Борис Бабкин.

Киллера заказывали?

(страница 2 из 25)

скачать книгу бесплатно

– Я поднимаю трубку и слышу мужской голос: киллера заказывали? А ты…

– Ты это серьезно? – изумленно перебил он.

– А ты думаешь, я шучу?

– Что-то не пойму я, о чем ты?… – пристально глядя ей в глаза, процедил Михаил.

– Я повторяю: меня спросили – киллера заказывали?

– Вот это новость! – хмыкнул Михаил, недоверчиво глядя на нее.

– Я тебе серьезно говорю!

– Погоди… А почему ты решила, что это для меня?

– А для кого же? Ведь ты говорил как-то…

– Вот что! – Михаил схватил ее за плечи и встряхнул. – Ты это серьезно или…

Она сильно оттолкнула его обеими руками. Он сделал два шага назад.

– Уходи! – Елизавета махнула рукой на дверь.

– Прости, – вздохнул он. – Но я ничего не понимаю. Или это чья-то глупая шутка, или сообщение для Ильи. Я ничего про это не знаю. Чертовщина какая-то! Может, это тебе предупреждение от Ильи? Ведь ты у него запросто можешь отхватить весьма приличный кусок. Кстати, адвокат говорит, что, вполне возможно, тебе отойдет вся жилплощадь, то есть и дача, и загородный…

– Да это он и сам отдает, – вздохнула Елизавета. – Я хотела бы мебельный салон получить и часть акций лесодобычи. А он говорит, что сначала мне гроб закажет.

– Вот видишь! – обрадовался Михаил. – Значит, это от него тебе предупреждение.

– Он ничего мне не сделает, не посмеет. Он уверен, что я не смогу заставить его отдать мне часть акций.

– Хрен чего он тебе отдаст! Скорее всего он и сделал это предупреждение. Мне кажется, не стоит испытывать судьбу, а то ведь шикарный гроб не признак благополучия.

– Звонок был не от него. Я думала, что ты…

– Перестань! Я к этому не имею ни малейшего отношения. И вообще подобные звонки не в моем стиле. Все думают, что я хотел бы убрать Илью, как и он меня. Хотя у меня для этого причин больше. В случае моей смерти он не получит материальной выгоды. Ну, может быть, моральное удовлетворение: хлопнул любовника бывшей жены. Однако мне кажется, Илья не настолько глуп, чтобы совершить подобное. Тогда как я в случае его смерти урву порядочный кусок, который достанется его бывшей жене и чаду.

– Кстати, – вздохнула Елизавета, – мы как-то не говорили об этом… Но у меня есть сын. Надеюсь…

– Погоди, ты к чему это?

– Как к чему? Ведь ты сказал, что мы с тобой распишемся. А Саша – мой сын, поэтому, разумеется…

– Конечно, – не дослушав, кивнул он. – И что дальше-то?

– Надеюсь, ты будешь ему хорошим отцом…

– Что касается этого, то тут есть проблема. Ему уже двенадцать, он знает настоящего отца и наверняка будет с ним встречаться. Но я постараюсь быть ему другом, – пообещал Михаил.


– Где Илья Степанович? – раздраженно спросил вошедшего длинноволосого парня коренастый пожилой мужчина. – Какого черта он…

– Уехал в Вологду, – не дал закончить ему тот, – вместе с адвокатами. Как я слышал, хочет прибрать все себе. Акции Лапина сейчас ничьи, а у Ильи Степановича вроде как имеются какие-то бумаги, которые подтверждают, что он имеет право на эти акции.

– Хитер бобер! – усмехнулся пожилой. – Неужели думает, что умнее всех? Вот что, как только вернется, я должен знать, где он находится и что делает.

Ясно?

– Понял, – кивнул парень. – Мне Рыжик говорил, что они завтра вернутся.

– Значит, Илюша решил воспользоваться ситуацией, – пробормотал пожилой. – Ну что ж, не думаю, что это понравится остальным. Лапина убрали, а сейчас начнут убирать друг друга. Я давно этого ждал, поэтому и не ввязывался в дележку. Как только возникло совместное мебельное производство и продукция начала пользоваться спросом, я понял, что надо ждать раздела. И знал, что скоро кто-то погибнет. Вот оно и началось… Я должен знать об Илье все, – повторил он.

– Я помню, – кивнул парень.


– Настя, – вздохнула седоволосая пожилая женщина, – где ты постоянно пропадаешь? Уже час ночи. А ты…

– Извини, мама, – тихо ответила та, – меня попросили задержаться, я и осталась. Сейчас с деньгами у нас очень плохо. А Толику нужно одежду купить, да и игрушки тоже.

– Но ты угробишь себя, – покачала головой мать. – А…

– Нам нужны деньги, – перебила ее дочь. – Ты же знаешь, что у нас забрали все.

– Господи, – прошептала мать, – неужели ничего нельзя сделать? Ведь есть суд, есть…

– Ничего нет! – воскликнула Настя. – Разве ты не поняла?! Ты живешь еще тем временем, когда такое было бы невозможно. А сейчас… – Не договорив, она всхлипнула.

– Да… Вот не послушала ты меня, вышла замуж за Вячеслава, и смотри, что теперь выходит. Почему он не сказал, что у него дочь имеется?

– Мама, ведь я на четвертом месяце была, когда мы свадьбу сыграли. А о дочери он и не говорил. Узнала я об этом от его сестры Гальки. Стала Славку упрекать, а он хохочет: детей у меня по России знаешь сколько? А жена одна – ты, самая любимая.

– Так что же он, супостат этакий, ничего не оставил самой любимой и собственному сыну? Вот ты и оказалась у разбитого корыта. Как еще квартиру-то не забрали?… Хотя это что-то вроде общежития по обстановке – две кровати и стол. Ну, комод старый, который мы тебе с отцом привезли…

– Папа как? – спросила Настя.

– Да как, – махнула рукой мать, – злится. Поезжай, говорит, к нашей бизнес-леди. Мы когда прознали, что муженек твой из новых русских, ну отец тебя и стал так называть…

– А сама бы ты не поехала? – Настя поцеловала мать.

– Ну как не поехала бы… Ведь мы с отцом волнуемся, как ты сейчас тут одна с Толей, вот и решили, что надо побыть с тобой. Ведь домой ты ехать не хочешь…

– Что я в деревне делать буду? Никакой работы там сейчас нет. Ну пойду я учительницей. Да и то навряд ли. Учителей сейчас хватает. Конечно, не те, какие нужны, но все-таки деньги… А Толю я вытяну.

– Отец так и говорил – не поедет Настена назад. Из-за сына не поедет. В общем, мы тебе каждый месяц будем высылать по тысяче рублей. Ну и мясо, картошку, остальные овощи. А почему ты в учительницы не идешь? Ведь закончила институт.

– Сначала Слава не дал работать. А теперь не берут. Я пробовала. Правда, к сентябрю вроде обещали место, но кто знает… Хорошо еще, в ларьке работа нашлась.

– Отец все боялся – Настена, наверное, и работать отучилась.

– Не отучилась. – Горькая улыбка скользнула по Настиным губам. – И слава тебе Господи, – перекрестилась она.

„Видать, тяжело тебе, доченька, – мысленно обратилась к ней мать, – раз креститься начала. В Бога верят, когда уже совсем худо“. А вслух спросила:

– Толик, наверное, отца-то часто поминает?

– Да я бы не сказала… Славка ведь не очень-то сына вниманием баловал. Игрушки, бывало, дарил. И то нечасто. Только деньги давал.

– А в милиции что говорят? Найдут этих извергов или нет?

– Не знаю. Хотя их и искать не надо. Они как жили, так и живут по-прежнему. На похороны явились, и все. Денег, правда, дали – две тысячи евро. И на том спасибо. Убили, но денег дали! – со злостью сказала Настя.

– Перестань, дочка, – заволновалась мать. – Ты откуда знаешь, что…

– Славка говорил, – перебила дочь, – что прекратит все их дела, связанные с криминалом. Ну, с уголовщиной, – увидев непонимающий взгляд матери, пояснила она. – Вот и убили его.

– Ты наверняка не знаешь и не говори, а то накликаешь беду. Пожалей хоть сына. Мы с отцом, ежели с тобой что случится, долго не протянем. И кому он нужен будет?

– Поэтому и молчу. И давай, мама, об этом больше не говорить.

– Найди себе мужика хорошего, путного. Ведь ты молодая, красивая… да и сын твой для нормального мужика не помеха. А Славка твой, прости Господи, – мать перекрестилась, – непутевым мужиком был. Ведь даже не обмолвился, что у него дитё имеется. И чего бы не сказать?

– Не знаю, – чуть слышно отозвалась дочь.

– А уж баба эта, его бывшая, ох и стервоза, чуть не кинулась на тебя. А точно…

– Точно! – видимо, догадавшись, какой последует вопрос, сердито воскликнула Настя. – Мама, давай не будем об этом. Я устала и хочу спать.

– Помоги тебе Господь, – перекрестившись, вздохнула мать.


– Хрен его знает, – недоуменно проговорил Сысоев, – куда Толька подевался. Нет нигде ни водителя, ни машины. Чертовщина какая-то…

– А еще мент! – усмехнулся худощавый майор милиции. – В нашем деле на чертей не валят. Заявление у тебя есть?

– Да кто будет заявлять-то? – отмахнулся капитан. – Он обещал приехать и какие-то документы привезти. Из-за них, говорил, можно на убийц брата выйти. Я с Суровцевым договорился. Ждали-ждали, а его нет и нет. Я всех обзвонил. С лесоповала ответили, что водитель с Лапиным уехали. Какие-то трое приезжали и встревожились, когда о документах кто-то из лесорубов проговорился. Но там еще и деньги пропали. Лесорубы, конечно, не валят это на Лапина, но совпадение настораживает.

– Тогда ищи в болотах, – сказал майор. – Сколько там душ загубленных, один Бог ведает. Конечно, дело тут не заведешь. Но, насколько я помню, Толик Лапин твой товарищ. Значит, ты и должен выяснить, что с ним случилось.

– Да понимаю я, что должен, – поморщился капитан. – Я же и уговорил его эти бумаги Суровцеву привезти. Наверное, кто-то узнал об этом…

– Верно мыслишь, – одобрительно проговорил майор. – В этих делах лесных много всего наворочено. Да и люди за этим стоят серьезные. И знаешь, никто на себя за какие-то две-три тысячи баксов груз брать не станет, чтоб лес через границу пропускать. Так что найти ты Лапина, конечно, обязан. Но прикинь сначала свои возможности. Материала у тебя, чтобы уголовное дело завести, пока ноль. А разговоры о бумагах, то есть о компромате на компаньонов братьев Лапиных, всего лишь слова. Конечно, если ты найдешь труп Анатолия, тогда дело другое. Но видишь ли, капитан, в таких делах трупы обычно прячут для того, чтобы их не находили. Ведь после преступления, как правило, заводится дело и очерчивается круг подозреваемых. А раз тела нет, то и чертить нечего. Так что найдешь тело – начнется дело, – невольно срифмовал он. – Но в этом случае у тебя есть шанс тоже трупом стать. Начнешь искать – наверняка станешь мишенью. Одного Лапина убили – ну, как говорят, он убит в пьяной драке… – Майор усмехнулся. – Тех, кто его убил, взяли. Но их хозяева обещали, что даже до суда дело не дойдет. Через пару месяцев в дурдоме будут, а через год станут в кабаках бабки просаживать. Все так и получится. В дурдомах нашпигуют их лекарствами, и до свидания. Сразу, может, и не помрут, но умом точно тронутся. И даже если они еще до того, как начнут дуреть, попытаются явку с повинной сделать, то кто дуракам поверит?… Забили старшего Лапина, конечно, не те, кого взяли. И московские коллеги наши это понимают.

– Но если они сами признались, – удивился Сысоев, – то зачем их?…

– Так надежнее, – улыбнулся майор. – Кому-то рассказать могут.

– А вы, Андрей Валентинович, опытный…

– Так я уж восемнадцать лет в органах. Меня пару раз чуть было не уволили. Первый раз – по делу. Я чуть выпивши был, ну и одному мужику – он жене своей голову бутылкой разбил – прилично здоровье попортил. А жена оказалась стервозой. В общем, тогда виноватым себя чувствовал. А второй – гниду одного брали. Он мальчишек маленьких насиловал, я ему и попытался из яиц яичницу сделать. Тогда меня тоже пожалели, но звание задерживали два раза. Да мне плевать на это! На пенсию уж пора, а что-то не хочется! – Майор засмеялся. – Нинка, жена моя, все бурчит – когда же ты дома-то будешь? Но не получается никак. Знаешь, – он понизил голос, – буду до конца тянуть лямку, пока уж на дверь не укажут. Тогда и уйду.

– Ну и где же мне Лапина искать? – думая о своем, пробормотал Сысоев.

– Спроси всех по всем дорогам, кто находился там в это время. Примерное время узнать несложно. Кто-то наверняка видел „Ниву“. Узнаешь, по какой дороге они ехали, а там уже легче будет. Ты инспекторов ГИБДД спрашивал?

– Да, – кивнул капитан. – Никто не видел машину Лапина. Скорее всего он поехал по пробитым лесовозами дорогам вдоль реки Илезки, до дороги Терехово – Брусенец. Он меня так возил. Там и искать надо.

– Только действуй потихоньку, – предупредил майор, – а то уберут. Съезди туда вроде как на рыбалку или на пикничок. Возьми с собой кого-нибудь, кому доверяешь. Жену в это не впутывай. И вообще никого из тех, кто тебе дорог, не бери. И еще, – вздохнул он, – если уж хочешь что-то узнать, то начальству ни полслова. Даже если объявят Лапина в розыск как пропавшего без вести, ничего это не даст. Годами ищут, но редко кого находят. Тут сработает только твоя личная инициатива. А вообще-то давненько я на рыбалке не бывал. И на Илезке вроде клюет неплохо… Так что в выходные поедем и порыбачим. Ты как к рыбалке относишься?

– Да я вообще-то не рыбак, – вздохнул Сысоев.

– Придется им стать, – улыбнулся Андрей Валентинович. – Видишь ли, в чем дело, Саша, дважды там, где твой Лапин работал, пытались копаться налоговики и прокуратура. Но ничего не нашли. А ведь лес уходит в Финляндию и даже в Швецию, это не секрет. Да и через таможню проходит. Документы в порядке, и все дела. Когда же Россия научится свое добро беречь? Здесь даже японцы были! – Майор засмеялся. – Понятное дело, незаконно лес приобрели, а что делать? – Он выругался.

– Вот, наверное, Анатолий и нашел какие-то бумаги, – сказал Сысоев. – Скорее всего из-за них Славку и убили. Но тот хищник был: все, что плохо лежит, но стоит денег, не упускал. И плевал он на законы. Толик не такой, он просто работяга. И…

– Все они работяги, – насмешливо перебил его майор, – но капиталисты. Может, Анатолий хотел этими документами компаньонов поубирать? Не верю я в порядочность таких деятелей. Но ты говорил, что у Лапина имелись какие-то документы, и хотя бы поэтому его необходимо найти. Ну а если он мертв, то все очень серьезно.


– А куда же Толька-то делся? – недоуменно спросил рыжий лесоруб. – И Горюнов пропал. Вместе с машиной исчезли. Во дела, блин!

– Совсем Россия оскотинилась, – недовольно проворчал лесоруб, пивший чай из алюминиевой кружки. – Ладно молодежь деньги „капустой“ называет и набралась всяких словечек из видиков. Но ты-то, Илья, – обратился он к рыжему, – мужик ведь. Дети у тебя, а все туда же, мать твою в баню.

– Ладно тебе, Иваныч, – поморщился Илья. – Тут видишь, чё делается. Приехали за Толькой эти трое, а он раньше укатил и пропал вместе с машиной и Горюновым. Вот тут и выбирай слова, твою мать!.. – плюнул он. – Похоже, скоро нас всех…

– А лес кто пилить станет? – усмехнулся Иваныч. – Мы лес валим и годны им поэтому. Конечно, если что-то вякать начнем, под пилу запросто положат. Лично мне все эти дела их мимоходом шли. Мне двоих детей поднимать надо да стариков родителей обеспечить. Платят здесь неплохо, на других участках и половину не получишь. Лишь бы платили вовремя, а кто нами управлять будет, мне лично без разницы.

– Вот такие, как ты, Россию запросто назад коммунякам отдадут, – усмехнулся смуглый крепыш, – потому что…

– А тебе-то, Али, до России что? – остановил его Иваныч.

– Вот уж не думал, – покачал головой Али, – что от тебя такое услышу. Ведь сколько лет вместе, да и семьями дружим.

– Давайте все-таки про Тольку, – сказал скуластый парень. – Все-таки и бабки наши ушли. Если не Анатолий их взял, то кто?

– Да Анатолий никогда такого не сделал бы, – возразил Иваныч. – Я его уж сколько лет знаю. Скорее всего пытаются подставить его. А вот зачем все это, не знаю. Я предполагаю – Анатолия убили и деньги забрали, чтобы мы думали на него. Тогда, даже если и в милицию обратимся, его будут искать по подозрению в краже. Хотя дурость это, конечно… Там денег-то всего двенадцать тысяч пятьсот три рубля. Но видимо, на это нас и толкают.

– Тогда, выходит, среди нас крыса имеется, – сказал длинноволосый парень.

– Точно, мужики, – кивнул Илья, – Андрей прав. Как мы про это раньше не подумали? Кто же это? – Он по очереди осмотрел всех.

– Надеюсь, никто из нас, – проворчал Иваныч. – А подумать на любого можно.

– Не скажи, – перебил его Андрей. – Месяцев пять назад к нам в бригаду сунули пятерых, а три месяца назад еще троих. За тех, кто был с нами сначала, я голову даю.

– Тоже верно, – вмешался Иваныч. – Значит, надо составить список тех, кто в бригаде недавно. И отметить тех, кто пришел по рекомендации хозяев. Покумекаем трохи и выйдем на эту крысиную морду.

– Мне Чернов не по душе, – сказал Андрей. – Уж больно он крученый. И с москвичами все время терся, пока они тут были. Помнишь, наверное?

– Да, я помню, – кивнул Иваныч. – Но мне, например, Букин не в кайф. Какой-то он больно скользкий.

– Сейчас надо сесть, – вмешался в разговор Али, – взять список и обсудить каждого. На всех ведь тоже собак не навешаешь.


– Да не в масть все вышло, – недовольно усмехнулся куривший сигару Леонид. – Похоже, у нас вот-вот неприятности начнутся. Срисовали нас мусора с лесными делягами, а сейчас в этом деле уже два жмура. Братанов Лапиных порешили. Насчет младшего особенно непонятно… – Он затянулся.

– Чего тут непонятного-то? – усмехнулся плотный бородатый мужчина. – Пропал Толька. Не от бабы же он слинял?… Замочили его. А ментовня на нас это дело повесить хочет. Давненько они нас за решетку упрятать желают. Я сразу базарил – зря мы с этими бизнесменами хреновыми дела заимели.

– Не потянули бы мы войны с ними, – возразил Леонид, – они бы прислали сюда команду, и от нас остались бы только кружки с недопитым чифирем. Ништяк, что так мы еще какие-то бабки маем. А насчет жмуров – тут Сысой, сучара, на нас пытается неизвестно что навесить…

– Да при каких тут Сысой? – зло спросил бородач. – У тебя к Сысою свои претензии, так не втягивай нас в это.

– Ты, Каштан, за базар отвечаешь?! – заорал Леонид. – Знаешь…

– Не кажи зубы! – прорычал тот. – Я таких, как ты…

– Хорош! – рявкнул коренастый старик с наколками на обеих руках. – Что вы как бабы на базаре, – презрительно поморщился он. – Надо по делу базар вести, а вы… – Он махнул рукой. – В зону вам пора обоим. И не базлать! – осек он собравшегося что-то сказать Каштана. – Этих деляг доить надо. Если не будут монету гнать, сожжем к едрене фене все ихние запасы древесины! Шустрый, когда бабки они должны подогнать? – спросил он.

– Через неделю.

– В общак зоны почти все уйдет, – вздохнул старик. – Сейчас там караул, можно сказать. В некоторых уже и пайка мылится. А раз пайка разыгрывается, зона – гиблое дело. Пайка уже давно не играется, но раз на зонах начали, значит, кранты там. Получается, надо братву поддержать. А мы никак на пожизненно осужденных не выйдем. Вообще никакого выхода…

– Даже если бы и был выход, – заявил Каштан, – я бы туда копейки не дал. Наших там раз-два и обчелся. А греть этих чеченских ваххабитов, уж хрен им на рыло! – зло добавил он.

– Правильно Каштан базарит, – поддержал его Леонид. – Греть этих боевиков или маньяков, которые пацанят трахают, хрен им, сучарам!..

– Да дело не в них, Пингвин, – сказал старик, – а в том, что выйти не удается ни на кого. Кстати, Финна повязали. Да пока хрен на его дела. Надо что-то тут решать. Эти деляги не выступают, что платить не будут? – взглянул он на Шустрого.

– Они нам как за работу бабки гонят, – напомнил тот. – Мы же транспорт им подкнокали, участки, где лес путный имеется. Ну и с финнами свели. Я про покупателей базарю.

– Короче, вроде шестерок, – недовольно заметил старик. – Вот уж не мыслил…

– Да хорош тебе, Пахан, – процедил Пингвин, – ты, в натуре, нас за дураков держать начал?… Мы тебе такое дело нашли, бабки в карман без хлопот идут, а ты…

– Но тогда чего же вы кипеш подняли, – усмехнулся Пахан, – если у вас все хорошо и гладко? Короче, вот что – жмуров на нас запросто повесить могут. Но и от бабок отказываться – себя не уважать. Тут какие-то бумаженции роль играют. Я не в курсе, что за бумаги, но они имеются. Что тебе москвич базарил? – обратился он к Пингвину.

– Что надо бумаги перехватить, – отозвался тот. – Вроде должны прийти к Тольке Лапину из столицы. Вот я и поехал к нему прощупать. А он, сучара, уже отвалил.

– Наследил только, – проворчал Пахан. – Срисовали тебя лесорубы. Наверняка уже и менты про твой визит в курсе. Ведь базарил, чтоб туда просто так не рисовались. А вы, как малолетки, мать вашу, – он скрипнул зубами, – суетесь, как на дискотеку. Теперь жди визита мусоров, – предупредил он. – И так нам житья нет, а тут еще…

– Но мне позвонил Илья, – огрызнулся Пингвин, – и попросил…

– А ты думал, там письмо от зазнобы? – зло перебил его Каштан. – В натуре, Пахан базарит – стремно это. Засветили…

– А как ты туда за двумя лесовозами ездил, так этого как будто никто не видел!.. – усмехнулся Пингвин.

Каштан покосился на него, но промолчал.

– Короче, вот что, – решил Пахан, – сейчас соваться туда не будем. Ты просто бабки возьмешь, – кивнул он Шустрому, – и все. И объясни: засветились вы там прилично. А ты этому Илье, – он перевел взгляд на Пингвина, – скажи, что не успел. Мол, подставить меня решил. Вы же Лапина убрали, а меня, сучары позорные, крайним сделать решили, поэтому придется еще раскошелиться. Увязывать с ментами нужно, а за это платить придется. Понял?

– Не выйдет, – покачал головой Пингвин.

– Запросто такие дела не делаются! – отрезал Пахан. Каштан, усмехнувшись, отвернулся. – И вот что еще… Худого ко мне, пусть вечерком занырнет. Надо указать место этим московским делягам. А то они нас, в натуре, за папуасов держат.

– Кого-то еще мочить не стоит, – высказался Каштан. – И так делов наделали…

– Просто припугнуть требуется, – объяснил Пахан. – В общем, пусть Худой занырнет ко мне. А ты не забудь Илью этого на пару штук обуть, – кивнул он Пингвину.


– И как тебе местечко? – Майор с улыбкой посмотрел на Сысоева.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Поделиться ссылкой на выделенное