Бертрис Смолл.

Запретные наслаждения

(страница 5 из 21)

скачать книгу бесплатно

   – Садитесь, Девлин, – велела она, ставя на стол кружку с кофе. – Съешьте сладкую булочку, и давайте обсудим тот факт, что нас, похоже, тянет друг к другу.
   Господи милостивый! Неужели она действительно посмела сказать такое?
   Судя по его изумленному лицу, так оно и есть.
   – Я ваш редактор, – напомнил он.
   – И Саванна Баннинг считает, что очень хороший, – кивнула Эмили. – Но какое отношение имеет это обстоятельство к нашему взаимному влечению?
   – Вы знаете леди Палмер? – спросил он.
   – И очень давно. Я была ее свидетельницей, когда она и сэр Реджинальд семь лет назад решили зарегистрировать брак. Я крестная мать достопочтенного Уильяма.
   Мик удивленно покачал головой. Ему и в голову не приходило, что Эмили Шански может знать прекрасную и раскованную Саванну Баннинг. И одному Господу известно, что наговорила ей про него эта сплетница леди Палмер.
   – Между нами могут быть только деловые отношения. Остальное выходит за рамки приличия, – попытался объяснить он, уже понимая, что она и без него это знает.
   – Вздор! – отмахнулась Эмили, пододвигая ему булочки и масло. – Итак, вы хотите переспать со мной?
   «Семь бед – один ответ», – решила она про себя. В конце концов, времени у нее мало, а эротическая, чувственная «Строптивая герцогиня» должна выйти в конце декабря.
   Он вдруг поперхнулся булочкой и закашлялся так, что лицо покраснело от напряжения.
   – Воды! – охнул он, вскакивая.
   Эмили принесла стакан воды. Глотнув, Мик обрел то, что с большой натяжкой могло сойти за самообладание.
   – Вы, конечно, шутите? – предположил он.
   – А вам весело? – сухо ответила она, хотя в синих глазах плясали веселые искорки, а губы подергивались, словно она с трудом удерживалась от смеха.
   Маленькая ведьма явно наслаждается его смущением. Как она поступит, если он прямо объявит, что разгадал ее проделки, и назовет обманщицей? Упадет в его объятия или, взвизгнув, удерет со своей уютной кухоньки? Майкл Девлин терпеть не мог, когда его пытались одурачить, и, кроме того, всегда сам выбирал, с кем ему спать. Но сейчас не мог противиться искушению. Если он хочет заслужить авторитет у своего автора, нужно с самого начала сделать все, чтобы Эмили поняла, кто здесь босс.
   – Честно говоря, – начал он, глядя в васильковые глаза, – я вовсе не хочу спать с вами, Эмили Шански. Давайте называть веши своими именами. Я хочу вас трахнуть. Захотел, как только увидел. Конечно, наша связь абсолютно немыслима, но я не из тех, кто всегда играет по правилам. Вот вам мои условия. Принимаете? – коварно улыбнулся Девлин и едва не рассмеялся при виде ее изумленного лица. Похоже, ему удалось шокировать хорошенькую мисс Шански грубыми и откровенными речами.
   Эмили громко сглотнула и изобразила невозмутимость, которой на самом деле вовсе не чувствовала.
   – Хорошо, – кивнула она наконец. – Тогда мы займемся этим сегодня вечером.
   Ее сердце бешено колотилось.
   – О нет, ангелочек, – удивленно пробормотал он, не желая позволить ей взять верх. – Я так не играю.
Никаких графиков для вас и меня. Обожаю спонтанность. Думаю, сейчас самое время для начала нашего маленького приключения, не считаете?
   Он встал и шагнул к ней. Губы смешливо подергивались.
   – Но сейчас утро! – запротестовала Эмили, отступая.
   – Неужели вы никогда не занимались этим при свете дня, ангелочек?! Поверьте, это так же здорово, как и ночью, а иногда даже лучше, поскольку всегда есть шанс на то, что кто-то войдет и обнаружит, что вы самозабвенно трахаетесь на своем идеально выскобленном кухонном столе.
   Зеленые глаза коварно блеснули. Крадущейся походкой он стал подбираться все ближе к тому месту, где она стояла.
   Эмили, сама того не сознавая, продолжала пятиться. Неужели люди занимаются любовью на кухонных столах?! Быть того не может!
   Она хотела было возмутиться, но любопытство оказалось сильнее. Поэтому она приняла холодный вид и спокойно объявила:
   – Лично я, Девлин, куда больше предпочитаю комфорт постели и терпеть не могу вуайеризма. Это так вульгарно и дурно характеризует увлекшуюся парочку.
   Вот! Это должно поставить его на место… как надеялась Эмили. Но, Боже, во что она впуталась? Так ли уж хороша эта идея? Может, проще взять напрокат парочку порнофильмов?
   – Прекрасно, – протянул он. – Твоя комната или моя? И немедленно!
   – Но сейчас неподходящее время, – забормотала было Эмили, но тут же ахнула, когда он рывком прижал ее к себе. Боже, он так хорошо пахнет!
   – Может, ты динамистка, Эмили? – мягко спросил он, прижимая ее руку к своей ширинке. – Но так нечестно.
   Ее пальцы непроизвольно сомкнулись на твердом гребне, распиравшем джинсы. И она тихо охнула. Его плоть под ее ладонью казалась тверже железа.
   – Если хочешь остановиться, Эмили, сейчас самое время. Продолжай ласкать меня подобным образом, и возврата не будет, – прошептал он, зарывшись лицом в ее волосы.
   Она не знала, что ответить. Неужели она зашла слишком далеко, чтобы попытаться сбежать?
   «Трусиха, – упрекнул внутренний голос. – Ты хотела все узнать, и теперь такая возможность представилась».
   «Ладно-ладно, я сделаю это, черт возьми!» – раздраженно ответила она этому назойливому голосу и, чуть приоткрыв губы, взглянула на Девлина, гадая, что сейчас последует.
   Теплые пальцы погладили ее щеку. Зеленые глаза пристально всматривались в ее лицо.
   – Эмили? – хрипло спросил он, потрясенный невероятно острой реакцией на ее предложение.
   Мик жаждал вонзиться в нее, заставить кричать от восторга, молить о том, что он мог ей дать. И он даст ей и это, и гораздо, гораздо больше, пока они оба не ослабеют так, что весь следующий день не сумеют пошевелиться. Что такого в этой женщине? Почему она вызывает в нем подобные чувства? Они едва знакомы, но ведь это никогда не было препятствием для его вожделений. А она, похоже, испытывала то же самое, но, помимо всего, некая застенчивость и невинность побуждали его быть нежным с ней.
   – Эмили! – повторил он. – Да или нет?
   – Да, – выдавила она. Такого она от себя не ожидала!
   Эмили не противилась, когда он повел ее наверх, в свою спальню. Где свечи, мерцающие на мягком весеннем ветру? Где розы, наполняющие воздух благоуханием? Никакой романтики! Все грубо и примитивно, но… но, к собственному удивлению, оказалось, что именно этого она от него хотела. Они не влюблены. Ей нужен мужчина, который взял бы ее девственность и показал все, что необходимо знать для создания утонченно эротического романа, которого требовал «Стратфорд». В конце концов, это нечто вроде сбора материала к роману. Материала, который обеспечит наибольшую правдоподобность ее сочинению. Иначе ей не спасти свою карьеру! Черт! Редактор обязан помогать автору!
   Стук закрывшейся за ними двери вернул ее к реальности.
   – Вы ведь не боитесь меня? – мягко спросил он. – Мы оба хотим этого, не так ли, Эмили?
   Очевидно, он давал ей возможность остановить безумие.
   Но Эмили кивнула. Она знала, что сейчас будет, потому что перечитала много пособий по сексу за последние несколько недель. И все же тряслась от страха и опасалась, что, если заговорит, дрожь в голосе ее выдаст и Мик немедленно пойдет на попятную.
   На ней была желтая хлопковая майка, которую Мик немедленно стянул и бросил на стул.
   – Мне нравится твой выбор белья, – улыбнулся он, потрогав верх кружевного узкого лифчика. – А теперь посмотрим, как это расстегивается. О, спереди!
   Он расстегнул крючки, и бретельки тут же соскользнули с ее плеч. Еще секунда, и лифчик лег рядом с майкой.
   – О, Эмили, – выдохнул Мик, зачарованно глядя на ее груди, – как они прелестны!
   Маленький холмик лег в широкую ладонь. У нее оказались маленькие, острые розовые соски. А Эмили тем временем лихорадочно пыталась сообразить, что делать ей. Вот когда она начала понимать необходимость практического опыта! В книгах не говорилось ни о чем подобном. Может, ей следует, в свою очередь, раздеть его?
   Эмили принялась неловко возиться с пуговицами его рубашки. Наконец рубашка сползла на пол, и пальцы Эмили легли на его широкую грудь. Какая мягкая кожа… и какие твердые мышцы!
   В одной из книг она видела, как женщина целует мужские соски, и сейчас, склонив голову, сделала то же самое.
   Он тем временем расстегнул и снял с нее джинсы.
   – Для такой приличной дамы ты носишь очень чувственное белье, – повторил он, оглядывая шелковые бикини.
   – В тон лифчику. Красивое белье – мой единственный порок, – тихо призналась она, в свою очередь, расстегивая его джинсы и стягивая их с узких бедер. И тут же ахнула: – О! Ты не носишь…
   Она смущенно осеклась.
   – Не ношу. И ты с этой минуты тоже не будешь носить. Никаких лифчиков и трусиков, пока ты со мной. Я хочу, чтобы ты была готова принять меня в любую минуту. А ты будешь очень хорошей девочкой и исполнишь мою просьбу, верно? – спросил он, срывая с нее бикини. Рука быстро скользнула между ее ног и сжала пухлый холмик. У Эмили перехватило дыхание.
   – Н-никакого белья? – пролепетала она.
   – Когда я захочу поиметь тебя, ангелочек, не стоит тратить на раздевание время, за которое я мог бы сделать нас обоих счастливыми.
   – Вы со всеми своими женщинами так обращаетесь, Девлин? – выпалила Эмили. Она не может позволить себе потерять контроль над ситуацией. О Боже, какие у него горячие руки!
   Он перебирал завитки на ее венерином холмике, и Эмили не могла сдержать пробежавшей по спине дрожи.
   – Так ты хорошая девочка или нет? – уточнил он, проникнув языком в раковину ее маленького ушка. – Мне кажется, что под всей этой чинностью и правильностью все-таки кроется испорченная девчонка!
   – Сама не знаю, кто я, но уверена, что вы меня просветите на этот счет! – выпалила она. – Но я уже знаю, что вы – скверный мальчишка!
   Она, обнаженная, в объятиях нагого мужчины! И все еще способна вести беседу?! Что, во имя неба, подумали бы о ней бабушки? Но по крайней мере она не Кэти!
   – Как все писатели, ты слишком много болтаешь, – прошептал он, прежде чем впиться поцелуем в ее рот. Его язык обвел сомкнутую линию ее губ, и она инстинктивно приоткрыла их, позволив ему ворваться внутрь. Их языки сплелись.
   Он прижал ее к себе. Их голые тела соприкасались, и ощущение было непередаваемо возбуждающим. «Неужели именно это и называется французским поцелуем?» – спросила она себя. Неплохо, и к тому же его дыхание отдает мятой и кофе. Она позволила ему ласкать языком свой язык.
   Он толкнул ее на кровать, так, что ноги свисали через край, после чего встал на колени и положил ее ноги себе на плечи.
   Что он делает?!
   Его темная голова оказалась между ее раздвинутых бедер.
   Эмили тихо взвизгнула от удивления и едва не потеряла сознание, когда он раздвинул пальцами складки ее лона и стал лизать тот кусочек плоти, о существовании которого она до сих пор весьма смутно подозревала.
   Правда, сумела припомнить нечто подобное, изображенное в тех же пресловутых руководствах, но так до конца и не понимала, что же там происходило. Зато поняла сейчас!
   – О Боже!
   Его язык продолжал обводить крошечный бугорок, ставший невероятно чувствительным, неутомимо лизал розовый бутон плоти. Эмили почти теряла сознание от наслаждения, которое дарил ей его язык.
   – Пожалуйста, – задыхаясь, повторяла она. – Пожалуйста…
   Эмили молила, сама не зная о чем. Но ей необходимо это получить!
   Однако Мик вдруг отпустил ее и встал.
   – Нет! – выкрикнула она, шокированная собственной реакцией. – Нет!
   Смеясь, Мик поднял ее и поцеловал.
   – Ощути собственный восхитительный вкус, Эмили! – воскликнул он, садясь, и, перекинув ее через колено, наградил тремя быстрыми, чувствительными шлепками. – Я чувствовал, что ты скверная девчонка, ангелочек. Давай пошалим вместе.
   Он поднял ее и снова уложил на постель.
   – Эти милые маленькие грудки требуют особого внимания, – решил он, лег рядом и прижался губами к ее соску. – Ммм… почти так же вкусно, как твоя сладкая «киска».
   О Господи! Никакие книги не подготовили ее к такому! Что еще от нее ускользнуло? Нужно каким-то образом доказать ему, что она наслаждается ласками.
   – Эй, теперь моя очередь, – объявила она и, отстранившись, стала целовать его соски. Язык дерзко скользнул ниже, к его пупку. Внизу кустилась обильная черная, как ночь, поросль. А его плоть…
   На какой-то момент она испугалась. У мужчин в ее книгах не было ничего подобного. Он, казалось, был куда больше. Толще. Длиннее.
   – Только не бери меня в рот, – простонал Девлин. – В первый раз я хочу войти в тебя, ангелочек. У тебя нет презервативов? Я, честно говоря, не ожидал ничего подобного.
   – Нет, – покачала головой Эмили.
   – Ничего страшного. Я недавно проверялся. Абсолютно здоров. Как насчет тебя? Ты на таблетках?
   – Угу, – солгала она, подозревая, что, узнав правду, он просто поднимется и уйдет. Как она могла принимать противозачаточные таблетки, если до сих пор они были ни к чему?! Ведь до этой минуты она ни разу не была с мужчиной!
   Он поднял ее и положил на себя, проводя своей плотью между ее бедрами. Не успела она опомниться, как он перекатился вместе с ней, широко развел ее ноги и сжал ладонями лицо.
   – Я еще никогда так сильно не хотел женщину. В чем твое чародейство, Эмили Шански? – прошептал он, прежде чем поцеловать ее. Такого чувственного поцелуя ей еще не доводилось испытывать. Его теплые губы манили и соблазняли. Эмили чувствовала, что самые ее кости плавятся от почти невыносимого наслаждения. Сейчас он войдет в нее…
   Она напряглась, и, к ее удивлению, Мик немедленно это заметил.
   – В наш первый раз я не стану спешить, – заверил он. – Хотя мне до смерти хочется ворваться в тебя. От нетерпения схожу с ума, ангелочек. Но ты должна навсегда запомнить ту минуту, когда Мик Девлин впервые трахал тебя.
   Головка его пениса мягко ткнулась в ее лоно.
   – Знаешь ли ты, как трудно мне быть терпеливым? Ты такая тесная, ангелочек, и так готова принять меня…
   Он снова поцеловал ее, продвинувшись еще на дюйм.
   Эмили зажмурилась что было сил и почти не дышала, полностью сосредоточившись на том, что с ней происходит. Его налитая, длинная плоть раздвигала стенки ее лона. Она чувствовала, как ее тело смыкается вокруг него, как неумолимо он прокладывает себе дорогу. Когда это кончится? И где та таинственная штука, называемая оргазмом, которая непременно должна произойти с ней? Узнает ли она, когда это случится?
   Майкл Девлин едва справлялся со своей безумной похотью, чтобы дать своей партнерше все наслаждение, которого та заслуживала. Кроме того, он знал, что Эмили отплатит ему тем же. Оргазм, медленно копившийся в нем, будет монументальным. Но тут, к его величайшему недоумению, медленное, сладостное продвижение было остановлено. Сначала он подумал, что это только кажется, но нет! Он не ошибся!
   – Иисусе! Ты девственница? – ахнул он, глядя на лежавшую с закрытыми глазами Эмили. – Немедленно открой глаза, коварная маленькая ведьма, и скажи всю правду! Ты девственница, верно?
   Эмили упорно не открывала глаз.
   – Д-да, – прошептала она.
   – О Господи, ангелочек, но я не могу остановиться. Прости меня, – выдохнул он и, не успела она вздохнуть, мощным выпадом прорвал тонкую преграду.
   Эмили взвизгнула.
   – Ты делаешь мне больно! – всхлипнула она. Почему никто не предупредил ее о боли?! Неужели так будет всегда? Значит, ее книги бесполезны?!
   – Лежи смирно, – велел он. – Сейчас боль утихнет. Чертова дурочка, ты должна была меня предупредить!
   Вопреки сердитым увещеваниям его ладонь нежно гладила ее лицо.
   – Если бы я сказала, ты бы ушел, – охнула она.
   – Возможно, – согласился он.
   – По-моему, сейчас не время это обсуждать, – пробормотала она почти с сожалением.
   – Ты права, ангелочек, не время, – кивнул он и снова стал целовать ее, мягко и нежно.
   Боль действительно исчезла почти так же быстро, как появилась. Ресницы Эмили вновь опустились, и она позволила себе окунуться в мир ощущений. Теперь ее тело с готовностью принимало его плоть. Он шепотом объяснял, что ей следует делать, и она с готовностью следовала его наставлениям. Ее ноги обвили его торс, и он скользнул в нее еще глубже. Эмили задохнулась от наслаждения.
   – О да! – услышала она собственный голос, и он тихо рассмеялся. Они легко нашли нужный ритм, и Эмили была на седьмом небе от восторга.
   – Прости, – простонал он, – я сейчас кончу.
   И она почувствовала, как теплый поток излился в ее лоно. Эмили вздохнула от удовольствия.
   – Могу я получить еще, сэр? – спросила она.
   Майкл, тяжело дыша, отодвинулся. Он только сейчас поимел первую девственницу, начиная со своих пятнадцати лет, поскольку вовсе не был убежден, что его тогдашняя молодая подружка Морин Даффи была невинна. А вот Эмили Шански, несомненно, сохранила девственность до тридцати одного года. Ее тугая маленькая перегородка разлетелась под настойчивым натиском его плоти; его оросила ее теплая кровь.
   Опустив глаза, он увидел следы этой крови на своем «дружке», на ее бедрах, на простыне.
   – Этого больше не случится, – сурово объявил он, хотя знал, что лжет самому себе. Ему все равно, что убедило ее сделать ему столь драгоценный подарок, и он почему-то был безрассудно счастлив. И хотел большего.
   Эмили приподнялась на локте и заглянула в его разгоряченное лицо:
   – Девлин, давай начистоту. Если ты не будешь продолжать свои наставления в искусстве страсти, я не смогу написать чертову эротическую книгу, которую требует от меня Мартин. Теперь понимаешь нашу проблему? И ты мой редактор, верно? Ты обязан мне помочь. Это, в конце концов, твоя работа. Я не намереваюсь спускать свою карьеру в унитаз только потому, что Джей-Пи Вудз никак не может смириться с тем, что семь лет назад ты отказался ее обслужить.
   – Господи! Да ты намеренно соблазнила меня! – расхохотался Девлин. – А я-то думал, ангелочек, что все обстоит наоборот!
   – Ты прав, – призналась Эмили. – И теперь, когда мы отделались от моей осточертевшей девственности, ты научишь меня всему, что нужно знать для написания самого эротического и чувственного романа на свете. Кстати, Девлин, твоя карьера тоже на кону. Как и моя!
   Мик невольно ухмыльнулся. Подумать только, он считал ее чопорной маленькой мисс и воображал, что ему придется немало потрудиться, чтобы добиться от нее результата, которого требовал «Стратфорд». Но Эмили Шански сумела одурачить его, и он честно признавался, что восхищается ею за это. Ничего не скажешь, она умеет бороться!
   – Прежде всего, женщина, мне необходим завтрак, чтобы восстановить силы, – объявил он. – А потом объяснишь, где раздобыть презервативы. В аптеке? В торговом центре? И тебе лучше взять у доктора Сэма рецепт на противозачаточные таблетки. Ты ведь ничего не принимаешь, маленькая негодная лгунья!
   – Зачем мне таблетки, если до сегодняшнего дня я ни разу не занималась сексом? – ухмыльнулась она.
   – Я бы отшлепал тебя, если бы не подозревал, что тебе это понравится.
   – Значит, Девлин, мы все-таки будем любовниками? – мягко спросила Эмили.
   – Мы уже любовники, ангелочек. Но этого не следовало делать, как ты сама понимаешь, – покачал головой Майкл.
   – Ты сказал, что, едва увидев, уже хотел меня, – напомнила она.
   – Хотел, но это еще ничего не значит, – парировал он. – О, я знаю о своей репутации: Девлин – ирландский Казанова. Но я никогда раньше не спал со своими авторами. Знаешь, как говорится, не стоит смешивать бизнес с удовольствием.
   – Как насчет «Сплошная работа и никаких развлечений лишают человека всяческой радости»? – поддела она.
   – Я отсылаю тебя в душ, – велел он.
   – Единственный душ в доме – в твоей ванной. – Мило улыбнулась она. – Идешь со мной?
   Девлин пораженно качнул головой:
   – Иисусе! Какого демона я выпустил на свободу!
   – Ой! – охнула Эмили, выбираясь из спутанных простыней. – У меня все болит! Ты эксперт, поэтому скажи, скоро это пройдет?
   – Посмотрим, как будешь чувствовать себя после душа, – решил он.
   Эмили кивнула и направилась в ванную. Вскоре послышался шум воды.
   Но Мик снова и снова спрашивал себя, что он наделал. Это чистое безумие! Что, если она влюбится в него? Какой кошмар тогда начнется! Но что, если он влюбится в нее?
   И тут он был вынужден признать, что уже влюблен. А ведь они знакомы меньше недели, и все же во время первой встречи он уже знал, на каком-то глубинном уровне, что Эмили Шански – та женщина, которую он ждал всю свою жизнь.
   И он вожделел ее. Господи, как вожделел! Стоило лишь подумать о ней, как его плоть твердела! Как подобное волшебство могло произойти с Майклом Девлином, пожирателем женщин, жившим под девизом «Любовь на моих условиях и скорое расставание»? Он не заслуживает такой девушки, как Эмили Шански, и, пожалуй, следует сдержать чувства шестнадцатилетнего юнца, так и буйствующие в теле сорокалетнего мужчины!
   Их связь будет продолжаться на строго деловой основе. Останется их личным делом. Другим все знать не обязательно. Он обучит ее страсти, и этой науки окажется вполне достаточно для того, чтобы написать требуемую издательством книгу, но на этом – все! Когда должна выйти книга? В конце декабря?
   И тут Майкл Девлин решил, что им предстоят восхитительные совместные лето и осень. Ну а потом он скажет Мартину Стратфорду, что возвращается в Лондон. Его приглашает крупное издательство «Рэндом хаус». Пусть Джей-Пи Вудз станет главой «Стратфорда». Эрон Фишер позаботится, чтобы Эмили получила выгодный контракт в любом издательстве.
   Эмили вышла из ванной, завернутая в полотенце.
   – Твоя очередь, – сообщила она.
   Когда он, приняв душ, появился в спальне, она уже была в джинсах и желтой майке и держала в руках лифчик и трусики.
   – Пойду положу это, и встретимся на кухне, – улыбнулась она, выходя из комнаты и оглядываясь на ходу.
   Мик кивнул, чувствуя, как наливается жаром его тело под ее восхищенным взглядом.
   «Возьми себя в руки, Девлин», – безмолвно велел он. Сначала еда, а потом он уложит Эмили в постель на весь остаток дня.
   Мик натянул джинсы, слегка поморщившись, потому что налезали они с трудом и едва застегивались.
   С утра он спустился на кухню босиком, привыкнув ходить так у себя дома. Эмили и не подумала возражать, поэтому он и на этот раз не позаботился сунуть ноги в туфли.
   Эмили уже жарила яйца.
   – Судя по выражению твоих глаз, – лукаво заметила она, – нам понадобится много сил. Лишний протеин не повредит.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное