Борис Бабкин.

Сто баксов на похороны

(страница 10 из 54)

скачать книгу бесплатно

Егорыч взял свою рюмку.

– Погоди-ка! – Степан тоже взял рюмку. – Значит, ты по-прежнему будешь за справедливость? А я, выходит, в кусты?

– Знаешь что, Степка! – Выпив, Егорыч поморщился. – Дело каждого принимать решения. Я дам показания. Ты ничего не видел и не знаешь. Я и про пистолет скажу. Мол, один вышел. А ты спал. И с моих слов все и написал. Так что…

– Погоди-ка, – вновь перебил Степан, – а как же твои?

– Отправлю куда-нибудь. Ты на всякий случай на бюллетень уйди. От напарника я откажусь. А то вдруг они, гниды, меня по дороге выловят. Я тебя за этим и позвал. Ты правильно делаешь, что за семью беспокоишься. В жизни мужика это – самое слабое место. Только не говори, что мы вроде бы передумали или ничего не видели. Спал и все. Писал с моих слов. Давай. – Он, приподняв рюмку, коснулся рюмки Степана.

– Погоди-ка, выходит, что я в сторону, а ты такой честный…

– Злой я, – поправил Егорыч. – Они обратного добились. Зинка теперь всего и всех боится. И думаешь, я так жить смогу? – опрокинув рюмку в рот, хрипловато спросил он. – Нет. Мне пятьдесят два, и я в жизни все время был защитником своей семьи. А теперь что же получается? – Поставив рюмку, вздохнул и посмотрел на напарника. – Какая-то гнида мою жену по щеке полоснула только за то, что я хочу правду сказать. Мы вот говорили про этого мужика с «Нивы». Мол, каково ему. А мне? Моей жене, у меня в доме, по щеке бритвой, и все? Я рот за замок и плевать на всех? Нет, так семью не спасают.

Степан выматерился:

– …твою мать. Выходит, будто я в мороз оставил тебя посреди трассы и на попутке укатил. Я тоже показания дам. Давай вмажем за это! Хотя, если правду сказать, я думал забыть про это. Совсем из памяти вычеркнуть. Но если…

– Так я тебе и говорю, забудь, – сказал Егорыч, – а ты…

– Хорош меня за щенка держать! – внезапно обиделся Степан. – Значит, ты мужик и за обиду своей жены готов с этими крутыми в войну поиграть, а я так, только для постели и годен? Ну, еще деньги приношу. Я своих отправлю к сестре. Пусть там переждут. Если тещу прихватят, так я им сам пузырек поставлю. Караул, а не теща, хуже инспектора на дороге. Так что давай отправим своих и поедем показания давать. Мужик этот в тюрьме, а там, наверное, ой как невесело.

– Ты подумай хорошенько, – предупредил Егорыч, – прежде чем начинать. Лично я решил. Но мне одному легче будет. А эти гниды, чувствуется, серьезные сволочи. Или работают на очень серьезного дядю. Так что, Степан, думай, прежде чем начинать. У нас с тобой и годы, и судьбы разные. Если бы я жил как ты, ровно и спокойно, наверняка сделал бы так, как ты предложил. Но сейчас не то чтобы не могу, а просто не хочу. А ты, – повторил он, – подумай. Лучше будет, если ты скажешь, что написал все с моих слов, а сам ничего не видел. Не торопись, – увидев, что напарник хочет что-то сказать, проговорил он. – Завтра на свежую голову все скажешь. Наливай, – подвинул он свою рюмку.

– Я уже решил, – наливая, кивнул Степан. – Вообще…

– Давай на сегодня прекратим, – перебил его Егорыч. – А завтра…

– Ты, Андрей Егорович, классный мужик, – кивнул Степан. – И знаешь, чего стоишь.

Ты правильно решил. И ничего они не сделают. Наверное, только баб пугать и умеют.

– Не скажи, – не согласился Егорыч. – На трассе они и нас припугнули. Если бы подловили нас где-нибудь и популярно объяснили, что, мол, мужики, знайте свое место, а то и вам, и близким вашим хреново станет, я бы и забыл все. Но когда они, сволочи, моей жене щеку режут и думают, что я молчать буду, черта с два! – Он громыхнул кулаком по столу. – В милицию я, конечно, не пошел и Зинке не велел. Тогда точно она снова пострадала бы. А показания дам. Что видел, то и скажу. И про пистолет вспомню.

– Скажем, – наливая самогона, кивнул Степан. – Я в жизни тоже много чего видел. Так что давай своих отправим и поедем в Мичуринск. Ведь там этого бедолагу держат.

– Может, все-таки поразмыслишь? – предложил Андрей Егорович.

– Выпьем за этого мужика с «Нивы», – приподнял рюмку Степан.


– Понял, – кивнул державший сотовый телефон Кривой. – Но…

– Делай, что говорят, – услышал он злой мужской голос. – И не вздумай шепнуть про это Кости. Я с тебя сразу кожу на сумочки спущу. Завтра я должен знать о результате.

Раздались гудки отбоя. Кривой коротко выматерился и отключил телефон.

– Горец наверняка уже сказал Михайлову, – пробормотал он. – Впрочем, Лорд за меня слово скажет. Зря я Горцу про Вячика сообщил. – Он закурил. – Придется помочь. Кролик! – громко позвал он. – Подь-ка сюда!

– Чего, милый? – В комнату вошла крепкая молодая женщина в купальнике. На ее руках были кожаные перчатки.

– Пошли пареньков в Мичуринск, – вздохнул он. – Там нужно московским помочь. Баба одна не по делу базарит.

– Тебя не понять: то парней Кости сдал через Горца, то помогать им хочешь. Чего ты…

– Тебя это не колышет! – резко бросил Кривой. – Пошли машину в Мичуринск. Там Цыганок и Корень ждать будут. Вячик бабки клевые платит. Надо, чтоб баба не вякала. Но не мочить, – тут же предупредил он. – Просто жути нагнать, и все дела. Поняла?

– Первый раз, что ли? – усмехнулась она. Сняв перчатки, отбросила их в угол. – Кого посылать?

– Сама решай.

– А баба эта кто? Может, какая-нибудь бизнесменка и у нее «крыша» из Питера? Неприятности нам на фиг не упали. Помнишь, в Ладе нарвались? Вроде стоит на трассе и торгует фруктами. А оказалось, питерским платит. Ведь тамбовских сейчас полно в Питере. Так что если…

– Если что, пусть с Вячиком разбираются. Мы его заказ выполняем.

– Но получать с нас будут.

– Делай, что говорят! – разозлился Кривой.

– Ты, Вася, на меня не рычи, – зло сверкнула она глазами, – а то мои брательники враз тебе место укажут. А в Рассказово, если там у бабы «крыша» питерская или из наших тамбовских кто ее прикрывает, я не влезу. Понял? – Она вышла.

– Сучка! – прошипел вслед Кривой. – Своими брательниками пугаешь? Да я их в гробу в белых тапочках видел, – так же негромко, успокаивая себя, добавил Василий.

– Я парней Хриплого возьму! – услышал он голос Кролика.

– Сучка, – чуть слышно буркнул Кривой.


– Зачем же вы так его? – усмехнулась Александра.

– Так уж получилось, – развел руками грузный, с посеребренными сединой висками, средних лет мужчина. – Ты как позвонила, так я и послал…

– Жора, – перебила она. – Его какие-то парни спрашивали. Потом приезжали. У них вроде как пистолеты видели. Ты не знаешь, что там такое?

– Понятия не имею. Значит, кому-то дорогу перешел. А он сам-то что говорил?

– Вроде как из-за девки. Он же постоянно из-за девчонок дрался в молодости. Вот и сейчас, наверное, снова решил былое вспомнить. Ведь его три с половиной года не было…

– В общем, теперь он на тебя вякать не станет, – заверил ее Жора. – В больничке проваляется самое малое около месяца, если не поймет, то мы ему снова популярно все объясним. Муж-то как, не возникает?

– Ромка меня любит. Но, бывает, начнет пить, вот тогда смелый становится. Но за Юрку он постоянно. Наверное, из-за того, что…

– Ну их на хрен! – Шагнув вперед, грузный обнял ее. – Пойдем в машину, – целуя ее в шею, прошептал он. – Парни погуляют. У меня там коньячок имеется, фрукты, конфеты твои любимые. Помнишь, я тебе последний раз привозил?

– Мне домой к трем надо, – учащенно дыша, прошептала Александра. – Роман ждать будет. Я же к Юрке в больницу ездила.

– Успеем, – кивнул Жора и впился ей в губы.


– Значит, что-то под колесо попало, – сказал сидевший возле кровати Юрия старший лейтенант милиции.

– Ага! – усмехнулся тот. – Если скажу, что мне под колеса какую-то хреновину с гвоздями бросили, ведь не поверишь?

– Устинов, – строго проговорил милиционер, – давайте не будем тыкать. В крови алкоголя у вас не обнаружено. В левом колесе обнаружен гвоздь. Он, видно, вошел раньше, чем колесо взорвалось. Так что с нашей стороны к вам претензий не имеется. Но вот что еще… вы дали письменные показания, что видели, как «Ниву» с трассы сбросил уходивший от столкновения с «КамАЗом» джип. Вы подтверждаете это?

– Конечно. Что видел, то и сказал. Потом трое или двое мужиков к «Ниве» из джипа пошли. Там еще «КамАЗ» этот, которому джип в лоб шел, остановился. Но сразу же уехал. Я притормозил, но увидел, как машины останавливаются, и дальше рванул. Боялся, молоко прокиснет. Жара сильная была. А до этого дождь лил, – вспомнил он. – Поэтому аж парило все. А чего ты… то есть вы спрашиваете?

– Ваши показания не совпадают с показаниями других очевидцев аварии, – нахмурился милиционер. – Я говорю о тех, кто там был.

– А там и были «КамАЗ», – начал перечислять Юрий, – «Нива», которую сбросили, и я, на выезде на трассу. Ну, джип, который сбил «Ниву». Потом уже какая-то легковушка остановилась. «Девятка», кажется. Номер тамбовский. Шестьдесят восемь. Я мимо медленно проезжал, эти с джипа около водителя «Нивы» стояли. Он вроде как вылезти хотел. Орал что-то, но я за молоко боялся, поэтому и проехал мимо.

– Значит, вы подтверждаете, – повторил милиционер, – то, что…

– А чего же не подтверждать? – усмехнулся Юрий. – Что видел, то и говорю. А этого с «Нивы» знать не знаю. Просто мужика сбили эти новые русские, сучары. Знаешь как летают? А джипы вообще приборзели. В лобовую ходят. А где этот, с «Нивы»? Его освободили или…

– У него в крови обнаружен алкоголь, – перебил старший лейтенант. – Он, правда, тоже говорит, что его сбросили с трассы, но как попал алкоголь в кровь, объяснить не может. А старую истину дорожно-транспортных происшествий вы, как водитель, должны знать. Кто пьян, тот и виновен.

– Не думаю, что он был бухнувши, – сказал Юрий. – Шел с прицепом. Значит, вез чего-то. Тем более, говорят, в тачке были жена его и пацан. Неужели баба дала бы ему пить? Вы вот все по закону рассуждаете. А по-человечески прикиньте, и другое дело будет. Где гарантия, что ему эти крутые, с джипа, – неожиданно предположил он, – в рот спиртного не влили? Он же в отрубоне был. Но орал. Значит, инстинктивно глотнул то, что ему в рот влили. Был бы без сознания, вообще захлебнулся бы.

– Суд разберется.

– Ага! – насмешливо согласился Юрий. – Впаяет мужику червончик, и привет. Поминай как звали. Ведь два трупа в машине. А тем более если вы ему пьянку шьете. Короче, кончился мужик как человек. – Он застонал и осторожно приложил ладонь к забинтованной голове. Закрыв глаза, шумно выдохнул.

– Врача позвать? – равнодушно спросил милиционер.

– А вот ты даже слушать не стал, – открыв глаза, посмотрел на него Юрий, – что я тебе про палку с гвоздями сказал. А зря, – усмехнулся он. – Например, я думаю, что это как раз из-за показаний, которые я насчет джипа и «Нивы» дал. Ко мне же в деревню приезжали, – добавил он. – Участковый знает и капитан Лапин. Он вроде как и…

– Ладно, – сказал старший лейтенант, – пойду. Тебе тетка передачку привезла. Я как раз шел, она дежурной медсестре отдавала.

– Ты думаешь, я башкой здорово треснулся, – криво улыбнулся Юрий, – вот и несу хреновину насчет палки с гвоздями под колеса? Я тебе правду говорю.

– Разберемся, – привычно сказал милиционер и вышел.

«Надо молчать про это, – решил про себя Устинов. – А то еще в дурдом упрячут. Но если меня из-за показаний в аварию пустили, значит, еще появятся. Но теперь я вас ждать буду. Из больнички, как только более-менее очухаюсь, сразу сквозану. Тех бы встретить, кто ко мне домой приезжал, они бы мне все сказали. А Сашка с чего такая добрая стала? – вспомнил он слова старшего лейтенанта. – Наверное, ее Роман ко мне отправил. И не зашла, кобыла. Я бы спросил: Роман был у меня после аварии или это те, кто молоковоз под откос отправил, навещали? Если они, то знают, что я жив. Значит, могут и сюда заявиться. Приходите, „духи“! – ухмыльнулся он. – Я вас в соседней палате положу».


– Думаешь, справятся? – спросил Вячеслава Хаджи.

– Это как бы разведка. Я чего прикинул: вдруг эта телка какая-нибудь денежная единица питерских и она им платит? Уж больно смело она влезла в это дело. Прочитала в газете и решила восстановить справедливость. Парни Кривого съездят, мы и выясним, что почем и с чем эту Орлову кушать можно. Если она так, спикуль на рынке, то они ей рот заткнут. Начнет выделываться, сами навестим. Если же у нее «крыша» имеется, узнаем – кто. Тамбов с Питером накрепко повязан. Сейчас там, в Питере, многие тамбовские у руля стоят. Тогда узнаем, кто именно, и будем договариваться. Если же кто-то из местных блатарей, Кривой, чтобы не уронить свое «я», сам с ними разберется.

– Кривой наверняка вломил нас Кости, – высказал свое мнение Медный. – И сейчас попытается нам помочь.

– Если он вломил нас, – сказал Филин, – то так, по слухам и по своим догадкам. Понял, что у нас какие-то нелады. А теперь будет знать точно. Надо было самим…

– Самим пока светиться нельзя, – отрезал Вячеслав. – Влипли в историю.

– Так есть из-за чего, – кивнул Хаджи. – Если уж началось, надо выкручиваться. Просто надо было тогда этому водиле башку проломить, и все дела. Но, – он пожал плечами, – надо исходить из того, что имеем. Договорились бы ребята Кривого с этой бабой.

* * *

– Ничего себе домик, – протянул Цыганок.

– Да, – согласился вышедший из «девятки» Корень. – Хорошо еще, на квартире сказали, как ее найти.

– Чего стоим? – спросил подошедший от остановившейся сзади иномарки рослый молодой мужчина в темных очках. – Место для работы классное, – окинул он взглядом двухэтажный дом, стоявший метрах в пятидесяти от неширокой речки.

– А эти? – Цыганок мотнул головой на несколько небольших частных домов.

– Эти? – презрительно переспросил рослый. – Они, кроме самогона, коров и огорода, ничего не знают и никуда не лезут. Конечно, если у них что-то взять, то с вилами бросятся. И то бросится только тот, у кого берут. Остальные радио на полную врубят и чай попивать будут. Пошли! – Он шагнул к калитке высокого железного забора.

– Чего надо? – спросил выглянувший в раскрытое окно первого этажа мордатый парень.

– Орлова здесь? – Рослый остановился около калитки.

– Кто такой? – задал второй вопрос мордатый.

– Тебе-то какое дело? – разозлился подошедший к рослому Цыганок. – Нам Орлова нужна. Где она?

Увидев вошедших во двор еще четверых, мордатый гораздо спокойнее спросил:

– А кто вы? Зачем…

– Где Орлова? – раздраженно спросил рослый. – Давай ее сюда. Разговор есть.

Мордатый исчез.

– Будем штурмовать? – усмехнулся Цыганок.

Ответить рослый не успел. Дверь парадного входа открылась, и из нее в сопровождении мордатого и еще двоих крепких парней вышла среднего роста миловидная стройная женщина в шортах и завязанной на животе безрукавке.

– Я Орлова, – спокойно проговорила она. – Вы от кого?

– Пусть твои кавалеры подождут внутри! – требовательно бросил рослый. – Нам с тобой побеседовать надо.

– Кто ты такой! – выступил вперед мордатый. – Чтобы…

– Умри! – рявкнул рослый. – Или в натуре крякнешь. Въехал?

– Слышь, Хриплый, – усмехнулся Цыганок. – По-моему, ребята нарываются.

– О чем вы хотите поговорить? – на удивление спокойно спросила Орлова и быстро спустилась с площадки по ступенькам. Повернувшись, махнула рукой: – Идите в дом.

– Но, Любовь Ивановна, – попытался возразить мордатый, – как же…

– Ваня, – строго перебила его она, – делайте, как я сказала.

Мордатый вместе с парнями, постоянно оглядываясь, нехотя вошли в дом.

– Зачем я вам понадобилась, молодые люди? – Орлова повернулась к Хриплому.

– Только затем, – ответил он, – чтобы ты поняла: не всегда нужно быть сознательной гражданкой. Я про аварию, около Мичуринска.

– Вот в чем дело, – протянула Люба. – Но я написала это только потому…

– Вот что, Любушка, – усмехнулся подошедший Корень, – прими добрый совет. Пока добрый! – угрожающе предупредил он. – Забудь, что ты видела. Даже если будут спрашивать, ничего не отвечай. Ясно?

– Не совсем, – покачала головой Люба.

– Забудь, что ты видела! – резко бросил Хриплый. – Если еще слово, тогда по-другому базарить будем. Покатили! – Не ожидая ответа, он направился к машине. Парни последовали за ним.

– Да, – остановился Корень. – Скажи своему толсторожему придурку, чтоб не попадался мне на улице. Сразу похудеет.

– Извините, – выйдя вслед за ним из калитки, обратилась Орлова к уже усевшемуся в «вольво» Хриплому. – Кто вас послал?

– Тебе-то какое дело? – усмехнулся водитель.

– Я не тебя спросила! – Она бросила на него сердитый взгляд.

– Он правильно ответил, – буркнул Хриплый.

– Ну что же, – кивнула она. – Тебя назвали Хриплым. Значит…

– Ты меня пугать вздумала, шалава?! – заорал он. – Да я тебя прямо сейчас около забора положу и хором отдерем. Сучка! – Он с силой хлопнул дверцей. Иномарка рванулась с места. Орлова, запомнив номер, повернулась к заурчавшей движком «девятке».

– Он тебя в натуре отодрать может, – усмехнулся Корень.

– Трогай! – хлопнул по плечу водителя Цыганок.

– Вы за это ответите, – прошептала вслед машинам Любовь Ивановна.


– Думаешь, молчать будет? – спросил Цыганка Корень.

– По-моему, ни хрена она не поняла. Наглая баба, вышла и еще спрашивает.

– Наглая телка, – согласился Корень. – Но по-моему, заткнется. Поняла, что не просто так…

– Не-а, – возразил Цыганок. – Ни хрена она не поняла. У нее, чувствуется, «крыша» имеется. И не на последнем месте тот, кто ее прикрывает. Впрочем, скоро узнаем, что за «крыша». Видел, она на номер тачки, на которой Хриплый уехал, смотрела. Да и наш запомнила. Так что скоро все узнаем.


– Ясно, – держа у уха сотовый телефон, кивнул Вячеслав. – Значит, думаешь, будет давать показания? – Выслушав, недовольно покачал головой. – Ну что же, значит, придется самим проведать мадам Орлову, – отключив телефон, пробормотал он.

– Что, – спросил Хаджи, – выпендривается? Значит, у нее действительно «крыша» имеется. Знать бы кто…

– Скоро выяснится, – усмехнулся Вячик. – Хриплый наехал на нее. Она номер его тачки запомнила. Корень с Цыганком это заметили. Так что тот, кто наедет на Хриплого, и есть «крыша» Любавы.

– Значит, будем ждать, – кивнул Хаджи.

– Не хотелось бы, – недовольно заметил Филин. – И так время потеряли. Пора бы и в столицу нарисоваться. Вот влипли!

– Да хорош вам! – вспылил Вячеслав. – Вы заколебали своим «влипли». На кой хрен тогда…

– Все путем, – перебил его Хаджи. – И действительно, – поочередно посмотрел он на Медного и Филина, – хорош про «влипли». Надо выпутаться из этого, и все. Для начала позвоним Кости и все объясним. Скажем как есть. Он должен понять. Если нет, то пошлем к чертовой матери и…

– Получим по сто баксов на похороны, – не дал ему договорить Медный. – Сейчас нужно самим все решить, а уж потом говорить с ним. Кость, конечно, психанет, но поймет, что мочить нас не за что. Потому что мы все замяли. Да и он уже наверняка все знает и ждет, пока мы сами все утрясем. Вмешиваться не станет. Мы все-таки не качки с улицы. Он на нас бабки тратил, которые потом окупил с лихвой. Не станет он нами бросаться. Конечно, если мы все здесь увяжем. А сейчас вот так катить в Москву – прежде надо гробы заказать. Кость хвостов, какими бы они ни были, не любит. Да и нам на хрен не упало гадать, как тут дела идут.

– Ты впервые все правильно сказал, – с невольным уважением посмотрел на него Вячик.

– А по-другому и не скажешь никак, – пожал плечами Медный. – Хочешь жить – умей мыслить и делай это правильно.

Хаджи рассмеялся.

– Ну ты и выдал, – посмеиваясь, проговорил он. – Оказывается, ты, Сашок, не совсем Медный.

– Да, тезка, – поддержал его Филин.


– Зачем звал? – войдя и подав привставшему с кресла Михайлову руку, спросил Саид.

– А где же хваленая восточная вежливость? – посмеиваясь, поинтересовался тот. – Ты должен был спросить…

– Не те мы люди, – улыбнулся Саид, – чтобы обмениваться любезностями. Итак? Надеюсь, ты передумал…

– Ты правильно надеешься, – кивнул Михайлов. – Я могу отдать тебе тридцать килограммов девяносто пятой пробы. Это высшая, только для украшений. И возьму недорого, сколько сам дашь.

– Я могу видеть товар? – быстро спросил Саид.

Михайлов, улыбнувшись, нажал кнопку. В кабинет вошел молодой мужчина. Подойдя к столику, осторожно поставил на него небольшой черный чемодан. Щелкнув замками, откинул крышку и отступил на три шага назад. Саид шагнул к столику и замер. Его узкие глаза восторженно расширились. Увидев его реакцию, довольно улыбнувшись, Константин Федорович жестом выпроводил принесшего чемодан человека и закурил. В чемодане, переливаясь тусклым красновато-желтым цветом от попадавших на них солнечных лучей, лежали разных размеров золотые слитки.

– Красота, – проговорил завороженный Саид. Тряхнув головой, взглянул на Михайлова. И тут же снова уставился на золото. – Сколько ты хочешь? – хрипло спросил он.

– Цену назначаешь ты, – тонко улыбнулся Михайлов.

– Так! – Снова тряхнув головой, Саид осторожно прикрыл крышку чемодана. – Пусть принесут коньяк и закуску. Необходимо отметить это. За мой счет. – Вздохнув, он погладил чемодан пухлой рукой. Михайлов засмеялся.

– Сначала назови цену, – прищурился он, – а уж затем…

– Не обижайся, – не дал договорить ему Саид, – но я хотел бы проверить качество.

– Разумеется, – с улыбкой согласился Михайлов. – Сейчас тебя проводят в мою домашнюю лабораторию. Но уверяю: всю партию проверяли дважды. Моргун! – громко позвал он. В кабинет вошел тот же молодой мужчина. – Проводи Саида в лабораторию. И все покажи.

– Я умею обращаться с золотом, – улыбнулся узкими глазами казах. Сам взял чемодан и вышел вслед за Моргуном.

Михайлов засмеялся. Взял сотовый телефон и набрал номер.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54

Поделиться ссылкой на выделенное