Бертрис Смолл.

Запретные наслаждения

(страница 8 из 21)

скачать книгу бесплатно


   – Хочу я написать эту сцену именно в таком ключе? – спросила себя Эмили и, проснувшись, обнаружила, что лежит в постели. – Должен ли он признаваться ей в любви?
   Она глянула на часы. Четыре утра. Вот тебе и «Ченнел». Сегодня придется включить его пораньше. Да, герцогу следует признаться Каро в любви. Именно ее жажда мести мешает признаться, что она, в свою очередь, тоже любит мужа. Пожалуй, так будет правильно.
   Повернувшись, она взбила подушку и снова закрыла глаза.
   Она вышла из «Ченнела» как раз в ту минуту, когда герцог собирался заняться любовью с собственной женой. Но впервые Эмили была не только наблюдательницей. Она оказалась в шкуре герцогини. Стала Кэролайн Траэрн. Весьма интересный опыт. Волнующий. И все же она была не готова переспать с герцогом. Конечно, это смехотворно, но она чувствовала, что в противном случае изменит Девлину. Однако герцог как две капли воды был похож на Девлина. А «Ченнел» – всего лишь фантазия, а не реальность, не так ли? Или она стеснялась заниматься любовью в тесном пространстве «Ченнела», а потом переносить опыт на страницы своей книги? Однако она наверняка могла описать все, что делала вместе с Девлином.
   Он приедет в Нью-Йорк не раньше вторника, И не появится в Эгрет-Пойнт до вечера пятницы. У нее полно времени, чтобы подробно описать свою первую любовную сцену и представить Мику, когда он захочет посмотреть, чем она тут занималась без него. Но нет! Сюжет подойдет к этой сцене не раньше вечера пятницы. Но может, стоит показать нарастающее сексуальное напряжение между Каро и Траэрном? Пусть Девлин увидит, куда она клонит. А потом они займутся любовью. Раньше Эмили не думала, что если насладится сексом с человеком, который ей нравится, непременно захочет повторять это еще и еще раз. Зато теперь поняла все.
   Ей не хватало тепла его тела по ночам. Не хватало тяжести, вдавливавшей ее в матрас. Не хватало плоти, врывавшейся в ее лоно. Рта, исследовавшего чувствительную плоть.
   Эмили вздрогнула. Ей необходимо заснуть. Отрешиться от мыслей об их обнаженных телах, прижимавшихся друг к другу. Неужели все женщины испытывают то же самое во время своего первого романа?
   Она встала, направилась в ванную и открыла узкий, от пола до потолка, аптечный шкафчик, чтобы поискать аспирин. Взяла две таблетки, запила водой. Очевидно, она слишком взбудоражена, чтобы спать. Аспирин успокоит разгулявшиеся нервы. Добавив две таблетки антацида, чтобы уберечь желудок от вредного действия аспирина, Эмили вернулась в постель, легла на спину и раскинула руки, чтобы снять напряжение.
   Проснулась она почти в полдень. За окном лил беспросветный дождь. В такой день лучше уютно устроиться под одеялом. Но сначала нужно поесть.
   Пришлось спуститься на кухню. Она открыла банку равиоли с мясом в соусе, опрокинула в сковороду и подогрела. Эсси держала равиоли на случай визита внуков.
Однако сейчас Эмили необходимо утешение. Если она не может заняться безумным сексом с Девлином, придется довольствоваться равиоли и печеньем с суфле. Поставив миску на поднос, она порылась в шкафах и нашла свою самую большую тайну, которую всегда прятала для подобных дней. Положила двойную коробку «Малломарс» [7 - Вид печенья с суфле.] рядом с миской и вынула из холодильника две маленьких бутылочки «Пеллегрино». Салфетки. Вилка. Небольшой кусочек пармезана.
   Эмили понесла поднос наверх, уселась в постели и стала есть. Интересно, любит ли Девлин есть в постели? Когда он приедет на уик-энд, она приготовит роскошный ужин и подаст ему в постель. Сырые устрицы на половинках раковин, утопающие в горячем соусе. Бараньи отбивные с маринованной спаржей. Свежая местная клубника, политая темным шоколадом, и миска со взбитыми сливками, чтобы окунать в них клубнику. Они выпьют бутылку «Пиндар Лонг-Айленд спринг сплендор», а потом займутся любовью.
   О Боже! Опять она за свое! Долго еще ждать, прежде чем «Ченнел» снова откроется? Почти восемь часов. Не везет!
   Ничего, она поспит, а когда снова проснется, съест на ужин еще одну коробку «Малломарс».
   Когда Эмили проснулась, дождь все еще шел. В окно спальни лился серый свет. Повернувшись на бок, она взглянула на часы. Начало восьмого. До начала работы «Ченнела» осталось меньше часа. Наберется ли она храбрости досмотреть сцену до конца? Или подумать над тем, что происходило за месяц до свадьбы Каро и Траэрна?
   Нет, так не пойдет! Подобную сцену Эмили сможет написать с закрытыми глазами. Лучше она посмотрит, что происходило в их брачную ночь. Первый сексуальный опыт Каро с Траэрном, в постели которого перебывало немало женщин. Да! Это позволит ей смягчить остроту собственного вожделения к Мику Девлину. Но так ли это? Скоро станет ясно.
   Траэрн – оживший портрет ее редактора. Таким его сделало подсознание Эмили. Но герцог был слегка грубоват, чего не наблюдалось в воспитанном и элегантном Майкле Девлине.
   Что ж, герцог был человеком своего времени… Недаром он казался ей немного опасным. Он был вполне доволен собой и своим положением и привык всегда брать верх над окружающими.
   Эмили вздрогнула. Что ж, так тому и следует быть. Всех предыдущих героев она изображала куда более цивилизованными и воспитанными. Траэрн же почти принадлежал другому, более раннему веку. Но он ей нравился, да и ее читательницы влюбятся в этого человека. Испорченные мальчишки куда интереснее примерных. Взять хотя бы Майкла Девлина!
   Она проворно прикончила вторую узкую коробочку печеньиц, вполовину меньше обычного размера. Теперь ей не придется страдать от угрызений совести!
   Эмили встала, отнесла поднос вниз, сполоснула миску и сунула в посудомоечную машину. Воровато бросила коробки из-под печенья в мусорное ведро и положила в специальный ящик зеленые бутылочки из-под воды. Потом, вернувшись наверх, приняла роскошную ванну с душистым маслом, надела чистую ночную рубашку и ровно в восемь включила телевизор. Перед ней предстала серая каменная сельская церковь. Судя по пейзажу, осень была в самом разгаре. Дубы и клены были красно-золотыми. Перед церковью остановилась герцогская карета. Лакей, спрыгнув с запяток, поспешил открыть дверь и спустить лесенку, после чего подал руку Каро Траэрн.
   Она была одета в платье из бледно-голубого «мокрого» шелка. Юбка в мелкую складку доходила почти до земли. Вырез тесного корсажа обнажал грудь, поэтому невеста прикрыла ее тонкой кружевной косынкой, заколотой жемчужной с золотом брошью. Узкие рукава платья, доходившие до локтей, расплескивались кружевом белоснежных манжет. Туфли без каблуков и с круглыми носами были вышиты золотой нитью. Широкополая шляпа отделана кружевом и лентами. В руке невеста держала букет из розочек и лаванды, перевязанный голубыми лентами и кружевом.
   Герцогиня направилась к маленькой церкви. Раздалась торжественная органная музыка. Мехи энергично раздувал пухлый паренек, в котором она узнала сына кузнеца. Значит, Эмили снова оказалась на месте герцогини!
   Герцог ожидал ее на входе. Их глаза встретились. Она взяла его руку, и вместе они пошли к алтарю, где уже стоял преподобный мистер Плейфер.
   Из собравшихся в церкви были только жители деревни и слуги. Второй свадьбе Каро не суждено быть пышной, учитывая тот факт, что она вдовела всего тринадцать месяцев. Церемония была проста, по обычаям англиканской церкви, и быстро закончилась. Новобрачные вышли во двор, где их приветствовали собравшиеся. Открытый экипаж доставил их в Малинкорт-Холл. День был так прекрасен, что глаза Эмили неожиданно наполнились слезами. Муж заметил это, но ничего не сказал. Только сжал ее руку. Она взглянула на него и слабо улыбнулась.
   – О чем ты думаешь? – спросил он наконец.
   – О том дне, когда я венчалась с вашим дядей в церкви Святого Георгия в Лондоне. Стоял июнь, и на свадьбу прибыли король и королева. Отец даже не устроил мне лондонского сезона, зато вместе с вашим дядей настаивал на роскошной свадьбе. Об этом было объявлено заранее. Пригласили все высшее общество, чтобы мой дядя Ричард не мог предъявить права на наследство. Я, конечно, не знала, что отец решил покончить с собой. Ваш дядя Годрик был очень добр ко мне. Но если быть до конца честной, я предпочитаю такую свадьбу, как сегодня. Я не светская женщина.
   – Надеюсь также, что вы предпочитаете этого жениха первому. А сегодня у вас будет настоящая брачная ночь, – пообещал герцог. – Нечто, чего у вас не было с моим дядей, насколько я знаю.
   Герцогиня мило покраснела.
   – Вы слишком дерзки, сэр, – прошептала она.
   Наклонившись, он пробормотал ей на ухо:
   – Вы, конечно, понимаете, как сильно я жажду любить вас, Каро, дорогая моя. Я знаю, как вы невинны, и постараюсь быть мягким и терпеливым. Но к завтрашнему утру вы станете женщиной во всех смыслах этого слова. Я не мой дядя Годрик, а мужчина, со всеми мужскими потребностями. И безумно желаю вас, Каро. Остается надеяться, что и вы желаете меня.
   Он нежно поцеловал ее в ушко. Щеки новобрачной горели.
   – Понятия не имею, чего вы ожидаете от меня, сэр. Не хотелось бы вас разочаровать, но мне не хватает образования в делах сердечных.
   – И я с величайшим удовольствием постараюсь обучить вас, дорогая.
   Она краснела все гуще и с облегчением вздохнула, когда экипаж остановился у дома. В великолепной столовой для них был накрыт легкий завтрак. Они молча поели, а потом удалились в семейную гостиную. День перевалил на вторую половину. Слуги зажгли огонь в камине, и в комнате было уютно.
   – Почему бы вам не подняться к себе и немного отдохнуть? – предложил герцог. – А я пока почитаю и присоединюсь к вам позже.
   – День был утомительный, милорд, – согласилась герцогиня. – Я приму ваш добрый совет.
   – Возможно, так будет нечасто, Каро, – ответил он, блеснув глазами, и усмехнулся при виде ее удивленного лица. – Бегите, дорогая.
   «Что ж, – думала Эмили, пока герцогиня спешила наверх. – Ты оказался довольно интересным человеком. Герцогиня должна быть очень умна, чтобы не дать мужу обнаружить то, чем занималась почти три года».
   Бедному Годрику ничего подобного в голову не приходило, но он был стар и болен и мечтал только об уютной постели. Больше его ничего не интересовало. Каро обязательно навещала его, возвращаясь домой. И Годрик Траэрн был вполне доволен своим существованием. Он женился, чтобы защитить ее, а Каро и представить не могла, что муж позаботится о ее будущем. Но он устроил брак Каро со своим племянником и наследником и взял с нее слово, что после года траура она обвенчается с Джастином Траэрном.
   – Всего год. Не дольше, дорогая, – сказал он. – Вы очень богатая молодая женщина, и ваш отец не хотел бы, чтобы этим воспользовались охотники за приданым. К сожалению, вы очень неопытны в делах света. Вас необходимо уберечь от авантюристов и охотников за приданым.
   Да, первый муж был поистине прекрасным человеком.
   Мысли Эмили снова вернулись к герцогине, которая уже поднялась в спальню и сейчас раздевалась с помощью своей горничной Мэри. Умывшись в тазике с душистой водой, она позволила молодой девушке надеть на нее тонкое бледно-розовое неглиже.
   – Сегодня ты мне больше не понадобишься, – отпустила Каро горничную, прежде чем прилечь. А когда проснулась, небо за окном уже потемнело. Смежная с ее комнатой дверь открылась, и при свете камина она увидела силуэт мужа.
   – Не вставай, – тихо велел он. – Я сам приду к тебе.
   Герцогиня съежилась. Конечно, любой на его месте захотел бы немедленно предъявить свои супружеские права в первую брачную ночь.
   – Вам придется подсказать мне, что делать, сэр. Как я уже говорила, мой предыдущий опыт равен нулю, – пролепетала она, сильно подозревая, что под красным шелковым халатом у мужа ничего нет.
   – Учитывая обстоятельства вашего первого брака, я и не ожидал иного, дорогая. И знаю, что вы девственны. Дядя перед смертью уверял меня в этом, – ответил герцог, скользнув под одеяло. – Поверьте, многие мужчины в моем положении без всяких церемоний взяли бы то, что посчитали бы вполне законной добычей. Но я обнаружил, что женщина, наслаждающаяся соитием, – куда лучший партнер в постельных забавах.
   Он мягко, но настойчиво уложил ее на подушки и коснулся губами губ.
   – Сегодня я буду любить тебя медленно и очень бережно. А завтра начну обучать тебя, как ласкать мужчину.
   Он снова поцеловал ее, обводя языком контур губ. Герцогиня тихо охнула. Джастин приподнялся на локте и осторожно развязал ленты у ворота ее неглиже. Края разошлись, обнажив белоснежную грудь. Нагнув голову, герцог стал целовать упругую плоть. Его губы сомкнулись на крохотном розовом соске.
   Эмили с восторгом поняла, что способна чувствовать все! Все, что испытывает в этот момент герцогиня: едва заметную пульсацию между ног, желание, которого не понимала раньше. Обвив руками шею герцога, она прошептала:
   – О, Траэрн, что за волшебство ты творишь со мной?
   Вместо ответа он рывком распахнул тонкий шелк, чтобы наконец получить полный доступ к ее прелестному телу. Большая ладонь сжала ее грудь. Он снова припал губами к затвердевшему соску.
   – Я обожаю тебя, Каро. И хочу дать тебе наслаждение. Море наслаждения.
   Она вдруг поняла, что торопливо развязывает пояс его халата.
   – Сними его, Траэрн, – взмолилась она. – Твои ласки и поцелуи заставили меня желать большего. Всего! Скорее, милорд!
   Он на секунду отодвинулся от нее, чтобы сбросить халат с мускулистых плеч. Тем временем Каро стянула обрывки неглиже и небрежно сбросила на пол. Он снова стал целовать ее, пока голова Каро не закружилась.
   – Знаешь ли, моя обожаемая женушка, что я собираюсь сделать с тобой?
   – Овладеешь мной, – прошептала она. – И я хочу этого, Траэрн! Хочу безмерно!
   Но он не отступил от своих намерений и вновь стал целовать каждую клеточку ее тела, поворачивая ее в своих объятиях, как безвольную куклу, возбуждая губами и языком, пока огонь не охватил ее.
   Однако когда его палец вошел в ее тело, она немного испугалась. Герцог ощутил ее беспокойство и стал тихо успокаивать. Тем временем к первому пальцу присоединился второй. Он стал ласкать ее, и она загорелась желанием… доселе не испытанным желанием… И громко вскрикнула, когда пальцы выскользнули из лона и коснулись розового бутона, скрытого влажными складками. Он теребил чувствительный крохотный бугорок, пока она едва не всхлипнула от жгучего голода, пробужденного в ней этим мужчиной.
   Он оседлал ее нагое тело, раздвинул молочно-белые бедра и направил любовное копье в лоно. Девственное препятствие быстро поддалось, и он стал яростно объезжать Каро, с силой вонзаясь в тугие ножны. Сначала она только тихо стонала, но вскоре уже почти кричала от наслаждения. И в тот момент, когда мир взорвался, герцог низко наклонился и прошептал:
   – Я обещал тебе, Эмили, что мы пустимся в замечательное приключение, и, как видишь, верен своему слову.
   Ее оргазм продолжался короткими, жаркими взрывами, но, услышав свое имя, Эмили распахнула глаза.
   – Траэрн! – ахнула она, но тут же лишилась сознания под натиском его любовных соков.
   Очнулась она в собственной постели. За окном занимался рассвет, а экран телевизора рябил полосами.
   Эмили Шански не могла пошевелиться. Ночная рубашка задралась до талии, а между бедрами было липко и мокро. Господи! Что с ней случилось? Эмили оказалась на месте герцогини Каро… по крайней мере, она так считала. Но герцог знал, что она здесь. И в момент идеального наслаждения дал ей это понять, назвав по имени.
   На секунду Эмили испугалась. Наверное, интерактивное общение с новыми персонажами – не такая уж хорошая мысль. Но, нужно признать, она куда более спокойна теперь, чем восемь часов назад, когда только включила «Ченнел». Куда подевалось терзавшее ее сексуальное напряжение?
   Эмили встала с постели и, как была босиком, поспешила наверх, в свой кабинет. Нужно немедленно записать только что виденную сцену, прежде чем она померкнет в памяти.
   Если повезет, она допишет роман до этого места, прежде чем приедет Девлин. Будет ли он доволен ею? Боже, как она на это надеется! Карьера была единственной вещью в мире, которая значила для нее все. И если для спасения этой карьеры придется вставлять в романы утонченные эротические сцены, значит, так тому и быть. Кроме того, в этом ей помогут два любовника.
   Она включила компьютер и уселась. Два любовника! Конечно, Девлин считает, что он целиком обязан подобной метаморфозе… что ж, пусть обманывается!
   Эмили лукаво усмехнулась. «Ченнел» – это нечто, принадлежащее исключительно женщинам. Мужчинам о нем знать не обязательно. По крайней мере так заявила Рина, когда открыла Эмили тайну «Ченнела», восхитительный и неприличный маленький секрет. Но хотя Эмили часто смотрела «Ченнел» в роли наблюдателя, чтобы проверить правдоподобность некоторых сцен в романах, нужно признать, что активное участие в фантазии даже приятнее. И теперь Эмили впервые в жизни решила, что тоже хочет позабавиться.
   Она принялась энергично печатать и спустилась вниз только через четыре часа.
   День был таким же теплым и ясным, как предыдущий – холодным и дождливым. Эмили проголодалась и решила приготовить воскресный завтрак, хотя было утро понедельника. За ней должны были заехать Рина и Сэм, чтобы отвезти на парад в честь Дня поминовения погибших в войнах, [8 - Официальный праздник в США, отмечается в четвертый понедельник мая.] а потом они собирались пообедать в клубе. Французский тост! [9 - Обжаренный в яйце кусочек хлеба.] Вот что ей нужно! Французский тост с маслом, сиропом и колбасками!
   Едва она принялась готовить, как зазвонил телефон. Подняв трубку, Эмили услышала голос Девлина, и сердце забилось немного быстрее.
   – Я уже вернулся. В Лондоне ужасно одиноко, особенно без тебя. Хочу, чтобы ты была рядом. Не возражаешь, если я возьму в четверг выходной и вечером приеду к тебе?
   – Только если согласишься съесть со мной в постели бараньи отбивные и спаржу! – выпалила она, счастливо улыбаясь. – И клубнику в шоколаде, с ликером «Гран Марнье». Да, и не забудь про миску со взбитыми сливками.
   – Не обещаю использовать взбитые сливки только для клубники, – засмеялся он.
   – Где же ты думаешь их использовать? – осведомилась она, почти видя его ухмылку.
   – Обмажу тебя и стану медленно облизывать, – пообещал он.
   – Приезжай пораньше, – попросила она.
   – Обязательно, – заверил Девлин перед тем, как попрощаться.
   Переворачивая колбаски на сковородке, Эмили решила, что реальность все же куда лучше. Он скучает по ней. Что ж, она безумно истосковалась по нему.


   Совещание сотрудников издательства «Стратфорд пабликейшнз», обычно проводимое утром во вторник, подходило к концу. Во главе огромного стола сидел задумчивый Мартин Стратфорд, вертевший в руке чашку с остатками кофе. Сколько совещаний он уже провел за этим столом?
   Ему не терпелось поскорее выбраться в летний домик на северной стороне Восточного Лонг-Айленда. Сейчас, в середине июля, оставаться в городе было невыносимо.
   Президент компании Джей-Пи Вудз сидела напротив, как всегда, невозмутимая и спокойная. Интересно, она хоть раз в жизни вспотела? У этой чертовки никогда волосок из прически не выбьется! Зато она знала, как управлять издательством, в этом нужно отдать ей должное. И все же подчиненные ее терпеть не могли, поэтому он и хотел, чтобы на следующий год в его кресле сидела не она.
   – Девлин! – Повелительный голос Джей-Пи неприятно резанул по ушам. – Что там у Эмили Шанн? Как продвигается ее книга? Мы опять получим триста пятьдесят страниц приторной патоки?! Или она наконец позволит трахнуть свою героиню?
   От такой грубости даже Мартину стало не по себе.
   – Следите за языком, Джей-Пи, – предупредил он.
   – Книга прекрасно продвигается, Джей-Пи, – холодно заверил Девлин.
   – Вы ее видели? Надеюсь, она будет сдана вовремя? Или мисс Поджатые Губки собирается тянуть до последнего и впадать в истерику, поскольку вынуждена писать о сексе?
   Несколько молодых редакторов угодливо хихикнули.
   – Разве Эмили Шанн когда-нибудь сдавала работу с опозданием? – мягко осведомился Мик.
   – Вы видели книгу? Читали написанный материал? – не унималась Джей-Пи.
   – Я все лето проводил уик-энды в Эгрет-Пойнт. Даже нанял на август летний коттедж Эрона Фишера. Поверьте, Джей-Пи, книга обещает быть сенсацией. Кроме того, в ней непременно будут присутствовать эротические сцены. При соответствующей рекламной кампании читательская аудитория значительно увеличится.
   – Мисс Поджатые Губки прекрасно может обойтись без рекламной кампании. Вполне достаточно ее имени на обложке, – фыркнула Джей-Пи.
   – Мартин! – обратился Девлин к главе компании. – Мы просили Эмили изменить ее стиль и насытить сюжет сексуальными моментами. Поэтому нам необходимы реклама и промоушн, чтобы объявить всем об этих переменах и таким образом привлечь новых читателей. Если мы собираемся получить прибыль от «Строптивой герцогини», продажи должны значительно увеличиться.
   – Но, Девлин, у нее уже есть свой круг читателей, – не уступала Джей-Пи.
   – Вы сами потребовали от нее насытить книгу эротикой, с тем чтобы расширить этот круг. Покупки в букинистических магазинах ничего не прибавят ни к нашим доходам, ни к авторским гонорарам Эмили. Книгу нужно широко разрекламировать, сначала для оптовых покупателей и сетевых магазинов, а потом и среди читателей. Можно напомнить, что это ее последняя книга в нынешнем контракте. Поэтому она должна быть хитом. И если мы не поторопимся подписать новый контракт, кто-нибудь непременно уведет Шански у нас из-под носа. Эрон Фишер не глуп. Или вы задумали торговаться с автором, благодаря которому издательство получает не меньше четверти от суммы всех прибылей?
   – Неужели книга так хороша? – недоверчиво спросил Мартин.
   – Именно, – заверил Майкл. – Ее лучшая работа. Она вложила в нее душу, и даже я удивлен глубине и масштабам этого романа. Читатели будут расхватывать книгу. И наш долг сделать все, чтобы она не ушла к другому издателю.
   – В таком случае, – решил Мартин, – мы примем ваш совет и начнем рекламную кампанию. Верно, Джей-Пи?
   – Как скажете, – коротко ответила она, пронзив Мартина злобным взглядом. – Но до отпуска вам придется вылететь в Лондон. У Прунеллы проблемы с Саванной Баннинг. Думаю, теперь, когда вы уехали, Баннинг просто некому вдохновлять.
   Пустив эту отравленную стрелу, Джей-Пи двусмысленно ухмыльнулась.
   – Леди Палмер не нуждается в подобном вдохновении. Для этого у нее есть муж. И я никуда не полечу. Позвоню Прунелле, узнаю, в чем дело, а потом поговорю с леди Палмер.
   – Если я приказываю вам лететь в Лондон, значит, не желаю слышать никаких возражений! – отрезала Джей-Пи Вудз.
   Присутствующие нервно ерзали, стараясь не смотреть друг на друга. Неприязненные отношения между главным редактором, считавшимся хорошим парнем, и президентом компании, которого все смертельно боялись, были широко известны. Но до открытой стычки дело до сих пор не доходило.
   – Думаю, совещание окончено, – спокойно объявил Мартин. – Все свободны. Джей-Пи, Девлин, останьтесь!
   – Ублюдок! – яростно прошипела Джей-Пи. – Как ты смеешь позорить меня перед сотрудниками?!


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное