Безымянный.

Большой обмен подарками

(страница 2 из 15)

скачать книгу бесплатно

Продолжая балагурить, Вовка между тем не только ушами, но и кожей прислушивался к не внушающей доверие компании в противоположной стороне зала: получить по физиономии не только в день рождения, но и любой другой день – нет уж, увольте!..

– Тебе что-то в глаз попало? – спросила Алена у Вовки и незаметно погладила ему пальчиками колено.

– Мне кажется, нам лучше поискать другое место для культурного отдыха, – спокойно сказала Ольга. – Что-то здесь стало взрывоопасно!..

Игорь бросил взгляд в сторону – «братки» разошлись не на шутку! Да, придется менять дислокацию…

Вовка чертыхнулся… Ну как на глазах у обидчивой Алены вот так встать и уйти несолоно хлебавши?!. Как признаться самому себе, что ты такой невезучий?.. И он не совсем уверенно возразил:

– Да бросьте вы, а вдруг и обойдется – тарелки же еще не летают!..

Алена уважительно взглянула на него.

Но Игорь на шутку отреагировал иначе.

– Одно дело, когда посуду бьют у себя на кухне!.. Говорят, милые бранятся – только тешатся… Здесь же может взлететь кое-что потяжелее, – заметил он.

– Как много мы с тобой, оказывается, потеряли!.. – пошутила Ольга. – Надо будет попробовать!..

Вовка вздохнул – тема выяснения семейных отношений была ненавистна ему, затюканному женатику, больно царапала его нежную психику…

– Каждый живет, как может… – пробурчал он и вскоре сильно пожалел, что не внял разумному совету оставить это заведение…

А атмосфера в нем накалилась до предела! Вальяжные «братки» за столиком довели до белого каления тех, двоих, и произошло «возгорание»…

Игорь как в воду смотрел!.. Вовка чуть не захлебнулся чаем, увидя, как торпедой несется к нему тот, с лошадиной мордой… Знатный, видно, пинок получил!..

Времени соображать не было. Знай Вовка, какой «подарок» приготовила ему судьба на нынешние именины, он, разумеется, и близко бы к этому столику не подошел!.. Он не успел ни отодвинуться, ни пригнуться…Единственное, на что у него хватило времени, так это открыть рот!.. Верзила со всего размаху врезался в их столик и… свалился прямо на колени Вовке!..

Бедный именинник оцепенел. Такого с ним в жизни еще не случалось, и как поступить, он не знал… «Торпедированный» посмотрел на Вовку дикими глазами, – разглядел, видно, кто зубы скалил, когда помешали им спокойно уйти, – и левой рукой оперся, чтобы встать, на Вовкину голову – даже в шее хрустнуло!..

Не обращая внимая на глубоко униженного замечательного художника и прекрасного человека, этот центнер костей и дерьма рванул обратно, в то место, из которого только что вылетел.

– Говорят: хорошо, что коровы не летают, – только и нашел, что сказать, несчастный Вовка, стараясь не встречаться взглядами со своими друзьями. Он чувствовал себя оплеванным…

«Ну как же не сообразил он, – проклинал себя Вовка, – что нужно было сделать?! Ведь можно было бы огрызнуться, сказать, например, „Ты на кого прыгаешь, козел!“… и получить по морде!.. Нет, лучше было бы достать пистолет – если бы он был, конечно! – и показать этому ничтожеству, где раки зимуют!..

Все они при виде оружия какают жидко, уроды!..

– Собираемся! – подала голос Алена. – Я знаю такие дела – это только начало. Ты не ушибся? – заботливо спросила она у Вовки.

Он почувствовал, что краснеет, и махнул рукой, что должно было означать: ерунда, делайте, как знаете. Потом взял свою чашку с чаем и отпил. Еще одно огорчение в жизни: советская власть давно кончилась, советский чай – остался. Для того, чтобы попасться ему…

– Подвинься, пожалуйста, – попросила его подкрашивающая губы Алена – ее стул после принятия Вовкой «высокого гостя», оказался совсем прижат к стене. Вовка привстал, держа в руке чашку с жидкостью, пахнущей тряпкой, и краем глаза уловил новую опасность, слева. На этот раз он не пострадал, чего не скажешь об очередном гоблине, «посланном с ускорением», – тот приложился фейсом точно в середину стола! Стол перевернулся и накрыл его, как щитом…

– Нам в самом деле пора, – сказал Вовка, быстро допивая чай. Не потому, что он ему сразу вдруг понравился, а просто по привычке выпивать все, что держишь в руках.

Он помог выбраться Алене, и мужчины, прикрывая своих дам с опасной стороны – Вовка последовал примеру Игоря – повели их к выходу. У неполадивших дело уже далеко зашло! Нормальным людям лучше будет удалиться…

В дверях зала изваяниями застыли официантка и буфетчица. За испорченный заказ деньги платить было бы глупо, поэтому Вовка, сделав на всякий случай лицо посерьезней, поспешил пройти сквозь этот заслон. Но местные служительницы оказались слишком заняты развернувшимся зрелищем и почти не обратили внимания на ретирующихся клиентов. Придерживая Алену за руку, Вовка вдруг ощутил, что она стала притормаживать. Оглянувшись, он увидел ее разговаривающей с официанткой. И разговор был какой-то ерундовый, не о деньгах… Дернув Алену за руку, он потащил ее от греха подальше: бежать нужно, а она лясы точит!

Подойдя к входной двери, Игорь на всякий случай спросил:

– Ну-ка, посмотрите, никто ничего не забыл?

Вроде все было в порядке, но Алена снова вылезла:

– Ой! А сумка твоя где? С подарками?

Вовка поджал губы. Как же быть?.. Придется возвращаться! Бросив на Алену осуждающий взгляд, Вовка медленно повернулся, чтобы идти обратно. Ситуация была уж больно неудобной: в другой раз он бы и наплевал на эту сумку. На худой конец, зашел бы потом. И тут его осенило:

– Пойду скажу официантке, пусть ее отложит куда-нибудь…

– Подожди, – Ольга мягко отстранила Вовку и быстрым шагом пошла назад в зал. Даже Игорь не успел отреагировать.

Опять Вовка растерялся и не знал, что же делать. Догнать и пойти вместе? Но ведь сказано, подожди…

Игорь направился за Ольгой. Вовка обогнал его, проклиная себя за некудышность… Досталось и самой Ольге: черт бы побрал ее, эту суперменшу!

Замешкавшись около официантки с буфетчицей, он увидел, что Ольга уже возвращается. Игорь вместе с ней.

– За вами не угонишься! – виновато сказал Вовка.

Ольга отдала Вовке сумку. Он развел руками:

– Ну ты даешь! Второй раз даришь мне ее!..

Игорь взял Ольгу под руку и тихо начал ей выговаривать.

– Извини! Я больше не буду, – она его поцеловала в ухо, но Игорь все равно сердился…

Они вышли из кафе.

– Как у меня день рождения, так обязательно какая-то подлянка! – немного оправившись от пережитого, заметил Вовка. – Кстати, я и женился в свой день рождения! Думал совместить две торжественные даты в жизни… Вот теперь иногда и думаю: а надо ли мне вообще было родиться?..

– Куда пойдем? – как ни в чем не бывало, спросил Игорь.

– Давайте пока на Набережную, – предложила Алена.

– Вперед! – скомандовала Ольга.

Глава вторая

Произошло все так, как оно обычно и происходит. Не удержались Миша Гадкий и Стриж – докопались! Деваться Сергею и Чирику было некуда: сегодня же всем пацанам стало бы известно, что они подсели на измену, и зелепукинские опустили их прилюдно.

После напряженной словесной перепалки, замутился приличный махач. Трое на двое, но Сереге сегодня повезло. Чирик рухнул после прямого удара стулом по башке, но поле осталось за купавинскими – Миша с Сашей, после быстрого раздербана, как упали, так и остались корчиться па грязном полу, слизывая собственные сопли с плит. Их третий братишка, вообще, куда-то потерялся. Но, конечно, досталось и Жесту с Чириком. С трудом встав, Сергей поморщился от боли в печенках, огляделся. Сумка, оброненная в драке, лежала под опрокинутым столом в дальнем углу зала.

Чирик лежал на спине, лицо в крови. Сергей, подошел к нему, присел и пощупал пульс: бьется!

Он поднял голову и взглянул на торчащих в дверях официантку с буфетчицей:

– «Скорую» вызывай, срочно! – рявкнул он, обозленный на их горящие интересом глаза: нашли кино, кошелки!

– Вызвала, вызвала и «Скорую», и милицию!.. Боже мой! – причитала она, водя глазами по сторонам.

Пошатываясь, будто под ногами у него был не прочный пол, а палуба «Титаника», идущего ко дну, Серега побрел к сумке. Когда она уже была у него в руках, мысли Жеста прояснились окончательно.

Нагнувшись к Чирику, Серега виновато пробормотал:

– Извини, братан, сам понимаешь…

Проходя мимо официантки и буфетчицы, уже несколько притомившейся от своего же крика, Жест спросил:

– Через кухню выйти можно?

Женщины с готовностью ответили:

– Мимо мойки пройдешь – будет дверь. Шевелись же!

Официантка посторонилась, уступая дорогу. Натыкаясь на углы, Серега зашел на кухню в тот самый момент, когда через основной вход в кафе заявился наряд милиции.

Увидев обитую жестью дверь, Серега толкнул ее пару раз и очутился на воздухе. Поморщившись от дневного света, резанувшего глаза, он осмотрелся.

На крылечке, сидя на корточках, курила худенькая девушка в прорезиненном фартуке. Она равнодушно взглянула на него, швырнула окурок и вернулась в кафе, прикрыв за собой дверь.

Жест находился во внутреннем дворе дома. В нескольких шагах – строительная площадка. Огромный стенд гласил, что здесь заложен римско-католический собор. Внимательно смотря под ноги, ища тропку между куч строительного мусора, Сергей невольно подумал о том, как много получаешь информации, если только идешь окольными путями…

Подойдя к углу здания, он осторожно выглянул на улицу. У входа в «Айсберг» стоял милицейский «УАЗик» и машина «Скорой помощи». Его «десятка» была там же, где он ее и оставил. Вот только как бы не повязали, когда он будет к ней подходить! Подумав, он вернулся и пошел прямо через стройку, пытаясь найти проход с другой стороны.

Сначала Сергей осторожничал и старательно обходил лужи. Но поскользнувшись, вляпался в такое снежное месиво, что как-то сразу потерял интерес к чистоте своих ботинок. Сплюнув, он пошел напрямик к забору, огораживающему стройку.

Через щель Жест осмотрел окрестности. Вроде, все тихо. Успокоившись, он повернулся спиной к забору и с наслаждением помочился в сторону будущей блатхаты папы Римского. Через ту же щель Серега выбрался на улицу и, повернув направо, затопал к своей «десятке», оставленной почти напротив «Айсберга».

Еще издали он увидел, что «Скорая» уже уехала, а ментовский драндулет по-прежнему возле кафе. Отвернувшись в сторону, будто рассматривает нечто, страсть как интересное, он подошел к «десятке» и открыл центральный замок.

В первый раз после того, как он обзавелся этой прибамбасиной, Сергей пожалел, что она так громко чирикает. Сел за руль и, не поворачивая головы, покосился на кафе – у входа никого не было. Сразу же расслабившись, он поставил сумку с товаром на пол перед правым сиденьем и, все еще продолжая осторожничать, завел и очень аккуратно сдвинул машину с места.

Проехав до первого поворота, он свернул; дальше его маршрут состоял из сплошных подпрыгиваний на узких, словно козьих тропах, улочках старого жилого фонда родного города.

Петляя, он, наконец, вырулил на финишную прямую и поехал по Пушкинской. На параллельной улице, кварталом ниже, в солидном особняке располагалось областное управление ФСБ, а на этой – главная контора Купавы, одного из авторитетов города и Серегиного босса одновременно.

Рядом с угловым магазином «Овощи – Фрукты», если смотреть по Пушкинской улице, стояло серое двухэтажное здание с высоким крыльцом и модерновыми окнами. Парадная дверь всегда была заперта по причине перманентного ремонта. На крыльце по-хозяйски расположилась бабка в телогрейке и в норковой шапке – торговала сигаретами и семечками с деревянного ящика. Увидев ее, Сергей вздохнул с облегчением: раз Петровна стоит на ступеньках, значит, на хате посторонних нет. В случае опасности Петровна базировалась справа, располагаясь рядом с дверями магазина. Для своих это было сигналом, что в хату лучше не лезть.

Здание конторы отделялось от здания магазина нешироким проездом, перекрытым металлическими воротами. Пять видеокамер, укрепленных в разных точках на стенах, просматривали окрестности.

Сергей уверенно подкатил к воротам. Охрана знала его машину, поэтому, секунду помедлив, ворота стали медленно раскрываться. Он осторожно въехал во двор: бывает, что к Купаве понабьется столько народу, что продохнуть нельзя от гостевого автотранспорта; разгонишься по привычке – и поцелуешь какого-нибудь крутого «Мерина», потом расхлебывай этот геморрой…

На сегодня подвигов больше не хотелось. Двор был почти пуст, только стоял темно-зеленый «Форд-экспидишн» Купавы и черная «БМВ» Нади – главбуха. То, что Купава на месте, очень было хорошо – о поведении зелепукинских нужно было доложить срочно и кроме того, позаботиться о Чирике. Вспомнив о брошенном товарище, Серега тяжело вздохнул: сегодня тому досталось! Но самого Жеста нельзя обвинить в том, что он удрал: имея на руках столько товара, рисковать было просто нельзя.

У двери служебного входа, старой и пооблупившейся, ошивался здоровенный парень в черной куртке и в такой же кепке. Куртка была незастегнута на его выпирающем пузе – оно торчало так, словно его обладатель проглотил воздушный шарик! Парень держал в огромной лапе бутербродик, сделанный из половины батона, разрезанного вдоль, и наслаждался жизнью.

Увидев въезжающую машину, парень чуть нагнулся и, встретившись глазами с Сергеем, кивнул ему, поправляя слабо притянутую плечевую кобуру.

Поставив машину, Сергей вышел из нее и легко прикрыл дверь. Не забыл закрыть «десятку» на центральный замок – здесь неожиданностей случиться не могло, но сработала привычка. В правой руке он бережно держал сумку с товаром.

– Здорово, Малыш! – поприветствовал он охранника.

Малыш кивнул, указав пальцем на свой заполненный до отказа рот, и протянув руку.

– Кушай, кушай, не отвлекайся, – Сергей похлопал его по пузу у вошел в дверь. Сразу же повернув направо, он быстро вбежал по лестнице на второй этаж, потянул на себя тугую дверь и попал в длинный и узкий коридор. В конце коридора стоял обычный канцелярский стол. За этим столом зевал над книжкой с детективами Олежка Вареник – последний охранник перед кабинетом Купавы – костлявый сутулый парень в сером джемпере. Сергей знал: под столешницей у Вареника всегда наготове АКС-У и пользуется им Олежка очень умело. Бросив на Жеста рассеянный взгляд, Вареник зевнул, мотнул головой, отгоняя дремоту, и опять уткнулся в книгу. Проходя мимо, Сергей хлопнул его по плечу:

– Шеф у себя?

– Ага!

– Занят?

– Не-а, – ответил тот, потянулся и с хрустом зевнул во всю пасть.

Налево был еще один коридор. Здесь располагались кабинет Купавы, бухгалтерия, комната отдыха и два туалета.

Сергей подошел к красного дерева двери кабинета, постучал и, приоткрыв ее, заглянул вовнутрь.

Купава – невысокого роста мужчина, с усиками, плешинкой, в очень мажорном костюме темно-синего цвета – сидел за своим столом – лицом к двери, спиной к окну и разговаривал по мобильному телефону. Заметив Сергея, он улыбнулся и замахал рукой – заходи…

Сергей вошел, тихо прикрыл за собою дверь и, подойдя к шефу, пожал протянутую руку, затем опустился в мягчайшее кожаное кресло, стоящее справа от стола. Сумку поставил себе на колени. Купава, не спуская глаз с сумки, быстро проговорил в трубку:

– Извини, Киска, ко мне тут люди пришли. Конечно. ну все, давай, пока! – закончил он скороговоркой и отключился.

– Ну как, нормально? – обратился он, улыбаясь, к Жесту.

– Не совсем, Алексей, – ответил Сергей, снова вставая и подходя. Теперь уже сумку он поставил на край стола. Купава протянул, было, к ней руку, но остановился и, нахмурясь, посмотрел на Жеста.

– Что случилось? – быстро спросил он тихим голосом.

– Повстречали в «Айсберге» зелепукинских, они начали доебываться, пришлось отмахнуться. Чирик там остался, ему не повезло. Из зелепукинских были Гадкий, Стриж и еще один, новенький, наверно, я его раньше не видел.

– Что с Чириком? – спросил Купава, пододвигая сумку ближе к себе.

– Ему здорово досталось. Вызвали «Скорую», ментов. Когда менты приехали, я ушел через заднюю дверь. Что дальше – не знаю, но скорее всего, он в больнице.

– Разберемся, – еще тише сказал Купава и открыл сумку. Он вытащил оттуда пластмассовую коробку с яркими надписями и прозрачной крышкой. В коробке лежали какие-то дурацкие щетки, расчески. Положив ее рядом на стол, Купава залез в сумку обеими руками. Недоуменно покопошившись в ней, он поднял на Сергея страшные, пустые глаза, и прошептал:

– А где же товар? Товар-то где, Сереженька?

Ничего не понимающий Жест почувствовал, как у него заледенело в затылке и во рту стало сухо-сухо… Не в силах отвести взгляда, как кролик, гипнотизируемый удавом, он потянул сумку на себя и заглянул внутрь – пакета с героином не было! Ничего не понимая, Сергей перевернул сумку и потряс ее. Вместе с разноцветной пластмассовой ерундой выпала еще коробочка с тюбиками и открытка.

Жест попытался что-то сказать, но изо рта вырвался только какой-то скрип. Он почувствовал, что лицо у него стало горячим, а ноги очень слабыми. Правая рука сама, без команды начала тереть подбородок, а левая, почему-то залезла в карман брюк и завозилась там. Невысокий Купава вдруг как-то враз сделался большим, а Сергей, бывший на полторы головы выше него – маленьким.

Не спуская глаз с Сергея, будто он мог еще куда-то убежать, Купава вышел из-за стола и, придвинувшись вплотную, резким маваши-гири ударил его в пах. Сергей скрутился, зажался и начал медленно приседать. Купава нанес еще несколько ударов ногами и руками. Через несколько секунд Сергей лежал на полу, прикрыв голову, и боялся даже думать о чем бы то ни было. Купава лет пятнадцать тренировался каратэ; он начинал еще в те времена, когда за эти занятия показательно наказывали, поэтому, если принял два первых его удара, лучше и не рыпайся дальше – изуродует.

Открыв дверь и проорав приказы, Купава мгновенно оживил свое, казалось бы сонное царство. Где-то забегали люди, зазвонили телефоны. Кто-то подошел к Сергею; его подняли и вытащили в коридор. Он приподнял голову: Малыш с Вареником. Уже ничего товарищеского – смотрят волками и дергают резко. Затащили Сергея в комнату отдыха и бросили на пол в душевой. Не успев сгруппироваться, Сергей носом въехал прямо в низкую ванну, сразу же посочилась кровь. Малыш принес табурет и сел рядом. Вареник быстро ощупал всего Сергея, сорвал пистолет, задрав брючину, вытряс все из карманов, самые мельчайшие копейки – тоже. Но ничего не взял – положил на столик и сел на диван, около противоположной стены. Держа на коленях автомат, щелкнул предохранителем.

Малыш с тоской посмотрел по сторонам, вздохнул, вынул из кармана «Сникерс», еще раз вздохнул и с упреком сказал Жесту:

– От этой дряни, знаешь, как зубья ломят? А из-за тебя жрать приходится! – и начал шелестеть бумажкой.

Стуча каблуками, влетел Купава:

– Где он?! Давай его сюда!

Малыш вскочил, сунул в рот целый «Сникерс», словно негритосского цвета сигару, наклонился в душевую и, схватив Сергея за плечо одной рукой, выдернул его наружу.

Купава брезгливо пошвырял пальцем Серегины вещи на столике и сел на диван – Вареник тут же вскочил и встал в стороне. Зашел Виктор Гаврилович, мужик лет пятидесяти пяти, а может, и больше, – постоянный советчик Купавы. Стрельнул глазами по сторонам и аккуратно присел рядом с шефом, почесывая кисть руки.

Цокая каблучками, появилась Надька, главбух – строгая такая телочка лет тридцати трех, в очечках, с длинной сигареткой в руках, торчащей из длинного мундштука, – фильмов насмотрелась, сучка, вот и вытыкивается, но в бумажных делах баба ушлая. Она направилась к окну, закрыла жалюзи и осталась возле него, глядя с прищуром.

– Иди сюда, Сережа, – позвал Купава.

Малыш, обрадованный, что у него появляется возможность дожевать тающий «Сникерс», ткнул Жеста в спину кулачищем. Серега, едва не упав, промчался прямиком до дивана и, пошатываясь, затормозил около Гаврилыча.

– Ты, Сережка, не суетись и не обижайся, – ласково сказал тот, – Мы же здесь все свои, а от тебя непонятки пошли. Рассказывай, где товар?

– Я не знаю, правда, Виктор Гаврилович, Алексей! – Жест чуть не плакал от незаслуженной обиды. – Колдовство какое-то!..

Он был в самом деле жалок: избит, ошарашен…

– Успокойся, Сергей, – хмурясь, сказал Купава. – Товар нужно найти. Я почему-то не думаю, что ты крыса. Значит, давай разбираться.

Серега часто-часто закивал головой и чуть не заплакал от счастья – Купава ему верит!

– Вы товар получили? – резко спросила Надька, и Сергей, повернувшись к ней, опять кивнул.

– В чем он был? – Купава уселся удобнее, очевидно, готовясь зависнуть надолго в этой разборке.

– В п-пакете, – заикаясь, выдавил Жест и сглотнул слюну – ну, не получалось у него разговориться, хоть тресни!

Внезапно Надька, почувствовав, что ли, своим бабьим нутром, что парню нужен психологический пинок, одним прыжком подскочила к Сергею, схватила его за «самое дорогое» и заорала:

– Ты понимаешь, козел, что там денег было ровно в триста тысяч раз больше, чем стоит твоя жопа?!

Сергей приоткрыл рот и робко кивнул – он понял.

– Куда вы потом поперлись с товаром? – рявкнул Купава, перехватив эстафету.

Отпустив Сергея, Надька лениво вернулась на свое место у окна. Сергей, проводив ее взглядом побитой собаки, стал отвечать Купаве складно и последовательно:

– Все было, как всегда. Они, Алка, то есть, с Мусой, пошли первыми, мы за ними.

– У кого был товар? – спросил Гаврилыч, не спуская своих хитрых глазок с Жеста.

– У Чирика, – поспешно ответил Сергей, и продолжал уже самостоятельно, без экстремистских воздействий со стороны аудитории. – Мы вышли из той комнатенки, смотрим, а в зале сидят эти трое жлобов. Слово за слово, хреном по столу, – ой, извините! – Сергей испуганно посмотрел на Надьку. – Начали докапываться… Чирик сбросил сумку и отшвырнул ее ногой назад, к столу…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Поделиться ссылкой на выделенное