Алексей Бессонов.

Мир в красном камне

(страница 1 из 3)

скачать книгу бесплатно

Когда он наконец захрапел, раскинувшись на смятой, пропитанной потом постели, тоненькая рыжеволосая девушка осторожно приподнялась. Мужчина спал, запрокинув голову, при очередном всхрапе его кадык мелко трясся. Из приоткрытого рта на подбородок текла струйка слюны. Девушка бесшумно сбросила на пол простыню и встала, совершенно кошачьим движением выпрямив стан. Беззвучно скользя узкими маленькими ступнями по мохнатому ковру, подошла к туалетному столику. Раскрыла верхний ящик, что-то достала оттуда и так же тихо вернулась в постель. Прислушалась. Мужчина продолжал спать, его мускулистая грудь, густо поросшая седыми волосами, мерно вздымалась. Убедившись, что он не проснется, девушка приподнялась, вытащила что-то из-за спины и быстрым уверенным движением прижала свою ладонь к красноватой шее мужчины. Тот захрипел, на секунду раскрыл глаза и обмяк, безвольным кулем рухнув на пол.

Девушка вскочила, одним прыжком перелетела через кровать и опустилась на колени перед лежащим на полу мужчиной. Пощупала пульс. Затем схватила его правую ладонь и рывком стащила со среднего пальца убитого массивный платиновый перстень с большим полупрозрачным красным камнем. Зажав перстень в руке, она подбежала к стенному шкафу и принялась одеваться. Через две минуты рыжеволосая девушка, одетая в шелковое платье и туфельки на высоком каблуке, распахнула дверцу длинного приземистого автомобиля. Едва слышно загудел двигатель, и машина понеслась в сторону космопорта…


Черные, инкрустированные золотом каблуки высоких, расшитых золотым узором сапог негромко стукнули о металлическую полосу на пороге бара. Бармен поднял голову и сразу понял, что этот клиент к стойке не подойдет. Возле входа стоял невысокий мужчина средних лет с узким скуластым лицом, множество морщинок которого говорили о том, что хозяин их прожил нелегкую и полную приключений жизнь, а пронзительные темные глаза и чуть изогнутые в презрительной ухмылке тонкие губы свидетельствовали о давней привычке к длинному клинку и короткому разговору. Почтение бармена возросло в степень, когда его опытный взгляд заметил украшенную имперским орлом рукоять генеральского меча, мелькнувшую под широким плащом незнакомца. Причем меч висел не справа, где его положено носить с мундиром, а слева, где у лендлорда находится шпага, недвусмысленно намекая на социальный статус худощавого генерала.

Бармен покинул свой боевой пост и приблизился к стоящему на пороге посетителю. Склонил голову в вежливом приветствии.

– Что будет угодно милорду?

– Графин хорошего вина… крепкого, если вас не затруднит, и бисквиты… на ваше усмотрение, – негромко, с породистой корректностью в голосе ответил мужчина.

– Одно мгновение, милорд…

Незнакомец занял столик в полутемном углу, бросил на него пачку дорогих сигарет и изящную зажигалку стоимостью в несколько тысяч кредиток – этой суммы вполне хватило бы, чтобы безбедно прожить пару лет. Но генерала, по-видимому, финансовый вопрос занимал мало: его наряд, пошитый хоть и вне моды, стоил тем не менее целое состояние.

Один только темно-вишневый с золотом камзол явно обошелся владельцу в кругленькую сумму. Генерал представлял собой ходячую приманку для ночных молодцев, но… было в его облике нечто, напрочь отбивающее всякую охоту связываться с этим человеком. То ли глаза, в темном сиянии которых отражалась смертельная ярость многих сотен сражений, то ли тигриная грация профессионального воина, то ли чувственное изящество длинных пальцев, привыкших сжимать рукоятку излучателя…

– Ваш заказ, милорд, – бармен поставил поднос на столик.

– Благодарю, – вежливо кивнул незнакомец, задумчиво играя зажигалкой.

Бармен вернулся за стойку. Мужчина в плаще налил себе полный бокал темного вина и залпом выпил почти половину, после чего принялся за бисквит с шоколадом, лениво обозревая окрестности.

Бар был почти пуст, если не считать шумной компании юнцов – по виду студентов колониального университета на каникулах – да хрупкой рыжеволосой девушки перед стойкой. Весело гуляющие молодые люди уже не раз звали ее к себе за столик, но она никак не реагировала на их приглашения. Троица студиозусов меж тем употребила уже вторую по счету бутылку наикрепчайшего виски и пребывала в самом боевом расположении духа. Бармен со скукой ждал скандала – единственного развлечения за долгий вечер.

И скандал не замедлил случиться. Один из парней, воодушевленный спиртным и одобрительным хохотом приятелей, приблизился к стойке и в очередной раз потребовал от девушки, чтобы она немедленно пересела к ним. Та ответила коротко и выразительно, употребив широко известное старинное русское выражение, при этом даже не повернувшись к галантному юноше. Его собратья немедленно заржали, отпустив пару пикантных шуточек в адрес незадачливого соискателя.

Молодой весельчак – косая сажень в плечах – покраснел и не придумал ничего лучше, как залепить девушке страшнейшую оплеуху, от которой та с грохотом свалилась на пол вместе с табуретом, на котором сидела. Бармен с тайным восторгом достал из-под стойки увесистую резиновую дубинку с шокером, при помощи которой он привык наводить порядок на вверенной ему территории, но воспользоваться ею не успел: из темного угла помещения раздался спокойный холодный голос незнакомца с мечом:

– Эй, вонючки, а ну прекратить!

Юноши разом подскочили; один из них оказался обладателем шпаги, которая с лязгом вылетела из недорогих кожаных ножен. Размахивая своим грозным оружием, юный лорд возопил:

– Иди сюда, старое дерьмо, я выпущу из тебя кишки, и тогда мы посмотрим, кто здесь вонючка!

К ужасу бармена, генерал поднялся на ноги.

– На вызов положено отвечать, – пробормотал он, приближаясь, – но я, увы, не в состоянии его принять, милорд зачинщик.

– Это почему? – опешил юноша. – Или у вас нет оружия?

– Оружия? – зловеще усмехнулся незнакомец. – Нет, дело не в оружии… назовите ваше имя, нахал.

– Питер Бронсон оф Сент-Илер! А вы?..

– Легион-генерал Александр Королев оф Кассандана. Будучи профессионалом, я не могу принять ваш вызов. Разве что вы соизволите повторить его, уже зная мой статус.

– Прошу принять мои глубочайшие… искренние извинения… – заикаясь, промямлил пылкий студент. – Мы приняли лишку, милорд… простите.

– Исчезните, – скомандовал генерал, – и не советую впредь… – при этих словах плащ его распахнулся, показав весь меч целиком. Молодые люди резко побледнели: на вороненом металле гарды радужно сиял крылатый череп имперской Службы безопасности.

Забыв о перепуганных парнях, кавалер повернулся к сидящей на полу девушке. Та смотрела на него совершенно квадратными глазами и даже не обратила внимания на протянутую ей руку. Выразив свое недоумение мимолетным движением бровей, генерал нагнулся и легким взмахом поднял девушку на руки. Затем осторожно поставил ее на пол и, отбросив с лица мешающий ему темно-русый локон, приказал бармену:

– Виски мне на стол.

После чего взял девушку за руку и отвел в свой угол. За столиком она наконец пришла в себя.

– Спасибо вам, милорд. Я так испугалась. – Да ну? – иронично поднял бровь ее спаситель. – Как тебя зовут?

– Ирина, милорд. Я прилетела сегодня, а мой следующий рейсовый только послезавтра… я лечу в Метрополию.

– В Метрополию? Лыжный курорт? Или, наоборот, пляжи?

– Что вы, милорд… у меня там родственники… я хотела бы остаться там.

– Жизнь в Метрополии сложна, – улыбнулся Королев. – Разве в колониях хуже?

– В колониях у меня никого нет, милорд…

– Что ж… выпей виски, тебе станет легче.

Ирина глотнула темно-коричневой жидкости и раскрыла свою крохотную сумочку. Достала зеркальце, осмотрела синяк на скуле.

– Вот сволочь, а… Что теперь делать?

– А ничего, – ответил генерал, – само пройдет. И откуда же ты летишь?

– Даймонд-Тир. Я там работала в одной фирме. Все надоело, вот я и решила… Скажите, а вы, наверное, живете в Метрополии?

– Нет, живу я на Кассандане. В Метрополии я работаю.

– Как это – живете на Кассандане, а работаете в Метрополии?

– Очень просто. В управлении я бываю не каждый день… а моя яхта идет до Метрополии всего двенадцать часов.

– У вас своя яхта?! – изумилась девушка.

– Да… но я использую ее только на небольших перегонах. Она заглатывает слишком много топлива, и дальность ее полета невелика. Пей, ты что-то до сих пор трясешься. Я не люблю трясущихся девушек.

– Я… можно взять у вас сигарету?

– Конечно. Итак, ты работала на Даймонд-Тир. А откуда ты родом?

– Родом? Я… я с Беатрис. Мои родители погибли, и я улетела на Даймонд-Тир.

– С Беатрис?.. Бармен, принесите еще виски. На Беатрис живет один мой хороший приятель, мы с ним когда-то немало дел провернули вместе. Давай выпьем. Что-то скучно мне сегодня.

– А когда вы улетаете отсюда?

– Скорее всего завтра днем.

– Как – вы не знаете точно?

– Я не лечу рейсовым. За мной должен зайти служебный корабль. А ты… Где ты остановилась?

– Я… – Ирина замялась. – Я еще не знаю.

– Быть может, я предложу тебе гостеприимство в своих апартаментах?

Девушка опустила глаза и чуть прикусила губу. Потом вскинула подбородок и внимательно посмотрела на сидящего рядом с ней мужчину. В его темных глазах поблескивали веселые искорки.

– Честно говоря, это выход, – спокойно ответила она. – С деньгами у меня туговато. Если бы не вы, не знаю, что бы я делала. Кроме билета, у меня почти ничего нет.

– Хорошо, – мягко улыбнулся Королев. – Идем.

Он бросил на столик крупную купюру и поднялся. Девушка тоже встала, оправляя на себе красивое шелковое платье.

– А вы привыкли к легким победам, – заметила она, выходя вслед за ним из бара. – Как на это смотрит ваша жена?

– А ты совсем не та дурочка, под которую играешь, – парировал генерал, взмахнув густой гривой темно-русых волос, которые свободно лежали на его плечах. – А что касается жены, то не беспокойся. Моя жена умерла шесть лет назад.

Спустившись в лифте на нижние палубы, они пересели в капсулу внутренних перемещений, которая привезла их в сектор супердорогих апартаментов класса «люкс».

Королев подошел к высокой деревянной двери и сунул в прорезь замка прозрачную карточку-ключ. Дверь распахнулась, и девушка ступила на мягкий ковер цвета темной меди. Обстановка номера вполне соответствовала его цене: кожано-деревянная мебель, мохнатые ковры на полах, затянутые дорогой тяжелой тканью стены.

– Ты, наверное, хочешь есть? – спросил Королев. – Не говори «нет», я сам вижу, что хочешь. Одну минуту, я сейчас распоряжусь. Посиди пока здесь…

Он появился спустя три минуты, переодетый в легкий светлый пиджак и белые брюки.

– Ужин готов. Идем в гостиную…

– Между прочим, я впервые ужинаю с настоящим генералом, – кокетливо улыбнулась она, садясь за стол.

– Ну, генералов в Империи немало… – Королев раскупорил бутылку виски и налил две рюмки. – Ешь, ешь. Не надо стесняться, я, в общем-то, простой парень, и смутить меня трудно. Что до моего титула, то я на нем женился.

– Давайте выпьем, – неожиданно предложила девушка. – Потому что теперь я начала смущаться…

– Обращайся ко мне на «ты», – предложил Королев, чокаясь. – Терпеть не могу это «выканье», особенно по-русски. Я тебе что, начальник? Подчиненных у меня и так хватает.

– Сколько тебе лет, Александр?

– Сорок восемь.

– Сорок восемь? Я не дала бы и сорока. В юности ты, наверное, был красавцем?

– Ну это уж не мне судить. Да и вообще… юность моя прошла не самым веселым образом. Много было всякого. И хорошего, и не очень.

– У тебя есть дети?

– Да, сын и две дочери. Сын в этом году получил лейтенантские погоны. В мое время это происходило на три года раньше… мне было семнадцать, когда я стал офицером. И чего только не было за эти тридцать лет…

– Вы, наверное, не думали тогда, что станете генералом? – спросила Ирина. – Ой, прости… ты не думал?

– Я вообще не думал, что доживу до таких лет, – усмехнулся Королев, снова наполнив рюмки. – Мы долго не живем.

– А сын – он тоже в СБ?

– Да… я думаю, что он не видел для себя иного пути. Я с детства готовил его к судьбе воина, никем, кроме офицера, он стать не мог. Моральный аспект здесь важнее боевой подготовки. Человек, который с молоком матери впитал такие понятия, как верность долгу, самоотречение во имя Империи… ему будет проще стать настоящим солдатом, чем другим его сверстникам. И он им станет. Уже сегодня я вижу в нем сталь… настоящую имперскую сталь. Именно такие люди сегодня нужны нашему миру. Им принадлежит будущее.

– Ты тоже считаешь, что новая война неизбежна?

– Мне очень хотелось бы верить, что войны не будет… но увы. Впрочем, у нас еще есть время, и, может быть, они не рискнут ввязываться в заранее проигрышную игру.

– Неужели они не понимают?

– Это вопрос из серии «почему мы не можем с ними договориться». Не можем. Те, кого мы привыкли называть негуманоидами, мыслят совсем иначе, они вообще – другие. Они не в состоянии контролировать свою рождаемость, им постоянно нужны новые территории. У них абсолютно неадекватное мышление, и любая встреча с ними неизменно заканчивается поединком.

– Ты с ними сталкивался?

– Не раз. Много моих друзей пало в этих сражениях… я сам бывал на грани.

– На грани?..

– Да, а за гранью – вечность. Это ощущение, оно иногда приходит… ты стоишь на лезвии ножа, любой шаг – это уже все, тьма.

– И тебя это не пугало?

Королев негромко рассмеялся.

– Я привык. Человек привыкает ко всему, у нас очень хорошая видовая приспособляемость, слыхала?

– Не представляю, как можно привыкнуть к постоянному риску. Какие нервы это выдержат?

– Подготовленные, – улыбнулся генерал. – Почему, ты думаешь, даже в десантных академиях учат целых восемь лет? Чему можно учить восемь лет? Вот этому – умению владеть собой, чтобы всегда и везде владеть ситуацией. Задание должно быть выполнено с минимальными потерями, иначе какой смысл заваривать кашу? В наше время не бывает двух-трехлетних войн, войны могут длиться десятилетиями, и если воюющая сторона не сможет обеспечить низкий уровень потерь, ей придется капитулировать, даже имея полные склады и арсеналы – воевать-то будет некому! А капитуляция в нашем случае означает гибель расы – и все.

Ирина отодвинула тарелку, взяла сигарету.

– Ты, наверное, очень любишь своего сына?

– Если человек не любит своих детей, ему не стоило их заводить. Дети – это продолжение тебя, это ты, живущий в другом времени. Это имя, наконец. Не зря ведь древние выше всего ставили необходимость продолжения рода. В моей среде распространено чисто клановое мышление, четкое разделение на своих и чужих. А род – это и есть клан, пусть и на более примитивном уровне.

– Получается, вы воюете друг с другом?

– Что ты? – удивился Королев. – Шутишь? Разумеется, нет. Разделение на кланы у нас означает разделение обязанностей, сфер влияния, если хочешь. Но воевать друг с другом? Это нелепо. Мы делаем одно дело – мы храним Империю от бед, зачастую погибая при этом. Здесь не может быть никакого соперничества. Просто свой продвигается в том направлении, которое указывает ему клан, а у чужака – своя стезя, и делить тут нечего, все было поделено еще до меня.

– И ты, получается, всю жизнь четко следовал чьим-то указаниям?

– Я ношу погоны, Ира. Правда, во времена моей молодости СБ еще не была такой закрытой и не имела такой мощи, как сейчас. Служба безопасности изменилась тогда, когда Империю захлестнул вал изощренных преступлений, с которыми не могла справиться цивильная судебная машина. Впрочем, все это было закономерно, мне как профессионалу суть явления была ясна с самого начала… В человеческом обществе всегда существует определенный процент высокоодаренных людей, темперамент которых требует постоянного риска, постоянной смены декораций, – причем сами они могут об этом и не догадываться. Раньше, когда Империя имела многочисленные вооруженные силы, эти люди составляли элиту ВКС и десантных сил, из них получались самые дерзкие и талантливые офицеры, легендарные имперские рыцари, перед которыми трепетала вся Галактика… возможно, я выражаюсь несколько высокопарно, но это было именно так. А потом начались повальные сокращения, и этим людям стало просто некуда деться. Социум продолжал исправно производить воителей, но лишь немногим удавалось осуществить свое предназначение. Остальные же ринулись кто куда – кто в гангстеры, кто в пираты. Ну и началось. Наверное, тебе неинтересны мои рассуждения?

– Почему же, – задумчиво ответила девушка. – Наоборот… я ведь все это видела, знаете ли.

– Знаю, – усмехнулся Королев. – Пожизненный контракт?

Ирина едва не выронила сигарету.

– Как вы узнали? – спросила она заплетающимся языком.

Королев встал со стула, обошел стол и положил руки на дрожащие плечи девушки.

– Не надо меня бояться, – мягко проронил он. – Или ты считаешь, что имперский легион-генерал станет сражаться с беглой проституткой? Это даже анекдотично, не так ли? Если тебе посчастливилось бежать – это твое дело.

– Не надо меня так называть, – твердо произнесла Ирина. – В этом нет моей вины.

– Ну-ну, – тонкие пальцы генерала коснулись ее шеи, – не сердись на меня. Ты из Портленда?

– Да… я убила своего хозяина. Я не могла больше… у меня не было сил.

– Будь проклят этот гадючник!.. Когда-нибудь я доберусь и до него. А не я – так мой сын.

– Твой сын… ему двадцать лет, да? И у него есть все – семья, титул, богатство, меч имперского офицера… а у меня в двадцать лет нет абсолютно ничего.

Она погасила в пепельнице сигарету и порывисто поднялась. Генерал Королев спокойно стоял перед ней, сложив руки на груди, и глаза его показались Ирине необычайно старыми, словно грустная мудрость целых столетий светилась в них неярким коричневым пламенем. Чуть вьющиеся мягкие темные локоны лежали на его скулах, оттеняя и делая более резким и без того острое, с запавшими щеками лицо моложавого генерала. Ирина вздохнула и прижалась щекой к его мускулистому плечу. Руки Королева сомкнулись на ее талии. Она вздрогнула и обняла его, чувствуя, как слабеют ноги и вспыхивает лицо.

– Знаешь, – прошептала она, – они, хозяева… они делают нас нимфоманками… клиенты не любят холодных девушек.

– Я тоже, – с тихим смешком ответил Королев, нежно целуя ее в затылок.

– Тогда не мучай меня… пожалуйста.

– А если?..

– Нет, прошу тебя… поцелуй меня, скорее же!..

– Сейчас.

Генерал легко забросил ее стройное тело на плечо и прошел в спальню. Там он осторожно опустил свою ношу на широченное ложе и выпрямился.

– Расстегни платье, – попросила девушка. – Там, сзади… мне неудобно.

Он улыбнулся и перевернул ее на живот. Освободившись от платья, девушка растянулась на кровати и с вызовом посмотрела на Королева.

– Я тебе нравлюсь? Или ты не любишь молоденьких? Почему у тебя такое непроницаемое лицо?

Королев молча разделся и откинул край одеяла.

– Забирайся. Здесь не жарко.

Ирина не без удивления посмотрела на сухощавое загорелое тело. Таких мужчин ей видеть не приходилось. Генерал, казалось, состоял из одних мускулов – миниатюрных, но чрезвычайно рельефных, не было и намека на какой-то жир, он напоминал собой гладкий, туго закрученный канат с сильно выступающими, словно у сказочного монстра, линиями вен и сосудов.

– Какой ты странный, – сказала она. – У тебя одни мышцы. Ты, наверное, очень сильный?

– Ты убедишься в этом сама, – длинные полированные ногти генерала чуть царапнули ее грудь.

Застонав, она всем телом потянулась к нему. Королев обнял ее, сжав на секунду так, что хрустнули кости, и приник к ее приоткрытым полным губам. Тяжело дыша, она изогнулась под ним и обхватила ногами его поясницу.

– Не жарко? – тихо спросил он, когда доведенная до полного изнеможения девушка наконец откинула голову и замерла с закрытыми глазами.

– О Господи!.. Я надеюсь, ты сможешь это повторить?

– Я похож на импотента? – удивился Королев.

– О-о… нет. Поцелуй меня.

Он склонился над ее лицом, нежно касаясь губами век, лба… и наконец добрался до влажных, поблескивающих в свете плафона алых губ. Ирина обхватила его плечи, вцепившись в них ногтями, но он не шелохнулся.

– Спасибо, – прошептала она, лизнув языком его нос. – Это было так хорошо.

– К вашим услугам, – ответил генерал. – Сколько угодно.

– Знаешь, – она запустила руку в его волосы, нежно коснулась уха и вздохнула, – это все так странно…

– Что – странно?

– Я завидую сама себе. И в то же время мне грустно, потому что завтра тебя уже не будет со мной…

– У тебя целая жизнь, девочка, – Королев погладил ее плечо. – Целая жизнь впереди.

– Но что такое жизнь, когда в ней нет никого и ничего?

– Жизнь – это просто жизнь. Что еще я могу тебе ответить? Каждый из нас волен изменить свою жизнь в ту или иную сторону.

– Но как?

– Нужно просто захотеть. Все, что можно детально представить себе, осуществимо.

Она тихо вздохнула и положила голову ему на грудь. Провела рукой по упругим буграм мышц, коснулась пальцем плоского живота… рука ее медленно поползла вниз.

Королев вдруг напрягся. Его ладонь, стремительной коброй метнувшись к лицу девушки, зажала ей рот. Другая рука нырнула под подушку и вернулась, сжимая ребристую рукоять массивного бластера со сдвоенным стволом. Генерал приподнялся, бесшумно сбросив с себя девичье тело. Глаза его превратились в два холодных черных сверла, буравящих комнату по периметру.

Ирина смотрела на него с ужасом, едва сдерживаясь, чтобы не закричать. Королев встал с постели, не издав при этом ни единого звука, и скользнул к двери. Остановился, прислушиваясь. Ирина увидела, как на секунду напряглись его плечи… Рывком распахнув дверь, он вскинул руку с оружием. Гулко загрохотала длинная очередь. Продолжая держать бластер на уровне груди, генерал шагнул в гостиную. Ирина подняла голову.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное