Безымянный.

Возвращение мстителей

(страница 1 из 15)

скачать книгу бесплатно

Глава первая

Ольга несколько раз глубоко затянулась и загасила сигарету о пачку «Мальборо». Окурок она спрятала также в сигаретную пачку. Убрав пачку в карман джинсов, Ольга посмотрела на часы. Было половина четвертого утра.

– Пора начинать, – сказала она, обращаясь к Игорю.

Тот стоял у окна и внимательно наблюдал за соседним домом.

– Да, пора, – согласился он, выпуская из рук занавеску, – вроде все тихо. Судя по всему, охранники смотрят телевизор в холле, Игорь кивнул на окна соседнего дома, из которых сочился голубой свет.

Дом, за которым они наблюдали, представлялся собой вытянутое одноэтажное строение, отделанное белым ракушечником. Перед входной дверью была разбита небольшая крытая терраса, кровля которой, опиралась на круглые белые колонны.

За два дня наблюдения за домом, Игорь разглядывая его окна, пришел к выводу, что в центральной части дома располагался холл. В левой его части находились комнаты для гостей, в которых располагались охранники. В правой же части здания располагались апартаменты человека, ради ликвидации которого, Игорь и Ольга прибыли в Америку.

Здесь, в этом доме, в престижном районе Майами, последние полгода проживал известный российский уголовный авторитет по кличке Хмель. Ольга и Игорь давно охотились за этим бандитом, но однако в России Хмелю удалось уйти от них. С еще большей легкостью Хмелю удалось уйти от преследования правоохранительных органов, используя свои связи среди московских чиновников. Переведя деньги за рубеж, Хмель приобрел в Майами этот дом, в котором и поселился .

– Пошли, – сказала Ольга и стала спускаться по лестнице на первый этаж.

Дом, из окон которого они наблюдали за жильем Хмеля, располагался по соседству. Это было двухэтажное здание, пустующее, и выставленное на продажу, о чем гласила табличка на границе участка прилегающего к дому.

Выйдя из дверей дома, Игорь и Ольга подбежали к двухметровому забору, отделяющему участок земли пустующего дома от владений Хмеля. Забор молодые люди перемахнули быстро и ловко. Спрыгнув на землю, Ольга и, следующий за ней, Игорь, пригнувшись побежали к террасе.

Достигнув окна холла, они оба прижались к стене здания и стали прислушиваться к доносящимся из помещения звукам.

Как и предполагал Игорь, в холле, достаточно громко, работал телевизор. Из раскрытых окон доносились обрывки речи, стоны и возгласы, говорящие о том, что показываемый по телевизору фильм является порнографическим. Осторожно заглянув в окно, молодые люди увидели развалившегося на мягком диване охранника. Последний сидел в пол-оборота к ним и явно был увлечен зрелищем происходящим на телеэкране.

Ольга посмотрела на Игоря и взглядом указала на входную дверь. Игорь понимающе кивнул и пригнувшись, дабы его не было видно из окон холла, стал подбираться к входной двери. Достигнув ее, он вынул из-за пояса джинсов нож, и выжидательно посмотрел на Ольгу. Та кивнула.

Игорь лезвием ножа стукнул о матовое дверное стекло.

Звук был негромкий, но достаточно четкий, чтобы его мог услышать охранник, сидящий в холле. Тот встрепенулся, и оторвавшись от телевизора, повернул голову в направлении входа, к которому он сидел спиной. Несколько секунд он молча смотрел на входную дверь, после чего встал и отправился к ней. Он был одет в светлые легкие штаны и красочную, пестрого цвета рубашку, поверх которой на плечи были наброшены ремни плечевой кобуры. Охранник снова прислушался к тому, что происходит на улице. Потом вынул из кобуры пистолет и снял его с предохранителя. После чего он открыл дверь и осторожно вышел на улицу, держа пистолет наготове. Оказавшись вне дома, он быстрым взглядом оглядел террасу и пройдя за ее границы, которые были очерчены рядом колонн, осмотрел лужайку перед домом. Ничего подозрительного он не обнаружил. Охранник засунул пистолет обратно в кобуру и вернулся в дом, закрыв за собой дверь на замок. После чего охранник подошел к окну и закрыл его. Включив напольный кондиционер, он снова вернулся к своему прежнему занятию – просмотру телевизора.

Взяв в руки пакетик с попкорном, он кинул в рот несколько хлопьев. Однако, прожевать их ему не удалось, так как в этот момент его шею сдавила узкая и тонкая бичевка. Охранник сделал судорожный выдох. Кукурузные хлопья вылетели у него из рта и он отчаянным жестом ухватился за шею, пытаясь ослабить удавку. Но было уже поздно. Ольга, находясь сзади своей жертвы, уперлась коленом в спинку дивана и что есть силы сжимала петлю.

Она проникла в дом через окно, в тот момент, когда охранник выходил на улицу и спряталась за одним из двух, стоящих почти в центре комнаты, огромных кресел. Как только, ничего не подозревающий охранник уселся на свое место перед телевизором, Ольга бесшумно подкралась и набросилась на него сзади.

Сопротивления практически никакого не было. Наконец, судороги прекратились и охранник затих. Ольга сняла с его шеи бичевку и спрятала ее в кармане. Быстрым движением она выхватила пистолет из кобуры охранника и заткнула его, со спины, за пояс джинсов. Обыскав карман охранника, она обнаружила глушитель.

«Отлично, – подумала Ольга, – теперь нам будет гораздо легче».

Она подошла к входной двери, открыла ее, и высунув голову наружу, тихонько присвистнула. Из-за колонны вышел Игорь. Все время, пока охранник находился на улице, Игорь прятался за ней, меняя лишь место положения в зависимости от того, куда двигался охранник.

– Все нормально? – спросил он, подойдя к Ольге.

Та молча кивнула.

Они вошли в дом, и миновав пустой холл, вышли с другой стороны здания в небольшой дворик. Большую его часть занимала голубая водная гладь бассейна. В шезлонге, недалеко от края бассейна, сидел мужчина в шортах и майке. Он спал, размерено посапывая, положив подбородок на грудь. Рядом с ним, на пластмассовом столике, лежал пистолет.

Похоже что Хмель и его головорезы чувствовали себя в полной безопасности и не ожидали никакого нападения, так как охрана вела себя не очень осмотрительно. Ольга подошла к спящему охраннику и подняла пистолет. Раздался приглушенный звук. Простреленная голова охранника откинулась на бок.

Игорь подошел к столику и взял пистолет…

В эту ночь Хмель никак не мог уснуть. Точнее он уснул в одиннадцать, изрядно накачавшись спиртным, но проснувшись в два часа от какого-то странного нервного напряжения, уснуть уже не мог. Он ворочался с боку на бок, с шумом вдыхая в себя освеженный кондиционером воздух. Зима в этом году во Флориде выдалась теплая, средняя температура переваливала за 25 градусов по Цельсию. В марте же ночи стали стали душными из-за подувшего с юга суховея. Приходилось пользоваться кондиционером.

Наконец Хмель сел на диване, достал из переносного бара бутылку виски «Джонни Уокер». Налив себе полстакана, он сделал большой глоток и наслаждаясь побежавшим по пищеводу теплом, откинулся на спинку дивана.

За время, проведенное здесь в Майами, Хмель практически отошел от дел. Как принято говорить в подобных случаях – лег на дно. Периодически, не чаще раза в месяц, к нему из России приезжал человек, докладывавший ему о состоянии дел на предприятиях, принадлежащих Хмелю в России. Дела шли неплохо, о чем свидетельствовали копии финансовых документов, передаваемых визитером из России Хмелю. Эту же информацию подтверждал тот факт, что на зарубежные счета Хмеля регулярно поступали денежные суммы. Не смотря на то, что Хмель покидал Россию в тяжелой для него ситуации, бегством это назвать было нельзя. Это было, скорее, хорошо организованное отступление. Хмель заплатил всем кому надо и сколько надо, чтобы были улажены все возникшие у него проблемы.

Возбужденные против него уголовные дела были благополучно замяты. Часть вины взяли на себя его подручные, другую часть списали на людей, которых уже не было в живых. Некоторых свидетелей пришлось ликвидировать. Попытки некоторых ретивых ментов возбудить против Хмеля дела, связанные с заказными убийствами, были замяты его высокими покровителями. Не бесплатно конечно. Все эти услуги были оплачены Хмелем, что серьезно подорвало его экономическое могущество. Однако, в результате этого, он мог спокойно жить и не бояться преследования со стороны сильных мира сего.

Но, чтобы чувствовать себя в полной безопасности, Хмель не часа не оставался без личной охраны. Этих людей он привез с собой из России, поскольку пользоваться услугами местных он не хотел. Хмель доверял лишь тем, с кем проработал не один год. Эти четверо парней работали на Хмеля уже давно, и не раз выполняли многие его сложные поручения. Каждый из них по приказанию Хмеля не задумываясь отвернет голову любому, на кого он только покажет. Это они делали уже не раз.

Сегодня у Хмеля дежурили Боня и Кастырь. Боня, как всегда, по ночам, смотрел телевизор. На одном из каналов, после часа ночи, показывают порнографию. Кастырь же коротал ночи в шезлонге, у бассейна.

Хмель встал с дивана и прошелся по комнате. Спать ему совершенно не хотелось. Он снова отхлебнул из стакана виски и подойдя к окну, сквозь жалюзи стал всматриваться в залитую светом лужайку перед домом.

«Пора, – подумал Хмель, – пора начинать заниматься делами. Раскручивать новые проекты. Надо выходить из тени. Времени прошло уже достаточно, чтобы в России все улеглось и затихло». В последний раз визитер из Москвы сообщил Хмелю, что в Москве заинтересовались его новыми предложениями, и люди из правительства готовы к сотрудничеству по воплощению этих идей в жизнь. Хмель бросил взгляд на электронные настольные часы – цифры высвечивали три часа. Нервное напряжение, не дававшее Хмелю спокойно уснуть, слегка утихло. Однако, его сознание уже захватили мысли о грядущих перспективах. «Ладно, – решил он про себя, – пойду поплескаюсь в джакузи, успокою нервишки и покумекаю над тем, чем мне надо заняться в первую очередь».

Хмель взял открытую бутылку виски и отправился в ванную комнату, которая примыкала к его спальне. Наполнив джакузи водой, Хмель сбросил с себя халат и окунулся в бурлящие потоки воды. Бутылку виски он поставил на кафельный бордюр, обрамляющий джакузи по периметру. Периодически Хмель прикладывался к ней.

Водные процедуры в сочетании с алкоголем, успокоили его нервную систему и навеяли приятные размышления о будущих удачных проектах. Нежась в водных потоках, Хмель постепенно погружался в дрему.

В какой-то момент, когда Хмель находился в пограничном состоянии между явью и сном, перед ним вдруг возникли два человеческих силуэта, одетые в черное.

Хмель провел ладонью по лицу, словно пытаясь сбросить пелену с глаз, а вместе с ней и это, неприятное ему, видение. Но люди в черном не исчезли. Перед ним, у входа в ванную комнату, явственно стояли молодые парень и девушка. Оба они были одеты в черные джинсы и темного цвета футболки с длинными рукавами. В руках, кисти которых были облечены в резиновые перчатки, они держали пистолеты.

Хмель мгновенно узнал их. В эту секунду в груди у него похолодело, и он, таращась глазами на непрошенных гостей, яростно прошипел:

– Черт! Я думал что вы сдохли!

Парень сделал два шага в направлении Хмеля и произнес:

– Благодаря твоим стараниям, это едва не случилось. Но, видимо, наше время еще не пришло и в список твоих многочисленных жертв мы не попали.

Произнося второе предложение в этой фразе, Игорь сделал акцент на слове «наш». Хмель уловил этот нюанс и спросил:

– Ты хочешь сказать, что мое время настало?

Игорь, а это был именно он, усмехнулся:

– А ты как думаешь?

И уже совершенно серьезно добавил:

– Жаль что расплата настигнет тебя только сейчас. Если бы это случилось раньше, жизни многих безвинных удалось бы сохранить.

Хмель огромным усилием воли пытался привести свои мысли в порядок. Он взял в руки бутылку виски и отхлебнул из горла. При этом, он, стараясь не привлекать внимание, стал продвигаться по джакузи в сторону небольшого пульта с кнопкой для вызова охраны. Пульт был скрыт за кафельным бордюрчиком и не виден Игорю и Ольге.

– Но я хочу знать, черт вас подрал, кто вас послал сюда и на кого вы работаете? Я ведь со всеми договорился, всем кому надо забашлял. Какая сука осталась недовольной и прислала ко мне стрелков.

Игорь молча улыбался в ответ.

– Кто? Скажите, кто? – не унимался Хмель. – Впрочем я знаю, вы работали на ментов. Я знал, что эти падлы меня подставят. С ними невозможно ни о чем договариваться.

Наконец Хмель достиг того места, с которого он мог дотянуться до пульта. Он поставил бутылку на бордюр и свесив руку, быстро нажал на кнопку тревоги.

– Может тебе будет странно это слышать, но мы не работаем на ментов. Мы, вообще, ни на кого не работаем.

Хмель удивленно посмотрел на Игоря, потом на Ольгу. Подобного ответа он действительно не ожидал. Он понимал, что врать, в такой момент, этим людям нет никакого смысла. Но при этом, он ни на секунду не переставал напряженно ждать подмоги. На всякий случай, он еще раз нажал на кнопку.

– Ты можешь не стараться, – сказал Игорь, указав дулом пистолета на правую руку Хмеля, которой тот жал на кнопку, – охрана не придет. За пол года проживания здесь, твоих головорезов утомило южное солнце Флориды. Насмерть.

Хмель понял, что помощи ему ждать неоткуда. Этот дуэт работал профессионально. Он понял это почти сразу, как только увидел их, но в глубине души продолжал надеяться на чудо. Но чудо не свершилось. Хмель осознал, что перед ним стоят два его палача, полные решимости исполнить смертный приговор и им, увы, ничто не сможет помешать.

– Вы что так и расстреляете меня тут – безоружного и голого? – с некоторым удивлением в голосе, спросил он, – но я не понимаю, зачем вы все это делаете? Да, у нас с вами были проблемы, порой принимающие крайние формы. Но ведь мы можем договориться, у меня есть деньги. Вы получите столько, сколько захотите. Наличными.

– Дело не в нас, – сказала Ольга, молчавшая до этого момента. – Хотя, когда твои бандиты пытали меня электрошоком, положив на сетчатую кровать, к которой было подсоединено электричество, у тебя и в мыслях не было договариваться со мной. Если бы ко мне вовремя не подоспела помощь, я наверное бы умерла от пыток на этой кровати.

– Так в чем же дело, что мешает нам договориться? – уставился на нее Хмель. – И какого хера, вы вообще преследуете меня.

– Два обгорелых детских трупа. Память о безвинно убитых детях не позволит нам с тобой договориться, – ответила Ольга, с ненавистью глядя на «вора в законе». – Папочка этих детей, когда-то работал на тебя, сам, при этом, даже не подозревая об этом. В какой-то момент тебе показалось, что он слишком много знает. И ты решил его устранить, а вместе с ним были убиты его супруга и дети. Мы мало знали этих людей, но когда поняли что их убили, то поклялись, что отомстим виновнику. И это случиться сейчас. Здесь.

Ольга подняла пистолет. Хмель с ненавистью взирал то на Ольгу, то на Игоря. Это его просчет, это то, чего он не предвидел. Эти двое людей, стоящих перед ним, действовали вне системы, их ходы сложно было рассчитать. Поскольку мотивы побуждающие их к мести, лежали в области далекой от меркантильных интересов. Хмель и представить себе не мог, что существуют люди, которые могут мстить, подвергаясь при этом смертельным опасностям, за малознакомых им людей. Бескорыстно. Повинуясь лишь какому-то внутреннему импульсу.

Хмель яростно схватил бутылку виски и замахнулся ею в сторону Ольги, но бросить он не успел. Ольга два раза выстрелила. На лбу Хмеля образовались две красные точки. Хмель упал в воду, и постепенно пенящаяся в джакузи вода стала принимать пурпурно розовые оттенки. Ольга махнула рукой и бросила в джакузи пистолет. Туда же полетел пистолет, который держал Игорь. Ольга еще некоторое время смотрела на плавающий в воде труп, но к ней подошел Игорь и сказал:

– Пора уходить.

Ольга задумчиво кивнула и они отправились к выходу.

Глава вторая

Вечером, следующего дня в гостиной небольшого, но уютного домика, на окраине Балтимора, собралась компания из четырех человек. За обеденным столом, в зале, вместе с Игорем и Ольгой, сидела стройная, маленькая, светловолосая женщина, лет сорока пяти. Это была Юлия Петровна, мать Игоря. Рядом с ней сидел крупный седой мужчина в очках – ее муж, Джеймс Бэкмэн, профессор местного университета. Лицо Юлии Петровны отличалось тонкими чертами и доброжелательным взглядом, искрящихся глаз.

Это был последний вечер, проведенный молодой парой в Америке, завтра они должны были улететь в Россию. Именно этим обстоятельством было омрачено лицо Юлии Петровны. Последний раз она видела своего сына пять лет назад, когда приезжала в Россию. Весь вечер она была задумчива, и в отличии от других дней менее разговорчива. За столом солировал Джеймс, который вполне сносно говорил по-русски.

– Нет, – произнес он, – новое тысячелетие Россия встретит по прежнему находясь в тисках серьезного экономического кризиса. Думаю, что говорить о каком-либо серьезном подъеме можно будет говорить не раньше 2005 года. Раньше этого времени жизнь в России вряд ли серьезно улутшится. Поэтому, Игорь, я не понимаю – почему вы так стремитесь туда.

– Джеймс, можно сказать что в России кризис длится с начала века. А люди живут, и ничего. Переживают один строй за другим. Я уже не говорю про правительства и многочисленные реформы. К тому же сейчас в России выгодней заниматься бизнесом, чем в Америке, прибыли получишь больше.

– Возможно, – ответил Джеймс, – но и гораздо опаснее. У вас практически не действуют законы, кроме одного – закона сильного.

– Здесь с тобой сложно спорить, Джеймс, – грустно констатировал Игорь, но тут же весело добавил, – зато у нас гораздо интереснее. Здесь, у вас в Америке все слишком спокойно.

Джеймс широко улыбнулся, обнажив ровный ряд белых зубов.

– Двадцать лет назад я тоже не искал спокойствия, поэтому, наверное, и колесил по свету. Я ездил в Африку, в Европу, посетил и Россию. Но там мне не понравилось, при Брежневе у вас было очень скучно и я уехал оттуда. Но все же в России мне повезло…

Он поднял голову и посмотрев на свою жену, взял ее за руку.

– В России я встретился с твоей матерью. Можно сказать, что там я нашел свое счастье. И за это я благодарен вашей стране.

Юлия Петровна ответила Джеймсу приветливой улыбкой, но тут же перевела взгляд на Игоря и спросила его:

– Игорь, почему бы вам не остаться здесь, в Америке? Джеймс наверняка помог бы тебе с работой. Ты, со своим знанием английского, легко впишешься в местную жизнь. Олечке мы тоже поможем.

– Мама, давай не будем подымать все заново, у нас уже был на эту тему разговор. Этот вопрос решен, мы возвращаемся домой.

– Ну зачем, зачем? Я не могу понять, неужели тебе здесь, со мной так плохо?

– Мама, это совсем другой вопрос, – сказал Игорь, начиная раздражаться, – там остался отец, кроме меня у него больше никого нет.

– Ты жил с отцом последние пятнадцать лет, я имею право быть рядом с тобой последующие годы. А к отцу ты будешь ездить. Я уверена, что он не будет возражать.

– Почему ты так думаешь,? – спросил Игорь насторожено.

– Потому, что он писал мне об этом, – порывисто ответила мать, – более того, в последних своих письмах, он даже просил меня сделать тебе предложение остаться в Америке. Он писал мне о твоих проблемах с бизнесом. Сообщило том, что у тебя были, как сейчас говорят у вас, разборки с криминальными структурами.

– Мама, это все ерунда. К тому же, это все в прошлом.

– Нет, это не ерунда! – нервно мотнув головой, почти прокричала Юлия Петровна. – Это очень серьезно. И хотя отец не писал подробностей, я сама поняла это, когда неделю назад зайдя к вам в спальню, увидела на твоей груди и спине два шрама. Это шрамы от пулевого ранения.

Игорь досадливо покачал головой. Неделю назад, когда мать, постучавшись, вошла к ним в спальню, Игорь не сообразил надеть майку, чтобы прикрыть шрамы. Он решил, что мать не разглядит эти две, едва заметные, точки. Но матери, как правило, более внимательны к своим детям, нежели те, зачастую, думают.

– Мама, – успокаивающе сказал Игорь, – все это действительно в прошлом. Теперь я могу совершенно искренне сказать тебе об этом. К тому же, я забыл сообщить тебе информацию, которая, возможно, тебя обрадует. Помнишь мы на второй неделе нашего пребывания, ездили в Филадельфию.

– Да ты говорил, что там обосновался один твой приятель по университету.

– Так вот, – продолжил Игорь, – Сашка Беневич предложил мне сотрудничать с ним. У него довольно солидный туристический бизнес – возит туристов из России по Америке. Он предложил мне открыть еще один филиал в России, у нас в городе. Так что, если бизнес пойдет, мы будем видеться чаще.

Юлия Петровна теребила кольцо на пальце, с грустным взглядом наблюдая за своим занятием.

– Ну что ж, – сказала она наконец, – дай-то бог… И все же я надеюсь, что ты воспользуешься моим предложением.

– Все может быть, – философски заметил Игорь, – может быть, это когда-нибудь случится.

При этих словах Ольга внимательно посмотрела на Игоря, словно определяя насколько серьезно он говорит.

Дальнейшая часть вечера прошла в размеренной беседе. Собравшиеся вспоминали былое и осторожно строили планы на будущее. Когда наконец они разошлись по спальням, пожелав друг другу спокойной ночи, было уже далеко за полночь.

Уже ночью, Игорь выйдя из душевой в спальню, увидел, что Ольга в пижаме стоит у окна. Он подошел к ней и сзади обнял ее за плечи.

– Почему не ложишься? – спросил Игорь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное