.

– А конкретнее? – Она прильнула к глазку. И, весело ахнув, отперла замок. Рванула на себя дверь и с веселым визгом повисла на шее крепкого мужчины.

– Привет, племянница, – прогудел тот.

– Дядя!

– Держись крепче, – пробасил он, чуть присел, поднял два больших чемодана и с висевшей на нем Инной переступил порог. Инна, отпустив его шею, отступила назад.

– Дядя Глеб, ты откуда взялся?

– Приболел малость. Вот и решил на материк скататься. Тебя заодно навестить. Как житуха-то?

Она, махнув рукой, опустила голову. Улыбка с ее губ пропала.

– Что случилось?

– Пашка человека убил. На заказное убийство пошел.

– Мама миа! Вот это уха из петуха. Он совсем, что ли, офонарел?

– Никто не знает, почему он пошел на это. А мне, например, знаешь как обидно! Ведь есть все, чтобы нормально жить. Ради чего он… – Не договорив, Инна махнула рукой и вытащила из кармана халата пачку сигарет.

– Давно балуешься? – строго спросил Глеб.

– Да уж года четыре, так что поздно воспитывать.

– Была бы мать жива, – проворчал дядя, – она б тебе…

– Ты надолго? – перебила его племянница.

– Как пойдет, – махнул он сильной загорелой рукой. – Давненько в столице не бывал. Сейчас из Домодедова еду на такси и думаю – неуж куда на Запад попал? Реклама кругом, и почти все не по-нашему. А машин тьма-тьмущая. И едва ли не все иномарки. У меня аж подмышки вспотели, ведь прям рядом проходят. А гонют как! Я водителя даже одернул. Я, говорю, тебе деньги не за смерть плачу, а за доставку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

Поделиться ссылкой на выделенное