Безымянный.

Двойники Крестного

(страница 3 из 15)

скачать книгу бесплатно

Это же здесь, на этом самом бульваре Иван получил от Крестного тот заказ. И отсюда же они разъехались в разные стороны – Иван – в Крылатское, где располагалась охранная контора, а Крестный…

Куда поехал Крестный?.. Он еще сказал, что ему тут недалеко и сел в трамвай, чем немало удивил Ивана… Человек, у которого хватит денег, чтобы купить все московское трамвайное хозяйство вместе с мастерскими, депо, маршрутными линиями, подвижным составом и штатом кондукторов, ездит на общественном транспорте, стараясь не выделяться из массы пассажиров…

Нет, куда он ехал, Крестный так и не сказал, он всегда – очень осторожен. Но Иван хорошо помнил, что видел, как Крестный сел в трамвай, который шел по Проспекту Мира в сторону Яузы… Иван решил покататься на трамвае, надеясь на чистую случайность…

Он увидел Крестного, едва только вошел в вагон. Крестный сидел у окна, в руках он держал буханку ржаного хлеба и, не обращая ни на кого внимания, отрывал кусочки хлеба и запихивал их в рот…

Иван застрял в дверях, пораженный этой картиной, не веря своим глазам… Крестный ел хлеб неряшливо и торопливо, роняя крошки себе на колени и запихивая большие куски пальцами за щеки…

Так не мог есть Крестный, человек, многие годы работавший на госбезопасность за рубежом, знавший несколько языков и великолепный актер… Иван смотрел на него не отрываясь, но, казалось. не замечал его напряженного взгляда. Крестный с безразличным вниманием смотрел в окно, как смотрят люди, знающие наизусть весь маршрут, ездившие по нему многое годы…

«Это не Крестный! – мелькнуло в голове у Ивана, но он тут же засомневался и в этом, он уже ни в чем не был уверен. – А вдруг это – игра? Вдруг он опять меня дурачит?.. Крестный способен притвориться кем угодно, хоть синяком, хоть премьер-министром…»

Крестного часто подводила склонность к дешевой театральности, которой никогда не страдал сам Иван. Для Ивана главным было дело, а уж как оно выглядит, ему было совершенно безразлично… Крестный же имел какую-то патологическую склонность к дешевым эффектам, в этом, наверное, выражался его страх перед убийством и презрительное отношение к тому, чем он всю жизнь занимается, вернее, чем вынужден заниматься…

«Я должен убедиться, что это он! – подумал Иван. – Я не хочу ошибиться еще раз…»

– Крестный! – крикнул он. – Эй!

Крестный вздрогнул и с испугом посмотрел на Ивана. Кусок хлеба выпал у него из рук и он зашарил у себя на коленях, не отрывая глаз от Ивана…

«Он! – подумал Иван. – Иначе, чего бы он так испугался?»

Иван полностью контролировал ситуацию. Крестный не мог сделать ни одного движения, которое ускользнуло бы от глаз Ивана… Любую его попытку сунуть руку в карман за оружием опередит выстрел Ивана… На то чтобы выхватить пистолет, Ивану требуется четверть секунды, на то чтобы после этого выстрелить прицельно – еще четверть… Вагон трамвая полупустой, никто не может ему помешать… Единственная неприятность, которая его ожидает впереди – следующая остановка.

Ситуация может измениться непредсказуемо и, значит, нужно решать сейчас – убивать Крестного здесь или вести куда-то с собой…

Крестный сам решил свою судьбу… Судорожным движением он сунул руку в карман и резко встал… Это была подпись под своим смертным приговором.

Пистолет сам оказался в руке Ивана, он даже не успел подумать о нем. Вслед за коротким глухим выстрелом сразу же раздался двойной вопль пожилых женщин, у которых на глазах произошло это убийство… Они орали, сидя на своих местах, вцепившись в поручни передних сидений и не сводя с Ивана расширенных ужасом глаз… Думали, наверное, что Иван начнет сейчас мочить всех подряд.

Иван подошел к телу Крестного, упавшего обратно на сидение, вытащил его руку из кармана. В ней ничего не было. Иван залез в карман его джинсовой куртки и – ничего там не обнаружил…

Он застыл в недоумении. Чем же тогда объяснялось поведение Крестного… Зачем он сунул руку в карман? Иван пошарил еще и нащупал клочок бумаги. Он поднес его к глазам. Там был написан номер телефона: семь цифр – 293-98-31. И больше ничего…

Трамвай тормозил. Визг женщин не прекращался. Иван дождался, когда двери откроются и выпрыгнув из вагона, тут же нырнул в первую же попавшуюся дверь жилого дома… Теперь даже если милиция будет искать его след, ей придется проверить все квартиры этого дома и убедиться, что человек, застреливший в трамвае Крестного, не имеет отношения ни к одной из них… Уголовка работает всегда так – по бульдожьи… Вцепится в любое место и не разжимает челюстей. А в доме – девять этажей!

Иван через черный ход выбрался на улицу никем не замеченным и, поймав машину, поехал в гостиницу «Останкино»… Листок бумаги, который он забрал из кармана Крестного, был обрывком машинописного листа. Кроме номера телефона на нем ничего не было…

Иван уже был уверен, что опять убил не Крестного… Он и не убил бы этого человека, не сделай тот резкого движения и не сунь руку в карман… Чечня приучила Ивана сначала действовать, а уже потом рассуждать и оценивать целесообразность своих действий…

Это был явно еще один двойник Крестного… Иван почувствовал, что не сможет больше стрелять в людей, похожих на Крестного. Вовсе не потому, что убивает при этом невиновных перед ним ни в чем людей…

Ивана никогда не останавливало, если ему приходилось попутно с объектом отправить на тот свет еще пару-тройку случайно подвернувшихся под руку людей… Это издержки производства, какие есть в любом деле… Но каждый раз, когда убитый уже Крестный вновь оказывался в живых, на Ивана накатывало ощущение, что Крестный вообще неуязвим. Что он многолик и Ивану никогда не удастся перестрелять всех Крестных…

Вот и сейчас его охватило противное чувство беспомощности перед этим человеком… Иван убил уже троих, как две капли воды похожих на Крестного, одного застрелили при задержании люди Никитина… Это уже четыре! А Крестный оставался все еще жив, в этом Иван был уверен!.. Это сумасшедствие необходимо было остановить! Так он скоро начнет стрелять в каждого встречного мужчину!

Иван вновь взглянул в листок бумаги в своей руке. Номер телефона – 293-98-31… Это была зацепка, которая может вывести на настоящего Крестного… Надо проверить, что за номерочек…

В гостинице Иван переоделся, привел в себя в порядок – принял душ, побрился, расчесал волосы… Затем он спустился со своего этажа на второй, где находился ресторан и круглосуточный бар. Поздоровавшись с барменом, Иван попросил у него телефон и набрал номер, обнаруженный им в кармане двойника Крестного…

Дозвонился он лишь с третьего раза, телефон постоянно был занят и отвечал Ивану короткими гудками… Наконец, в трубке раздались длинные гудки и приятный, предупредительный, но, в то же время, приветливо-холодный голос секретарши ответил:

– Рекламное агентство «Свежий ветер – новые горизонты». Дежурный менеджер Юля слушает вас. Представьтесь, пожалуйста! Назовите свою фамилию, род ваших занятий и название вашей фирмы…

«Непременно! Сейчас я тебе представлюсь! устрою представление....» – подумал Иван и произнес вслух, слегка растягивая слова:

– Юленька, детка, меня предвыборная кампания интересует, вот это ты постарайся представить себе как следует, радость моя…

– Представьтесь, пожалуйста, – вежливо, но твердо настаивала неведомая Ивану непреклонная секретарша Юля. – И, будьте добры, сообщите мне, пожалуйста, род ваших занятий…

– Ну, хорошо, – устало вздохнул Иван. – Фамилия моя Терентьев. Род занятий – делать деньги из денег… Прочие подробности и ответы на все последующие вопросы – при личной встрече…

– Думаю, мы сможем помочь вам, господин Терентьев. Но вам придется приехать к нам на проспект Калинина. Наш офис располагается в бывшем здании СЭВ, на двадцать четвертом этаже…

Иван слышал, как кто-то ей резко что-то сказал приглушенным голосом, и тон секретарши поменялся на более любезный…

– Или лучше сделаем так, продолжала она. – Наш директор с удовольствием примет вас сегодня в восемнадцать часов пятнадцать минут в ресторане «Метелица». Это недалеко от нас… Спросите у администратора бара Елену Вольдемаровну Хофман…

– Пойдет, Юленька, – согласился Иван. – Я буду там с шести часов. Это мое обычное время… Я всегда появляюсь в «Метелице» в шесть.... К этому времени Андрюша Быков, шеф-повар, всегда готовит для меня что-нибудь экзотическое, например, бычьи яйца… Не пробовала? Восхитительный вкус… Угощу, кстати, твою начальницу… Пусть твоя директорша скажет Левику, кто она такая и что я ее пригласил… Левик проводит ко мне…

«Метелицу» Иван знал прекрасно, часто там бывал и с Крестным, и один, особенно в первые свои месяцы в Москве, когда пытался залить воспоминания о Чечне виски или коньяком. Но быстро понял, что ресторан не самое лучшее для этого место… Для этого требовалась тихая уединенная квартира, где можно было залечь и не двигаясь, вспоминать Чечню, вставая только для того, чтобы влить в себя еще один стакан коньяка…

Администратора бара, пронырливого и корыстолюбивого до неприличия Леву Ягудина, единственного, возможно, в своем роде татарского еврея, он знал как облупленного и пользовался у того неизменным уважением, поскольку каждый раз отстегивал ему солидные чаевые… Лева готов был задницу ему каждый раз вылизывать, поскольку с одного Ивана получал столько же, сколько у него не получалось за неделю своей обычной работы…

А разговаривать с наглыми соплюшками с позиций просителя Иван очень не любил, да и образ нового русского, который он выбрал для разговора, требовал соответствующего поведения… Чтобы сразу понятно было – кто вы и где я! Кто хозяин, кто – слуга!

Соплюшка из рекламного агентства придет, в этом Иван был уверен. Он знал, какие бабки дерут за разработку и проведение предвыборных кампаний, за такие деньги они куда хочешь пойдут… Даже если в общественном туалете им встречу назначить, причем – в мужском… Придут и еще в кабинку стучаться будут!

«Рекламное агентство, значит… – подумал Иван, положив трубку и заказав себе бутылку белого сухого вина. – Посмотрим-посмотрим, какое-такое у вас рекламное агентство… Оригинальные услуги предоставляет москвичам ваше агентство…»

Два часа, оставшиеся до назначенной в «Метелице» встречи, Иван просидел в баре гостиничного ресторана, потягивая терпковатое «Бо Риваш» с изысканно-кисловатым вкусом и спокойно размышляя о том, что первый раунд в борьбе с Крестным закончен и закончен, как выяснилось далеко не в его пользу…

«Интересно, как дела у генерала Никитина? – подумал Иван саркастически улыбнувшись. – На моем счету уже трое подстреленных Крестных, а у него всего один. По очкам – я впереди…»

В голове у него крутилась какая-то хитрая комбинация, связанная с Никитиным, но до того еще неясная и расплывчатая, что Иван просто выбросил ее из головы, чтобы не терять зря времени на ее обдумывание. Впереди у него была встреча с директором рекламного агентства, которая, вполне возможно, знает немало из того, что интересует Ивана. А значит – впереди была и возможность получить какую-то информацию о Крестном. Или о его двойниках, что тоже было бы совсем неплохо…

А Никитин подождет, решил Иван, хотя он с его практически неограниченными оперативными возможностями он тоже очень даже может пригодиться, чтобы направить Крестного по ложному пути и заставить того делать ошибки. Ошибки, который будут стоить Крестному жизни…

«Никитина нужно поставить в загонщики, – решил, наконец, Иван, – А самому занять наиболее выгодный номер среди стрелков… Но это – потом. Сейчас, – Иван взглянул на часы, – пора ехать в „Метелицу“ на свидание с этой драенной козой из агентства… У нее можно узнать немало интересного про Крестного. Возможно, она даже знает, где его искать, должна же у нее быть хоть какая-то связь с заказчиком… Непременно должна…»

– Послушай, любезный! – спросил он у бармена. – Подскажи,. пожалуйста, где поблизости можно купить золотую цепь килограмма на полтора…

Бармен вытаращил на него глаза, но, убедившись, что Иван не шутит, сказал ему деловитым тоном бывалого человека, который знает и умеет все на свете:

– Зачем беспокоиться, уважаемый! Посидите еще минут десять… Цепь мы доставим прямо сюда! А пока от нашего заведения позвольте угостить вас хорошим коньяком!..

Иван усмехнулся. Люди делают деньги везде и всегда, стоит им только почувствовать малейшую возможность для этого…

Этот бармен то ли грузинского, то ли армянского вида тут же учуял запах прибыли, которую можно снять с перепродажи золота… А может быть, он скупает специально цепи… Сейчас столько гопоты убивают каждый день… Сама же гопота и убивает… Идиоты, Москвы им, что ли мало?

Взглянув на часы, Иван кивнул головой в знак согласия и перед ним на столике тотчас очутилась маленькая бутылка «Реми Мартен», блюдце с тонко нарезанным лимоном и коробка шоколадных конфет…

Бармен работал, судя по всему давно и хорошо знал вкусы людей, носящих золотые цепи… Конечно, Иван сбил его с толку, поскольку, совсем не был похож на гопника… Но спрашивал-то он ни что-нибудь, а золотую цепь, да еще весом в полтора килограмма… Поэтому, чтобы не ошибиться, бармен поставил ему коньяк, который никогда бы не сумел оценить ни один гопник, разве что – по его стоимости, и шоколад – гопота, как ни странно, любит сладенькое… Наверное, это оттого, что в детстве мало конфет ела… Теперь старается наверстать…

Иван просидел и в самом деле всего минут семь. К бармену подошел еще один человек такой же неопределенно-кавказской национальности, похожий на бармена, как две капли воды, и что-то у него тихо спросил. Бармен кивнул и подошел к Ивану…

– Ваша цепь готова, уважаемый! – сказал он. – Прикажете принести?

– Зачем? – вопросом ответил Иван.

– Как зачем? – растерялся бармен. – Смотреть не будешь?

– Что я золота что ли не видел? – хмыкнул Иван. – А если ты меня обманешь и подсунешь вместо золота какую-нибудь херню, я жаловаться никому не буду… Я тебя просто заставлю съесть эту цепь и запить ее вот этим коньяком… Естественно, – за счет заведения…

Бармен смутился и отошел к стойке. Там он что-то резко спросил у своего близнеца, почесал в затылке и вернулся к Ивану с тяжелым аккуратно упакованным в бумагу свертком…

– Не сомневайся, уважаемый! – сказал бармен. – Если что-то не так, я отвечу! Головой отвечу! Но у меня – без обмана… Обманывать – себе дороже! Мне люди всегда верят и не обижаются… В счет записать?

Иван кивнул и махнул рукой, иди, мол, я хочу еще посидеть…

Бармен ушел за стойку и принялся выписывать счет с интересом поглядывая на Ивана. На гопника тот был определенно не похож…

«Странные люди! – думал бармен. – Покупает цепь за сумасшедшие деньги и даже не смотрит, что берет… Я, конечно, рискую, но Ашот никогда туфту не подсовывает. Не должен обмануть и в этот раз… На вид – самое настоящее золото…»

Выведя в низу счета астрономическую сумму, он отнес бумажку на столик Ивану… Ашот, принесший цепь стоял у стойки, потягивая молочный коктейль и ждал свою долю от продажи золота..

Иван мельком взглянул на сумму, написанную барменом. Тот опасливо сжался, потому что завысил стоимость цепи примерно наполовину…

Он специально предложил вписать ее цену в счет, чтобы спокойно потом отсчитать свои деньги от того, что заплатит Иван и оставшиеся поделить с Ашотом… Ашот в этом случае ничего не поймет и получит раза в три меньше, чем он, бармен… Вот только бы клиент не возмутился слишком большой суммой…

Но Иван даже не обратил внимания, что полуметровая цепь стоила, словно длиной была с канат для швартовки океанского корабля… Он достал бумажник и небрежно бросил на столик пачку долларов. Еще и на чай бармену оставил… Иван знал, что бармены и официанты могут быть очень полезны в некоторых ситуациях. Когда, например, нужно узнать что-то или срочно что-то достать… Прикормленные берутся за такие поручения с радостью и ожиданием еще одной щедрой подачки… Деньги любят все, но официанты, почему-то, особенно сильно их любят…

Кроме того, Иван никогда не считал денег и платил всегда, не торгуясь, столько, сколько просил продавец… Желание быстрее достичь своей цели всегда перевешивало у него стремление к экономии денег. Да и не было у него никогда такого стремления… Раньше, в Чечне, деньги Ивану были не нужны… Там он все получал без денег.. И тогда, когда был рабом и гладиатором, и потом, когда он выбирался из этой проклятой Ичкерии, которой он объявил свою личную войну… Выбирался победителем в этой войне…

А когда Иван вернулся в Москву и стал работать на Крестного, тот платил столько, что Иван даже не знал, сколько у него денег на счетах в нескольких банках и в нескольких тайниках, разбросанных по всему городу… Деньги приходили и уходили незаметно и Иван никогда не испытывал недостатка в них…

Так и сейчас, сегодня утром, он просто поехал в один из тайников, достал несколько тугих пачек долларовых купюр разного достоинства и рассовал их по карманам… Он даже не пересчитал, сколько там было денег, лишь мельком заметил, что две пачки были из тысячедолларовых бумажек, остальные – сотенными… Этого вполне хватит, решил Иван и перестал думать о деньгах…

Он допил коньяк, которым угостил его бармен, и не мог не признать, что коньяк, действительно, был первоклассным. В меру жестким и в то же время легко растекался во рту специфическим терпким коньячным запахом от которого слегка кружилась голова и улучшалось настроение…

Иван пил редко, особенно до смерти Нади… Но теперь ему все чаще хотелось забыть обо всем на свете и ничего не чувствовать, кроме терпкого запаха коньяка на губах… Алкоголь открывал что-то в нем, постоянно запертое, освобождал его от тисков, в которых он держал сам себя… Нередко в такие моменты к Ивану приходила Чечня, но он вспоминал ее спокойно, не испытывая той ненависти к ней, которая часто просыпалась в нем, когда он был трезв…

Иван взял тяжелый сверток с цепью и кивнув бармену, поднялся к себе в номер… Цепь оказалась настоящей… Золото матово блестело и переливалось на руке Ивана витыми кольцами цепи…

«С такой игрушкой идти по улице слишком рискованно! – подумал Иван. – Слишком много глаз ко мне она будет притягивать… Меня популярность никогда не интересовала. Придется надеть ее у самой „Метелицы“ в машине…»

Он вновь упаковал цепь, положил ее в пакет и надев специально купленный малиновый пиджак с жилеткой, вышел из гостиницы к стоянке такси…

Глава третья.

…План мероприятий по розыску Крестного и Ивана Марьева начальник аналитического отдела ФСБ Гена Герасимов подготовил уже на следующий день после встречи генерала с Иваном у высотки на площади Восстания, как и приказал ему Никитин…

План был неплох, хотя и несколько умозрителен, как и все, что выходило из головы Генки Герасимова, не отличающегося особой любовью к интуиции. Генерал Никитин одобрил его, хотя и видел все его бросающиеся в глаза недостатки. Но ничего лучшего под рукой пока не было… Найти человека, который не хочет быть найденным, в многомиллионной Москве не просто даже для ФСБ с ее практически неограниченными возможностями…

К немалому удивлению Никитина, план сработал мгновенно, и буквально на второй день наблюдения за высоткой на площади Восстания, где Крестный недавно взорвал женщину Ивана, наружка засекла мужчину, по всем приметам походящего на Крестного, который для генерала Никитина до сих пор оставался бывшим майором Комитета государственной безопасности Владимиром Крестовым, бывшим другом, единственным, пожалуй, она свете человеком, которого он искренне и глубоко теперь ненавидел…

Когда поступило сообщение о том, что Крестный обнаружен, Никитин стоял как раз «на ковре» у Президента и получал очередную накачку за слишком высокий уровень преступности в Москве… А что мог сделать Никитин, когда последнее время ситуация в Московских криминальных кругах полностью вышла из под его контроля… Иван с Крестным нарушили все его так тщательно и оригинально разработанные планы… Москва была пущена на самотек, а Никитин все никак не мог разобраться с Крестным, чтобы полностью заняться, наконец, ситуацией в Москве…

Вернее будет сказать, что генерал Никитин не стоял, а сидел за столом напротив президента, но суть происходящего от этого не менялась – ему вставляли клизму… Охрана президента освободила посетителя не только от оружия, но и от средств связи, поэтому генерал Никитин, фактически, выпал из ситуации с Крестным…

Командир особого тайного отряда «Белая стрела», специализировавшегося на террактах против лидеров преступного мира, Серега Коробов, человек скорее исполнительный, чем умный, руководствовался всегда не здравым смыслом или глубоким пониманием обстановки, как, например, Генка Герасимов, а точной формулировкой последнего приказа… А поскольку приказ об обнаружении и задержании Крестного не учитывал того, что Никитин окажется в момент обнаружения выпавшим из оперативной ситуации, Коробов решил действовать на свой страх и риск и проводить задержание самостоятельно… Но – «Коробовым хорошо дрова колоть», как не раз иронично говаривал о нем Генка Герасимов, которого Коробов в отместку называл «высоколобым». И, надо сказать, в устах Коробова это звучало настоящим оскорблением…

Едва увидев, что объект наблюдения вошел в здание высотки и испугавшись, что его люди потеряют его внутри, Коробов приказал начинать захват… Захват был его любимым мероприятием, хотя и не часто проходил удачно, если им руководил сам Коробов. Вернее сказать – в таких случаях захваты редко проходили удачно…

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное