Безымянный.

Волчья пара

(страница 3 из 14)

скачать книгу бесплатно

Пока охранники тащили Игоря по коридору, он безуспешно пытался вырваться из их крепких объятий и кричал:

– Нет, я тебе это просто так не оставлю! Ты мне вернешь все до копейки, козел рыжий!

Глава пятая

Дальше события стали развиваться со стремительностью снежной лавины, катящейся с горы.

Игорь еще не успел подумать, какие меры ему предпринять в отношении кидал, как вечером того же дня, когда он поздно возвращался домой, в подъезде его встретили двое парней. Один подошел к нему вплотную и зажег перед его лицом зажигалку.

– Он? – спросил второй.

– Он, – ответил парень с зажигалкой.

После чего, загасив огонь, ударил Игоря под дых. Игорь упал на бетонный пол. Затем бандиты стали методично и скрупулезно обрабатывать тело Игоря ногами. Работали они профессионально, по принципу: «Не убить, но покалечить».

Когда Игорь перестал оказывать сопротивление, они остановились. Один из них снова чиркнул зажигалкой. В неверном свете огня сверкнуло лезвие бритвы.

– Массаж мы ему уже сделали, сейчас еще немного подбреем, и будет полный порядок, – мрачно пошутил он.

Бандит полоснул бритвой Игоря по уху. Лицо сразу обильно залила кровь.

– Ну вот, парень, – сказал бандит, вытирая об одежду Игоря лезвие. – Теперь ты, надеюсь, понял, что вести себя надо прилично. Второго урока ты уже не переживешь.

– Все, пока! – сказал второй бандит.

И они оба вышли из подъезда.

Игорь тяжело поднялся и, прижав к уху носовой платок, поплелся в квартиру.

Тогда его отец и узнал обо всем. Шок, вызванный видом окровавленного Игоря и информация, выданная после этого сыном, тяжело сказались на отце. Несколько дней Игорь не выходил из дома, пока наконец до него не дошла еще одна суровая весть.

«Бонус-банк», в котором Игорь брал кредит под залог кредита, занял неожиданно жесткую позицию. За неделю до истечения срока кредита банк объявил, что не намерен ждать больше ни дня и реализует заложенную квартиру как только окончится срок возврата денег.

Игорь отправился на прием к президенту банка Владимиру Маркову.

Марков, невысокий плотный мужчина средних лет с большими залысинами, являлся президентом банка со дня его основания. Он скептически посмотрел на заклеенное пластырем лицо Игоря и надменно произнес:

– Нуте-с! Внимательно вас слушаю.

Игорь никогда не имел раньше дел с этим банком и на особое снисхождение не рассчитывал. Он изложил свою позицию, предложив банку отсрочить кредит под процент и дать возможность самому Игорю реализовать залог.

Он рассчитывал, что продав свою квартиру сам, он сможет отдать кредит и погасить проценты по нему, оставшись при небольшой сумме, которая даст ему возможность заниматься бизнесом.

Неожиданно Марков согласился с предложением Игоря, заявив при этом, что процент за каждый день отсрочки будет повышен.

Едва были оформлены бумаги, Игорь стал интенсивно искать покупателя на свою квартиру. Но и здесь через некоторое время он заметил некоторые странности.

Покупателей было довольно много, почти все были заинтересованы в сделке, но в результате все они отказывались. При этом делали это в категоричной форме, без какого-либо обоснования.

На попытки Игоря снизить цену они не реагировали. Это было тем более странно, что еще вчера покупатель выражал восторги и горячее желание приобрести квартиру.

Время тем не менее шло, а покупателей не было. И Игорь понял, что, по всей вероятности, и эта его неудача не является случайностью.

Тогда в его доме и появились молодые крепкие парни в кожаных куртках, объявившие, что они представляют интересы «Бонус-банка» и которые потребовали выселения из квартиры и выплаты процентов.

– И еще нам добавишь на зарплату, – ухмыляясь, подытожил верзила с двумя передними золотыми зубами. – На период работы с тобой…

После этого Игорь созвонился с Марковым, но тот ответил жестко:

– Больше нам разговаривать не о чем. Будете теперь работать с моими представителями.

Игорь снова поднял телефонную трубку и набрал номер одного из своих одноклассников, который возглавлял один из городских ломбардов. На сей раз он позвонил не домой, а в офис. Несмотря на поздний час, Сергей Коротков был на месте.

– Сергей, это Игорь.

– Привет, – несколько уныло поздоровался Коротков.

– У меня дело.

– Да-да, я понимаю, – стал мяться Коротков. – Но ты знаешь, сейчас настолько тяжелое положение. Тебе, видимо, бабки нужны, а у меня тут свои проблемы…

– Нет, ты не понял. У меня к тебе деловое предложение. Я хочу заложить тебе свою дачу.

– Да? – удивился Сергей. – Дело зашло уже так далеко?

– Зашло.

– Да, подсел ты… Что ж, единственное, что я могу сделать, это дать тебе не грабительский, а нормальный залог под дачу. И ссудный процент установлю тебе не очень большой. Ну, а если не разрулишь, – Коротков вздохнул, – не обессудь. Дачу отберу. Сам понимаешь – бизнес.

– Я все понимаю. Спасибо и на этом. Другие и того не сделали.

– Ты знаешь, я их понимаю. Честно говоря, я и сам не очень хочу ввязываться – ты каким-то серьезным людям дорогу перебежал. Поэтому за тебя так и взялись. Иначе все, что с тобой происходит, не объяснишь. Надо было быть острожным. А ввязываться сейчас за тебя – свою задницу подставлять. У меня сейчас и без того сложная жизнь… Так что чем мог – тем помог.

– Да, спасибо, – сказал Игорь. – Завтра я подъеду тебе в офис за документами.

– Давай…

… Игорь вышел из дома в десять утра. Он направился к автомобильной стоянке недалеко от двора. Когда до стоянки оставалось метров двести, около него затормозила белая «девятка».

Из машины высунулась знакомая рожа верзилы в кожаной куртке с передним золотым зубом.

– Здорово, земляк! – сказал он. – Ну что, решил вопрос?

Игорь угрюмо посмотрел на него и сказал:

– Почти. Иду оформлять закладную на дачу.

– Садись. Мы тебя и подвезем.

На стоянке у Игоря стояла машина, взятая им напрокат у старого школьного приятеля. Он иногда пользовался этой машиной, сорок первым «Москвичом» после того как угнали его «БМВ».

Он подумал и хотел было отказаться от услуг бандитов, но те, заметив его колебания, решительно настаивали:

– Садись, садись. Заодно по дороге и поговорим.

Верзила вышел из машины, пропуская Игоря на заднее сиденье, где уже сидел еще один крепкий парень. Игорь уселся между двумя бандитами. Верзила захлопнул дверцу.

– Куда мы едем? – спросил Игорь.

– Сначала к нам в офис.

– А потом?

– Потом в другое место. Ты там поживешь недельку-другую.

– Зачем это?

– Затем, чтобы твой папаша не тянул с оформлением закладной.

– Зачем впутывать сюда отца? – испуганно спросил Игорь. – Я же сказал, что сам все оформлю!

– Мы тебе не доверяем! – отрезал верзила.

– Вы с ума сошли! Отец же сердечник, ему будет плохо, если он узнает, что меня похитили.

– А мы тебя и не похищаем. Мы тебя просто в гости приглашаем…

Глава шестая

Перед самым утром Ольге все же удалось соснуть, но не более чем на час. Ее разбудил старик-осетин, который сказал ей:

– Вставай. Уже семь.

– Да, сейчас.

Она скинула с себя шинель, которой укрывалась во сне, надела свою куртку и не без удовольствия заметила, что старик уже скипятил воду и поставил на стол банку растворимого кофе. Ольга сделала себе крепкий напиток и небольшими глотками выпила его. В половине восьмого она вышла на улицу и зайдя в ангар, где уже копошился с какой-то старенькой «Ауди» старик-хозяин, спросила:

– До метро не подбросишь?

Старик угрюмо поглядел на нее, молча кивнул и стал вытирать тряпкой свои замасленные руки.

В этот момент на станцию приехал на работу один из слесарей. Старик все также угрюмо посмотрел в его сторону, завел бывшую еще вчера ольгиной «шестерку» и, плавно тронувшись, двинул машину по направлению к станции метро «Выхино».

Через полчаса она уже была на Павелецком вокзале и, постояв немного в очереди, купила билет домой.

В поездах она обычно ездила в плацкартном вагоне, хотя вполне могла позволить себе купе и СВ. Но в СВ и в купе попутчики обязательно будут заводить разговоры, к чему Ольга сейчас была явно нерасположена. А в плацкарте народу, с одной стороны, как бы много, а с другой – легче всего затеряться в толпе людей.

До поезда оставалось еще больше пяти часов, и Ольга решила побродить по Москве. Она поехала в центр, прогулялась по Тверской, прошла на Красную площадь, купила себе в ГУМе понравившиеся ей блузку и джинсы.

Заняв свое место в вагоне, Ольга внимательно осмотрела попутчиков. Ничего особенного: две старушки, семейная пара, женщина-челночница, обложившая всех их своими тюками. Ольга помогла челночнице распихать ее сумки, обменялась дежурными фразами со старушками, уступив ей свою нижнюю полку, и как только поезд тронулся, она расстелила себе на верхней полке и принялась читать купленный на вокзале детектив, написанный какой-то молоденькой женщиной по фамилии Марина Серова.

Через час чтения Ольга заснула. В плацкартном вагоне она всегда спала крепко, чувствуя себя здесь в абсолютной безопасности.

Проснулась она уже поздно ночью, асболютно выспавшейся. Все спали, за исключением мешочницы, которая продолжала бдить за своими шмотками. Ольга отправилась в тамбур покурить.

За окном мелькали лишь слабоосвещенные огнями поезда голые стволы деревьев. Под стук колес воспоминания снова накатили на Ольгу. Так было уже не раз. После каждого дела она снова и снова вспоминала криминально-трагические события теперь уже трехлетней давности, так круто изменившие ее жизнь.

Первая ее жертва была убита не по заказу. Тогда ей было все равно, что с ней будет. В голове у нее было лишь одно – нельзя оставлять это безнаказанным. Если такие люди как мент Шамонин будут продолжать жить на белом свете, в то время как честные парни будут гибнуть в Чечне, то о какой вообще справедливости в этой жизни может идти речь? Эту справедливость должна была восстановить она, и она это сделала.

Слежка за Шамониным продолжалась три недели. Она каждый день изучала его график. По результатам своих наблюдений она сделала выводы, что майор милиции, кроме своего отделения бывал в разных местах. Домой он обычно возвращался поздно, и его как правило подвозили или сослуживцы-милиционеры, или какие-то другие люди, с которыми он вел тогда еще неясные для Ольги дела.

Больше всего Ольгу поразило то, что Шамонин значительную часть своего времени любил уделять отдыху. Каждую субботу, если служба не требовала его присутствия в отделении, он бывал либо в ресторане либо в бане. Причем в компании людей, которые если и могли иметь отношение к правоохранительным органам, то только в качестве их клиентуры.

Место у бани было неудобным, как посчитала Ольга. Перед входом была широкая открытая площадка. Здесь можно было только или стрелять из снайперской винтовки или класть из автомата сразу всю толпу выходящих из бани людей. Ожидать Шамонина у дома Ольга тоже побоялась, так как ее могли заметить жильцы. Кроме того, майора почти всегда провожали до дверей подъезда, а иногда и до квартиры, когда он в силу своего нетрезвого состояния не мог самостоятельно подняться на второй этаж. Отрезок времени между отъездом провожавших и подниманием майора на второй этаж было слишком небольшим, чтобы можно было сделать дело.

Место у ресторана Ольга сочла наиболее подходящим для исполнения своих целей. Ресторан «Арагви», в котором Шамонин по субботам пьянствовал с какими-то кавказцами, находился на территории городского парка. Он был окружен газоном, по периметру которого рос густой кустарник, где в сумерках можно было спрятаться, не бросаясь в глаза.

В очередную субботу, убедившись, что майор отправился в ресторан «Арагви», Ольга проследовала за ним и уже ближе к вечеру заняла позицию в кустах.

Она не сомневалась, что промаха не будет. Главным было не пропустить сам момент выхода Шамонина из ресторана. Крыльцо было единственным освещенным местом, где можно было гарантировать меткую стрельбу. Ожидание было долгим, прошло три-четыре часа, но наконец посетители стали расходиться.

На крыльце появился Шамонин. Он вышел не один. Рядом с ним появился какой-то кавказец возраста сорока пяти-пятидесяти лет. Он что-то сказал майору и пожал ему руку. Шамонин усмехнулся и пошел вниз по лестнице.

Как только он достиг нижней ступеньки, раздался грохот пистолетной стрельбы. Ольга выстрелила из «Стечкина» три раза и ни разу не промахнулась. Все три пули попали Шамонину в лицо.

После этого труп сложно было даже идентифицировать. Лицо майор было превращено в кровавое месиво.

В первый момент после выстрела люди, стоявшие на крыльце, оцепенели. Потом опомнился кавказец, с которым Шамонин прощался, и как выяснилось несколько секунд спустя, навсегда. Он что-то гаркнул на своем языке окружавшим его людям и указал в направлении кустов.

В этот момент Ольга уже покинула кустарник и устремилась вглубь парка. Уже потом она поняла, что совершила ошибку, непростительную для профессионала. Нельзя было начинать дело, не изучив предварительно место, где проводится акция, с доскональной точностью. Парк Ольга знала плохо. Кавказцы, в отличие от нее, знали местность хорошо. Пока она бежала извилистыми асфальтовыми дорожками, ее преследователи, трое мужчин, сократили путь и поджидали ее на одном из поворотов. Едва она завернула за кирпичную стену, отделявшую аттракционную площадку, ей ударили палкой по ногам.

Ольга упала. В следующий момент на нее навалились трое мужчин, выбив пистолет из руки.

Она поняла, что это конец.

Нападавшие были профессионалами и хорошо знали свое дело. Ее руки плотно связали ремнем за спиной, один из кавказцев аккуратно, двумя пальцами поднял пистолет с земли и, обернув его носовым платком, положил за пазуху.

– Иды вперод, тихо, – сказал один из кавказцев, ткнув ей в спину дулом пистолета.

К своему удивлению, Ольгу отвели не обратно в ресторан, а совсем в другую часть парка. Подойдя к трансформаторной будке, один из сопровождавших открыл ее, сказал Ольге: «Сиди здесь», и толкнув ее внутрь, запер дверь.

В будке Ольга просидела почти до самого утра, слыша, как парк прочесывают милиционеры. Они проходили и мимо трансформаторной будки, но, видимо, никому и в голову не могло прийти, что там может прятаться убийца.

Эта возня по парку закончилась перед рассветом. Похоже, менты окончательно убедились в том, что киллер ушел за пределы парка и прекратили поиски.

Ольга совершенно окоченела, сидя на холодном полу. На дворе был конец сентября, и хотя днем светило солнце и погода была по-летнему теплой, ночью осень брала свое.

Руки, связанные ремнем, занемели и затекли. Она была уже готова на все, лишь бы не терпеть эти адовы муки от холода и боли в суставах. «Хорошо, если убьют сразу», – подумала она. Пережить еще раз то, что сделал с ней убитый ею несколько часов майор Шамонин, она бы не смогла, не сойдя после этого с ума.

Наконец замок будки заскрипел, дверь открылась, и внутрь зашли трое кавказцев. Не развязывая ей рук, они подтолкнули ее к выходу и усадили затем в стоявшую рядом с будкой машину. Везли ее не очень долго, минут пятнадцать. В машине было достаточно тепло, и Ольга немного отогрелась.

Сопровождавшие ее кавказцы всю дорогу хранили молчание. Она попросила их развязать руки, но они никак не отреагировали на эту просьбу.

Наконец машина остановилась перед двухэтажным кирпичным домом, который заметно выделялся на фоне соседних деревянных избушек. Автомобиль въехал во двор и остановился. Двери ворот сзади тут же закрылись.

Ольгу выволокли из машины и подтолкнули ко входу в дом. Минуту-другую она петляла по неосвещенным коротким коридорам, в которых, как ей показалось, мог заблудиться даже хозяин. Наконец ее подвели к металлической двери, что немало ее удивило, так как дверь являлась внутренней.

На табуретке у двери сидел мужчина. В руках у него было бесприкладное помповое ружье с плавающим цевьем. Один из сопровождавших что-то сказал ему не по-русски. Тот посмотрел на Ольгу и кивнул головой. Видимо, он был предупрежден.

Кавказцы открыли дверь и втолкнули в нее Ольгу.

Она оказалась в довольно темном помещении без окон, тускло освещенном светильниками. Прямо перед ней, развалившись на диване, сидел тот самый мужчина средних лет, с которым Шамонин прямо перед своей смертью прощался на крыльце ресторана «Арагви». Прямо перед диваном располагался невысокий стол, на котором стояли бутылка красного вина, ваза с фруктами и еще несколько тарелок с какой-то снедью.

Мужчина поднял бутылку, налил себе стакан вина и, не отрывая от Ольги глаз, выпил его.

– Развяжите ей руки, – сказал с акцентом по-русски мужчина.

Охранники тут же выполнили приказание. Ольга начала растирать затекшие руки, морщась при этом от боли.

– Садись, девушка, – мужчина жестом пригласил ее взять стул и сесть за стол. – Нам есть о чем поговорить. Меня можешь звать Гиви. А тебя как зовут?. .

– Ольга, – ответила она.

Так она впервые познакомилась с еще одним человеком, серьезно изменившим ее жизнь. Это был Гиви Гурулия, вор в законе, один из влиятельных авторитетов преступного мира этого города.

Глава седьмая

Ольга подошла к столу и бросила перед Гиви сегодняшнюю московскую газету.

– Гиви, – улыбаясь, сказала она, – здесь есть для тебя интересная информация.

Гиви оторвал свою широкую спину от дивана и, протянув через стол волосатую руку, взял со стола газету и спросил:

– Правду говоришь?

– На последней странице. В разделе «Преступления и происшествия» есть статья о твоем знакомом, Мохначеве Вадиме Викторовиче. Увы, парню не повезло – он поймал бровями три пули и сейчас проходит санэпидемобработку перед отправкой в рай.

– Этот в рай не попадет, – возразил Гиви и снова откинулся на спинку дивана.

Ольга точно не знала, сколько лет Гиви. Но приблизительно ему можно было дать пятьдесят. С виду он напоминал больших размеров пластмассовый комод, побывавший в пожаре и поэтому оплывший. Одет он почти всегда был в просторную рубашку с короткими рукавами. Седые волнистые редеющие волосы почти никогда не причесывались. Примечательными во внешности Гиви можно было назвать только его глаза – большие и бесцветные. У них постоянно менялось выражение: удав, глядящий на кролика мог тут же смениться выражением искрящейся радости.

Гиви взял газету и раскрыл ее на последней странице.

– Видишь, что про него пишут: «Позавчера в Переведеновском переулке был застрелен неизвестным киллером 32-летний Мохначев, ранее занимавшийся бизнесом. Он возвращался из казино со своей спутницей, некоей Натальей Г. , с которой он познакомился этим же вечером. По заключению экспертов, киллер поджидал жертву на верхней лестничной клетке, ведущей на чердак. Спутница Мохначева уверяет, что не видела никого около квартиры. Когда Вадим пропустил ее внутрь квартиры, на лестничной клетке появился киллер и выпустил в бизнесмена три пули из пистолета ПСМ с глушителем. Все было сделано так быстро, что Мохначев не успел даже позвать на помощь. Смерть наступила мгновенно от полученных трех пулевых ранений в голову. Киллер тут же скрылся с места происшествия. Однако у милиции есть основания полагать, что он является мужчиной невысокого роста, худощавого телосложения, одетым в короткую кожаную куртку, брюки темного цвета и вязаную шапку. Мотивы преступления, по мнению милиционеров, связаны с прошлой деятельностью бизнесмена, которую можно смело назвать мошеннической. Мохначев в свое время возглавлял акционерное общество „Блик“, которое по своей сути являлось финансовой пирамидой. Он брал деньги у населения под высокие проценты, однако через несколько месяцев, когда фирма разорилась, Мохначев не поспешил расплачиваться по своим кредитам, объявив, что денег у него нет, не объяснив при этом внятно, куда же они делись. Пока шли суды и разбирательства, связанные с этим делом, Мохначев исчез из поля зрения вкладчиков и правоохранительных органов. Обманутые вкладчики подали на него в суд, и Мохначев был объявлен в розыск. Однако ему очень долго удавалось скрываться от правоохранительных органов. Неизвестно, сколько удавалось бы Мохначеву продолжать скрываться. Раньше его нашли, видимо, какие-то другие серьезные люди, имевшие к нему претензии. В квартире Мохначева была обнаружена крупная сумма денег в размере пятидесяти тысяч долларов, которая, по всей вероятности, будет распределена между обманутыми вкладчиками АО»Блик». Сам же Мохначев уже никогда не расскажет, где находятся украденные у населения деньги».

– Видишь, какой плохой человек! – сказал Гиви, бросая на стол газету. – Скольким людям деньги должен! Сколько старушек без последних сбережений оставил!

– Гиви, скажи, – спросила Ольга, беря из вазы на столе ветку винограда, – только честно, сколько он тебе денег был должен?

– Я же тебе говорил, что немного.

– А все же, сколько?

– Ты можешь не поверить, но пять тысяч.

– Рублей?

– Что ты, долларов, конечно! – удивился Гиви.

– Гиви, – поразилась Ольга, не донеся виноград до рта, – ты хочешь сказать, что за пять тысяч долларов ты можешь отправить человека на тот свет?

– Ты же отправляешь. За такие же деньги…

– Я другое дело, – Ольга бросила виноград на стол. – Я это не за деньги делаю. Я просто освобождаю землю от подобных тварей. А деньги я беру у тебя потому что каждый раз это делается и в твоих интересах тоже. За все надо платить.

Гиви налил себе своего любимого красного вина и сказал, медленно разделяя слова:

– Вот и я тоже не из-за денег. Да если был хотя бы один рубль, он все равно бы поплатился.

– Зачем? Если бы ты послал к нему своих людей, он отдал бы тебе эти деньги.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Поделиться ссылкой на выделенное